ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

НЕЗАВИСИМОСТЬ И ПЕРЕЖИТОЕ. Техногенные угрозы Украины

Posted by operkor на 23 сентября, 2013

11В День Независимости по традиции будут подводиться итоги. Мы тоже решили внести свою лепту в размышления о том, как были прожиты эти 22 года, и совершенно искренне собирались начать с глобального. Но… Трудно говорить о геополитике в стране, где в течение одной недели заблудился поезд, сгорел самолет с курами, застряли вагончики канатной дороги, а в жилом доме вновь взорвался газ. Поэтому первая статья цикла будет посвящена угрозам. Техногенным. Как мы с ними боролись и почему повторяли старые ошибки…

 Последняя неделя выдалась как в фильме катастроф. Были комичные ситуации, трагикомичные и совсем невеселые. 7 августа поезд №120, следовавший по направлению Львов–Запорожье, ошибочно свернул на Днепропетровск. При этом пассажирам отказались оплачивать трансфер в Запорожье – люди добирались своим ходом и за свой счет.

 Если бы не финансовый аспект, это можно было бы назвать курьезом. Но трудно представить, каким бы кровавым месивом закончился «курьез», если бы на встречу заблудившемуся поезду двинулся другой, плановый состав.

 На следующий день произошло новое ЧП, но уже с жертвами. Правда, жертвами оказались… птицы домашние. Точнее, куры. Несчастных катали чартерным рейсом на древнем самолете Ан-12. По неизвестным причинам, он вспыхнул в аэропорту Лейпцига, откуда должен был вылететь в Минеральные Воды. Пожар тушили около 60 человек и 15 пожарных автомобилей, самолет сгорел полностью. В результате инцидента около часа аэропорт был частично закрыт. Владельцы самолета АО «Авиакомпания Украина – Аэроальянс» ситуацию не комментируют. Но есть большое подозрение, что старая рухлядь просто отлетала свое.

 Точно так же износилась и канатная дорога в Крыму, на Ай-Петри, где вчера днем застряли две кабинки на высоте 50 и 130 метров с 75 пассажирами. Только через два часа после аварии спасателям удалось добраться до кабинки, которая остановилась ближе к земле. До ночи людей спускали на землю спасатели МЧС, работники милиции, врачи и добровольцы.

 Представьте, что пережили курортники, а, главное, дети, оказавшись заблокированными на много часов в плотно набитой людьми кабинке на высоте птичьего полета: без воды и еды, без возможности справить нужду и на 40-градусной жаре. И после всего этого – спуск на веревке через кроны сосен, за которые цепляются эвакуируемые. При этом позитивным фактором свидетели называют отсутствие паники. Некоторые весельчаки вообще восприняли ситуацию как бесплатный экстрим-аттракцион.

 Эпопея на Ай-Петри отодвинула на второй план две другие аварии: гораздо более трагичные по количеству жертв и масштабные с точки зрения долгосрочных последствий. Это очередной взрыв газа в Луганске и утечка аммиака на «Стироле».

 В результате взрыва газа в жилом многоэтажном доме в Луганске, по ул. Шевченко, 4, погибло двое, а шестеро, в том числе двое деток, тяжело травмированы. Частично разрушены три трехкомнатные квартиры. Авария на «Стироле» унесла шесть жизней, 25 человек оказались в больнице.

 Что общего между упомянутыми инцидентами? То, что и самолет, и канатная дорога, и химическое производство – это мощности еще советской эпохи, которые мы «донашиваем», как старую ветхую одежду.

 В этой связи о чем стоит не забывать, так это о наследстве, которое Украина получила с распадом Советского Союза. Помимо интеллектуального потенциала и промышленной базы, о чем любят говорить левые, пустых полок и отсутствия опыта государственного управления, на что сетуют правые, нам достались почти 17 млрд. куб. м разнообразных отходов, под хранение которых отведено 53 тыс. га земельных угодий. Эта цифра была названа только спустя 8 лет после обретения независимости – в 2000 году, когда по распоряжению тогдашнего президента Леонида Кучмы в стране провели паспортизацию экологически опасных объектов и захоронений.

 Поэтому не удивительно, что европейцы с хищным интересом присматриваются к нашим могильникам: нельзя ли пристроить туда еще и свои отходы. Территория большая, опасного мусора на ней много. Плюс-минус пару тысяч тонн – можно и не заметить.

 К этому добавляется с каждым годом стареющая инфраструктура – мосты, дороги, трубопроводы и проч. Кое-что мы построили новое (в основном к Евро-2012). Периодически ремонтируем старое. Но вот незадача – если в Германии кладут асфальт, то первый ямочный ремонт начинают делать лет через пять. А то и вовсе не делают. Потому как необходимости нет. А у нас уже живо ремонтируют трассы, построенные к Евро-2012. Что, в общем-то, легко объяснить: чем больше ремонта, тем больше откатов. Колоссальные бюджетные деньги, закатанные в асфальт, привычно расползаются по карманам ответственных лиц. Но интересно даже не это (в смысле коррупционной составляющей).

 Помимо утилизационного наследства Советского Союза и обветшалой в силу возраста и некачественного ухода инфраструктуры, у нас огромное количество техногенных неприятностей разного масштаба, созданных собственными силами уже в эпоху независимости. Их можно условно разделить на одноразовые (вроде сгоревшего самолета с птицей или утечки вредных веществ) и системные, которые преследуют нас по жизни и будут преследовать, возможно, вечно. Начнем с рейтинга последних.

Безусловно, первое место в перечне системных катастроф занимает авария на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Формально – это наследие Советского Союза, но по сути, разгребать ее последствия пришлось главным образом независимой Украине.

 Трудно подсчитать, сколько денег было угрохано на все мероприятия, связанные с ликвидацией аварии на Чернобыле. Называлась цифра в $150 млрд. за 30 лет. Допускаю, что она соответствует действительности. Если учесть не только работы по строительству и реконструкции саркофага, остановке АЭС, обеззараживанию территории, поддержанию порядка и охране зоны отчуждения, но и так называемый социальный фактор.

 Больше двух миллионов человек имеют статус чернобыльцев. Из них 243,5 тыс. чел. – непосредственно ликвидаторы, 117 тыс. чел. – инвалиды вследствие Чернобыльской катастрофы, 1,9 млн. чел. – граждане, относящиеся к потерпевшим от этой катастрофы.

 До сих пор на больших территориях, расположенных далеко от Чернобыля, люди получают так называемые «чернобыльские», непонятно, с какой стати. Один мой приятель бизнесмен попытался открыть в такой зоне предприятие по переработке торфа. Если коротко – пришлось через год закрыть, ибо местные жители работать не хотят – они привыкли жить на «чернобыльские» и тихо спиваться. А закарпатских вуек возить дорого. К тому же они постоянно норовят найти шабашку и свалить с рабочего места в рабочее же время. Между прочим, в Японии нет такого понятия, как «ликвидатор аварии на Фукусиме». И жители пострадавших территорий никаких пожизненных привилегий не получили. Это к вопросу о щедрости нашего законодательства.

 На второе место в ряду перманентных техногенных угроз я, как ни странно это покажется многим, поставила бы проблемы Солотвино. Вот уж хрестоматийный пример рукотворной беды по собственной глупости. Известный солевой рудник и не менее знаменитый курорт превратился в бомбу замедленного действия. Из-за того, что ввиду многих факторов, главным из которых местные власти называют отсутствие финансирования, а эксперты – долбоебство местных жителей, под землю могут уйти целые дома, многоэтажки и даже населенные пункты.

 Уже затоплены уникальные оздоровительные комплексы. Разрушено все, что можно было использовать для создания уникального международного курорта. И знаете, почему? Потому что хитрые вуйки стали рыть соляные бассейны в своих дворах. Причем понимают же дети Закарпатья, что это равносильно подпиливанию ветки, на которой они сидят, но все равно не могут удержаться от сиюминутной прибыли. Самое потрясающее зрелище – это когда тетка, построившая шикарный дом для туристов, начинает рыдать в телевизор, глядя, как ее архитектурный шедевр медленно, но уверенно сползает под землю. И

 Проблема в том, что, прокапывая глубокие подземные норы, люди постепенно разрушают территорию, на которой живут. Понятно, что у них нет другого способа заработка. И если Солотвино губит жадность, то депрессивные шахтерские регионы – безысходность при этом все равно заказывает вырыть еще один бассейн. Чтобы собрать в сезон больше денег.

Третья перманентная техногенная беда Украины – это копанки. Вообще, угольная промышленность, о которой мы поговорим в отдельной публикации, пожалуй, самая большая системная проблема в украинской экономике. Причем, увы, почти неразрешимая. А копанки – это как одно из проявлений болезни, бороться с которой так же тяжело, как с опоясывающим лишаем. Только на Донбассе, по полуофициальным данным, 6 тыс. копанок. Не считая Луганской области, и покинутых шахт Западной Украины.

 Проблема в том, что, прокапывая глубокие подземные норы, люди постепенно разрушают территорию, на которой живут. Понятно, что у них нет другого способа заработка. И если Солотвино губит жадность, то депрессивные шахтерские регионы – безысходность. Но факт остается фактом: кое-где уже опасно ходить, потому что можно провалиться под землю. Во многих поселках от дома к дому пробираются бочком, чтобы не слететь в яму. По прогнозам специалистов, если тенденцию не остановить, лет через десять целые “разрытые районы” начнут массово проваливаться под землю вместе с людьми, домами, электропроводами и прочей инфраструктурой. И вот тогда может начаться настоящая техногенная катастрофа в масштабах нескольких регионов.

 Продолжать описывать техногенные проблемы и угрозы перманентного характера можно еще долго, но, отметив основные из них, перейдем к неприятностям, так сказать, стихийного плана.

 Здесь на первое место я бы поставила взрывы в Новобогдановке. Хотя обошлось без прямых жертв, событие это, прямо скажем, знаковое, ибо стало ярким напоминанием о милитаристском наследстве СССР, которое мы благополучно продали, разворовали и угробили. Напомню, что в августе 2006 года жители села Новобогдановка Запорожской области услышали звуки взрывов. На расположенных в двух с половиной километрах от села складах 275-й базы хранения артиллерийских боеприпасов начали взрываться снаряды. Огонь охватил площадь около трех гектаров. Из Новобогдановки срочно эвакуировали 1,5 тыс. человек. Пожар погасили лишь через трое суток.

 Далее стоит отметить разлив фосфора на Львовщине в июне 2007 года. Тогда возле села Ожидов во Львовской области перевернулись 15 цистерн с желтым фосфором, следовавших из Казахстана в Польшу. Часть из них загорелись, ядовитые пары стали распространяться на многие километры. В больницу из-за отравления парами фосфора попало более 160 местных жителей. Почти все они выздоровели, но непоправимый урон нанесен природе. До сих пор в тех местах стоят «странные» леса, а почва неприятно удивляет экспертов.

 Третью позицию занимают взрывы газа. Если судить по количеству жертв, они, безусловно, намного более трагичны, чем фосфор и снаряды. Но, как бы цинично это ни звучало, техногенность катастрофы не всегда измеряется забранными жизнями. И в этом плане взрывы газа – это то, что регулярно происходит не только в Украине, но и в других странах мира. Другое дело, что ввиду обветшалой инфраструктуры и человеческого дебилизма, у нас нередко не предотвращают то, что еще можно было бы предотвратить.

Вообще, в этой категории самый страшный пример – взрыв газа в Днепропетровске в октябре 2007 года. Был частично разрушен целый жилой дом, погибли 23 человека. Потерпевшими в результате аварии признаны 430 человек. Днепропетровская прокуратура считает, что причиной взрыва стало нарушение правил техники безопасности сотрудниками местного предприятия – АО «Днепрогаз». Следствие и суд по этому делу продолжались несколько лет. Но серьезного наказания никто не получил.

 Незадолго до этого, в мае 2007 года, в Ужгороде взорвался магистральный газопровод. В результате 50 тысяч человек остались без газа, хлеба, воды и света, а на железной дороге встали электрички. По некоторым данным, причиной ЧП стала… зажженная спичка. Рабочие «случайно продырявили» газовую магистраль и сели покурить. В результате аварии тяжело пострадали три человека.

 За год до описанных событий в Луганске произошла серия взрывов. Первый прогремел 2 февраля 2006 года в помещении фирмы «Промсвязьмонтаж»: погибла 1 сотрудница фирмы, 7 человек госпитализировано. Второй взрыв произошел в ночь со 2 на 3 февраля в доме по ул. Коммунальной – погибло 4 человека, многие были ранены. Позже скончались еще двое пострадавших. Причиной взрывов стало повреждение газопровода среднего давления из-за промерзания грунта, вследствие чего газ через грунт проник в подвалы домов.

 В 2008 году сильный взрыв обрушил два подъезда жилого дома в Евпатории. Погибло 27 человек. По официальной версии следствия в подвале дома хранились баллоны с газом, кислородом и горюче-смазочные материалы. И они взорвались. Есть неофициальная версия – что одну из квартир арендовали чеченские террористы и у них взорвалась бомба. Но существует и третий, экспертный, взгляд на случившееся. Газ. Снова газ, который подкрался к горючим веществам и привел к трагедии.

 И до и после описываемых тут событий в Украине взрывались дома, горели квартиры и разваливались подъезды. Большей частью это происходило по вине жильцов, которые врезали самодельные котлы в газовые сети, забывали закрутить конфорку или придумывали столь “травматичный” для окружающих способ самоубийства. Но нередко причиной взрывов становились прогнившие трубы, разгильдяйство жэковских работников и наш славянский менталитет, точно переданный пословицей: “Пока гром не грянет, мужик не перекрестится”. Увы, но газификация страны имеет обратную сторону медали. Это жертвы разного рода неприятностей с голубым огоньком.

 Наводнения – еще одна техногенная угроза в Украине. За время независимости страну капитально затапливало около десяти раз. Самым крупным до сих пор считается наводнение на Западной Украине (Винницкая, Закарпатская, Ивано-Франковская, Львовская, Тернопольская и Черновицкая области) в июле 2008 года.

 

 Считается, что оно было (цитирую) «спровоцировано обильными ливневыми дождями», разрушило тысячи строений и значительную часть транспортной инфраструктуры – мосты, дороги, железнодорожное полотно. По разным причинам (утопление, электротравмы и др.) погибло более 30 человек. Однако экологи в качестве возможной причины называют бесконтрольную вырубку лесов в Закарпатье и на Западной Украине, которая изменила всю экосистему этих территорий.

 В нынешнем году произошли, как минимум, два события, которые свидетельствуют о безнадежной «усталости» устаревшей промышленной инфраструктуры. 29 марта 2013 года из-за возгорания угольной пыли в перетирающем оборудовании произошел крупный пожар второго блока Углегорской ТЭС. Один человек погиб, еще пятеро пострадали. В результате ЧП были полностью уничтожены четыре энергоблока. Пожар привел к приостановке теплоснабжения и горячей воды в Светлодарске. Несмотря на скептицизм аналитиков, в Министерстве энергетики и угольной промышленности говорят, что введут восстановленные после капитального ремонта энергоблоки в эксплуатацию с 1 декабря 2013 года до 1 марта 2014 года.

 К крупнейшим авариям последнего двадцатилетия можно отнести и самое свежее из техногенных происшествий – уже упомянутый выброс аммиака 6 августа сего года на «Стироле». В данном случае количество жертв – не показатель масштабности аварии. Под вопросом состояние трубопровода и перспективы химической отрасли в целом. Если подтвердится первоначальная версия – об износе металла, размышления на тему, как избежать дальнейших техногенных неприятностей, станут жизненно важными. Ибо, если не будет найден ответ на вопрос, что делать дальше, основным занятием для страны станет ликвидация очередных аварий.

Галина Акимова

Источник: Версии

http://versii.com

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: