ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«ВОЕННЫЕ ТУРИСТЫ». Кто и за какие заслуги получает сегодня статус участника АТО

Posted by operkor на 12 февраля, 2015

8Раз в неделю специальная межведомственная комиссия проводит заседание, на котором решает, кто из принимавших участие в антитеррористической операции достоин называться участником боевых действий, а кто нет. На 15 января из 11295 поступивших заявок было рассмотрено 10222. 10049 человек получили положительный ответ. В отношении 155 возникли вопросы, их дела завернули.

 Претендентов на статус немало, но «подводных камней» на пути к его получению еще больше.

Замминистра за статус лишился должности

В начале года разразился скандал прямо в зале заседаний Верховной Рады. Депутаты заставили заместителя министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Дмитрия Исаенко отказаться от статуса участника АТО. После короткой дискуссии с участием депутатов Исаенко написал заявление об отказе от этого статуса, дающего немало льгот.

 «Замминистра строительства Дмитрий Исаенко, который, чтобы не попасть под люстрацию, «намутил» себе статус участника боевых действий в АТО. То, что реальные участники не могут получить статус, — это норма. А то, что человек, замазанный в коррупционных делах, работавший на высокой должности при Януковиче, организовал себе этот статус — это как называется??? После вопросов от нардепов, где и как он воевал, Исаенко легко отказался от статуса. Типа, как пришло, так и ушло. Мерзко», — написал в соцсетях народный депутат Борислав Береза.

Премьер-министр Украины Арсений Яценюк заклеймил позором замминистра и призвал расследовать факт неправомерного предоставления Исаенко статуса участника антитеррористической операции. А также предложил уволить чиновника с занимаемой должности. Кабмин поддержал инициативу премьера, проголосовав за отставку Исаенко.

Тут же подсуетилось милицейское ведомство — главным следственным управлением МВД в Единый реестр досудебных расследований внесены сведения относительно подделки документов, которые стали основанием для получения замминистра статуса участника антитеррористической операции.

После публичной «порки» Дмитрия Исаенко в адрес  Государственной службы Украины по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции поступило заявление от еще одного заместителя министра регионального развития строительства и жилищно-коммунального хозяйства Андрея Белоусова об отказе от статуса участника боевых действий. Он, не дожидаясь возбуждения уголовного дела, решил отказался от льгот.

Премьер Яценюк заявил, что отныне всем чиновникам запрещено принимать участие в антитеррористической операции на Востоке во избежание спекуляций на основании получения статуса участника боевых действий. По мнению Яценюка, чиновники должны заниматься своими прямыми обязанностями, а не делать вид, что участвуют в АТО. Собственно, какую подделку документов будут искать следователи, — непонятно.

Дмитрий Исаенко реализовывал проект «Стена», который предусматривает обустройство государственной границы с Российской Федерацией. В его задачи входило обеспечить необходимыми материалами и средствами строительство первой полосы оборонного рубежа на Донбассе. На стройку он выезжал неоднократно. Приказ Минрегиона о нахождении Исаенка в зоне АТО был опубликован на сайте ведомства. Его комментарии с Востока были опубликованы в новостной ленте. С одной стороны получается, что воевать с оружием в руках — не воевал, но в то же время, свою лепту в оборону страны внес.

 К слову, заявление об отказе от статуса участника боевых действий, написанное Исаенко под давлением депутатов Верховной Рады, в  Государственную службу Украины по делам ветеранов войны и участников АТО еще не поступило.

Из получивших статус участника боевых действий не менее 200 человек не имеют никакого отношение к военизированным  формированиям — это гражданские лица. И среди них не только два замминистра Минрегионстроя, это и строители, коммунальщики, железнодорожники, медики и так далее. В ходе АТО никак не обойтись без гражданских специальностей, и люди, побывавшие на линии фронта, тоже претендуют на привилегии. В этом то и кроется основная проблема.

 Как разграничить, кому положено, а кому нет, носить звание участник боевых действий, даже закрыв глаза на то, что официально в стране нет войны. Скажем, 15 января межведомственная комиссия предоставила прокурору Донецкой области Николаю Франтовскому и еще 26 прокурорам статус участника боевых действий.

Все документы переданные прокурорами были в наличии, даже выписка из приказа Антитеррористического центра при СБУ о привлечении указанных лиц к антитеррористической операции, рассказывает юрист, председатель Киевского союза участников боевых действий в АТО и член Межведомственной комиссии Андрей Мамалыга.

«У чиновников есть возможность получить и оформить все необходимые документы, а у бойцов — не всегда. Основной документ — это подтверждение АТЦ при СБУ, остальное — выписки из приказов о командировке в зону АТО, стандартные документы. Но в некоторых случаях с этим возникают сложности. Оформлять документы, необходимые на рассмотрение комиссии, должны командиры подразделений. Они должны подавать списки солдат, претендующих на получение статуса. Но они иной раз недобросовестно относятся к своим обязанностям. А вот у чиновников это получается очень быстро. Донецкие прокуроры подали все необходимые документы, правда, голосовать за предоставление им статуса участника боевых действий пришлось дважды. Не все были «за». Уверен, что следом пойдут прокуроры Луганской области, судьи Донецкой и Луганской областей, работники милиции, СБУ, МЧС и так далее», — говорит адвокат.

В зоне АТО побывали и до сих пор находятся очень многие гражданские специалисты, без которых не обойтись. Фактически, они помогают вооруженным силам Украины, но практически, они не носят форму и не принимают участия в боях.

«Вот, к примеру, прокуроры заявили, что мы же ездили в зону АТО, расследовали там  преступления. То же могут заявить и милиционеры, судьи, пенитенциарщики и так далее. А чем хуже волонтеры?! Я думаю, что таких людей может набраться не меньше, чем комбатантов. Во и замминистра Минрегионстроя, несмотря на разговоры, получил статус участника боевых действий законно. Он там был. Где конкретно — сложно сказать. У нас не существует четких границ АТО, Антитеррористический центр на свой страх и риск выделяет, какие населенные пункт на чьей территории. Но если АТЦ подтвердил, что замминистра  был на территории АТО, то какой в этом криминал?!  Он ничего не подделывал. Надо решить этот вопрос, но решать по-другому»,  — заявляет Мамалыга.

По его словам, по гражданским лицам в АТО надо разработать отдельный порядок предоставления льгот. Они должны получать не статус участника боевых действий, а статус участника войны. В Верховной Раде уже находятся четыре законопроекта по этому вопросу, но до рассмотрения их депутаты еще не дошли. Вот поэтому сегодня статус участника боевых действий могут получить гражданское лица. Но и проверить, кто удостоился привилегий, невозможно.

 «Реестр получивших статус УБД — закрытый. И это неправильно. Государство дает льготы, но сами чиновники не знают, кому они предоставляют привилегии. Реестр должен быть открытым. Ведь будут претендовать на статус не менее 100 тысяч человек только военнослужащих. Думаю, что если списки будут доступны, можно будет легко проверить — находился ли льготник на фронте, или же отсиделся в тылу, но сумел оформить необходимые документы», — считает Мамалыга.

Проблемы с получением статуса По словам адвоката, на выдаче статуса участника АТО могут зарабатывать деньги, как раньше зарабатывали на статусе ликвидатора аварии на ЧАЭС, на участниках боевых действий в Афганистане. «О покупке статуса участника АТО я еще не слышал. Пока боятся брать деньги за это», — при этом добавляет Мамалыга.

Впрочем, не все участники АТО смогут без проблем получить статус.

«Семьи пропавших без вести вообще остались без помощи и заботы государства. Если кто-то не знает, то напомню, что компенсация государство платит только в случае гибели или ранения бойца. Поэтому родственникам пропавших без вести нужно обращаться в суд в порядке статьи 46 Гражданского Кодекса Украины, но опять же не ранее истечения шести месяцев. Поэтому можно утверждать, что родственники официально 1667 пропавших без вести бойцов Вооруженных сил Украины остаются один на один со своими проблемами и горем.

Я уже не говорю о пропавших без вести бойцов добровольческих батальонов, которые в большинстве случаев даже не числятся в списках личного состава. Поэтому парламентариям немедленно нужно изменить нормы Гражданского кодекса, затрудняющих процедуру объявления лиц, пропавших без вести, умершими, а Кабмину — максимально упростить процедуру предоставления статуса участника боевых действий в АТО для простых бойцов и максимально затруднить  — для «военных туристов», — считает  Мамалыга, который сам воевал добровольцем в составе батальона «Айдар».

Большие проблемы возникнут у военнопленных. Их права по закону не защищены. Не положен статус УБД бойцам добровольческих батальонов, воевавших до принятия правительственного постановления 20 августа. Поправки в законопроект, чтобы те, кто начинал воевать еще с 14 апреля, имели право на такой статус, еще не приняты. Исходя из этого, напрашивается вывод, что еще остается очень много недоработок и нестыковок на законодательном уровне. Одни получают привилегии, другие, пробывшие на линии огня, лишены этой возможности. И «военных туристов» может быть не меньше, чем реальных бойцов.

 Опубликовано: Украинские ведомости

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: