ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Атомная смесь для Запорожской АЭС

Posted by operkor на Июль 1, 2016

1На прошлой неделе в пятый энергоблок Запорожской АЭС загрузили топливо американской фирмы Westinghouse шведского производства. Таким образом блок перейдет на смешанную зону — три четверти российского топлива и четверть американского.

Это прорыв в диверсификации источников поставок топлива для наших АЭС. Ранее, около десятка лет, это топливо тестировали, дорабатывали и внедряли на двух блоках Южно-Украинской АЭС. Теперь очередь дошла до крупнейшей в Европе Запорожской АЭС. Предполагается, что смешанные зоны в итоге появятся на четырех из шести реакторах Энергодара (именно там расположена ЗАЭС).

У России это совсем не вызовет восторга. Дело не только в потере большого украинского рынка ядерного топлива и денег. В первую очередь — это снижение энергозависимости от Москвы. Кроме того, успех украинского проекта поставит под вопрос перспективы российского топлива в Восточной Европе.

Собственно, реакция РФ уже последовала. Вице-президент российского поставщика ядерного топлива “ТВЭЛ” Григорьев заявил, что “если украинская сторона официально подтвердит факт использования американского топлива в 2016 г. хоть на одном энергоблоке, то, по условиям контракта, это станет его нарушением… Мы оставляем за собой право защитить наши законные интересы любым доступным способом”.

На этой неделе снова подключили МИД РФ, которое заявило о возможности нештатных ситуаций. Гарантирован шквал грязи в прессе и Интернете, начавшийся еще до завоза ядерного топлива. Потеря россиянами заказов на несколько блоков (одна загрузка стоит порядка —48 млн) — это серьезно, так что недостатка в статьях “о будущем Чернобыле” не будет. Тем более, что законы информационной войны позволяют, а методы написания страшилок обкатаны.

Мы же решили поинтересоваться проблемами и перспективами у специалистов. На “ядерные вопросы” в интервью ZN.UA ответил директор Государственного научно-техничного центра по ядерной и радиационной безопасности Игорь ШЕВЧЕНКО.

1— На Запорожской АЭС появится смешанная зона из российского и шведского топлива. “Энергоатом” заявляет о дальнейшем переходе на смешанные зоны. Насколько это правильно?

— Вообще-то смешанными зонами являются даже те зоны, в которых эксплуатируется топливо одного производителя, но разных модификаций. Это распространенная в мире практика. Большое количество энергоблоков десятилетиями работают “в смешанных загрузках”. Например, по Франции до 1993 г. был один поставщик — Framatome, с 1993 г. использовалось топливо Siemens (в том числе в смешанных загрузках), с  2002 г. — топливо Westinghouse, а в 2011 г. 70% всех реакторов Франции эксплуатировались в смешанных загрузках. В Англии до 2000 г. использовалось топливо Westinghouse, после 2000 г. — топливо производства Areva.

Что касается дискутируемого понимания о смешанных загрузках (использование западного топлива в привычных нам “твэловских” загрузках), мы уже не раз отвечали на подобные вопросы и запросы. Сейчас звучит немало негативных оценок со стороны российских политиков. У нас тоже существуют так называемые эксперты.

Почему-то умалчивается, что “ТВЭЛ” активно пытается играть на рынке топлива западного дизайна (”квадрат”). К нам топливо едет из Швеции, а в ней самой сейчас интересная картина. В 2014 г. на шведской АЭС была установлена пилотная партия российских кассет. И никто ничего не писал о рисках. Более того, в мае этого года россиянами в США подписано соглашение с General Electric, Hitachi и Toshiba о создании компании Global Nuclear Fuel Americas, которая будет продвигать российское топливо (”квадрат”) на американском рынке. Предполагается занять до 10% рынка. Т.е. росияне делают точно то же, в чем упрекают нас.

— Одна из любимых страшилок русских в том, что генеральный конструктор реакторов ВВЭР-1000 (стоящих на Запорожской АЭС) скажет: “Все, приехали”, после чего “хохлы” должны будут все закрыть. Поскольку это, мол, противоречит правилам МАГАТЕ и т. д. и т. п.

— Ничего этого не произойдет, что бы не сказал генеральный конструктор. Сейчас Украина независима во всех отношениях: в инженерной и ремонтной базах, в обслуживании. То есть мы никак не зависим от российской стороны. Есть аппарат, который мы обслуживаем сами.

— И все-таки — каких неожиданностей ждать от топлива Westinghouse?

— Что касается проявившихся на кассетах первой модификации “кручения” и “изгиба” — это присуще всем кассетам, в том числе, и российским. Что касается эксплуатации топлива Westinghouse, то оно зарекомендовало себя достаточно надежным топливом. Основным критерием является отказ топлива при эксплуатации. Здесь Westinghouse оказался достаточно надежным. Проблем с ним не было. Даже те кассеты, решетки которых были деформированы (в 2012 г.), были герметичны. Никаких неожиданностей с топливом Westinghouse не было, ждать от него чего-то плохого я бы не стал.

— Что касается доработки кассеты по повышению жесткости американцами, это была наша инициатива или их?

— Все предложения по доработке кассеты были предложены американской стороной. Они проанализировали ситуацию с загрузкой топлива и самостоятельно предложили варианты по доработке. Как раз для исключения этих недостатков топлива, зафиксированных в акте расследования, американцы кассету и доработали.

— Тем не менее на ЗАЭС от топлива Westinghouse не все в восторге, да и на ЮУ АЭС тоже. В чем проблема? Психологический фактор?

— Думаю, скорее да. Потому что большинство персонала привыкло работать с определенным топливом, и у многих его замена вызывает психологическое отторжение. Внедрение нового топлива всегда чревато большим объемом дополнительных работ. Это необходимые обоснования, модернизации, в том числе и узлов свежего топлива, оборудования на узлах свежего топлива. Это требует модернизации систем реакторного контроля. Один из аспектов внедрения топлива на ЗАЭС — установка американской системы BEACON, которая требует серьезных обоснований, дополнительных денежных вливаний. Поэтому, возможно, есть психологическая настороженность.

— Что на данном этапе происходит с топливом Westinghouse?

— На данном этапе с нашей стороны закончена экспертиза технического решения распространения топлива Westinghouse на энергоблок №5 Запорожской АЭС. Со стороны экспертов и регулятора не осталось замечаний, препятствующих распространению этого топлива непосредственно на пятый энергоблок ЗАЭС. Это значит, что топливо Westinghouse получило “зеленый свет” и будет установлено на пятый энергоблок ЗАЭС. По планам НАЭК “Энергоатом”, предполагается отдать под загрузку топлива Westinghouse шесть энергоблоков — два блока на ЮУ АЭС и четыре на ЗАЭС.

— Почему на Запорожской АЭС только четыре из шести? И почему Westinghouse пропустил первый блок на ЮУ АЭС?

— Это не Westinghouse пропустил первый энергоблок, а НАЭК “Энергоатом”. На тот момент, когда распространялась эта загрузка, “Энергоатом” выбрал два блока на ЮУ АЭС — №2 и №3. Дальнейшие планы “Энергоатома” — распространить топливо на ЗАЭС. Это все было сделано с целью диверсификации.

— Можно ли топливо Westinghouse использовать в маневренном режиме?

— Сам производитель ядерного топлива говорит о том, что топливо Westinghouse не имеет одного из основополагающих для маневров параметра — жестких требований по циклам нагружения.  Три-четыре года назад, когда согласовывалась еще кампания по внедрению кассет ТВС-W на Южно-Украинском блоке, регулятор рекомендовал установить ограничения по циклам нагружения. Но компания Westinghouse сообщила о том, что таких ограничений у них нет. То есть топливо позволяет работать в маневренном режиме.  Ограничения делаются исключительно потому, что топливо работает в смешанных загрузках вместе с топливом российского производителя, которое имеет ограничения по циклам нагружения.

— Ограничение 115 циклов по русской кассете — это на один период или на все четыре года?

— 115 циклов — это на все четыре года ее эксплуатации.

— Если уж мы коснулись темы маневрирования. Согласно концепции три относительно новых блока должны перевести в маневренный режим, иногда говорили и о пяти.

— Через нас проходила только Хмельницкая АЭС. На втором блоке ХАЭС было проведено два этапа испытаний.  Очень много было волн в Интернете, в информационном поле. Сухой остаток такой: маневренный режим может быть реализован на энергоблоках ВВЕР-1000, это первый месседж.

Второй месседж: активная зона показала себя хорошо, негерметичные кассеты не появились после изменений мощности. Но проявилась необходимость управления многими процессами в ручном режиме. Автоматика наших энергоблоков была рассчитана на работу в базовом режиме.

Существовала необходимость постоянного вмешательства оператора в процесс, что есть не очень хорошо, потому что, как мы все знаем, постоянная работа оператора потенциально может привести к ошибкам.

Как по мне, в первую очередь, нужно посчитать “экономику”. Замена всех этих регуляторов, модернизация оборудования, — сколько это будет стоить? Есть ли смысл внедрять этот режим в дальнейшем? НАЭК “Энергоатом” должен посчитать, сколько это будет стоить и только потом говорить о распространении маневренного режима на другие энергоблоки. Насколько мне известно, “Энергоатом” имеет желание в будущем продолжить эту работу.

— Почему на 440-х реакторах маневренные режимы не отрабатываются?

— Не думаю, что на 440-х НАЭК “Энергоатом” пойдет на маневренный режим. Это достаточно сложно с технической точки зрения.

— Прошлой зимой рассматривался такой вариант: если мы прекращаем поставки из России, то быстро переходим на ядерное топливо Westinghouse. За год, полтора, два? Это возможно?

— Я считаю, что это очень близко к истине. Westinghouse имеет очень гибкое производство. Весь мир сегодня работает по контрактам. В случае если Westinghouse выигрывает где-то контракт на поставку топлива, то он достаточно быстро разворачивает свое производство.

— Сколько блоков может обеспечить шведская линия?

— Насколько мне известно, она может обеспечить топливом все блоки ВВВЭР-1000.

— Может ли Westinghouse подготовить топливо для двух блоков ВВЭР-440 Ровенской АЭС?

— В 2001-2007 гг. на “Loviisa” использовалась опытная партия из шести кассет, изготовленная английской фирмой BNFL. Эти кассеты достаточно успешно отработали, но, исходя из экономических аспектов, дальше они не использовались, насколько я знаю. Учитывая тот факт, что Westinghouse поглотил эту фирму, думаю, у них есть возможность реализовать этот проект.

Но вот что интересно. В Европе сейчас новая энергетическая стратегия безопасности, в рамках которой выделены деньги на реализацию проекта в рамках “Горизонт 2020”. Был организован и проведен тендер, где заказана работа, выиграл ее пул компаний во главе с Westinghouse. Также там участвовала и украинская, харьковская компания.

Но это общие подходы. Они говорят о том, что мы хотим лицензировать топливо западного производителя для ректоров, произведенных в бывшем Союзе. Проект продвигается, мы являемся его активными участниками. Поэтому, в принципе, перспектива для 440 существует!

— Как идут дела с централизованным хранилищем ядерного топлива (ЦХОЯТ), что с ним?

— Я вижу строительство ЦХОЯТ со своей стороны. И, как ни парадоксально это звучит, я вижу его очень активным. Мы провели первый цикл экспертизы технических спецификаций для всего основного оборудования, которое будет эксплуатироваться на ЦХОЯТ. Сейчас к нам начали поступать главы предварительного отчета по анализу безопасности. Работа идет. Как по мне, достаточно активными темпами.

— Мы выгружаем топливо Westinghouse, отправляем его в бассейн выдержки, и там оно может лежать лет пять?

— Да. Но у нас существует ограничение по наполняемости бассейна выдержки.

— Можно ли уплотнить ячейки бассейнов выдержки?

— Все энергоблоки ВВЕР, включая расположенные в России,идут на уплотнение. Как бы парадоксально это ни звучало, но они более безопасны, чем неуплотненные. Там используется борная сталь в стеллажах хранения. Большинство энергоблоков АЭС Украины перешли на новые стеллажи. ЗАЭС также идет по этому пути.

— А мы можем, грубо говоря, вылежавшееся топливо с ЮУ АЭС перевезти в стеллажи выдержки ЗАЭС?

— Теоретически, это возможно. Но к нам на обоснование такие варианты не приходили.

— На ЗАЭС запрещено принимать чужое топливо?

— Разрешение им выдавалось с учетом того, что там будет храниться только топливо ЗАЭС.

— Можно ли изменить условия этой лицензии?

— Это сложный процесс. Должно быть соответствующее обоснование, обращение эксплуатирующей организации, работа с общественностью. В таком случае возможен вариант внесения изменений в лицензию.

— ЦХОЯТ сейчас сооружаем на 100 лет. Можно ли будет потом продлить этот срок?

— Думаю, что ситуацию нужно будет оценивать, исходя из развития науки и техники на тот период. Скажем, запорожское хранилище спроектировано на 50 лет эксплуатации с возможностью продления еще на 50.

— Есть информация, что часть запорожских хранилищ “течет”.

— Это абсолютная неправда. Я там часто бываю и могу с уверенностью сказать, что это не так.

— Что вы скажете по поводу повышения мощности энергоблоков?

— Повышение мощности энергоблоков — довольно интересное предложение от наших американских коллег из компании Westinghouse. Они предлагают сейчас в Украине реализовать свой опыт по повышению мощности энергоблоков до 110%. Вообще сейчас идет речь о трех вариантах повышения мощности — 101,5%, 104%, 107%.

— Энергоблоки у нас не самые новые, повышение мощности будет проводится на всех?

— Реализация такого режима возможна на всех энергоблоках. Все будет зависеть от индивидуальной характеристики энергоблока и от состояния оборудования, корпуса, топлива. Я не думаю, что на смешанных загрузках кто-то пойдет на увеличение мощности. Но повышение мощности — это довольно распространенное явление. В России на большинстве блоков мощность увеличена, в Чехии увеличена, практически на всех американских АЭС увеличена. Кстати, регулятор тут в хвосте не плетется. Мы запланировали большой семинар, который состоится осенью. На семинаре будут продемонстрированы подходы США по увеличению мощности.

— Какие проблемы существуют с продлением эксплуатации энергоблоков?

— Прежде всего, это финансирование для НАЭК “Энергоатом”. Проблемы, связанные с процедурой закупок. С точки зрения безопасности, есть четкие требования, планы и комплексная программа по повышению безопасности, где четко прописано, что и как должен делать “Энергоатом”.

— На энергоблоке №1 РАЭС были давние проблемы со швом, но блок “продлили” на 10 лет. Что дальше будет?

— Во-первых, были выполнены работы по отжигу корпуса реактора.Во-вторых, согласно требованиям украинской нормативной базы, каждые 10 лет каждый энергоблок проходит процедуру переоценки безопасности. Через 10 лет после продления эксплуатации, в соответствии с условиями лицензии, эксплуатирующая организация оценит состояние всего оборудования, включая корпус реактора, и даст свое заключение. Регулятор его рассмотрит и согласится или не согласится с ним. Вот тогда и будет видно. Этот процесс находится под контролем.

— МАГАТЭ считает трендом закрытие советских реакторов, а не их продление.

— У МАГАТЭ такоготренда нет, скорее, есть позиция отдельных стран Евросоюза.

— Опыт россиян вы изучали? Сейчас в Скандинавии легкий шок от того, что они вбухали кучу денег в безопасность Кольской АЭС, а русские сказали: “Спасибо вам большое, мы еще на 20 лет продлим”. Скандинавы надеялись, что русские снимут с эксплуатации блок, а те наоборот — решили продлить.

— Подходы к продлению сроков эксплуатации у нас и в России отличаются. Украина пошла по общепринятому европейскому пути: мы требуем детального обоснования безопасности всего оборудования, важного для безопасности, управления старением оборудования, 100% квалификации оборудования, оценки сейсмостойкости оборудования и трубопроводов, а также массы других факторов. Плюс НАЭК “Энергоатом” разрабатывает согласно общепринятой МАГАТЭ практике отчет периодической оценки безопасности, включая комплексный анализ безопасности, где анализирует всю установку в целом.

— Возможно ли в Украине строительство завода по изготовлению ядерного топлива?

— Теоретически такой завод мог бы выпускать от 400 до 800 кассет типа ТВС-А в год. Но если посчитать, сколько нам надо кассет (около 600), то вопрос — куда девать остаток? Складировать или что с ними делать? Продать его довольно сложно. ТВС-А для “Timelin” — это ТВС-А “Timelin”, а не ТВС-А Украины. При этом рентабельным выпуск становился где-то при уровне 600 касет. Тут много вопросов о необходимости строительства завода вообще. ТВС-А уже достаточно старая кассета, Россия на своих АЭС переходит на кассеты нового поколения.

— А, кстати, почему нам не предлагали более современную?

— Такова политика поставщика.

— Недавно приезжали китайские товарищи, они топливом не интересовались?

— Вопросы изготовления топлива в рамках сотрудничества не рассматриваются. Их сейчас, прежде всего, интересует обращение с радиоактивными отходами и обращение с отработанным ядерным топливом.

— Американцы не собираются еще одну комиссию присылать, как в прошлом году, по подготовке к зиме?

— Вскоре встречаюсь с одним из американских коллег. Выясню и точно вам скажу, будет приезжать подобная комиссия или нет.

Зеркало недели

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: