ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ОПЕРАЦИЯ «НЕМЫСЛИМОЕ. Как СССР и США грозили друг другу атомными разработками гитлеровских ученых

Posted by operkor на Сентябрь 12, 2015

1Дипломат Мигель Серрано считает, что не только уран, но и атомные бомбы, сброшенные на японские города, были немецкого происхождения. По его мнению после поражения Третьего Рейха пять немецких атомных бомб попали в руки союзников. Созданы они были путем применения «имплозивной науки», в которой немецкий эксперимент с атомными бомбами были лишь одним из этапов «в долгой серии более важных и глубинных исследований». При этом показательна послевоенная связь Мигеля Серрано с одним из основателей и первым директором Аненербе Германом Виртом.

В связи с этой историей примечательно и то, что в рамках программы Alsos французские спецслужбы разыскивали и загадочную личность с псевдонимом Фулканелли, в июне 1937 года встречавшимся с Фредериком Содди и сообщившего тому, что «алхимики основывали свои исследования на моральных и религиозных воззрениях, в то время как современная физика родилась в XVIII веке из развлечения нескольких вельмож и богатых вольнодумцев».

2

Вывезенный группой Alsos в Великобританию руководитель гёттингенского отделения института кайзера Вильгельма Карл фон Вейцзекер, говоря об атомной бомбе, пророчески заметил: «Если бы американцы и англичане были порядочными империалистами, они уже завтра бы сбросили ее на Россию. Впрочем, они никогда не сделают этого. Скорее они сделают  из  нее политическое оружие. Конечно, это неплохо».

В первую очередь за выступление против СССР выступал Черчилль, но его попытки привлечь в этом вопросе на свою сторону Рузвельта не увенчались успехом. Аналогично ситуацию описывает американский исследователь Тернер: «Рузвельт не был склонен быть втянутым в формирование объединенного фронта против Сталина».

12 апреля 1945 года команда лейтенанта Лансдейла обнаружила запасы урана в Штассфурте. В этот день американский президент после послания И. В. Сталину с твердыми пожеланиями сохранить тесный союз и дружбу получил обширное кровоизлияние в мозг и через несколько часов неожиданно скончался. Как вспоминал сотрудник пресс-бюро английского посольства в Лиссабоне Э. Н. Дзелепи: «смерть Рузвельта воскресила, последнюю надежду Гитлера», угасшую лишь после стремительной атаки на Берлин.

«… но против этой войны с СССР  возразил первым президент США Франк Делано Рузвельт и почему-то после этого… внезапно скончался, а затем в июне 45-го года крест поставил Имперский генеральный штаб Великобритании…». Леонид Ивашов «О переформатировании этого мира» 2013 г.

3

Смерть влиятельного союзника была настолько неожиданной, что Сталин написал личное письмо вдове Элеоноре Рузвельт с предложением отправить в США своего личного доктора для проведения вскрытия, которое было отвергнуто. Отказ неудивителен в свете заявления миссис Рузвельт в теледебатах с лидером лейбористской партии Хью Гейтскеллом и философом Бертраном Расселом: «пусть человечество лучше погибнет, чем победит коммунизм».

Уже через неделю труп президента доставили в его имение, вопреки всем правилам не проведя вскрытия и не дав проститься с телом. Он не успел произнести подготовленную для конференции ООН в Сан-Франциско речь: «…нужно навсегда положить конец этому нерациональному, неразумному способу разрешения разногласий между правительствами путем массового уничтожения людей». После известия о смерти американского лидера Мартин Борман предсказывал «полную переме­ну отношения Западных держав к советскому наступлению в Ев­ропе» и возможность сепаратного мира.

Так и произошло, через несколько дней после смерти Франклина Делано Рузвельта года помощник военного министра США и президент General Motors Джон Д. Маклой, являвшийся главным поставщиком товаров для военного ведомства, принял участие в закрытой встрече, прошедшей в Госдепартаменте 15 апреля 1945 года. Собравшиеся обсуждали, как переформатировать симпатизирующее СССР общественное сознание американцев и направить военные интересы общественности с Германии на Советский Союз.

4

На самом деле подобный разворот «союзников» был определён еще в 1943 году предшественником ЦРУ – Управлением стратегических служб (УСС) США, которое к началу Квебекской конференции составило утверждённый Объединенным комитетом начальников штабов США «Меморандум № 121», третий пункт которого гласит: «Попытаться повернуть против России всю мощь непобежденной Германии, пока управляемой нацистами или генералами». Такой разворот реализовывался на деле, чему явно мешала принципиальная позиция Рузвельта:

«Спустя много месяцев после капитуляции Германии в английской зоне оккупации продолжали существовать в полной неприкосновенности одетые в военную форму ча­сти германской армии общей численностью почти в пол­миллиона человек; американские военные власти в сво­ей зоне оккупации начали снаряжать и вооружать под видом «рабочих рот» и всевозможных «охранных ча­стей» тысячи польских, югославских и украинских фашистов». Альберт Кан «Измена Родине. Заговор против народа»

В мае 1945 года под надзором фельдмаршала Монтгомери возникло новое немецкое формирование – группа «Норд-вест» и назначен её командующий – фельдмаршал Буш. При каждом из немецких командующих состоял английский военный советник-контролер. Официально для внешнего мира считалось, что эта система создана для «расформирования» немецких войск.

22 мая был утверждён план «Немыслимое», предполагавший начало Третьей Мировой войны 1 июня 1945 года с удара по советской группе войск полумиллионной группировкой англо-американских сил и стотысячными остатками вермахта через северную Германию. Согласно этого плана предполагалось отбросить советские войска к довоенным границам, под давлением начала бомбардировок Москвы заставить Сталина уйти в отставку, сменив государственный строй СССР.

Преемником на посту президента США стал вице-президент Гарри Трумэн, в последние месяцы возглавлявший Специальный комитет Сената по вопросам национальной оборо­ны, который занимался расследованием крупных расхождений в расходовании средств, предназначенных для Военного ведомст­ва. Только став президентом, Трумэн был посвящен, что расходование средств связано с «Манхэттенским проектом».

В мае же был учрежден комитет по применению нового оружия, куда вошли министр обороны США Генри Л. Стимсон, Ванневар Буш, президент Гарварда химик Джеймс Конант, госсекретарь США Джеймс Бирнс. Для решения технических вопросов при комитете состояла Научная комиссия в составе Оппенгеймера, Лоуренса, ответственного за разработку самой бомбы Комптона и Ферми. Трумэн добивался отсрочки последней трехсторонней встречи в Потсдаме, выжидая, когда американские ученые создадут «позицию атомной силы» для его переговоров с советскими руководителями, рассчитывая «получить дубину, чтобы ударить по этой стране».

В день прибытия американской делегации в Берлин 16 июля 1945 г. прошло удачное испытания атомной бомбы, очевидцы вспоминали изменение в манере поведения Трумэна и Черчилля после известия об успешном испытании атомной бомбы. Однако когда президент США сообщил Сталину об обладании новым сверхоружием, тот прореагировал настолько сдержанно, что Трумэн и Черчилль подумали, что советский лидер просто не понял, о чем идет речь, и их попытка оказать давление на советского руководителя успехом не увенчалась.

«Было очевидно, что атомная бомба не занимала никакого места в напряженных трудах и заботах» — вспоминал Черчилль о Сталине и своём провале шантажа: «Этой последней конференции, в Потсдаме, суждено было прозвучать похоронным звоном для моих надежд». 25 июля премьер-министр покинул конференцию, на следующий же день его партия потерпела поражение, а уже 28 июля место Черчилля за столом конференции занял лидер лейбористов Клемент Эттли.

«Русские… больше всего восхищаются силой, …США и Великобритания, создав ассоциацию  народов, говорящих на английском языке, должны разговаривать с ними с позиции силы». Уинстон Черчилль

В августе было принято решение сбросить атомную бомбу на японские города Хи­росима и Нагасаки, через несколько дней Япония капитулировала, а США стали монопольными владельцами ядерного оружия. Риторика бывшего английского премьер-министра побудила Сталина в ответе корреспонденту «Правды» 26 марта 1946 года отметить, «что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают Гитлера и его друзей», потому как наличие атомной бомбы по сути воскресило именно гитлеровские планы, вновь сделав их актуальными.

«После атомной бомбардировки Трумэн утверждал, что решился на такой шаг по рекомендации военных, чтобы «спасти жизни 100 000 американских парней». На самом деле, это было сделано для того, чтобы показать всему миру, и в первую очередь СССР, что США обладает огромной силой и невероятной жестокостью. Цель бомбардировки Хиросимы и Нагасаки была вовсе не в том, чтобы принудить Японию сдаться, она и так уже стояла на коленях. Требовалось убедительное доказательство полного военного превосходства над Советским Союзом. …Настоящей целью атомного опустошения в Хиросиме и Нагасаки была Москва». Уильям Ф.Энгдаль «Боги денег. Уолл-стрит и смерть Американского века»

Необходимость применения атомной бомбы опровергает и Черчилль в своих мемуарах: «Было бы ошибочным полагать, что судьба Японии была решена с помощью атомной бомбы. Ее поражение стало неизбежным еще до того, как упала первая бомба, и было предопределено подавляющей морской мощью…».

HIROSHIMA DESTRUCTION 1945

Скрывая последствия, оккупационная администрация США намеренно прятала отчеты о смертях от радиации и болезней в Хиросиме и Нагасаки, где был отдан приказ «всем, кто делал какие-либо съемки сдать их в штаб-квартиру американской администрации».

Комментируя американские ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, британский эксперт в области атомной энергии П. Блэкетт в 1949 году писал: «Сбрасывание атомных бомб явилось не столько последним актом Второй мировой войны, сколько первой большой операцией холодной дипломатической войны с Россией».

Аналитическая группа правительственных специалистов под руководством Пола Нитце подготовила секретный доклад, где указывалось, что «Япония капитулировала бы определенно до 31 декабря 1946 года, а по всей вероятности — до 1 ноября 1945 года, даже если бы атомные бомбы не были сброшены». Более того японцы и сами заявили о готовности сдаться при условии сохранения императора, о чём Трумэн знал.

Кроме того Лесли Гровс преднамеренно утаил от президента петицию семидесяти крупнейших учёных, работавших в США над созданием бомбы, настаивавших, что бомбу нельзя применять «до тех пор, пока условия капитуляции не будут объявлены публично, и Япония, получив чёткое представление об этих условиях, откажется сдаться».

«…суть дела ясна. Применение атомной бомбы диктовалось соображениями политического порядка. Война с Японией была лишь предлогом. Она практически кончилась и была бы сразу же завершена с помощью вмешательства Советской Армии». Э. Н. Дзелепи, сотрудник  пресс-бюро английского посольства в Лиссабоне

Через две недели после капитуляции Японии, 18 сентября 1945 года Директива 1946/2 «Основы формирования военной политики» назвала СССР следующим главным противником. В СССР не могли поверить в данные разведки, докладывавшей в ноябре 1945 года о планах нанесения ядерного удара двадцатью зарядами. В следующие пятнадцать лет их количество, предусмотренное планом «СМОП» вырастет до четырёх тысяч, однако собрать всех козырей в свои руки им не удалось, даже несмотря на то, что так называемые «союзники» еще в 1943 году попытались поставить под свой контроль мировые запасы урана.

У советского «уранового проекта» ощущалась нехватка наработанного урана, 8 декабря 1944 года ГОКО СССР постановлением № 7102сс определил мероприятия по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд важнейшей государственной задачей. В 1945 году поисками оружейного урана занималась комиссия из нескольких десятков человек в составе Кикоина, Харитона, Флёрова, Арцимовича, Неменова, Головина под руководством заместителя наркома внутренних дел Ивана Серова.

7

Кроме Советской зоны оккупации Германии, аналогичная работа по выявлению участников и учреждений немецкого атомного проекта была развернута на территории Австрии и Чехословакии, куда после окончания войны был направлен один из асов советской внешней разведки генерал-майор Н.И. Эйтинтон. Физик  И. Н. Головин обнаружил в Радиевом Институте Вены 320 кг урана, которые были переправлены в СССР вместе с тем, что осталось от оборудования института кайзера Вильгельма в Берлине, включая циклотронную лабораторию Siemens, и вместе с Густавом Герцем, главой той самой лаборатории Siemens Forschungslaboratorium II. Как руководитель сухумского объекта «Г» («Агудзеры»), он станет лауреатом Сталинской премии 1951 года, членом Академии Наук СССР и руководителем научного совета при Совете Министров ГДР.

Тщательное расследование помогло Харитону и Кикоину обнаружить 100 тонн окиси урана, что существенно сократило срок работы над проектом атомной бомбы, за успешные испытания которой начальник исследовательского отдела Auergesellschaft Николаус Риль был премирован автомобилем «Победа», премией в 350 000 рублей и стал Героем Социалистического Труда.

Об этом родившимся и выросшем в Петербурге ученом можно сказать, что в СССР в отличии от остальных двухсот виднейших немецких физиков и семи тысяч немецких специалистов, он просто вернулся на историческую родину, страну куда многие ехали с большим желанием, чем в так называемые «демократии»:

10 мая 1945г, Манфред фон Арденне

Исследовательская лаборатория электронной физики Берлин-Лихтсрфсльдс-Ост, Юнгфернштиг, 19.

Г[осподи]ну председателю Совета Народных Комиссаров СССР Москва, Кремль

«… Я приношу уверения, что буду с особой радостью приветствовать совместную работу с центральными научными учреждениями СССР. […] С сегодняшнего дня я представляю в распоряжение Советского прави­тельства мои институты и самого себя»

С совершенным почтением Манфред фон Арденне

Все немецкие специалисты работали на контрактной основе. Знаменитый фон Арденне станет научным руководителем Сухумского физико-технического института, лауреатом Сталинской премии, вернется из СССР с количеством средств, достаточных для открытия в ГДР частного научного института в Дрездене, в том числе изучавшего методы борьбы с раком.

Совместно с фон Арденне в СССР переехал разработчик аппаратуры для измерения кинетики ядерного взрыва Роберт Дёпель, будущий заведующий кафедрой Воронежского университета и директор прикладной физики в Электротехнической высшей школе в Ильменау, разработчик центрифуги Гернот Циппе и будущий советский академик и вице-президент академии наук ГДР Макс Штейнбек, её будущий президент Макс Фолмер, построивший первую в СССР установку для производства тяжелой воды, а также бывший советник А. Гитлера по науке и председатель наблюдательного совета Farbenindustrie IG, и в то же время будущий лауреат Сталинской 1951-го и Государственной 1956-гг. премий, кавалер ордена Ленина и Трудового Красного Знамени, член Академии Наук СССР Петер Тиссен.

8

Со временем в Берлин вернулся и еще один бывший сотрудник «Farbenindustrie IG» Фриц Ланге, став директором Института биофизики. Парадоксом является то, что для нацистской Германии атомный проект во многом двигали евреи, как Хоутерманс или Герц, а для СССР «фашисты» как фон Арденне или Ланге.

Сотрудничество немецких физиков сорвало суть плана специальной операции Epsilon в рамках миссии Alsos, согласно которому «союзники» планировали вывезти всех специалистов, работавших над проблемой №1 по списку, составленному доктором Уолтером Колби. Хотя согласно докладной записки начальника 4-го спецотдела НКВД СССР генерал-майора Кравченко, «основная часть немецких ученых, материалов и документации оказалась у союзников».

По материалам из открытых источников

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: