ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ДИРЕКТОР СЕМЕННОЙ АССОЦИАЦИИ Валерий Хаджиматов: Головная боль Украины — экспорт семян

Posted by operkor на 9 октября, 2013

3О проблемах и перспективах украинского семеноводства, ситуации с продукцией ГМО и законодательной базой отрасли в эксклюзивном интервью Национальному агропорталу Latifundist.com рассказал исполнительный директор Семенной ассоциации Украины Валерий Хаджиматов.

Latifundist.com: Какие последствия для рынка будет иметь внесение изменений в действующий закон «О семенах и посадочном материале», подготовленный Минагропродом и Госсельхозинспекцией?

Валерий Хаджиматов: Изначально разработанные изменения адаптировали украинское семеноводческое законодательство к европейским стандартам. Однако сейчас документ на согласовании с центральными органами исполнительной власти, и я не уверен, что все позитивные для рынка изменения сохранятся.

Latifundist.com: Какой, на Ваш взгляд, должна быть идеология этого документа на выходе?

Валерий Хаджиматов: Внедрение европейских принципов в систему органов сертификации семян, то есть предоставление этого права всем участникам, а не кому-то одному. Это одно из кардинальных законодательных изменений.  И все компании (независимо от форм собственности), желающие проводить сертификацию семян, должны были пройти аккредитацию, а их специалисты — пройти аттестацию и получить свидетельства для проведения работ по определению сортовых или посевных качеств семян. И только после этого можно работать как абсолютно независимая организация.

То есть в предложенном законопроекте функция по сертификации семян забиралась у Государственной инспекции сельского хозяйства и передавалась более широкому кругу компаний. И это было бы правильно, потому что на сегодняшний день эта инспекция самостоятельно сертифицирует и проверяет себя и производителей. И в конечном итоге мы не знаем, кто же виноват в том, что нет нужного качества семян.

Latifundist.com: А какой из госорганов сейчас больше всего стремится дописать в законопроект нормы, стимулирующие нормальное развитие семенного рынка?

Валерий Хаджиматов: Если читать официальный проект, размещенный на сайте Минагропрода, то это — Министерство аграрной политики и продовольствия.

Latifundist.com: По каким пунктам законопроекта Ваша позиция принципиально отличается от позиции Минагропрода?

Валерий Хаджиматов: Повторюсь, что участников рынка удовлетворяет представленный на сайте Минагропрода законопроект, за исключением пункта о введении саморегулирующей организации вместо Госсельхозинспекции. Сейчас не время ее создавать и тем более — передавать все контролирующие функции нынешней Госсельхозинспекции. Ассоциация и производители семян не против, чтобы частный бизнес занимался сертификацией, но такое право должны получить все, а не кто-то один

Latifundist.com: В чем Вы видите риск от такой передачи функций?

Валерий Хаджиматов: Эта саморегулирующая организация получит часть функций Государственной инспекции сельского хозяйства, например, по сертификации, аттестации и ведению единого реестра. Риск в том, что одна частная компания получит огромные механизмы контроля над всеми участниками рынка. Но по своей сути саморегулирующая организация ― это общественный орган, а в данном случае его наделят функциями инспекции.

Авторы документа говорят, что это опыт европейских стан. Но это не совсем так. Ведь там она создана для баланса рынка и обеспечивает экономию денег бюджета, в частности, за счет уменьшения количества проверяющих инспекторов. Во Франции, например, только 70 инспекторов, а у нас более 1100.

Ассоциация и производители семян не возражают против того, чтобы частный бизнес занимался сертификацией, но такое право должны получить все, а не кто-то один. Кроме того, введение саморегулирующих организаций в Украине требует ликвидации законодательных пробелов. Ведь сейчас их деятельность украинским законодательством не регламентируется.

Latifundist.com: Если депутаты примут законопроект с одной саморегулирующей организацией, чего ожидать рынку?

Валерий Хаджиматов: Эта организация будет практически неограниченно вмешиваться в бизнес-процессы, а все участники должны вступить в нее. Потому что в законопроекте записано: если компания не является участником, то она фактически не может заниматься семеноводством.

Latifundist.com: То есть это будет способом выкачивания денег?

Валерий Хаджиматов: Вы сами все понимаете.

Latifundist.com: Видите ли компромиссный вариант в этом вопросе? Какой?

Валерий Хаджиматов: Компромиссный вариант ― это разрешение заниматься сертификацией семян всем желающим компаниям независимо от форм собственности при условии выполнения ими ряда требований. Почему это важно? Потому что, если это не будет сделано, Украина создаст себе головную боль для дальнейшего экспорта семян в ЕС. Если мы не хотим продавать свои семена в Европу, тогда давайте создавать сами себе проблемы, но только потом не надо кричать, что нас Европа не пускает с нашими товарами.

Latifundist.com: Анализируя этот законопроект, украинские ученые предупреждают, что он несет риск ослабления контроля по ввозу в Украину посевного материала, и это, соответственно, может закончиться засильем различных болезней на украинских полях.

Валерий Хаджиматов: Контроль за импортом семян намного более жесткий, чем при их экспорте. Из закона этого никто не убирал. Единственное, что велись переговоры относительно неподачи международного сертификата качества (и оставить только фитосанитарный) при растаможивании семян.

Latifundist.com: Сколько сегодня составляет экспорт семян из Украины?

Валерий Хаджиматов: Это мизерное количество. Украина продает за рубеж около 6 тыс. т. В основном это кукуруза в Беларусь и Россию. В ЕС вообще ничего не продаем. Чтобы прийти в Европу, нужно поменять систему сертификации, сделать ее понятной для европейцев.

Latifundist.com: С главным барьером для поставок в Европу понятно, а почему не продаем нашу селекцию партиями в другие страны? Ведь спрос в мире на качественные семена существует?

Валерий Хаджиматов: Чтобы нарастить экспорт, необходимо привлечь инвестиции в производство, модернизировать существующие и строить новые заводы. Сегодня в Украине официально задекларировано 70 семенных заводов и 270 линий по производству семян. Но нужно еще разобраться, сколько из этих заводов реально отвечают стандартам и могут производить качественные семена. Только порядка 25 заводов в Украине отвечают требованиям производства качественных семян

Latifundist.com: А Вы как думаете, сколько из них реально можно назвать заводами?

Валерий Хаджиматов: Только порядка 25 заводов в Украине отвечают требованиям производства качественных семян.

Latifundist.com: Сколько инвестиций необходимо, чтобы модернизовать уже имеющиеся мощности, полностью удовлетворить потребности внутреннего рынка и развивать экспортный потенциал?

Валерий Хаджиматов: Чтобы построить современный кукурузный завод мощностью 5 тыс. т семян в год, необходимо вложить от $10 млн. Чтобы получить потребляемые внутренним рынком 100 тыс. т семян кукурузы, необходимо 20 заводов. В 2014 году семеноводческие компании планируют построить 3 новых завода.

Latifundist.com: Почему компании не инвестируют более масштабно в украинское производство?

Валерий Хаджиматов: Потому что они не видят механизмов защиты своих инвестиций. Разработанный законопроект также был призван помочь решить эту проблему. В нем, во-первых, выстраивались стабильные и прозрачные правила игры на рынке. Во-вторых, проевропейская система должна была дать рынку и его участникам альтернативу для проверки качества производимой продукции через развитие системы организаций, осуществляющих сертификацию семян. В-третьих, в нем прописан порядок ввоза семян для селекционных исследовательских целей. А это значит, что он не будет меняться каждый год (сегодня он регулируется приказом Минагропрода).

Latifundist.com: Давайте будем честными, в этом законе много норм, выписанных для лоббирования интересов иностранных компаний, которые хотят получить неограниченный доступ на украинский рынок?

Валерий Хаджиматов: Не надо нас связывать только с иностранным бизнесом. Мы готовы работать и с отечественными научными институтами и компаниями. Буквально на днях с НААН мы обсуждали принципы взаимоотношений и совместной работы по улучшению семенного законодательства, чтобы создать равные условия на рынке для всех участников. Есть потенциал создания совместных гибридов с иностранными компаниями.

Latifundist.com: Оцените, пожалуйста, потенциал Украины по производству семян

Валерий Хаджиматов: Группа гордости ― это зерновые. В частности, озимая пшеница может быть первой строчкой по эскорту в ЕС, Россию, Беларусь. Ни в одной стране мира таких морозостойких сортов пшеницы нет. Есть также хорошие наработки по гибридам подсолнечника ― очень стойкие к заразихе и с большим выходом масла. Кроме того, украинские селекционеры работают над качеством подсолнечного масла, а это может быть очень интересно Европе.

Latifundist.com: Где наши потенциальные экспортные рынки?

Валерий Хаджиматов: Везде, где сеют вышеперечисленные культуры. Но их надо завоевывать с нуля, как было с товарным зерном. Сначала были небольшие поставки, и сегодня наша страна — один из лидеров по продаже зерновых в мире. Здесь также важно работать над качеством производимого продукта.  Главная проблема украинского семеноводства ― плохое качество семеноводства, а не генетики. Иными словами, наши ученые могут на генетическом уровне создать хороший сорт, но плохая система производства сведет все старания на нет.

Как от этого избавиться? Переходить на европейские принципы. Если в мире будут знать, что в Украине качественная, прозрачная и понятная процедура получения семян, то спрос на украинские семена будет всегда и в огромных количествах. Еще одно: если законодательство примут в европейском формате, то в течение пяти лет в Украине будет семеноводческий бум.

Latifundist.com: Вы верите в урожаи в 100 млн т зерна?

Валерий Хаджиматов: Наша оптимальная планка ― 50–55 млн т зерна. Ниже мы не должны падать. Украине надо завоевывать мировые рынки не количеством вывезенного товарного зерна, а его качеством и экспортом продукции с большей добавленной стоимостью.

Latifundist.com: Какой объем импорта семян в Украину по основным культурам?

Валерий Хаджиматов: Это значительные цифры. Кукурузы Украина сеет порядка 5 млн га, и для этого необходимо 100 тыс. т семян. Около 60 тыс. т импортируем. Огромный сегмент импорта семян подсолнечника. Хотя Украина спокойно может производить все 100 тыс. т кукурузы для внутреннего рынка и еще столько же для экспорта. Пшеницы завезли около 1000 т, но для нас это тоже много. Ведь это суперэлита, которая будет размножаться и вытеснять семена украинской селекции.

Latifundist.com: Существует ли в мире восприятие украинского бренда семеноводства или мы его потеряли?

Валерий Хаджиматов: Мир готов принять любой качественный продукт. И сейчас наша организация через европейскую семенную ассоциацию лоббирует признание Европарламентом действующей системы сертификации в Украине. Если Европарламент признает украинскую систему сертификации эквивалентной своей, то с 2014 года сможем торговать украинскими семенами в Европе. Чтобы это стало реальностью, осталось решить один вопрос ― обеспечить производителям альтернативность в проведении сертификации качества семян. И тут важно не допустить сосредоточение этих полномочий, как уже говорил раньше, в одних руках. Не может государство монопольно проверять качество семян, выступать арбитром, проверять себя и бизнес.

Latifundist.com: То есть на пути украинских семян в Европу сегодня стоит монополия государственной сельхозинспекции?

Валерий Хаджиматов: В какой-то мере, да.

Latifundist.com: И если готовящийся законопроект оставит ситуацию неизменной, отдав функции контроля в руки одной частной компании, то выход для украинских семян в Европу будет закрыт?

Валерий Хаджиматов: Да. Сегодня стоит задача сделать прозрачнее правила игры на рынке, а отношения в процедуре сертификации семян — понятнее, а не поменять вывеску с «Инспекция» на «Саморегулирующая организация». Важно помнить: пока будет монополия на сертификацию, выхода украинских семян в ЕС не будет.

Latifundist.com: А не получится ли вместо экспорта в ЕС обычный реэкспорт? Ведь очень похоже, что в случае упрощения правил, Украина рискует превратиться просто в полигон для выращивания иностранными компаниями семян, которые, как и вся прибыль, будут уходить за рубеж, а у нас останутся копейки?

Валерий Хаджиматов: Я гражданин Украины и очень хочу, чтобы наши научные институты и компании продавали украинские семена. Но давайте посмотрим, сколько украинских селекционных компаний передали в ЕС заявки на регистрацию новых сортов гибридов. Очень мало. Хорошо, если за все 22 года с десяток заявок наберется. Наши институты не понимают до конца европейской системы проведения испытаний. А она в принципе ничем не отличается от украинской. Если мы не заявляем, то кто о нас узнает?

Иностранные же компании ― резиденты Украины, то есть официально зарегистрированные у нас, имеют банковские счета, платят налоги, нанимают на работу и обучают украинцев, живут по отечественному законодательству. Кому будет хуже от того, что в Украине они будут производить семена с большей добавленной стоимостью, нежели фуражное зерно? Главная проблема украинского семеноводства ― плохое качество семеноводства, а не генетики

Latifundist.com: Назовите лидеров импортеров на Украинском рынке семян.

Валерий Хаджиматов: «Пионер», «Монсанто», «Сингента», «КВС», «Лимагрейн», «Евралис», «RAGT». Это основные компании, которые очень активно работают на украинском рынке. Их заслуга в том, что они подтягивают отечественные стандарты к европейским и передают передовой опыт своим украинским сотрудникам.

Latifundist.com: Как уберечь семеноводство от ГМО?

Валерий Хаджиматов: Для начала нужна официальная позиция государства относительно того, кто мы в вопросе ГМО, куда и как идем. В Украине принят закон о биобезопасности, то есть продукты с ГМО разрешены к обороту в нашей стране. Но другой шаг так и не сделан ― до сих пор нет процедуры регистрации ГМО-сортов.

Latifundist.com: Как Вы оцениваете, сколько сегодня составляют посевы сельхозкультур с ГМО? Ведь фермеры говорят, что, например, 50% всей выращиваемой в Украине кукурузы его содержит.

Валерий Хаджиматов: Это популизм ― не более 10%. Давайте разберемся, что такое ГМО и какой процент его допускается, например, в США ― от 5%.

Latifundist.com: А в Европе предлагают прийти к единому показателю 0,1%.

Валерий Хаджиматов: У каждой европейской страны свой показатель. В рамках ЕС его действительно сейчас пытаются унифицировать. Но в вопросе ГМО я бы начинал не с показателя, а с рассмотрения его природы. А она, как и атом, может быть разной: мирной или разрушительной. Если сегодня правильно работать с ГМО-методиками, то можно получить новые сорта растений без негативного влияния на здоровье человека.

Latifundist.com: Вы как глава отраслевой ассоциации, как считаете, к какому показателю должна стремиться Украина?

Валерий Хаджиматов: Украинским законодательством определено, что продукты питания не должны содержать более 0,9% ГМО. Если больше ― нужна маркировка. Я думаю, что 0,9% можно взять и для семеноводства.

Latifundist.com: Я, конечно, не специалист в области ГМО и семеноводства, но коль уже Украина двигается в направлении ЕС, то логично было бы ориентироваться на их унифицированный показатель ― 0,1%. Иначеполучается, что в вопросе саморегулирующей организации мы следуем европейским правилам, а с ГМО ― как захочется. Очень похоже на двойные стандарты.

Валерий Хаджиматов: Европейские принципы не запрещают иметь каждой стране свой подход, в количестве определения ГМО в том числе. Лично мое мнение в данном вопросе следующее: я бы определил Украину как страну без ГМО. Производство органически чистой продукции могло бы стать украинской фишкой, которая бы гарантировала очень высокое качество производимой продукции и постоянный спрос.

Latifundist.com: Как Вы попали в АПК?

Валерий Хаджиматов: Мои родители ― учителя. Отец преподавал химию и биологию. Я очень любил эти предметы, поэтому усилено изучал. В 10 классе победил на областной олимпиаде по химии. Надо сказать, что проводилась она в Днепропетровском сельхозинституте. Как победителю мне сразу предложили поступить учиться. Честно говоря, планов идти работать в агросектор у меня не было, но очень понравился учебный корпус, преподаватели, поэтому со временем подал документы на аграрный факультет по специальности «Агрономия». Потом окончил аспирантуру, защитил диссертацию по специальности «Селекция семеноводства».

Latifundist.com: Если бы у Вас был второй шанс, потратили бы его снова на агросектор?

Валерий Хаджиматов: Конечно. Я бы занимался производством семян кукурузы. Думаю, что потенциал украинских гибридов «царицы полей» позволяет повысить ее урожайность до 110–120 ц/га.

Latifundist.com: Время на хобби хватает?

Валерий Хаджиматов: Нет, все свободное время трачу на то, чтобы побыть с семьей.

Latifundist.com: Каким видите место и роль Украины в мире через десятки лет?

Валерий Хаджиматов: Сегодня мне как-то режет слух, когда слышу, что мы лидеры по объемам производства товарного зерна. Мне бы хотелось, чтобы Украина превратилась в лидера по продаже семян основных сельскохозяйственных культур.

Latifundist.com: Спасибо Вам за интересную беседу.

Ирина Наталенко,

Национальный агропортал Latifundist.com

http://latifundist.com

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: