ГЕНДИРЕКТОР ДОНЕЦКОГО АГРОХОЛДИНГА Юрий Акневский: Вступление в ВТО — это катастрофа для животноводства

1«Бахмутский аграрный союз» называют одним из наиболее закрытых агрохолдингов Украины. Несмотря на огромные объемы производства, солидный земельный банк и более чем 94-тысячное поголовье свиней, о нем практически нет информации, а его генеральный директор очень редко общается с представителями СМИ.

Однако для Национального агропортала Latifundist.com Юрий Акневский все-таки сделал исключение. В своей беседе с нашим корреспондентом он раскрыл секреты успешного ведения животноводческого бизнеса, раскритиковал пересмотр фиксированного сельхозналога и спецрежимов по НДС для сельхозтоваропроизводителей, а также рассказал о том, какое хобби уже много лет украшает его жизнь.

Latifundist.com: Юрий Петрович, что привело Вас в аграрную сферу? Как Вы начинали?

Юрий Акневский: Так сложилось, что в нашей семье никто не был связан с аграрной сферой. Я первый человек, который пошел именно в сельское хозяйство. Я родился и до 18 лет жил в Артемовске Донецкой области, сейчас там же живут мои родители. Я с золотой медалью закончил школу №7, а потом, на семейном совете, для меня была выбрана специальность ветеринария. На тот момент ближайшие ветеринарные факультеты были в Харькове и в Ростовской области. Собственно в последний, а именно Донской сельскохозяйственный институт, я поступил, и с отличием окончил его 1986 году. Далее, по распределению попал в одно из крупнейших хозяйств Нечерноземья. Так, я начал работать в Белгородской области, в «Колхозе им. ХХІ партсъезда».

В 1988 году, после службы в армии, работал в совхозе-комбинате «Углегорском» в Донецкой области. Собственно, с того момента я начал заниматься промышленным свиноводством и занимаюсь им до сих пор – а это, без малого, почти 25 лет. Я начинал работать ветеринарным врачом цеха откорма и уже в 1996 году стал генеральным директором этого предприятия. Тогда же я стал генеральным директором производственного объединения «Донецкживпром».

Latifundist.com: Это были смутные времена для ведения аграрного бизнеса, не так ли?

Юрий Акневский: Кризисные явления в отрасли были, начиная с 1994 года. Вся система была в центробежном состоянии – от центра в разбрасывание. Ведь АПК в тот период проходило ломку жесткими рыночными условиями. Рынка, как такового, не существовало, а государственные предприятия были брошены на выживание.

2 

К сожалению, предприятие, которое я возглавлял, подверглось всем тем негативам, которым подвергались крупные госпредприятия на тот момент. Мои усилия успехом не увенчались – предприятие не удалось сохранить. После моего ухода с поста директора буквально через 3 месяца предприятие фактически похоронили – от него не осталось ничего. А хуже всего, что совхоз был градообразующим для поселка Новолуганское и 1050 человек одновременно потеряли работу – жизнь в поселке остановилась. Представляете, тогда, в момент наибольшего упадка, четырехкомнатная квартира в поселке стоила всего 300 долларов.

Latifundist.com: Что Вы чувствовали в тот момент?

Юрий Акневский: Об этом тяжело вспоминать. Я очень сильно переживал за предприятие. Оно было уничтожено и разрушено варварским способом – на нем даже охраны не осталось. Для меня стало целью возродить былую мощь предприятия, но сделать это намного лучше, чем было. На тот момент я был уже состоявшимся профессионалом и хорошо знал эту сферу. Я хотел реализовать свою давнюю идею интеграции, которая не осуществлялась из-за сложности финансово-экономической ситуации. Составил ряд бизнес-планов и бизнес-проектов, однако они никому не были, по сути, нужны.

Latifundist.com: Что стало «отправной точкой» в начале Вашего бизнеса?

Юрий Акневский: В 1996 году я познакомился с людьми, которые уже в скором будущем стали моими партнерами. Мы вместе начали воплощать мои идеи в жизнь — в августе 1997 года зарегистрировали предприятие, а 15 октября завезли на приобретенную племенную ферму первых свиней. В апреле-мае 1998 года у нас начались первые опоросы. С этого момента, можно считать, стартовал наш бизнес. Я сам формировал команду – взял тех специалистов, которых хорошо знал по прежней работе. Сначала нас было трое, потом пятеро, потом все больше и больше. На сегодня в целом в холдинге у нас работает порядка 2500 человек.

Latifundist.com: На какие направления, кроме свиноводства, была сделана ставка?

Юрий Акневский: До 2001 года мы занимались исключительно свиноводством. Первоначальное поголовье мы завезли из Дании. Ежегодно, в течении 11 лет, мы завозили порядка 30 хряков и 300 свиноматок, далее, мы взяли украинскую белую породу и путем поглотительного скрещивания занялись выведением собственного внутрипородного типа, который был аттестован нами 3 года назад. Кроме того, мы начали создавать интеграционные цепи – приобрели «Артемовский межколхозный комбикормовый завод» с элеватором мощностью на 18 тыс. тонн, который до этого 3 года стоял без работы.

Полностью модернизировали завод – просто выбросили все и поставили новое оборудование. Плюс к этому, в 2010 году купили дополнительное оборудование и увеличили элеваторные мощности до 25 тыс. тонн. В 2003 году мы купили два крупных растениеводческих предприятия – и сейчас мы обрабатываем около 13 тыс. га пашни. Чуть позже купили птицефабрику бройлерного направления. Параллельно я начал проводить переговоры о покупке мясоперерабатывающего комбината. В 2004 году мы приобрели «Горловский мясокомбинат», и этим, фактически, завершили намеченный цикл вертикальной интеграции.

Latifundist.com: Как появилось название «Бахмутский аграрный союз»?

Юрий Акневский: Название предприятия придумал я. Бахмут – это дореволюционное название города Артемовск, в котором я родился. Оно появилось от названия речки Бахмутки. А союз – это знак объединения наших усилий вместе с партнерами. Тогда, в 1997 году, холдингами большие предприятия еще никто не называл.

Latifundist.com: Ваш холдинг называют одним из самых закрытых в Украине – о нем очень мало информации. Почему так?

Юрий Акневский: Знаете, мы не занимаемся самопиаром и я к этим вещам отношусь негативно. Были очень крупные агропромышленные предприятия, которые много говорили о том, что они самые лучшие, но сама жизнь расставила все точки над «і». Есть такие горе-бизнесмены, которые считают себя миллиардерами, имея миллиард долгов. Я же предпочитаю делать, а не пиариться.

Latifundist.com: Какие проекты по модернизации и развитию мощностей будут реализованы в ближайшее время?

Юрий Акневский: Последние 2-3 года мы вкладывали инвестиции в основном в растениеводство – в развитие элеватора, в развитие свиноводства, в частности нескольких зданий цеха откорма. В мясопереработку за 2011-2012 гг. мы инвестировали около 120 млн грн.

В ближайшее время мы планируем увеличить количество земли в обороте, потому что в связи с природными катаклизмами и ухудшением природно-климатических условий, растениеводство больно бьет по экономике предприятия. Так, разница в валовом сборе зерна между 2011 и 2012 годом у нас составила минус 8 тыс. тонн. Потому нам пришлось докупать это количество на рынке, в неблагоприятный для этого момент.

Latifundist.com: С какими наибольшими сложностями Вы сталкиваетесь в ведении бизнеса?

Юрий Акневский: Наибольшая проблема – в непредсказуемости нормативно-правовой базы, в которой ты ведешь бизнес. За последние 7 лет я не помню года, когда бы она не изменялась, причем далеко не в лучшую для АПК сторону. Более того, она иногда меняется и задним числом. Количество бухгалтеров и аудиторов просто зашкаливает, – они тонут в сонме бумаг и разных вводных, которые приходят. Мне, как бизнесмену, важно понимать окупаемость инвестиций и финансирования, а банку нужно предоставить четкий бизнес-план. Однако о каком бизнес-плане может идти речь, когда мы даже не знаем, какая будет система налогообложения?

Банковские кредиты довольно дорогие и инвестиционными эти ставки считать нельзя. Потому мы развиваемся постепенно – на шаг EBITDA, – сколько мы ее генерируем, столько же и вкладываем в развитие. Поскольку внешнеэкономическая и внутриэкономическая ситуации оставляют желать лучшего, то и темпы развития не такие активные, как хотелось бы.

3Latifundist.com: Сейчас много говорят о налоговых изменениях в аграрном бизнесе. Как это отразиться на животноводстве?

Юрий Акневский: Законодательно фиксированный сельхозналог не имеет срока действия. Что касается животноводческих предприятий, то основная их масса итак находится на грани рентабельности. Если взять выращивание КРС на мясо, то это вообще системно убыточный бизнес: рентабельность тут минус 30-40%. Молочно-товарное производство – низко рентабельное – порядка 70% чистого дохода тут будет сформировано за счет перерасчета дотаций со стороны переработчика. Сейчас темпы падения поголовья КРС плюс-минус 5%. И я прогнозирую, что темпы падения будут еще выше.

Что касается свиней, то их поголовье порядка 7,8 млн. За последнее время определенный темп прироста был, однако если взять данные статистики, то свинина, низко рентабельна, а при отмене преференций будет точно системно убыточна. Это приведет к тому, что крупный бизнес, просчитав для себя перспективы, будет принимать решение о целесообразности ведения бизнеса в действующем нормативно-правовом поле. А дальше все просто. Нет бизнеса – нет и отчислений в бюджет.

Вот, например, наш холдинг в прошлом году заплатил в бюджеты всех уровней 63,1 млн грн налогов, а льгот по НДС мы использовали на 28,8 млн грн. Соотношение — очевидно! И вот возникает вопрос: является ли агропромышленный комплекс отягощающим для бюджета или наоборот – наполняет его? На основании этих цифр могу сказать однозначно – агробизнес не является отягощением, а, наоборот, – генерирует и пополняет бюджет.

Попытки изменить налогообложение ставят наш агробизнес вне конкурентного поля. Нужно думать о том, как поддержать отечественного сельхозпроизводителя, как поднять его экспортную ориентацию и конкурентоспособность на внешних рынках, а не загонять в глухой угол.

Latifundist.com: Какую роль для украинского агросектора играет вступление в ВТО?

Юрий Акневский: Вступление Украины в ВТО на тех правилах, которые сейчас действуют – это катастрофа. Агропромышленный сектор и животноводство в частности, было фактически отдано на откуп и на уничтожение. Необходимо было последовательно отстаивать все позиции, а не принимать политически конъюнктурные решения. Украина подписала документы на тех условиях, которые были выгодны странам ВТО, и абсолютно не предусмотрела никакой системы защиты внутреннего сельхозпроизводителя.

Яркий пример – в прошлом году в Украину было завезено порядка 273 тыс. тонн свинины при этом все сельскохозяйственные предприятия Украины произвели всего 305,9 тыс. тонн, таким образом, количество импорта составило более 80% от внутреннего производства. Тенденция нарастания давления импорта продолжается и в этом году: за первый квартал 2013 года свинины по импорту завезли на 12% больше, чем в первом квартале 2012 года!

Что касается ассоциации с ЕС, то, по информации СМИ, те протоколы, которые нам готовят, от нашего агросектора не оставят камня на камне. Мы ЕС нужны только как сырьевой придаток и рынок потребления и сбыта своей продукции. Однако никто не заинтересован в том, чтобы мы продавали что-то в Европу. Да, возможно, мы будем продавать сырье, но отнюдь не товары глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью.

Latifundist.com: Так сложилось, что сразу несколько больших «мясных» лидеров сосредоточены на Востоке Украины. Чем Вы можете объяснить подобную «географию»?

Юрий Акневский: Наличие сильного конкурента и крупного холдинга заставляет действовать. У некоторых из наших конкурентов больше мощности. Мы абсолютно нормально «уживаемся» – ведь конкуренты сосредоточены на продаже мяса и полуфабрикатов, а мы ориентированы в основном на сегмент колбасы и колбасных изделий.

Latifundist.com: Последнее время модно стало говорить о социальной ответственности и социальных инициативах бизнеса. Как это реализуется на примере «Бахмутского аграрного союза»?

Юрий Акневский: Это сложный вопрос. Социальной ответственностью я считаю то, что у нас на сегодня работает 2500 тыс. людей и эти люди получают конкурентную заработную плату. Они четко видят перспективы, и знают, что не потеряют завтра работу. Социально защищен тот, кто работает на эффективном предприятии – и это главная ответственность бизнеса.

Latifundist.com: Как Вы считаете, что является составляющими успеха «Бахмутского аграрного союза»? В чем его отличие от других?

Юрий Акневский: Я хочу отдать должное менеджменту. Успех в любом направлении бизнеса, в первую очередь, зависит от человека, который им занимается. Если человек целеустремленный и высокопрофессиональный с системным подходом и перспективным мышлением, то бизнес будет успешным. Кроме того, важно выбрать эффективное направление и не забывать об удаче. В нашем холдинге работает сильная конкурентоспособная команда, которую мы создавали и растили здесь – не привлекая иностранных топов. Мы способны быстро и эффективно учиться, и в этом тоже наша сила и наш успех.

Latifundist.com: Считаете ли Вы себя лидером?

Юрий Акневский: Да. Я умею четко формулировать цель и понимаю, как ее достичь. При этом, я достаточно системно подхожу ко всем вопросам. Безусловно, есть и сложности – ведь ты берешь все риски и всю ответственность на себя.

Latifundist.com: Чем Вы руководствуетесь по жизни? Есть ли у Вас кредо?

Юрий Акневский: Стараюсь настолько, насколько это возможно быть честным с самим собой и с окружающими. Мне близки те вещи, которые определены православием еще много тысячелетий до нас. Мир с тех пор мало изменился. Да, изменились люди – они стали красивее физически, но это не значит, что они стали лучше морально.

Latifundist.com: Как Вы проводите свое свободное время?

Юрий Акневский: Я очень люблю проводить время на природе, особенно гулять в лесу. Очень люблю наблюдать за поведением животных в дикой природе. У меня с друзьями есть свое охотничье хозяйство, которое несколько лет назад мы взяли под свою опеку. Сельхозугодья на тот момент были в ужасном состоянии – браконьеры уничтожили практически все. Теперь мы активно занимаемся восстановлением популяции пятнистого оленя, а также охраняем косулю и дикого кабана.

4Latifundist.com: Я вижу у Вас в кабинете большую коллекцию свинок. Это Ваше хобби?

Юрий Акневский: Можно сказать и так. В моем кабинете только небольшая часть коллекции, много их стоит у меня дома и на предприятии. Первую фарфоровую свинку я привез как сувенир из Дании в 1997 году. Далее мы с супругой покупали свинок всех форм, цветов и размеров в наших поездках. Потом, мои друзья и партнеры, узнав о пристрастии, стали дарить мне все новые и новые экземпляры. Сколько у меня сувенирных свинок я не считал, однако их точно меньше, чем поголовье свиней «Бахмутского аграрного союза», так что коллекции еще есть, куда расти.

Latifundist.com: Благодарю Вас за содержательное интервью.

Ирина Глотова,

Национальный агропортал Latifundist.com

http://latifundist.com

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: