ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ЛЮБОВЬ МОЯ И БОЛЬ МОЯ – ЦЕЛИНА. (Записки бывшего целинника)

Posted by operkor на 16 февраля, 2014

А. МаксаковПриближается забытый всеми юбилей – 60-летие освоения целинных и залежных земель. Некоторые умники скажут: «Что это за дата? Чего в ней особенного? Распахали землю, благодаря своей недальновидности и с помощью ветровой и водной эрозии загубили миллионы гектаров земель. Можно соглашаться, а можно и нет с такими мнениями и высказываниями.

Да, повсеместная вспашка земель, без учета особенностей почвы и местных условий привела к эрозии почв! Да не прислушивалось руководство страны в погоне за быстрым результатом к советам и предостережениям ученых. Да, в первые годы целинной эпопеи было загублено много земель – превращено в полупустыню; много было загублено полученного урожая – сгноили его на токах и временных площадках перед элеваторами, из-за неспособности переработать неожиданно свалившуюся массу зерна. 

«Неожиданно», — это всегдашнее российское оправдание необдуманных поступков, да и вообще-то, эта фраза стала постоянным объяснением просчетов руководства страной. И ранее и ныне. Будь это во время обильных осадков, бесснежья, морозов и тому подобных природных явлений и катаклизмов – «никто не ожидал этого!». Почему!? А причина этого кроется в том, что не просчитываются все варианты последствий своих действий, в итоге, получается: «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Ну да ладно! Вернемся к освоению целинных и залежных земель. Помню, в пятьдесят втором, пятьдесят третьем, рано утром мать будила меня: «Вставай, пора идти очередь занимать за хлебом!». А как не хотелось просыпаться так рано! У наших соседей в семье было много — пять детей, и мой сверстник Вовка был самым младшим, и ему не приходилось отстаивать очередь за хлебом с пяти часов утра. Эта роль доставалась старшим — брату и сестре.

И вот, сонный, ведомый матерью, я тащился в небольшой, как называли его «вэрэповский» ларек. Почему «вэрэповский»? – спросите вы, что это за название? Да просто он принадлежал вагоно-ремонтному пункту, сокращенно ВРП, железной дороге нашей станции. Там, у входа в ларек, естественно, уже толпилась очередь с номерками, написанными на ладонях химическим карандашом. Таких, как я, сверстников в очереди было много. Мы толкались, недалеко отбегали от очереди, чтобы немного согреться. Несмотря на азартные игры, кидание друг в друга снежками, мы старались сберечь написанный номер очереди.

Открывалась дверь, и очередь, согласно написанным на ладонях номерам, толкаясь, спешила к прилавку. Подходила очередь покупки вожделенного килограмма хлеба. Каждый следил, чтобы «уточки» весов отмечали равенство килограммовой гири и буханки хлеба.

Не дай Бог, «уточка» чаши с хлебом была выше «уточки» чаши с гирькой, поднимался шум, продавщица докладывала на хлебную чашу «довесок» — кусочек, отрезаемый от другой буханки. Как мы, пацаны, радовались этому небольшому кусочку – ведь его можно было съесть по дороге домой!

И вот, буквально через года полтора, все эти наши мытарства закончились. «Едем мы друзья, в дальние края. Станем новоселами и ты, и я!» — звучала бодрая веселая песня из каждого репродуктора, в каждом доме. Эта песня, несмотря на незнакомое для нас слово «новоселами», вселяло в нас радость и уверенность в завтрашнем дне.

Наконец, в магазинах свободно стал продаваться хлеб, да не только ржаной, но и белый; появились белые батоны с названием «нарезной»; в железнодорожной столовой на столах, — представьте(!), стояли тарелки с нарезанным хлебом, совершенно бесплатным! Железнодорожная пекарня, расположенная в одном здании со столовой, начала выпекать румяные, вкусно пахнущие буханки белого хлеба. Мы, пацаны, проходя после школы мимо этой столовой, глотали слюнки, ощутив ноздрями соблазнительный запах свежеиспеченного хлеба.

БЫВШИЕ ОДНОКЛАССНИКИ

БЫВШИЕ ОДНОКЛАССНИКИ

Вспомнил я об этих, давно прошедших днях, летом 2007 года, находясь в пути из нашего городка, расположенного на берегу Волги, в далекую степь, на границе с Казахстаном – в Озинский район, в бывший совхоз (как давно это было!), совхоз «Комсомольский». Я был в числе первых выпускников средней школы этого совхоза. Школа так и называлась: Комсомольская средняя школа. Совхоз «Комсомольский» был целинным, построенным в чистом поле, поэтому он не имел принадлежности к какому-то селу, его так и называли : «Комсомольский», я из «Комсомольского», говорили мы.

Выдержки из моего «Маленького путешествия в молодость»*

«Чем дальше мы удалялись от Волги, тем больше менялся окружающий пейзаж – переходя от зелени к сухим палевым оттенкам. В просветах лесных полос стали проглядывать невспаханные и незасеянные поля. В границах Озинского района картина вдоль дороги резко изменилась. Редко можно было увидеть поля, готовые к  уборке. Не видно было и какой- либо сельскохозяйственной техники. Да и зачем она была нужна там, если поля, видно, уже несколько лет не засевались, и начали зарастать вечными спутниками полупустыни – полынью и ковылём».

ДТакой, в 2007 году, я увидел свою родную землю, на которой мне пришлось жить и работать в далекой молодости, а вроде бы это было совсем недавно, каких-то сорок лет назад. Как она изменилась за это время! Заброшенная, сиротская земля… Где засеянные поля, где трактора, комбайны, да и многое другое, что позволяет человеческим трудом выращивать хлеб насущный? От когда-то стоящих в селах животноводческих построек с запахом навоза, с живыми, пахнущими молоком коровами, остались только остовы ферм, а иной раз и без таковых ничего не осталось, даже фундамента.

«Мы уже заехали за село Пигари, что неподалеку, километрах в тридцати от «Комсомольского» – ныне Первоцелинного. Жиденькие, сиротливые лесополосы, прикрывающие вид на невозделанные поля.

— Саш, смотри, какой ковыль, как красиво он переливается, — прямо какое-то серебристое море! Красота! — восхищалась жена. А почему здесь больше ничего не растёт? А ты рассказывал про бескрайние поля.

— Да это, наверное, сенокосы и пастбища, – вспомнил я разделы профинплана и годовых отчётов.

Но чем дальше мы ехали, я всё больше и больше убеждался, что это никакие не сенокосы и пастбища – это просто брошенные и неухоженные площади, которые некогда были полями пшеницы и ячменя».

ВВот такую, брошенную всеми — и властями, призванными сохранять и приумножать доставшееся им в наследие матушку-землю, и селянами, увидел свою родную землю я через много лет. И все это резануло болью по сердцу. Ведь с малолетства я жил и работал на ней, радовался жизни, а вот теперь она, брошенная, оказалась никому ненужной!

В этом совхозе было 90 тысяч гектаров пахотной, (учтите пахотной!), земли, тысяча крупного рогатого скота, несколько тысяч овец и все это обрабатывалось, выращивалось, продукция сдавалась государству! Ему не приходилось кланяться загранице, прогибаться под нее, принимать ее кабальные условия. Наоборот нашу заволжскую пшеницу твердых сортов покупали итальянцы и другие любители спагетти и хрустящих французских булочек! Саратовский калач славился по всему миру!

Жил я и работал после института еще в одном целинном совхозе – «Маяк революции». Когда-то, в первые целинные годы, это был совхоз-гигант, только пахотной земли было более 120 тысяч гектаров! Полеводческих бригад насчитывалось порядка двадцати четырех. В конце шестидесятых, из-за неуправляемости, он был разукрупнен. На базе одного из его отделений был организован новый совхоз. Бывший управляющий этим отделением стал новым директором «Маяка революции».

И в этом совхозе царит такая же разруха и запустение. Как сказал мне ныне здравствующий директор этого совхоза Аникин Иван Константинович: «Саш, долго я пытался доказывать районному руководству, что не следует разорять село, нужно придумать современные формы управления хозяйством, а не растаскивать его по кускам – потом не восстановишь! Нет, не послушались – и вот результат! Я не представляю, как дальше жить селу? Ведь не осталось здесь трудоспособного населения, так, — одни старики наподобие меня. Молодежь покидает село, позарившись на высокие заработки в Москве, на различных стройках… Земля без хозяина, как и дом, – сирота. Так сельский человек и разучится работать на земле!».

Долго Иван Константинович сетовал на современное государственное устройство, на систему бросившую, обездоленную землю-кормилицу на произвол судьбы. Вроде бы появляются у нас пришлые, скупают земельные паи, но быстро бросают их – не получается скорого обогащения, — «много и сразу». Продают их. Земля не терпит временщиков, ей нужен постоянный, рачительный хозяин.

ЗДЕСЬ БЫЛ САД

ЗДЕСЬ БЫЛ САД

Не лучше, а, может быть, намного хуже обстоят дела и в другом, близком мне, родном селе Первоцелинном, бывшем совхозе «Комсомольский». Вот что пишет мне мой друг Анатолий Поличев:

«Фермеров как таковых нет, земельные паи отданы соседним сёлам — Порубёжка и Карловка….Порубёжка почти половину арендованных бросила, много земли пустует, поросло бурьяном, говорят: «не рентабельно», точнее — не хватает денег на обработку».

Спрашиваю, а какая земельная площадь была в совхозе к началу распределения паев? Ответ на мой вопрос такой:

«Земли у нас было 35000га, из них 27000га — пахотная, остальное – пастбища. В данный момент находится в аренде примерно около 19 000, это в Порубёжке и Карловке. Остальная пустует, точнее она вроде бы куплена у населения Москвой года четыре назад. Скупали паи от 15 до 20 000 рублей за пай, но шевелений от московских скупщиков до сей поры нет…»

Это еще одно подтверждение мысли о временщиках и любителях быстрой наживы. Если таковая отсутствует, то и не зачем заморачиваться, а землю — потом ее можно будет продать желающим, когда цена на нее подскочит. А такое может случиться! Временщики, типа корейских и китайских крестьян и на богаре (когда остальные земли будут убиты излишками удобрений и других химикатов), смогут выращивать богатые «химические урожаи» и травить ими наш Российский народ. И поделом! Не можете сами себя кормить – травитесь!

А во что превратились бывшие целинные села. Сплошные руины и развалины! Удивляюсь, что сохранился дом, в котором я жил с 1971 года, работая агрономом в совхозе «Маяк революции», ныне село Липовское. Стоит, домик — старенький, не очень ухоженный, но стоит! И живут в нем люди. Чего не скажешь про наш дом в Первоцелинном. После нас там жил заведующий нашей совхозной больницей по фамилии Адаскевич. (Были и такие, — совхозные больницы!).

Из письма Анатолия Поличева:

«Дом  полностью, где жил Адаскевич и рядом пол дома занимает одна семья (в доме Адаскевича, по-моему, типа сарайчика)… Короче, от дома Адаскевича до перекрёстка школы занимают курды (два брата), как это у них получается, не знаю. Раньше они  заселяли дома, то с прежних всё забиралось, и полы ломали и постройки разбирали, контроля почти не было.

С прошлого года вроде запретили перескакивать из одного дома в другой (когда уже и домов- то не осталось), теперь решает совет — кому отдать квартиру (если, конечно, она является не приватизированной)»

Вот так получается: пока нет контроля и требования местных властей по соблюдению законов, все рушится, растаскивается, — полный беспредел!

ТКогда я был в этом совхозе в 1973 году, он еще продолжал строиться. Старые, «финские» дома менялись на новые – кирпичные, а вот в 2007 году в этом, родном для меня селе, я спросил у прохожего про жителей: сколько молодежи в селе, чем она занимается? Ответ для меня не был неожиданным:

«Одни старики остались, да вот ещё курды. Как они нам надоели! Воруют всё подряд! Видите, какие дома стоят? В половине ни окошек, ни дверей, всё порастащили! Разбирают дома, потом продают, смотрите, где нет хозяев, даже сады повырубили, газа-то не было, вот и топились нашими садами. И откуда они взялись на нашу голову!?»

Получается, занимают освободившуюся нишу, гадят там, и перемещаются дальше, где еще не загажено. А что, это же не мое!

Небольшая статистика от Анатолия Поличева:

«Население (Первоцелинного — автор) на данный момент насчитывает 300 человек. Это которые постоянно живут здесь. А если прибавить тех, которые на заработках в Москве, приплюсовать, отделение Ивановский и курдов с отделения Кузнецовский, то получится человек 360-370….Национальный состав: состав — русские, местные казахи, башкиры, белорусы ,ну и курды….».

«В школе учащихся 67 человек, педагогов — 15 человек. Работают люди пока, как-то хотели закрыть школу, т.к. численность мала. Получили новую Газель для перевозки детей, т.к. на Кузнецовском осталось тройка семей курдов, их возят в школу Бормотино (тоже отделение бывшего совхоза – автор) давно разорено, когда пошло заселение курдами, а после них только погромы, после Бормотино они перебрались в Кузнецовский, местное население поразъехалось (в основном местные казахи) и Кузнецовский постигла такая же участь — разбит и разорён, осталось домов пять-шесть, остальное продано и растащено»

Глядя на все эти, мягко сказать, безобразия, которые коснулись целинных земель, и не только их, подумалось: а если  стране, которая ввозит 65% продуктов питания, а это и молоко и молочная продукция, да и другая продукция сельского хозяйства, вдруг да откажут в поставках? И что? Останемся без пищи? Ведь по статистике доля продовольственного импорта с 15% в 90-е годы выросла до 60% в годы сегодняшние.

РазрухаА все это произошло, я уверен, из-за заброшенности целинных земель и сельского хозяйства в целом. И современные, надуманные «живопырки» — фермерские хозяйства, созданные взамен мощных совхозов и колхозов, не изменят существующего положения. Нужны мощные сельскохозяйственные предприятия и ввод в оборот всех, ранее эксплуатируемых, а ныне заброшенных земель!

Вот только возникает вопрос – а как вернуть человека на эту землю, как, на какие средства восстановить разрушенные дома, фермы, мастерские, да еще многое другое? Как вернуть веру селянина в то, что не «заграница», а родное государство им поможет подняться с колен и вернуть молодежь на землю?

Вот такой юбилей целины получается, — с горьким привкусом!

 Александр Максаков,  бывший целинник. 

г. Маркс Саратовской области (Российская Федерация)

(для «Хроник  и комментариев»)

Фото А. Максакова и А. Поличева

КСТАТИ.

Сегодня, 16 февраля  у Александра  Максакова — день рождения. Журналисты «Хроник и комментариев» желают Александру Васильевичу острого пера и крепкого здоровья. 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: