2Чтобы ответить на этот вопрос, Frankfurter Allgemeine Zeitung с помощью экспертов анализирует эволюцию партии «Свобода» с момента ее образования в начале 1990-х.  Лидер партии Олег Тягнибок «принадлежит к западноукраинской традиции воинствующего национализма», возникшей «в межвоенный период под влиянием европейского фашизма». Носители этой традиции в годы Второй мировой войны сражались «с поляками, немцами и евреями, но в первую очередь — с советской властью», говорится в статье.

На протяжении долгого времени ее значимость за пределами западноукраинского ареала оставалась невысокой, а в 2012 году «произошло нечто поразительное»: «Свобода» получила на выборах 10,44% голосов (в 2007-м — лишь 0,76%), и Тягнибок оказался в числе лидеров оппозиции.

В чем причина такой перемены в отношении к «Свободе»? Во-первых, партии Тягнибока «пришлось сильно измениться»: в 1990-х она называлась «Социал-национальной партией Украины» (прослеживается очевидное сходство с немецкой NSDAP, отмечает автор), а на ее эмблеме был изображен волчий крюк — рунический символ, украшавший знамя дивизии СС «Дас Райх».

Еще в 2004 году Тягнибок восхвалял партизан военного времени за то, что они боролись не только с русскими и немцами, но и «с евреями и прочими выродками». Теперь же название партии изменилось, она перестала считать своим символом волчий крюк, а ее лидер «воздерживается от антисемитских высказываний», пишет Конрад Шулер.

В годы, последовавшие за «оранжевой революцией», когда представители демократического лагеря погрязли в распрях и запятнали себя контактами с Виктором Януковичем, партия перешла в «радикальную оппозицию» и этим завоевала симпатии, в том числе в среде «космополитичных киевских диссидентов». Ее «враждебность к чужакам» предстала, по словам политолога Вячеслава Лихачева, «не то чтобы приемлемой, но второстепенной».

Жители крупных городов начали разделять опасения «Свободы» насчет военной агрессии со стороны России. Кроме того, «для демократов украинский национализм всегда был более приемлемым, чем, например, русский, потому что это «освободительный» национализм оккупированной страны, в отличие от «завоевательного» национализма русских или немцев». Политолог Тарас Кузио назвал украинский тип национализма «постколониальным», отмечает Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Вопрос о том, действительно ли «Свобода» продвинулась в этом направлении, остается для автора статьи открытым: «отчетливого дистанцирования» от антисемитизма до сих пор не произошло, хотя он и «отошел на задний план». Эксперт Андреас Умланд не исключает, что партия Тягнибока — «подобно бывшим итальянским фашистам» — со временем превратится в «приемлемую правоцентристскую силу». В последнее время складывается впечатление, что лидер «Свободы» хочет воспользоваться этим шансом, замечает Шулер.

Источник: Frankfurter Allgemeine