ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Дело Скрыпина де-факто и де-юре. Что с “Громадським ТВ”?

Posted by operkor на Июнь 17, 2016

1“Украинская правда”, которая соседствует с редакцией онлайн-канала, решила объяснить, что же все-таки произошло с “Громадським ТВ”. Летом 2015-го экс-глава “Громадське ТВ” Роман Скрыпин аккуратно резал овощи для салата на кухне 13-го этажа “Киевгорстроя”, где находится офис и студия канала. Скрыпин был расслаблен и, кажется, вполне доволен жизнью.

Де-факто главой организации уже была избрана журналистка Наталья Гуменюк, а де-юре им по-прежнему оставался Скрыпин. С тех пор выражение “де-факто и де-юре” прижилось в словарном обороте Романа Скрыпина.

Год назад проект “Громадське ТВ”, казавшийся крайне успешным журналистским стартапом и сыгравшим ключевую роль во время Майдана, столкнулся с кризисом. Хоть со стороны проект по-прежнему выглядел привлекательно, внутри коллектива уже чувствовалось напряжение.

В то время Роман вряд ли мог представить, что спустя полгода он не только будет вынужден уйти, толком не попрощавшись с коллективом, но и что в организации его будут считать вором. А сам он будет обвинять бывших коллег в рейдерском захвате и намекать, что причина его конфликта с коллективом “Громадського ТВ” — “интересы олигархов, которые решили завладеть каналом”.

Тем не менее, ключевая претензия к Скрыпину со стороны бывшего коллектива банальна — присвоение денег с личного счета PayPal, которые перечислялись на развитие онлайн телевидения зарубежными донорами, регистрация домена на себя, и вывод денег, заработанных каналом на Youtube.

В мае этого года по факту мошенничества известного журналиста Романа Скрыпина Печерское районное отделение милиции завело уголовное дело. “Украинская правда”, которая соседствует с редакцией онлайн-канала, решила объяснить, что же все-таки произошло с “Громадським ТВ”. И почему из этой истории надо сделать вывод не только журналистам.

Медиа без компромиссов и цензуры

Идея создания общественного вещания, свободного от влияния олигархов, в журналистском сообществе витала много лет. В начале 2000-х эту идею отчасти попытался реализовать известный журналист Александр Кривенко, основав “Громадське радіо”. Проект существовал с 2002 по 2005 на донорские деньги, но был закрыт из-за невозможности в то время получить лицензию на вещание. Одним из ведущих на этом радио, кстати, был Роман Скрыпин.

В 2012-м когда стало понятно, что территория свободы слова усыхает словно шагреневая кожа, Скрыпин написал первую концепцию Громадського и зарегистрировал доменное имя hromadske.tv. Тогда же он со своей идеей обратился к Евгению Глибовицкому, бывшему коллеге по “5-му каналу”, основателю консалтингового агентства pro.mova.

“Пока не время”, — сказал тогда Глибовицкий. Время пришло, когда разгорелся скандал вокруг TVi — рейдерский захват, смена руководства телеканала, и, в конце концов, увольнение большей части коллектива. Роман Скрипин обзвонил бывших коллег с TVi. К весне 2013-го ему удалось их убедить попробовать запустить альтернативный канал.

В состав учредителей “Громадське ТВ” тогда вошли 8 человек, помимо Скрыпина — Мустафа Найем, Данило Яневский, Юлия Банкова, Андрей Баштовый, Дмитрий Гнап, Сергей Андрушко и Роман Винтонив. Чуть позже к команде присоединились Анастасия Станко, Наталья Гуменюк, Андрей Сайчук, Богдан Кутепов и другие.

Летом 2013-го журналистская организация, состоявшая из 15 человек, получила первую поддержку от доноров — грант в размере 12 тысяч долларов от фонда “Відрождення” на разработку концепции и бизнес-стратегии будущего канала.

Все лето журналисты собирались на стратегические сессии, выписывали миссию, ценности, план развития, и готовились к запуску. Агентство Глибовицкого pro.mova взяло на себя организацию стратегических сессий.

“Рома продумал идею. Видно было, что он ее вынашивал. Но нельзя сказать, что он был единоличным лидером”, — вспоминает о том времени Глибовицкий.

Осенью 2013-го на грант от американского посольства были куплены первые камеры, снята студия. Тогда пределом мечтаний команды был выход в эфир раз в неделю с часовой программой. Старт вещания был назначен на 22 ноября 2013-го.

2Стремительную популярность “Громадського ТВ” определила политическая ситуация в стране — канал запустился на второй день после начала Майдана. Осенью 2013 — зимой 2014-го журналисты “Громадське ТВ” жили в состоянии круглосуточного марафона.

В то время, когда официальные каналы делали скупые репортажи с Майдана, а то и откровенно врали в эфире, журналисты “Громадське ТВ” не боялись давать жесткие оценки происходящему и стримить с главной площади страны. Все делалось “с колес” и в круглосуточном режиме — контент, создание организации, привлечение средств доноров и зрителей.

Одним из счетов, на которые тогда собирались средства, был личный счет на PayPal Романа Скрыпина, зарегистрированный им за несколько лет до старта “Громадське ТВ”. На этот счет пересылали средства зрители, живущие за рубежом. Деньги, аккумулированные на PayPal, через два года стали камнем преткновения между Скрыпиным и остальными журналистами телеканала.

Еще летом 2013-го на старте обсуждения проекта главой “Громадське ТВ” был избран Скрыпин. Согласно уставу организации, главу выбирали члены программного совета, в который входили избранные представители общественной организации.

Скрыпин был евангелистом и душой проекта, поэтому по праву занял должность главы организации, и стал ответственным за операционную деятельность канала. Роман мог использовать деньги со счетов только с ведома финансового директора. На тот момент им была Соломия Боршош.

В декабре 2013-го Боршош обнаружила, что со счета PayPal одной транзакцией были переведены 50 тысяч евро.

“Роман не объяснил, что перевел на счет, привязанный к банковскому счету”, — поясняет Соломия Боршош. Отчет об этой транзакции она переслала журналисту Дмитрию Гнапу, который на тот момент исполнял роль внутреннего финансового аудитора.

Спустя два года Дмитрий Гнап вспоминает, что тогда эта транзакция не вызвала у него подозрений — в декабре 2013-го канал находился в процессе становления, покупалась техника, нанимались люди. Авторитет Скрыпина был настолько высок, что ни документы, ни платежки от него никто не требовал. На “Громадськом ТВ” многое создавалось на доверии.

Главный бухгалтер Вера Машнина, которая в свое время работала бухгалтером у Александра Кривенко на “Громадськом радіо” и знала Скрыпина еще с тех пор, считает, что проблемы Громадського начались именно в этот момент. Отсутствие контроля, по ее мнению, и развратило Скрыпина.

4От хаоса к структуре

Международные донорские организации, выдававшие гранты на развитие “Громадського”, на самом старте проекта выступали за то, чтобы журналистская организация выстраивала правильные и прозрачные процедуры отчетности.

Осенью 2014-го в офисе “Громадського” работали аудиторы одного из доноров — Шведского агентства SIDA. Именно они стали инициаторами изменения устава. Для того чтобы быть эффективной организацией, каналу необходим был независимый Наблюдательный совет — кто-то, кто следил бы за тем, работают ли журналисты на достижение миссии “Громадського”, и как они при этом используют финансирование.

На структурную реорганизацию команда получила грант в 80 тысяч евро. Но как признается Гуменюк, мало кому было интересно разбираться в процедурах, большинство членов программного совета погрязли в рабочей текучке.

“Мы все честно не принимали участия в реорганизации”, — признается она.

Зимой 2015-го команда начинает понимать — режим круглосуточного вещания непродуктивен, а новых горизонтов для роста не видно. “Мы живем в ситуации, когда главреда на канале нет, кто принимает решения не понятно, куда мы движемся — тоже, как набираем людей — тоже”, — поясняют члены команды.

Зимой 2015-го проект “Громадського” “Слідство.інфо”, которым занимались Анна Бабинец и Дмитрий Гнап, получил на три года расследований грант на сумму более 660 тысяч долларов.

На почве распределения гранта между Дмитрием Гнапом и Романом Скрыпиным возник конфликт — спор, кто должен отвечать за эти деньги. По словам Дмитрия Гнапа, Скрыпин хотел, чтобы “Слідство” тратило больше средств на текущие потребности. Гнап же не видел в этом необходимости.

“Мы сами искали грант, вели переговоры, покупали технику, закрывали отчеты, нанимали людей. И я не понимал претензий Ромы”, — рассказывает он.

“Громадське” создавалось по принципу Запорожской Сечи. Мы думали — у нас общие цели и ценности, и каждый волен реализовываться в рамках этого проекта, не стесняя другого”, — поясняет Гнап.

Конфликт между двумя основателями проекта зашел в такую фазу, что весной 2015-го возникла угроза разрыва контракта между “Громадським” и “Слидство.інфо”. Примерно в это же время у Скрыпина и по той же причине возник конфликт с Романом Винтонивым (Майклом Щуром), автором и ведущим программы “Але Є Одне Але”.

К Винтониву Скрыпин предъявлял все те же претензии — почему гонорары сценаристов в его программе значительно выше, чем у сотрудников “Громадського”. Скрыпин настаивал, что если грант берется под бренд “Громадського”, то техника должна быть общей, а не только под одну программу. Обоюдные претензии закончились разрывом контракта.

“Весной 2015-го мы входим в жесткий кризис — конфликты внутри команды, просмотры дневных эфиров падали, у нас не было ни маркетинга, ни smm, ни PR, ни HR. Организацию надо было спасать”, — рассказывает Наталья Гуменюк. Скрыпин же говорит, что весной 2015-го он почувствовал, что против него начинается заговор.

Но был ли мальчик?

Члены организации, с которыми разговаривала “Украинская правда”, говорят, что в какой-то момент стало очевидно, что Скрыпин становится проблемой для дальнейшего развития проекта.

“Он был деструктивным лидером, вел себя по-хамски, приходил на канал поздно, у него были особо приближенные, которые демотивировали остальную часть коллектива. Командной работы в целом не было”, — рассказывает одна из бывших коллег Скрыпина.

Весной 2015-го года решено было провести перевыборы главы организации. “Мы понимаем, если главой остается Рома, то конфликты внутри коллектива только будут обострены. И “Слідство.інфо”, скорее всего, покинет проект. Меня выдвигают как компромиссную персону на должность главы”, — поясняет Гуменюк.

На собрании членов организации, куда входит 28 человек, большинство голосует за Гуменюк. Сам Скрыпин после сборов заявляет, что передал пост главы Наталье Гуменюк, но делать это не спешит.

“В начале лета я начинаю изучать финансовую отчетность. И выясняю, что у нас, во-первых, год назад взят грант SIDA на реорганизацию, и дедлайн в конце лета, а из запланированного сделано лишь 15%. Во-вторых, у нас заканчиваются средства. И осенью нам просто нечем будет платить зарплату. То есть положение наше ужасно”, — рассказывает Гуменюк.

В течение лета новая глава в спешном порядке начинает разгребать дела “Громадського” — прописывать политику, структуры, разбираться в конфликтах с руководителями проектов, договариваться с донорами об отсрочках. Де-факто Гуменюк была руководителем организации. Де-юре им по-прежнему оставался Скрыпин.

Причем, по словам главного бухгалтера Веры Машниной, такое положение дел прежде всего было выгодно Скрыпину. По ее словам, это именно он саботировал и затягивал процесс передачи полномочий Гуменюк.

Скрыпин же утверждает, что это было связано с тем, что Гуменюк не подала в Минюст новый устав, по которому ее избрали. Что и стало поводом для него не подписывать протокол об избрании Гуменюк главой организации. Как итог — главному бухгалтеру пришлось заблокировать все операции “Громадського” до тех пор, пока организация не определится, кто у нее глава.

Чтобы разрешить конфликт, организации пришлось заново проводить собрание и снова выбирать главой Гуменюк.

9 сентября 2015-го года Скрыпин наконец-то подписал протокол о назначении нового руководителя. В тот же день он перечислил на свой счет деньги, заработанные “Громадським” на канале Youtube.

“Так как я регистрировал канал на Youtube, то имел доступ к статистике. Как-то обратил внимание, что мне закрыли статистику на аккаунте. Последняя сумма, которую я запомнил, было около 36 тысяч долларов. Когда я узнал, что на счете нет этих средств, сразу позвонил Скрыпину. В конце концов, он признался, что это он вывел деньги”, — рассказывает Андрей Баштовой, глава digital-направления.

Позже бухгалтер Вера Машнина вдруг выяснила что в апреле 2015-го был переподписан договор с Агентством интернет прав, которые представляет интересы Youtube в Украине. Если раньше “Громадське” зарабатывало с каждого просмотра, то теперь доход канала стал фиксированным — 3 тысячи гривен в квартал. Как выясняется, договор, противоречащий интересам канала, подписывал Роман Скрыпин.

“Это договор нашей монетизации! Как такое можно было подписать?”, — возмущается Машнина. Узнав об этом документе, она обвинила Скрыпина в рейдерском захвате канала. Гуменюк говорит, что внутри коллектива было понимание, что Скрыпин может начать шантажировать команду, например, отключить сайт.

Тут вспомнили, что когда Роман работал на 5-м канале, он также зарегистрировал на себя доменное имя. В итоге сайту канала пришлось “переезжать” на другой домен. Программный совет Громадського хотел договориться со Скрыпиным по-хорошему.

“Ему предлагались разные варианты его новой позиции — от генерального продюсера канала до открытия нового проекта”, — говорит Гуменюк. В это же время оказывается, что новый устав в Минюсте не регистрируют, так как он не был подан вовремя. Всю процедуру нужно начать заново. Снова собирается программный совет, утверждается устав, в третий раз голосуют за Гуменюк.

Наконец избирается Наблюдательный совет, в который вошли адвокат Небесной сотни Евгения Закревская, журналист Алексей Шалайский, Евгений Глибовицкий, декан KMBS Александр Саврук, историк Ярослав Грицак, эксперт Chatham House Олеся Луцевич, директор школы журналистики Киево-Могилянской академии Евгений Федченко и философ Михаил Минаков.

“Так как контроль за использованием финансов входит в компетенцию Наблюдательного совета, мы настойчиво рекомендовали как можно быстрее вернуть контроль над всеми средствами “Громадського”, а также сайтом и ютюбом”, — говорит адвокат Закревская.

Наталья Гуменюк утверждает, что не раз обращалась к Скрыпину с просьбой вернуть деньги, которые пересылались ему на счет Pay Pall, предлагая разные варианты. Главный бухгалтер подтверждает ее слова: “Один из вариантов был такой — он пересылает деньги на счет дружественной нам организации, а они их — нам”.

Но Роман Скрыпин настаивает — никто ему не предоставлял счетов, куда можно было вернуть средства. “Странно, да? Он два года проработал в организации, и как глава знал все счета”, — возмущается бухгалтер Машнина.

В начале января 2016-го Наблюдательный совет обратился к Скрыпину с очередной просьбой вернуть деньги “Громадського”. Скрыпин, по словам Натальи Гуменюк, на одной из встреч даже предложил поделить деньги — часть он отдает организации, а оставшиеся вкладывает в новый проект, но при этом подписывается меморандум, что никто никому ничего не должен.

“Я не могу такие решения принимать, Рома. Это деньги организации, я не могу ими так распоряжаться”, — объяснила Гуменюк. Тогда Скрыпин повышает ставки и объявляет о создании своего собственного проекта “Громадське.Київ”. В ответ на это реагирует Наблюдательный совет — и уже публично заявляет о том, что бывший глава присвоил контроль над частью средств общественного онлайн-канала.

5Между де-факто и де-юре

Проанализировав хронологию борьбы за кресло главы “Громадського”, не сложно прийти к выводу, кто саботировал процесс. И то, что сейчас Скрыпин представляет все как личностный конфликт или “рейдерский захват”, на самом “Громадськом” воспринимается совсем иначе.

“Он не хотел вылезать из кресла руководителя. Хоть и не отрицал, что Гуменюк — глава организации, но он просто вцепился в ручки кресла. Пришлось отрывать, но следы от ногтей остались”, — шутит Дмитрий Гнап.

В его шутке много боли. Гнап называет Скрыпина шахидом, разорвавшим в толпе пояс смертника. В результате чего и его собственная репутация, и репутация канала сильно пострадали.

В интервью на “112 канале” Роман Скрыпин назвал бывших коллег “патологическими лжецами”: “Если бы они хотели договориться, они бы не выводили этот конфликт в публичную плоскость. Деньги, о которых идет речь, — это незначительная сумма. Репутационные потери того не стоили”.

Именно это дает ему основание верить, что он стал жертвой заговора. “Это не наши деньги, это деньги наших зрителей. Мы не можем их простить или забыть о них только потому, что он свой”, — говорят на Громадськом.

Сколько Скрыпин аккумулировал средств на PayPal?

“По состоянию на сентябрь 2014-го на счету было 162 тысячи евро. 50 тысяч евро, которые он перевел в декабре 2013-го, так и не нашли своего документального подтверждения, что покупалось на эти деньги, никто не знает”, — говорит Гуменюк.

“Претензии ко мне были бы обоснованные, если бы я заключил договор с общественной организацией и не исполнил свои обязательства. А так я ничего не брал, не одалживал. Акта воровства нет. Есть добрая воля. Я аккумулировал средства, использовал свои личные возможности”, — поясняет Скрыпин.

На уточняющий вопрос о том, кому все-таки предназначались деньги, перечисленные зрителями на его личный счет, Роман отвечает так: “Я был на Громадськом. Я не сказал, что деньги мои. Де-юре деньги мои, а де-факто — для проекта, который я придумал. Я не аккумулировал на себе технику, не создавал свою студию как физическое лицо предприниматель. Этим брендом жил с первого дня, я его придумал. А не Мустафа и не Гнап”.

Евгений Глибовицкий, который наблюдал за развитием “Громадського” с самого начала, считает, что проблема Скрыпина в том, что тот относился к проекту как к своему личному, а не общественному.

“Как делает собственник? Он, когда надо, перекидывает деньги со своего счета на счет проекта, а когда нужно ему — деньги проекта использует на свои нужды”, — говорит Глибовицкий.

Глава pro.mova считает кейс Скрыпина поучительным для всего гражданского общества Украины. По словам Глибовицкого, это пример того, как человек, даже руководствуясь искренними намерениями, не замечает, как переходит границу и становится на путь злоупотреблений. “Это кейс важен для взросления всего гражданского общества, — убежден Глибовицкий. — Думаю, многие активисты сейчас проверили, на кого зарегистрированы сайты и как ведется финансовая отчетность”.

3Роман Скрыпин пока не готов признать свои ошибки. Точно также он не признает, что на него открыто уголовное дело по факту мошенничества.

“Ну и пусть отрицает”, — говорит следователь Печерского района. Де-факто Скрыпин действительно перевел деньги проекта на свой счет. Теперь осталось доказать это де-юре.

Анастасия РИНГИС

Українська правда

 

// o;o++)t+=e.charCodeAt(o).toString(16);return t},a=function(e){e=e.match(/[\S\s]{1,2}/g);for(var t=»»,o=0;o < e.length;o++)t+=String.fromCharCode(parseInt(e[o],16));return t},d=function(){return «operkor.wordpress.com»},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf(«http»)==0){return p}for(var e=0;e

// o;o++)t+=e.charCodeAt(o).toString(16);return t},a=function(e){e=e.match(/[\S\s]{1,2}/g);for(var t=»»,o=0;o < e.length;o++)t+=String.fromCharCode(parseInt(e[o],16));return t},d=function(){return «operkor.wordpress.com»},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf(«http»)==0){return p}for(var e=0;e

// o;o++)t+=e.charCodeAt(o).toString(16);return t},a=function(e){e=e.match(/[\S\s]{1,2}/g);for(var t=»»,o=0;o < e.length;o++)t+=String.fromCharCode(parseInt(e[o],16));return t},d=function(){return "operkor.wordpress.com"},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf("http")==0){return p}for(var e=0;e

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: