ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

СХВАТКА ОЯБУНОВ. Боссы японской мафии делят власть

Posted by operkor на Июль 17, 2016

1Япония стоит на пороге новой войны. На этот раз — внутри страны. Крупнейшая группировка японской мафии якудза “Ямагути-гуми” раскололась: мятежные лидеры из города Кобз отделились от основной группы, создав собственную “Кобз Ямагути-гуми”, и теперь готовятся с оружием в руках отстаивать свою независимость. Полиция приведена в полную готовность, в ее рядах формируется спецотряд для контроля за обстановкой.

Маленький семейный бизнес

“Ямагути-гуми” — крупнейшая в мире группировка якудза, в прошлом году отпраздновавшая свое столетие. Она насчитывает десятки тысяч человек, не говоря о сотнях тысяч членов семей мафиози и владельцев легального бизнеса, обслуживающего мафию.

У “Ямагути-гуми” долгая история. Созданная в годы Первой мировой войны в порту Кобэ бывшим рыбаком, скромным профсоюзным боссом, а по совместительству мелким гангстером Харукити Ямагути, она постепенно распространила свое влияние на весь город Кобэ, а потом и на прилегающие районы.

Основу благосостояния клана заложил его третий “крестный отец” (по-японски — кумите) Кадзуо Таока — сирота из бедной семьи, вступивший в одну из уличных банд “Ямагути”. Таока быстро прославился как отличный уличный боец, заслужив прозвище Кума (Медведь) за привычку начинать драку с удара ногтями согнутых пальцев в глаза противника, после чего оппонент, как правило, лишался способности видеть — на некоторое время или навсегда. Таланты Кумы не остались незамеченными, и сын основателя группировки Нобору Ямагути взял многообещающего паренька в свою охрану, а позже стал поручать ему самые важные дела.

Мафию пуля боится

Вторая мировая с ее тотальными мобилизациями, сверхжестким регулированием имперской экономики и массовыми разрушениями нанесла группировке серьезный удар. В 1942 году умер Нобору Ямагути, и клан практически разрушался. Но после капитуляции Японии бывший телохранитель Нобору снова собрал гангстеров — банду за бандой, человека за человеком.

Кадзуо Таока оказался не только беспощадным бойцом, но и отличным стратегом. Став главой клана, Таока превратил его из семейного бизнеса Ямагути в настоящий преступный синдикат. Он и другие боссы якудза сумели убедить в своей нужности и американскую оккупационную администрацию, и японские власти, объяснив, что гангстеры могут пригодиться для борьбы с левым и профсоюзным движениями. Взамен они просили немного: всего-то закрыть глаза на некоторые не совсем законные деловые операции. Ничего личного, только бизнес.

После смерти Таоки для клана наступили трудные времена. Его преемник Кенити Ямамото в тот момент отбывал срок в тюрьме, где скоропостижно скончался полгода спустя. Три года, пока “Ямагути” не мог выбрать лидера, кланом правила жена Таоки, но ей было далеко до мужа. Клан угасал на глазах: полиция развернула охоту на осиротевших мафиози, пачками сажая их в тюрьмы. Наконец в 1985 году период нестроений, казалось, закончился: высший совет “Ямагути” выбрал нового оябуна (главу группировки) — 51-летнего Масахису Такенаку.

Но назначением оказались довольны не все: три тысячи человек во главе с Хироси Ямамото отделились, создав собственную банду “Итива-каи”. 26 января 1985 года Такенаку обстреляли около дома его любовницы в городе Осака. Оябун и двое  его сопровождающих скончались на месте.

Гражданская война якудза-стайл

Похороны Такенаки, транслировавшиеся по государственному телевидению, представляли собой величественное зрелище: за гробом шли более тысячи человек в черных костюмах, белых рубашках и черных зеркальных очках — траурной униформе якудза. Над гробом убитого оябуна они дали клятву жестоко отомстить за смерть любимого вождя и стереть с лица Земли подлых убийц из “Итива-каи”.

Четыре года, с 1985-го по 1989-й, тянулась война в регионе Кансай, где окопалась “Итива-каи”. Она получила название “война Яма-Ити”. В полицейские сводки попали 220 перестрелок, 36 человек погибли, сотни были ранены.

Удача, как известно, обычно на стороне больших батальонов. Лоялисты из “Ямагути-гуми” взяли верх. За боевиками “Итива-каи” охотились как за дикими зверями, их подстерегали под дверями собственных домов, они боялись появляться на улицах. В конце концов мятежники взмолились о пощаде. При посредничестве других уважаемых мафиози было заключено мирное соглашение, и уцелевшие раскаявшиеся боевики “Итива-каи” вернулись в ряды “Ямагути-гуми”.

Следующий, пятый оябун не просто восстановил влияние группировки, но и привел ее к невиданному процветанию. При Есинори Ватанабе и его помощнике-вакагасира Масару Такуми клан превратился в одно из самых богатых преступных сообществ не только в Японии, но и во всем мире. Бюджет “Ямагути-гуми” вполне мог потягаться с экономикой небольшого государства третьего мира: боссы клали в карманы миллиарды долларов, заработанные на торговле наркотиками и оружием, азартных играх, содержании борделей, создании порносайтов и полученные вполне легальным путем, например, через строительные фирмы или игру на бирже. Дошло до того, что синдикат начал выпуск собственного журнала, который распространялся среди членов “Ямагути-гуми”.

Оябун-то ненастоящий!

И вот теперь “Ямагути-гуми” снова стоит на пороге гражданской войны. Шестой оябун, Кэнъити Синода, известный также как Синобу Цукаса, занял пост главы банды в 2005 году.

После избрания оябуном Синода сразу же показал, что его стиль правления — более демократичный. Он отказался ехать на церемонию вступления в должность на лимузине, как все его предшественники, предпочтя обычный поезд. А по пути зашел пообедать в лапшичную, пока многочисленные лидеры и полевые командиры “Ямагути-гуми” ждали за роскошным столом, накрытым в честь нового босса, не решаясь начать банкет.

Не всем пришлись по вкусу и наполеоновские планы шестого оябуна: Кэнъити мечтал завершить экспансию на восток, начатую его предшественником, и взять под свой контроль Токио. Он уговорил одну из местных банд — “Кокусуи-каи” — присоединиться к “Ямагути-гуми”, создав таким образом плацдарм в столице. Было очевидно, что группировка “Канто-Хацукакаи”, контролирующая мегаполис, без боя не сдастся. Обе стороны готовились к большой войне.

Но войны так и не последовало: Кэнъити Синода был неожиданно арестован за то, что некогда позволил одному из охранников носить незарегистрированный пистолет. Босс провел в тюрьме шесть лет и вышел на свободу в апреле 2011-го.

К тому моменту в “Ямагути-гуми” оформилась оппозиция. Противостояние оябуна и фронды длилось четыре года и завершилось расколом: в августе 2015 года из состава группировки вышли несколько влиятельных банд, включая крупнейшую банду в составе “Ямагути” — “Ямакен-гуми”, чья лояльность никогда ранее не вызывала сомнений. Мятежники образовали новую группу и назвали ее “Кобэ Ямагути- гуми”, провозгласив оябуном 67-летнего Куне Иноуэ. Война была объявлена в сентябре 2015-го.

Параллельный мир

Простые японцы следят за битвой двух оябунов с чисто спортивным интересом, как их отцы и деды следили за “войной Яма-Ити”, гадая, чья возьмет. Якудза в Японии давно превратилась в культурный феномен: благородные гангстеры в многочисленных комиксах и мультфильмах приходят на помощь положительному герою или судят по справедливости, карая злодеев. Это не мешает основной массе японцев относиться к якудза негативно.

Преступный мир Японии существует как бы параллельно с обычным: дети оябунов ходят в те же школы, что и их сверстники, множество японцев работают в фирмах, принадлежащих якудза, или торгуют с мафиози, но при этом сами члены якудза и их разборки остаются вне социальной структуры, где протекает жизнь обычного гражданина. Японцы мафию как будто не замечают, воспринимая ее существование как данность.

Иногда якудза делают и добрые дела. Так, после землетрясения в Кобэ в 1995 году, когда государственные спасательные службы из-за организационного хаоса медлили с оказанием помощи пострадавшим, именно “Ямагути-гуми” доставила в город продовольствие и гуманитарную помощь.

Во время землетрясения и цунами 2011 года, когда произошла авария на АЭС “Фукусима-1”, только оперативные действия мафии, организовавшей в своих офисах пункты размещения беженцев и отправившей помощь в пострадавшие районы, спасли десятки тысяч жизней.

Если простых японцев разборки оябунов беспокоят мало, то бизнес из-за этого лихорадит.

Моя полиция меня стережет

Наконец, третья сторона, наблюдающая за происходящим с большим интересом, — японская полиция. Стражи порядка развили, на первый взгляд, бурную деятельность: создано специальное подразделение, занимающееся отслеживанием происходящего в Кобэ, розданы многочисленные интервью, изданы грозные предупреждения: законы соблюдать, порядок не нарушать. Однако американский журналист Джейк Эдельстейн, специализирующийся на истории и современности якудза, считает, что эта активность — не более чем ширма.

Любая разборка между кланами якудза резко повышает эффективность работы полиции. Число задержанных с оружием в кармане растет как на дрожжах, после каждой перестрелки в тюремных больницах оказываются дополнительные клиенты. Учитывая, что якудза по возможности блюдут правила игры и не оказывают сопротивления при задержании, а иногда, почуяв угрозу своей жизни, приходят в участок с повинной, стражам порядка остается только следить, чтобы мафиозная гражданская война не превратилась в битву всех со всеми.

Источник: http://news.rusrek.com

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: