ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Жить по-новому. Как в Украине считают потребительскую инфляцию. Часть 1

Posted by operkor на Июнь 6, 2016

10Если бы у нас потребительские цены росли, как странах Евросоюза, на 1,6% в среднем за пять предыдущих лет (а в прошлом году и вовсе на 0,0%), то такая инфляция не вызывала бы особой озабоченности. Но при прошлогоднем ее показателе в 43% с хвостиком, а среднегодовом значении в 48,7% (самый высокий показатель за последние 20 лет, то есть за всю историю существования гривны), что “слегка” превысило утвержденные Кабмином прогнозные цифры в 10,9% по первому сценарию и 13,0% по второму, значимость этих данных возрастает на порядок. Добавим, что, по оценкам ЦРУ, инфляция в Украине в 2015 г. была наибольшей среди 225 стран мира, возможно, уступая лишь Венесуэле, по которой данных пока нет.

В отношении нашего индекса потребительских цен можно слышать немало упреков в его занижении и одновременно вроде бы вполне аргументированных утверждений в его несомненной правильности. Наверное, при таких противоречивых суждениях следует набраться смелости и попытаться разобраться в некоторых аспектах методики и практики его расчетов, прозрачности и администрирования.

Об индексе, проблемах и отношении к нему

Индекс потребительских цен (ИПЦ) призван отражать изменение во времени среднего уровня цен и тарифов на потребительские товары и услуги, приобретаемые населением. Цены и тарифы на различные товары и услуги изменяются по-разному. Чтобы эти изменения свести воедино, приведя к общему знаменателю, необходимо сначала выразить эти ценовые изменения по каждой позиции в виде индивидуальных индексов, затем свести (взвесить) по их процентной доле в общих денежных потребительских расходах населения (домохозяйств). Для этого формируется потребительский набор наиболее репрезентативных товаров и услуг.

Нынешний ИПЦ базируется на наборе из335 позиций: 283 товара и 52 услуги. Во многих странах их в этом индексе значительно больше. По данным МВФ, приведенным в “International Financial Statistics. Country Notes”, в Италии он включает 1148 товаров и услуг, Венгрии — 906, Литве — 858, Чехии — 710, Словакии — 709, ФРГ — 700. Но в США и Франции он даже меньше, чем у нас, — по 305, а в Канаде — только 177.

В Украине потребительский набор корректируется раз в пять лет. Предыдущий вариант содержал

 296 товаров и услуг. В новый набор, “запущенный” в 2012-м, были как включены новые товары и услуги, так и разукрупнены, дезагрегированы некоторые существовавшие позиции. Например, были добавлены заварной хлеб и багеты, пекинская капуста (которая в декабре прошлого года стоила даже дешевле родной белокочанной), ноутбуки, USB-флешки, страхование автомобилей и др. Макаронные изделия разделены на две позиции — из муки твердых и мягких сортов пшеницы, молоко тоже на две — с жирностью до 2,5% включительно и большей жирностью.

Легковые автомобили — аж на четыре: произведенные в Украине, странах СНГ, Евросоюзе и Японии (правда, “беспризорными” остались изделия китайского и корейского автопромов). И очень важно, что пять видов лекарственных средств — сосудорасширяющие, антибиотики, витамины, мази и жаропонижающие препараты — были разделены на продукты отечественного и импортного производства.

В Украине ИПЦ определяется уже 25 лет, и, безусловно, за эти годы методика его расчетов совершенствовалась. На первых этапах огромную помощь оказали эксперты Международной организации труда (МОТ) и особенно Международного валютного фонда (МВФ).

Наши ежемесячные ИПЦ определяются довольно быстро — до недавних пор на шестой, а с марта — на восьмой день следующего месяца (в США — на 16-й день). При этом рассчитываются ИПЦ по всем регионам, что делается далеко не во всех странах, определяется так называемый базовый ИПЦ, необходимый Нацбанку, на сайте Госстата есть инфляционный калькулятор. Также на сайте статведомства есть полезное пособие для пользователей с несколько двусмысленным названием: “Індекс споживчих цін: сприйняття та реальність”. Ныне ИПЦ формируется на базе ежемесячной регистрации примерно 200 тыс. цен и тарифов в 86 городах Украины.

ИПЦ, помимо своей основной задачи (выполняет ее в других странах, но куда скромнее с этой целью применяется у нас) — использования для корректировки заработной платы, пенсий, оказывает решающее влияние на формирование ряда других важных макроэкономических показателей. Если он выходит более высоким, чем действительные изменения цен, то из-за завышения ИПЦ эти макропоказатели в динамике окажутся заниженными, и наоборот.

Можно выделить три наиболее значимых макропоказателя, на которые влияет ИПЦ. Первый — показатели реальной заработной платы. Второй — составляющие около 70% ВВП конечные потребительские расходы домохозяйств. И третий — индекс физического объема розничного товарооборота торговых предприятий.

Показатели реальной чистой зарплаты (за вычетом налогов и других обязательных платежей), скорректированные по индексу потребительских цен, дают результаты, которые вряд ли могут вызвать доверие у большинства граждан. Выходит, что за 2000—2014 гг. она выросла в 4,31 раза, а реальные пенсии, являющиеся вторым по величине компонентом денежных доходов населения, увеличились аж в 6,31 раза.

Подобные сомнения возникают и при анализе ВВП. Он у нас до сих пор еще крайне далек даже от уровня 1990 г. (только 59% в 2015 г.). В мире за этот период он вырос в среднем более чем в два раза, более низкие показатели разве что в Сомали и Эритрее. Конечные расходы домохозяйств, характеризующие жизненный уровень населения и определяемые на базе ИПЦ с некоторыми досчетами (в частности, потребления собственных сельхозпродуктов), показывают нам, что в 2014 г.они были в 1,59 раза выше, чем в 1990-м, а в2013 г. — даже в 1,72 раза. А их доля в ВВП в 1990-м составляла 54,8%, а в 2014-м — 70,7. Математически при таких показателях увеличения этого компонента его доля в ВВП в 2014-м должна была бы быть около 87%, (54,8х1,594).

Индекс физического объема розничного товарооборота торговых предприятий за 2005—2014 гг. составил 209%, а рост реальных доходов населения — 178%. Такое соотношение вызывает сомнения, поскольку с повышением реальных доходов более высокими темпами должны расти расходы на услуги (а не товары), а также на накопление, приобретение жилья.

Проблематика ИПЦ постоянно привлекала внимание общественности, критика не всегда была объективной. И на сайте Госстата неоднократно появлялись комментарии, начисто отметающие какие-либо сомнения в его правильности: “…международные эксперты МВФ и ЕС, постоянно осуществляющие мониторинг качества индексов потребительских цен в разных странах мира, дают высокую оценку данным ИПЦ в Украине и отмечают, что расчеты показателя инфляции производятся на основе надежных статистических методов”.

Ссылки на такие авторитетнейшие международные организации, как МВФ и Евросоюз, должны были бы быть более чем убедительными и исключить какие-либо подозрения в неправильности нашего ИПЦ. Но при всем уважении к ним нужно понимать, что они занимаются в основном методологическими аспектами, не ставя своей задачей (и практически просто не могут) проводить тотальную проверку всех наших расчетов. Для этого нужно было бы постоянно держать у нас минимум несколько специалистов.

Сомнения в правильности нашего ИПЦ все же остаются у многих. И их не стоило бы игнорировать. Они, в частности, высказывались даже двумя премьерами последнего десятилетия (правда, в их бытность народными депутатами) — Ю.Тимошенко и А.Яценюком. Так, в марте 2011-го в Верховной Раде Тимошенко заявляла о занижении и даже фальсификации уровня инфляции в 2010 г., приводя цифру в 42,3% (при 9,1% по официальным данным). А Яценюк незадолго до премьерства приводил в Верховной Раде показатель в 51,6%, правда, не уточняя, к какому периоду он относится.

Не помышляя оспорить утверждения о занижении ИПЦ, отметим все же, что если быть объективным, то сделать самостоятельные расчеты изменений ИПЦ, как ни старайся, практически невозможно. Их не так просто делать и Госстату, который тогда собирал данные в 132 городских поселениях, делая ежемесячно более 400 тыс. наблюдений за ценами силами нескольких сотен сотрудников.

Сомнения в достоверности нашего ИПЦ довольно часто появляются в СМИ и научных журналах, в частности в статье академика НААН Украины Б.Пасхавера в февральском номере журнала “Економіка України” за нынешний год.

Следует добавить, что МФВ уделяет серьезное внимание ИПЦ и при выявлении в них существенных недостатков должным образом реагирует. Так, в “IMF. Annual Report 2014” отмечалось, что в декабре 2013 г. исполнительный комитет МФВ провел даже специальное заседание (!) по поводу некачественных данных по ИПЦ Аргентины.

Представляется, что наиболее серьезное упущение в презентационном плане в том, что у нас при столь высокой инфляции на протяжении календарного года Госстат не приводит абсолютно никаких данных о средних ценах и тарифах. Они появляются только в марте следующего года и всего лишь по 22 продуктам питания. Наблюдается многолетняя неизменная позиция не приводить все индивидуальные индексы потребительского набора и особенно средние цены и тарифы, а отделываться только виртуальными общим и групповыми ИПЦ.

Такой подход можно было бы еще как-то оправдать при евросоюзовской, а не нашей инфляции. Конечно, проявив настойчивость и опираясь на Закон “О доступе к публичной информации”, можно добиться их предоставления по запросам пользователей. Но вряд ли это наиболее эффективный способ получить соответствующие данные.

Видимо, подобная позиция объясняется тем, что приведение этих данных позволяло бы сравнить динамику цен и тарифов и соответствующих индивидуальных индексов.

По ИПЦ остается недоступным инструментарий с указаниями, что конкретно относится к каждой из  335 позиций индекса, то есть не выполняется такое важное требование, как прозрачность. По многим широким позициям нельзя понять, о каких конкретно товарах и услугах идет речь, особенно по тем, в которых значительна доля импорта (например, обоям, керамической плитке, фарфорофаянсовой посуде, санитарно-техническому оборудованию, цветам, краскам, туристическо-экскурсионным услугам).

Такой инструментарий доступен пользователям в обследованиях домохозяйств и экономической активности населения. ИПЦ — это, пожалуй, единственный среди сотен других показателей, который не представлен на сайте Госстата в метаописаниях государственных статнаблюдений.

К недостаткам нашего ИПЦ следует отнести то, что он не рассчитывается в варианте с сезонными колебаниями. Они в основном затрагивают овощи и фрукты, сезонную одежду и обувь. Такой параллельный вариант определения ИПЦ предусмотрен МОТ в документе “Индексы потребительских цен” 2003 г. (пункт 77). Отметим, что у нас сезонные корректировки учитываются при квартальных расчетах ВВП и ежемесячных индексах промышленного производства, где они все же менее существенны, чем в ИПЦ.

При формировании нового потребительского набора в 2012 г. никто себе не мог и представить, что курс гривни к доллару изменится в три раза. А при его изменении импортные, преимущественно китайские, товары (такие, как скотч, элементы питания (батарейки), шнурки для ботинок, нитки и сотни других изделий), продававшиеся в МАФах с броскими вывесками “Все до 10 гривен”, подорожали в 2,5—3 раза (в результате чего вывески были трансформированы во “Все от 10 гривен”). Доля расходов на эти товары в разных домохозяйствах, конечно, неодинакова, но в среднем может составлять 1,5—2%, и рост цен на них не мог быть учтен в ИПЦ.

В новой методике по ИПЦ, утвержденной в июле 2013 г. вместо прежней от 2006 г., применительно к определению на местах и в регионах средних цен и индивидуальных индексов изменено одно ключевое слово, а именно: средняя цена рассчитывается по формуле среднеарифметической невзвешенной — на среднегеометрическую невзвешенную. Причины и последствия этого изменения остаются неясными.

Еще одна серьезная проблема для ИПЦ связана с тем, должны ли каким-то образом или не должны учитываться субсидии, а также их влияние на формирование весовой структуры индекса. До недавних пор субсидии получало немного домохозяйств (лишь 7,8% в марте 2015 г.). Но сейчас их доля значительно увеличилась: до 34,6% в марте 2016 г., причем больше — в городских домохозяйствах. А с введением новых цен на газ, отопление и горячую воду субсидиями будет охвачено не менее 60% домохозяйств. Эта проблема требует отдельного рассмотрения. Сюда можно добавить и сложности определения фактического изменения средних тарифов по электроэнергии, когда существуют разные (пошаговые) тарифы в зависимости от объемов ее использования.

Поскольку у нас ежегодно в июне изменяется весовая структура ИПЦ, на него, помимо индивидуальных индексов, влияют и структурные изменения. И в этом году они могут быть довольно существенными в связи с повышением цен на газ, электроэнергию. Поэтому было бы желательно в июне при переходе на взвешивание по новой структуре весов параллельно сделать и привести расчеты ИПЦ и по прежней структуре.

Презентация и прозрачность

Госстат ежегодно уже в конце марта издает 180—200-страничные сборники “Індекси споживчих цін”. При таком объеме следовало бы включать в них детальную информацию не только по общему и групповым, но и по всем 335 индивидуальным индексам в декабрьском и годовом форматах и, что еще более важно, приводить значительно больше данных о средних ценах и тарифах по товарам и услугам.

Нынешнюю же практику можно было бы оправдать при значительно более низких показателях инфляции, чем в Украине. Стоило бы изменить и название сборников на “Споживчі ціни та індекси”. Но эти очень важные для миллионов украинских граждан данные, к сожалению, не публикуются. Такая ситуация представляется крайне нелогичной и невольно заставляет задуматься о возможных причинах подобного положения дел.

Наиболее полно данные о средних ценах и индексах приводились с 1995-го по 2003 г. в бюллетенях “Середні ціни і тарифи на споживчі товари і платні послуги та їх індекси”. В них публиковались цены по 50 продовольственным, 74 непродовольственным товарам и 19 видам платных услуг. С 2004 г. данные о средних ценах вообще перестали публиковать, хотя в ноябре 2001 г. президент Л.Кучма принял распоряжение “Об усовершенствовании наблюдений за ценами и тарифами”, предусматривающее, в частности, дополнительные меры по улучшению информирования по ценам.

Начали издавать нынешние сборники “Індекси споживчих цін”. Причем в изданиях за 2004—2006 гг. вообще не было абсолютно никаких данных о средних ценах. С 2007 г. стали приводиться цены по 23 пищевым продуктам. В сборниках за 2009—2011 гг. данные по средним ценам увеличились до 33, а потом решили, что этого многовато, и с 2012 г. они были вновь сокращены до 22 продуктов. Это в 6,5 раза меньше, чем в 1995—2003 гг. Интересно, что в другом сборнике этого же департамента — “Індекси цін виробників” приводятся средние цены производства по 33 пищевым продуктам. С 2004 г. начисто исчезли данные о средних ценах и в “Статичних щорічниках України”.

Зато в сборнике “Індекси споживчих цін” приводится в общем-то полезная, но все же менее значимая (по сравнению с индивидуальными индексами) подробнейшая информация о весовой структуре ИПЦ по всем 335 позициям. А в Еxсel-версии — еще дополнительно по Киеву и шести экономико-географическим районам (по каждому из них определяется весовая структура для нескольких соседних областей, например, по Причерноморскому району — для Николаевской, Одесской и Херсонской областей) Украины — целых 2680 показателей!

По аналогии с потребительскими индексами и ценами стоит привести сравнение с представлением данных по промышленности. По ней в Украине ежемесячно приводятся 125 индексов и данные о производстве 905 промышленных продуктов в натуре! А в “Статистичних щорічниках України” даются сведения по 306 видам промышленной продукции. Неужели значимость данных по промышленности настолько превышает потребность в более детальных индексах и средних ценах на потребительские товары?

Что с того, что веса и индексы по лекарствам теперь разделены на препараты отечественного и импортного производства, если по ним не публикуются ни эти индексы, ни средние цены по ним. И это притом, что вопрос о дороговизне лекарств был первым поднят В.Гройсманом на первом заседании нового Кабмина! В 2014-м официальный розничный товарооборот фармацевтических продуктов составил 31,9 млрд грн, или 740 грн в год на человека. Или же почему пользователям недоступны данные об индивидуальных индексах и средних ценах, а приводятся лишь веса по семи позициям безалкогольных напитков с ценовым диапазоном по ним примерно от 4 грн за литр воды в бутылках до 1200—1400 грн за килограмм растворимого кофе?

Оптимальным представляется значительное расширение информации о средних ценах и тарифах хотя бы до того уровня, как они приводились в 1995—2003 гг., и добавление столь актуальных ныне данных о тарифах на жилищно-коммунальные услуги и индивидуальных индексов в экспресс-выпусках, ежегодниках и, что практически проще, в Excel-формате. Можно было бы использовать и нынешнюю практику публикации раз в декаду данных о ценах и тарифах (хотя по тарифам никаких данных нет) по социально значимым товарам, добавив в них хотя бы цены на мороженую рыбу и один-два вида фруктов.

Еще одним примером увлечения общими индексами в ущерб информации о ценах служат впервые появившиеся 20 апреля на сайте Госстата индексы цен на жилье. Хотя приобретения жилья относится не к потребительским, а к инвестиционным расходам, эта информация с разной степенью остроты небезразлична для миллионов городских жителей.

В этом выборочном статистическом наблюдении предусматривается первоначально определение цен на жилье в областных центрах Украины на первичном и вторичном рынках по одно-, двух- и трехкомнатным квартирам в домах из кирпича и монолитного бетона за квадратный метр и общую площадь квартир. И цены, а не виртуальные индексы, которые, конечно, тоже нужны, являются более важными для граждан Украины.

Если в департаменте цен Госстата господствует убеждение, что при столь высокой инфляции миллионам наших граждан не нужны и излишни более детальные данные об индексах и средних ценах на потребительские товары, то можно было бы попросить Матвея Ганапольского поставить этот вопрос на голосование на телеканале NewsOne, на котором недавно обсуждался “борщевой индекс”, не затрагивая даже более широкий вопрос о доверии к украинскому ИПЦ.

Издаваемые сборники основательно перегружены повторением третьестепенных региональных данных за предыдущие пять лет. Их без труда можно извлечь из имеющегося на сайте Госстата калькулятора индексов потребительских цен. Так, в последнем сборнике можно найти, например, данные о том, что в феврале 2010 г. по сравнению с январем этого же года ИПЦ в Харьковской области составил 101,9%, а соседней Сумской чуть больше — 102,0%.

Отечественные публикации по ценам и ИПЦ намного уступают аналогичной информации как во всех соседних с нами странах, как и в других зарубежных государствах. Так, в Беларуси ежегодно издается 240-страничный сборник “Цены на потребительском рынке в Республике Беларусь”, в котором приводится очень подробная информация об уровне и динамике цен и тарифов. В венгерских изданиях приводятся средние цены по 92 продуктам за десять лет. В США только в ежегоднике “Statistical Abstractof the United States” приводятся ИПЦ по 195 позициям и ценам по 42 продуктам питания и 9 видам топлива и электроэнергии. А в ежемесячных публикациях “Consumer Price Index. Detailed Report” даются средние цены по 102 пищевым продуктам.

Администрирование

В самом общем виде суть индексов потребительских цен сформулирована в 160-й “Конвенции о статистике труда” МОТ, принятой в июне 1985 г. Она умещается всего в одном предложении: “Статья 12. Индексы цен на потребительские товары рассчитываются в целях измерения динамики цен на товары-представители применительно к структуре потребления основных групп населения или населения в целом”.

Конвенции МОТ должны ратифицироваться парламентами. Но эта конвенция, включающая девять сущностных статей, была лишь частично ратифицирована (четыре статьи) Верховным Советом УССР в августе 1988 г., как и ВС СССР и БССР. И статья об ИПЦ не попала в число ратифицированных, так как согласно тогдашним идеологическим догмам считалось, что при развитом социализме, в отличие от загнивающего капитализма, инфляции нет и быть не может.

Юридически это означает, что Украина и сейчас разделяет тогдашнее советское отношение к ИПЦ. И МИДу, и Госстату следовало бы проявить инициативу в том, чтобы Верховная Рада поскорее полностью ратифицировала 160-ю Конвенцию МОТ.

Намного подробнее, на 29 страницах, рекомендации по определению ИПЦ изложены в документе, принятом на 17-й Международной конференции статистиков труда в декабре 2003 г., с применением которых этот индекс определяется в Украине. А в 2007-м было издано “Руководство по индексам потребительских цен. Теория и практика” объемом в 680 страниц, совместно подготовленное (и переведенное и на русский язык) МОТ, МВФ, ОЭСР, Евростатом, ООН и Всемирным банком.

Несомненно, нуждается в пересмотре уже практически совершенно неработоспособный Закон Украины №1282-12 далекого 1991 г. “Об индексации денежных доходов населения” хотя бы в части контроля за ценами (ст. 11 и 12). Этим законом предусматривалось создание общественных экспертных советов из представителей имеющих статус всеукраинских (!) профсоюзов, женских, молодежных, ветеранских организаций и общественных организаций потребителей, с одной стороны, и представителей органов исполнительной власти — с другой, причем не только при Кабмине, но и при всех региональных администрациях. При всем при этом в правительственном совете не предусматривалось участие представителей Нацбанка Украины (!),вроде ему до этого совершенно нет никакого дела, и инфляция для него — что-то вроде дальнего родственника.

По сути этого закона и соответствующего кабминовского постановления невольно возникают два принципиальных вопроса. Первый: как чуть ли не на съездах и конференциях этих общественных организаций, особенно в регионах, найти представителей, которые были бы хоть более-менее компетентны в методике и практике расчетов этих ценовых индексов? И второй еще более каверзный: что делать дальше, если в центре или хотя бы в одном из регионов эти индексы будут признаны неудовлетворительными? А признание ИПЦ неудовлетворительным даже в одном регионе автоматически приводит к непризнанию и общеукраинского ИПЦ. Сомневаться же, что такие оценки при нынешнем безудержном росте цен и тарифов, несомненно, будут далеко не единичными, не приходится.

Но даже при Кабмине такой экспертный совет не был создан. В какой-то мере проблематикой ИПЦ в еще прежнем Госстате занималась рабочая группа, позднее преобразованная в постоянно действующую. Но на практике она собиралась где-то на часок, а то и меньше, только при проводимой раз в пять лет корректировке перечня товаров и услуг, включаемых в ИПЦ, в последний раз — минут на 20 в конце апреля для предварительного ознакомления с изменением потребительского набора в 2017 г.

Представляется, что, учитывая значимость ИПЦ и неоднозначное отношение к нему, нужно искать какие-то новые решения. Они должны затронуть и совершенно недееспособное законодательство и кабминовское постановление. Следует изучить опыт других стран по наблюдению за этими индексами. Эту далеко не второстепенную для гражданского общества проблему можно было бы рассмотреть в Национальном совете по статистике, который предполагается сформировать согласно подготовленным изменениям и дополнениям к Закону “О государственной статистике”.

Андрей РЕВЕНКО

Зеркало недели

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: