ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

О взятках, выборе и крепостном праве

Posted by operkor на Ноябрь 6, 2015

4Вчера я дал взятку. И вот с тех пор думаю, правильно ли я сделал? Малой заболел, и нужно было взять справку. Врач был на участке, и справку выписала сестричка. Когда я положил на стол портрет Грушевского, она долго отнекивалась, я пытался возражать, а потом просто сказал «спасибо» и вышел из кабинета.  По дороге домой долго думал, почему мне как то неуютно, нет, не стыдно, а именно неуютно от всего произошедшего.

С одной стороны я дал деньги человеку при исполнении за работу, которую он и так должен был бы сделать. С другой – она бы мне и так справку эту дала, как было уже много раз. У нас давние отношения и я очень трепетно отношусь к этой пожилой женщине, лет 40 отдавшей детям на своем, не самом легком, месте, приходящей каждое утро в обшарпанный кабинет, и находящей доброе слово для каждого ребенка и успокаивающее – для его озабоченной мамаши.

Взятка – это когда ты даешь деньги взамен на что-то незаконное или неположенное, в надежде получить какие-то не полагающиеся тебе бонусы. В этом случае схема дала сбой. Как я уже сказал, справку мне бы выдали и так. В очереди я простоял вместе со всеми, как-то неудобно взрослому мужику лезть впереди мамы с ребенком, который хнычет, хлюпает носом и временами пытается зареветь. Можно, наверное, но неправильно. Я и не стал. Так получилось, что в очереди я был последним и даже отнимать у кого то время на разговор было не нужно.

И все же какой то червяк сомнения шевелился, ворочался где то внутри, на давая сосредоточиться. Выйдя из поликлиники зашел в парк, взял кофе, сел на лавочку и прислушался к ощущениям. Ну не было ничего неправильного в этом! Денег жалко? Так точно – нет. Но как-то неуютно. И тут я понял, что стыдно мне не за себя, а за страну, и обидно за эту женщину. Вспомнил заплатку на халате, потертую сумочку и древний телефон, который давно просится на отдых. И уйти, бросить свою работу она не может, и получать не то что бы достойные, а просто деньги на жизнь у нее не выходит.

Выбрав, наверное, одну из самых нужных профессий в мире, осталась за бортом. И даже если она захочет, — а вдруг? — сменить профессию, у нее не получится. Причин много, от ответственности, нежелания отказываться от любимо и важного дела до возраста.

Такая ситуация уже была, правда полтора века назад, после отмены крепостного права. То, что для многих должно было стать радостью освобождения, на практике обернулось бедой. Крестьяне получили свободу, но при этом остались без земли, с которой они кормились. То есть свобода вот она, бери, но есть то все равно хочется. Всю жизнь они сеяли и пахали, и вдруг  — все… Людям приходилось наниматься на работу за гроши или мешок-другой пшеницы, что бы прокормить детей. А если барин просто уезжал, или сдавал землю в аренду – пиши пропало.

От безысходности многие потянулись в города, но и там с работой было не густо. В стране начались «бунты свободных», требующих землю для прокорма, но все они были быстро подавлены. Тысячи людей, которые могли и умели работать, стали не нужны, или работали за копейки, не имея возможности сменить профессию. Про судьбу одной из вынужденных профессий мы еще в школе  учили. Помните:

Де воно знатиме, що то за доленька

Відшук черствого шматка,

Як за роботою вільна неволенька

Груди ураз дотика

«Вільна неволенька» — это как раз про мою ситуацию. История повторяется. Швачка, получившая свободу сидеть ночами при свете свечи весьма напоминает сегодняшнюю учительницу, медсестру или воспитательницу детского сада. Мизерная зарплата и невозможность – по социальным или сугубо человеческим причинам оставить место работы и начать получать хоть какие-то деньги на жизнь, звучит как приговор. И тогда, в далеком 1861, и сегодня, в 2015. Свобода есть, а вот воли…

С собой я почти разобрался. Для меня это была возможность поделиться и выразить какую-то часть уважения и к человеку, и к профессии. Помочь, поддержать просто потому, что можешь. Но вот непонятно, полученные моей медсестичкой пятьдесят гривен – это еще взятка или больше уже милостыня?

Они не пойдут на паперть, не станут просить – не на то учились, и сделают все как нужно. Я не говорю про всех. Как и в любой профессии есть честные и не очень, хамы, барыги, гении и все прочие. Но честные есть, и им хуже всего. Потому что честные.

Это они. А мы? Люди, государство, система? Хочешь начать борьбу с коррупцией – начни с себя. И это правильно. Но как быть в этом случае? Не поймите превратно, я не призываю давать взятки врачам и учителям. Но вот делать-то что?

Как-то вспомнилась мне одна старушка, которой по поручению кого-то из благотворителей бизнесменов (на выборы или нет, уже не важно) принесли кулек с едой, а она чуть не расплакалась со словами благодарности государству. Просто не поняла, что государство здесь совсем не при чем. И оно вряд ли поможет тем, кто забоится о его нынешних и будущих гражданах за 1800 грн в месяц.

Что скажете?

Андрей Махульски

***

Вместо послесловия

Рученьки терпнуть, злипаються віченьки…

Боже, чи довго тягти?

З раннього ранку до пізньої ніченьки

Голкою денно верти.

Кров висисає оте остогиджене,

Прокляте нишком шиття,

Що паненя, вередливе, зманіжене,

Вишвирне геть на сміття.

Де воно знатиме, що то за доленька

Відшук черствого шматка,

Як за роботою вільна неволенька

Груди ураз дотика.

П.Грабовський

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: