Хроніки та Коментарі

Інтернет-газета

Зачем Яценюк с Аваковым затеяли охранную революцию

Posted by operkor на 27 Листопада, 2015

11-2Правительство предоставило МВД эксклюзивное право на коммерческую охрану госактивов. Премьер министр Арсений Яценюк решил передать эксклюзивные права на коммерческую охрану недвижимого имущества государства ведомству своего однопартийца — Департаменту полиции охраны Национальной полиции (ДПОНП) МВД Арсена Авакова.

Об этом говорится в постановлении Кабмина №937. Этот департамент был создан в результате переименования ГСО МВД генерал-майора Сергея Будника. Теперь эта формально обновленная структура МВД сможет монопольно охранять более 70 предприятий и учреждений, большинство из которых ранее привлекали для охраны частные компании или специальные, а не охранные подразделения того же ведомства.

В список эксклюзивно охраняемых ПОНП МВД активов вошли, в том числе, администрации почти всех работающих в Украине морских портов, СГП “ЧАЭС” ГосАгенства Чрезвычайных ситуаций, концерн “Укроборонпром” и управляемый им специализированный порт Октябрьск, навигационно-гидротехнические ГП “Укрводпуть” и “Дельта Лоцман”, все порты АМПУ Минтрансвязи, и концерн РРТ Госспецсвязи и защиты информации.

Охранная монополия МВД также охватывает Национальные телекомпанию и радиокомпанию вместе со всеми областными телерадиокомпаниями, включая Луганскую и Донецкую, работающие в зоне АТО. А также частично активы Госводагенства. Предоставленные ведомству Авакова эксклюзивные права охраны в этой отрасли включили в себя ГП “Кривбасводоснабжение” и граничащие с оккупированной территорией Крыма Управления Каховского и Северо-Крымского каналов.

Кабмин не упомянул в своем постановлении Управление Ингулецкой оросительной системы, что формально означает разрешение привлекать к его охране частные компании или общественные организации. Кроме этого, “охранное” постановление не включило важнейшее для экономики и жизнедеятельности Донбасса предприятие госинфраструктуры — Управление канала Днепр-Донбасс, которое питает ресурсом “облводресурсы” и “горводоканалы” на оккупированных территориях и территориях военно-гражданских администраций.

Не исключено, что организованная по новому система охраны в самом скором будущем может стать причиной межведомственной анархии в сфере обеспечения безопасности стратегических объектов водоснабжения и теле-радиотрансляции, работающих в прифронтовой зоне. Ведь гарантом неприкосновенности государственной недвижимости и доступа на ее территорию являются отнюдь не глава МВД или тем более не начальник ДПОНП. Эта ответственность лежит на командном составе СБУ и Минобороны, которые отвечают за уровни террористической угрозы со стороны иностранного агрессора. Но охранные расходы государства теперь начнут перераспределяться не в пользу стратегической инфраструктуры связи и водоснабжения в прифронтовой зоне, а перейдут в намного более доходную область коммерческих госактивов.

При профессиональном подходе к решению задачи охраны недвижимости того же Минэнерго правительству стоило бы задуматься о перераспределении на МВД многомиллионных государственных расходов на охрану систем транспорта и хранения нефти, природного и сжиженного газа. В том числе стоило бы просчитать целесообразность перераспределения расходов с точки зрения весьма вероятных в период внешней агрессии затрат на ликвидацию последствий возможных судебно-имущественных захватов, несанкционированных проникновений или террористических атак.

Но МВД вряд ли стоило передавать охрану самой протяженной в Европе сети магистральных газопроводов “Укртрансгаз” или весьма разветвленной сети недвижимости “Укртранснафты”. Ведь в случае провала функций охраны и возможных из-за этого технологических аварий, их операционная ликвидация будет возложена не на МВД, а на другое ведомство — Госслужбу чрезвычайных ситуаций.

Она, в свою очередь, будет вынуждена обращаться к техническим силам еще одной структуры — специальным Инженерным войскам Вооруженных Сил. Такой “межведомственный футбол” и перебрасывание функций может забрать драгоценное в подобных ситуациях время, и потребовать от государства дополнительных затрат. Но обширный опыт ликвидации аварий и диверсий, судя по всему, ничему не научил украинские власти.

Оптимальным выходом в нынешней ситуации могло бы стать возрождение Трубопроводных спецвойск украинской армии. Несмотря на важнейшую роль, сыгранную при ликвидации аварии на ЧАЭС, этот род войск был бездумно расформирован руководством Украины в начале этого века. Теперь, затевая “охранную революцию”, премьер-министр Арсений Яценюк вполне мог бы об этом вспомнить.

Кого будет охранять МВД

В прилагаемый к “охранному постановлению” Кабмина №937 список государственных и других объектов собственности, недвижимость которых охраняется исключительно МВД, вошли “Одесский Припортовый Завод”, НАЭК “Укрэнерго”, подчиненное МЧС ГП “Энергорынок”, и последняя из оставшихся у государства генерирующих компаний ПАО “Центрэнерго”.

Из других предприятий Минэнерго, правительство решило отдать департаменту ПОНП МВД эксклюзивные права охраны “тезки” департамента — ГП “Предприятие по обеспечению нефтепродуктами (ПОНП)”. Оно является правопреемником государственной Феодосийской нефтегавани, и оперирует Херсонским нефтеперевалочным комплексом.

Зато ГП “Укртранснефтепродукт”, в отличие от Херсонского нефтетерминала, в перечне эксклюзивных объектов охраны МВД почему-то не числится. Хотя оно оперирует в высшей мере проблемными с точки зрения охраны госактивами. Во-первых, это обширная недвижимость крупнейшего в Восточной Европе Лубенского шахтного хранилища нефтепродуктов (бывшая Исследовательско-промышленная лаборатория налива и подземного хранения нефтепродуктов Госрезевра в Сухой Солонице). Во-вторых, “Укртранснефтепродукт” отвечает за имущественные права государства на нефтепродуктопровод Мозырь-Ужгород (у нас больше известен как “Самара-Западное направление”).

Избирательная политика премьера Яценюка коснулась и других предприятий Минэнерго. Например, в списке объектов, которые должно охранять ведомство Авакова, числится СГП “ЧАЭС”, НАЭК “Энергоатом” и ГП “Цирконий”, но нет концерна “Ядерное Топливо Украины” и Восточного ГОКа. Менеджмент двух последних украинская пресса относит к сфере влияния Николая Мартыненко — однопартийца Яценюка и Авакова по НФ.

Также отнесся Кабмин и к перераспределению в пользу МВД эксклюзивных прав охраны предприятий системы НАК “Нафтогаз Украины”. В “охранном” списке числится сам госхолдинг, а также принадлежащие ему ПАО “Укрнафта”, “Черноморнефтегаз”, “Укртраснафта”, ГП “Укртарансгаз” и “Укргаздобыча”, большинство из которых до принятия нынешнего постановления привлекали к охране частные компании. Зато из него выпало дочернее НАК “Нафтогаз Украины” ГП “Укрспецтрансгаз”, оперирующее государственным парком цистерн для перевозки сжиженного газа и терминалами по его перевалке.

В течение более чем десяти лет управление этими госактивами пресса относит к сфере влияния нынешнего лидера Оппозиционного Блока Юрия Бойко. Отсутствие указанного ГП в постановлении означает, что вопросы охраны сектора активов НАК “Нафтогаз Украины” в сфере сжиженного и баллонного газа правительство оставило в компетенции этого “крепко сбитого хозяйственника” Партии регионов.

Иван ПЕТРОВ

Деловая столица

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: