ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ВЯЧЕСЛАВ БОГУСЛАЕВ: В мире кризис, а мы отказываемся от российского рынка – это смешно

Posted by operkor на Август 12, 2014

2Боевые действия на Донбассе, в которых украинская власть напрямую обвиняет Кремль, неминуемо сказываются на украино-российском товарообороте. Помимо того, что Россия сама по надуманным поводам закрывает свою границу для все большего перечня украинских товаров, так и из Киева слышны призывы прекратить поставки в Россию нашей продукции. Особенно это по понятным причинам касается военно-промышленного комплекса – по словам Генпрокурора Виталия Яремы, на одном из заседаний СНБО Президент запретил любое сотрудничество с Россией в военной сфере, включая также экспорт продукции двойного назначения.

Запорожская «Мотор Сич», поставляющая в Россию двигатели для вертолетов, которые в самой России делать так и не научились, может серьезно пострадать от такого запрета. За первое полугодие этого года крупнейший украинский производитель вертолетных двигателей увеличил чистую прибыль почти вдвое – до полутора миллиардов гривен, но закрытие российского рынка может серьезно подпортить эту статистику.  Президент «Мотор Сичи», нардеп от Партии регионов Вячеслав Богуслаев в беседе с «Главкомом» говорит, что его компания как сотрудничала с Россией, так пока и продолжает это делать, и предрекает, что переориентироваться на другие рынки будет крайне сложно.

Как события в Украине и напряженные украино-российские отношения сказываются на работе вашего предприятия? Официальный Киев запретил поставлять вашу продукцию в Россию как продукцию двойного назначения?

Никто никому не запрещал, нет никакого официального постановления. Пока это одни эмоции тех, кто хочет развалить окончательно страну. Ни Президент, дай Бог ему здоровья, ни премьер-министр ничего не запрещали. Конечно, болтовня идет, и это отражается даже не на работниках предприятия, а на чиновниках. Эти слухи мешают, ведь надо восстанавливать экономику – у нас, к сожалению, ВВП каждый месяц падает на четыре с половиной процента, потому что ряд заводов ВПК действительно не производят продукцию. И это ужасно, когда мы оставляем людей без надежды на работу.

Но вам не кажется, что в призывах прекратить сотрудничество с Россией есть логика – все-таки мы сейчас воюем?

А причем здесь Россия? Россия поставляет вертолеты в третьи страны – в Китай, Индию, Пакистан, Шри-Ланку, всего в 47 стран. А у нас все под одну гребенку. Вообще нужно развивать взаимоотношения с Россией, потому что когда-то же надо мириться или вы считаете, что будет бесконечная война? Надо не вставать в позу обиженного мальчика, а садиться за стол переговоров – особенно премьер-министру, который теперь хозяйственный работник, а не политик. Он оставлен на этой должности и теперь должен думать о рабочих местах на Украине. Много разговоров о том, что надо искать новые рынки на стороне, но они уже давно расхвачены – рынки эти. Если бы где-то было малейшее желание купить нашу продукцию, мы бы давно уже были там, но таких желающих сегодня нет. В мире кризис, а мы отказываемся от российского рынка – это смешно.

А вы как-то лоббируете интересы компании. Ходатайствуете, чтобы вам не закрывали этот рынок?

Конечно, лоббирую и говорю: друзья, садитесь за стол переговоров. Этот сегодняшний неприятный случай не должен отражаться на моих токаре и фрезеровщике. Это что – мой технолог и уборщица, которая зарабатывает всего две тысячи гривен, виноваты, что Крым отдали? Поэтому вопрос Крыма должен решаться в высших инстанциях – ООН и так далее, а не путем закрытия предприятий в Украине. Это несерьезный подход.

Какие убытки вы можете потерпеть, если российский рынок будет все-таки для вас закрыт?

В Россию мы «грузим» на 300 миллионов долларов, на остальные направления – на 700 миллионов. Но с 300 миллионов-то я налог уже не заплачу.

То есть завод не встанет?

Мы не встанем никогда, это смешно. У меня 8 тысяч станков и почти на всех работают люди, как минимум, со средним техническим образованием. Они меня спрашивают – у нас что там, в Киеве, с ума посходили? Вот куда эти люди пойдут – на улицу, грабить, потому что надо кормить молодую жену и двух маленьких детей.

То есть, кроме России, компенсировать эти 300 миллионов негде?

Вообще сектор авиационных услуг очень узкий, где все друг друга знают. Значит надо ущемить и выбросить кого-то в Европе или Америке? И нельзя просто взять другой двигатель и поставить на самолет или вертолет вместо нашего. Эта процедура занимает пять лет – один новый сертификат в Европе стоит от 50 до 80 миллионов долларов.

У России тоже нет альтернативы вашим двигателям?

Уже Франция начала производство двигателя взамен нашего. Мы своей непродуманной политикой способствуем тому, чтобы нас выбрасывали из других стран. Наша страна становится неконкурентоспособной, неадекватной и неспособной выдерживать свои обязательства по договорам. Пожалуйста – Россия уже поставила французский, а не наш, двигатель на вертолет Ка-62 и через два с половиной года они все заменят. А нам говорят – зачем с вами иметь дело, когда завтра у вас придет Яценюк №2? Нельзя этого делать – политическая лошадь не должна тянуть экономическую телегу.

11

Председатель наблюдательного совета «Мотор Сичи» Анатолий Малыш говорил о возможном госзаказе около 50 двигателей для украинской армии. Пока это только разговоры?

Украинская армия хочет, но денег нет, они идут на пайки, портянки, патроны. Война же каждый день требует денег.

Также он говорил, что рассматриваются варианты поставок двигателей в Австрию и Польшу…

Протоколы и меморандумы были подписаны, но пока не заказывает никто.

Кстати, с Польшей вы вели переговоры и о сборке вертолетов на ее территории. Подвижки есть?

Мы ведем работу со многими странами. Это работа на перспективу – через 5–7 лет, возможно, такое и будет.

У вас были предложения продать предприятие россиянам или хотя бы частично перенести некоторые сборочные цеха на территорию России?

Это исключено. Я не могу подписывать смертный приговор себе и своим рабочим.

Почему продажа россиянам «Мотор Сичи» – это смертный приговор?

Это в принципе невозможно. Особенно в нынешних условиях, как вы себе это представляете? Может, это можно было сделать несколько лет назад, но если я не делал этого в мирное время, когда наши президенты обнимались-целовались, вместе в баню ходили, то сейчас создавать какое-то совместное предприятие невозможно.

Янукович часто встречался с промышленниками и, как минимум, делал вид, что прислушивается. Нынешнее руководство уделяет вам внимание?

Януковича нет, он удрал, мы забыли о нем. Сейчас мы должны помогать новому правительству. Чтобы между нами было понимание, нужны компетентные члены Кабмина. Я не имею в виду премьер-министра – он управляет правительством и не может знать все. Но у него должен быть грамотный министр промполитики, хороший главный экономист. К сожалению, этого нет.

У вас там, в Киеве, говорят, что это правительство переходного периода, вот ждем, когда будет смена. Яценюка утвердили заново, может, он будет подбирать более-менее технически грамотных специалистов. Сейчас там никого нет, кто мог бы взять на себя ответственность и говорить о программе украинского трактора, украинского комбайна, украинской сеялки…

Как вы объясняете своим друзьям в России украинские события?

Знаете, там все сильные, поэтому я им говорю – потерпите, пожалуйста, все пройдет. И я сам убежден, что все недоразумения пройдут, только надо потерпеть.

Вы остались во фракции Партии регионов, в отличие от многих ваших однопартийцев, которые перешли в разные новые группы. Вы еще верите в перспективы партии Януковича-Ахметова?

Ну, я же отличаюсь от Януковича – я никуда не убегал, не воровал, не давал взятки, в том числе, и Януковичу. Чего мне бежать-то? За меня из 150 тысяч избирателей проголосовало 54%, у меня каждую неделю прием, я помогаю людям каждый год на 4–5 миллионов гривен… Когда я проходил в парламент по спискам, то ни за что не отвечал. «Списочники» – это депутаты-бездельники, а чтобы в проходную часть списка взяли, надо заплатить, туда не включают без денег.

Когда вас неоднократно брали в списки, вы тоже платили?

Это было время, когда мой авторитет что-то значил. Я не платил никому, потому что меня брали как знаковую фигуру, как мне говорили, и авторитетного человека. А сейчас другое время, новое поколение пришло, и я со своим предприятием ничего не значу.

Вы будете баллотироваться, если состоятся досрочные выборы в парламент?

Обязательно – по округу, как независимый кандидат. Думаю, останется смешанная система, во всяком случае, я за изменения в Конституцию голосовать не буду.

Запорожье считается регионом, находящимся в «зоне риска», учитывая ситуацию в соседних областях. Как там сейчас обстановка?

Я горжусь своими земляками и тем, что мы удержали их от непродуманных поступков. У нас самые лучшие люди, и события на Донбассе тут повториться не могут. У нас мнения разделились, но все-таки те, кто за стабильность, превалируют. Есть, конечно, какие-то другие группы, но они несерьезные и не массовые.

http://glavcom.ua

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: