ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Губернатор Брыль: скандал с ангиографом — это конкурентная война между медицинскими кланами

Posted by operkor на Июль 28, 2016

2Кто стоит за схемой закупки ангиографического комплекса, как против власти используют пациентов, нуждающихся в гемодиализе, кому выгодно подставить в этом председателя облгосадминистрации, какие цели преследуют медицинские кланы, кто является организатором провокаций в отношении Константина Брыля, зачем планировали его спровоцировать и зафиксировать на записывающее устройство, кто причастен к организации схемы завоза оружия в регион, какова роль прокуратуры области в этом вопросе, почему СБУ – единственная организация, на которую может положиться глава Запорожской области, кто, по мнению Константина Брыля, стоит за процессами дестабилизации в прифронтовом регионе, и кто во время проведения антитеррористической операции работает на «семью» Виктора Януковича.  Эти и другие темы «Вести-Информ» обсудило с главой Запорожской облгосадминистрации Константином Брылем.

Кому выгоден скандал с закупкой ангиографа и заменой гемодиализного оборудования

— Константин Иванович, «Вести-Информ» провело расследование относительно закупки ангиографического комплекса. Выделяли средства на его приобретение при губернаторе Григории Самардаке, он же хлопотал перед депутатами о его закупке. Но в скандал почему-то втянули вас.

—  Когда я был на должности первого заместителя губернатора, все торги уже завершились. Я прибыл в область, как говориться, с корабля на бал и во многие процессы еще не успел вникнуть. В то время Григорий Самардак мне сказал, что в конце года появилась необходимая сумма. Есть желание сделать что-то хорошее. Он посоветовался с врачами. Ему сказали, что это отличное оборудование. Буквально через месяц моей работы ко мне поступил первый впрыск фальшивой информации: будьте осторожны, ангиограф, который планируется установить, — украденный в одной из больниц Л/ДНР. Я принялся проверять эту информацию. При изучении, оказалось, что это не так.

— Вас пытались ввести в заблуждение?

— Да. И мне тогда уже объяснили, что в государстве существует монополия на поставку такого оборудования одного-двух человек, структур, которые этим занимаются. Мне пояснили, что есть, например, два поставщика – «Сименс» и «Тошиба». Если «Тошиба» поставила оборудование в регион – «Сименс» начинает жаловаться, если «Тошиба», то наоборот. Это называется нечистоплотная конкурентная борьба. От этого страдают госорганы, потому что они попадают в зону конфликта.

— В результате чего в Запорожье зона конфликта так ярко выражена, и почему внезапно разгорелся скандал с ангиографом?

— Одно могу сказать. Возьмем высказывания некоторых народных депутатов, что оборудование закупал я – это неправдивая информация. Судя по тем реформам, которые проводятся в области, и по тому, куда я стал, как мне говорят, вставлять свои руки — только не руки, а зону влияния власти – многим стало неудобно. Я эту ситуацию сравниваю, как навоз, бросить на вентилятор – много запаха, но непонятна суть.

— Вы знаете, кто «бросает навоз на вентилятор»?

— Мне понятно. Таким образом, сконцентрировалась группа лиц моих оппонентов. Они проявляются в известных людях и ситуациях. Имела место провокация с господином Горбачевым. Оппоненты применяли различные методы.

— Он был инструментом в руках оппонентов?

— Да, он был инструментом. Позвонил конкретный человек с просьбой принять общественника. Первое, что я понял – у этого человека не все в порядке с психикой. И второе – он меня провоцирует на что-то. Он мне предложил «наезжать», а они будут «крышивать». Я его выгнал из кабинета.

— Какова настоящая цель его прихода?

— Провокация. Я понимал, что человек пришел с записывающей аппаратурой. Видимо, надо было какую-то часть разговора записать и под это что-то выдать. Он даже не захотел снимать в приемной верхнюю одежду. А в это время расследовалось дело по ангиографу. Для того, чтобы понять, что это – преступление или неправда – я попросил в рамках уголовного производства провести экспертизу. В этой время произошел второй впрыск негативной информации: ангиограф 2007-го года выпуска. Вспомните, кто ее раздувал. Опять-таки – органы прокуратуры. Но и второй мыльный пузырь лопнул. Выяснилось, что ангиограф был произведен за год до закупки – в 2014 году. Мне стало интересно: какова стоимость и год производства ангиографа.

— Почему вы занимались этим вопросом, если деньги выделял областной совет, подал предложение о покупке экс-губернатор Самардак?

— Тогда уже начался конфликт с Шишкой (Игорь, главный врач областной клинической больницы – авт.). В Запорожской областной клинической больнице прошел обыск.

В то время я был и. о. первого заместителя губернатора. Не мог смотреть на это спокойно. И заявил: буду бороться с коррупцией. Это был один из видов коррупции – коррупция в медицине. И я, как действующий работник спецслужбы, мог попросить у своих коллег информацию по этому поводу – правду. А не так, как говорят народные депутаты, что я влиял на дело.

Я не влиял – я просил дать объективную оценку. Мне предоставили обоснование по цене: существует Мерседес за 80 тысяч, а есть за 140 тысяч. Все зависит от комплектации. Также я получил информацию, что данный ангиограф не трех, а пяти осевой. Господин Кривохатько сказал, что я адвокат у Шишки (Вадим Кривохатько – народный депутат Украины – авт.). Я – не адвокат. И публично заявил: если по материалам уголовного дела Шишка будет виновен, он ответит по закону.

Вчера у меня был Шишка и показал документ из НАБУ: ему отменили предъявленное обвинение, теперь он является свидетелем по делу. Это говорит о том, что запорожская прокуратура состряпала материалы дела. У меня были основания не доверять ей.

— В пресс-центр «Вести-Информ» задолго до скандала с ангиографом выступали представители медицинского сообщества, они заявляли, что в областной больнице проходят непрозрачные тендеры, при закупке ангиографа присутствует коррупционная составляющая. Инвалиды, которые получают процедуру гемодиализа, говорят о замене оборудования без их согласия, от которого умирают пациенты. Почему при наличие фактажа и доказательной базы не проводится расследование по этим направлениям?

— Ответы на эти вопросы дадут материалы уголовного производства. По пяти смертям мне предоставили экспертизу судмедэкспертов. Пациенты, которые проходят процедуру гемодиализа, находятся в самой высокой группе риска. Но это ни в коем случае, как хотят представить, не говорит, что при замене оборудования умирают пациенты. Этот тезис  подтверждает заключение экспертов.

«Идет конкурентная война между медицинскими кланами»

— Но ведь люди умирали именно в момент замены оборудования.

— Это неправда. Что касается гемодиализа, я поставил перед собой две цели: открыть новые центры и избавить людей от очереди на прохождение процедуры. Очереди, кстати, имеют порочную составляющую – коррупцию очередности. И на нее можно влиять.

Несколько слов об оборудовании. У прежнего поставщика фирмы «Фрезениус» на тот момент были старые аппараты, хромала водоочистка. И я предложил ее представителям в других районах области открыть дополнительные гемодиализные центры. Всего четыре. Поставщик отказался это делать. Пригласил другого поставщика – компанию «Нипра». Предложил открыть четыре центра: в Токмаке, мы уже запустили, в Мелитополе, который запустим во вторник, в Бердянске – центр уже начал работать и планируем запуск в Энергодаре. Я хочу облегчить участь пациентов.

Пару слов о том как поставщики пытаются влиять на ситуацию. Были зафиксированы пять смертей в областной больнице. Но они не связаны с гемодиализом. А подается информация, что именно из-за замены оборудования умерли пациенты. Поставщики и запугивают больных, и подкупают их. На этот процесс влияют даже работники нашего медуниверситета: они дают комментарии в пользу одного поставщика. Также привлекают пациентов, они выходят на митинги под стены облгосадминистрации.

— Вы знаете, кто их организовал?

— Пока не хочу называть фамилии. Это конкурентная борьба поставщиков. Когда откроются торги среди поставщиков, мы все поймем. Еще одна тема. Исходя из медицинских групп города и области, у нас наблюдается клановость. Целые семейные кланы. Они друг с другом находятся в перманентной войне за сферы влияния, за закупки. Я вскрываю нарывы, которые присутствуют в медицине. И этим кланам это не нравится. Они построили свою нападническую концепцию с привлечением народных депутатов и прокуратуры в контексте скандала с ангиографом.

— Мы с вами беседуем, а возникает впечатление, что по данной теме вы оправдываетесь за чужую работу, при том, что вы к ней имеете опосредованное отношение.

— (Смеется) Я не оправдываюсь за чужую работу. Есть логика. Я пришел, увидел проблему в гемодиализе. Пытался это изменить. Сразу один из поставщиков, который понимает, что проиграет в этой борьбе, начал на меня давить и шантажировать лживой информацией. По поводу ангиографа – я просто добиваюсь справедливости, а кто-то это использует, чтобы давить. Идет конкурентная война между медицинскими кланами. На сторону одного клана стала прокуратура, другой клан якобы относится к власти. Я никого не «крышую» и никого не выгораживаю. Все попросту боятся изменений, которые мы внедряем и начинают сопротивляться. Именно те, кто сидел на этих жилах, вытягивал средства из населения, начинают объединяться. Но я все равно запущу четыре гемодиализных центра в области. И продолжу следить за работой поставщиков.

— Нашему агентству стало известно, об этом знает среднее звено МВД, что на прошлой неделе в Запорожскую область была завезена крупная партия гранатометов «Шмель». Все об этом знают, но никто не предпринимает никаких действий.

— Это кричащая информация. Я услышал об этом впервые от вас. Даже в оперативных записках такого не было. Такую информацию необходимо срочно передать в СБУ или мне для того, чтобы я ее проконтролировал. Единственная служба, которая качественно работает в этом направление – это служба безопасности Украины. На нее сейчас возлагается большая нагрузка. Она занимается контрразведывательными операциями, связанными с прилегающими территориями. В регионе постоянно ведется изъятие оружия органами СБУ. Служба задерживала формирование, напавшее на инкассаторов.

— … в котором принимал участие один из представителей добровольческого батальона «Азов».

— Совершенно верно. Напомню, после моего заявления о запрете факельного шествия этим полком, начались нападки на меня (некоторые СМИ подали заявление Константина Брыля таким образом, что он сказал: добровольческий полк «Азов» финансируется Россией – авт.). Все подавалось под другим углом. Но я всего лишь настаивал на соблюдение норм безопасности.

— Продолжу тему об оружие. В распоряжение редакции поступили материалы уголовного производства о торговле оружием, завезенного из зоны АТО. Это первое. Второе. Существует целая схема закупки оружия за счет средств, вымытых из коммунальных предприятий региона компаниями по приему и начислению коммунальных платежей – владелец Юрий Комиссаров…

— …мы с вами подошли к интересной фамилии. У меня вопрос к той же прокуратуре… Вспоминаю выборы в мэры городов… Прокуратура заявляла: мы расследуем, покажем – все будут сидеть. Прошло время. Завершен аудит (коммунальных предприятий –авт.).

И тишина. Такое впечатление, словно прокуратура не замечает этого процесса. Где санкции к бывшему руководству города, к тому же Комиссарову? Вам не кажется, что скандал с ангиографом, это отвлечение на ненужный объект? Такие вопросы у меня возникают к органам прокуратуры.

— Вы хотите сказать, что скандал с ангиографом – это попытка увести от темы продажи оружия?

— Естественно. Вы делаете серьезное заявление. Это заявление о преступлении. И при наличии доказательной базы, надо регистрировать криминальное производство. Ваши материалы прошу передать в СБУ. Это единственная организация, которой я доверяю на сто процентов. Она объективно дорасследует это дело.

— Кстати о СБУ. Посмотрите документ: служба безопасности год назад предупреждала прокуратуру о том, что к продаже оружия в Запорожской области имеют отношение неустановленные сотрудники милиции…

— …дня не бывает, чтобы я свой рабочий день не заканчивал в здание СБУ. Вычитываю шифровки, знакомлюсь с оперативными данными, сравниваю их с социально-политическими процессами, которые происходят в области. Она очень интересна господину Путину…

— …в Запорожье и без Путина хватает игроков…

— Они все играют в одну дудку. Подыгрывают. Раскачивают общество. А как это делается? Надо представить власть в негативном свете. Ангиограф или еще что-то — это механизмы. А на самом деле происходит раскачивание ради раскачивания. Знаете, как в анекдоте: «А у Брыля дочка гулящая! – Так у него же сын. – Ты иди людям расскажи». Ляпнули. Пролетело. А у людей накапливается информация. Затем начинаешь, как вы говорите, оправдываться. Вы верно заметили: я то и дело, что оправдываюсь за то, что я не делал! Но кто-то же эту схему выстраивает…

— Вы знаете кто?

— Разумеется (улыбается). И, когда посмотришь на всю схему нападок, понимаешь — надо ведь и дирижёрство, и финансирование… И мне постоянно подкидывают вводные. Если проанализировать мое пребывание здесь за последние три месяца, то журналиста побили – Брыль в этом виноват (в текущем году избили запорожского журналиста Анатолия Остапенко. Отдельные СМИ это связали с расследованием корреспондента об имуществе губернатора – авт.).

Ангиограф — Брыль закупил. Да подождите, это не я покупал. Напротив, решаю вопрос объективности расследования.

Я начал заниматься землей. Это тоже кому-то не понравилось. Мне навешивают ярлыки того, чего я не делал. А когда губернатор начинает оправдываться, население думает, что что-то все-таки было.

— Хотел бы вернуться к теме оружия. Вот документ. Когда допрашивали подозреваемых, они готовы были давать показания о поставщиках и заказчиках оружия в наш регион. Однако прокуратура не захотела их слушать. В допросах подозреваемых фигурировали фамилии членов «Хортицкого полка».

— Передайте эти документы в СБУ. Главное, чтобы это не помешало официальному расследованию. Ваша информация более, чем интересная. Надо допрашивать, сопоставлять, почему следователь получил информацию и не довел ее до конца, а дело спустили в унитаз. Если информация подтверждается, для меня нет неприкасаемых.

Наблюдается такая тенденция: людям подбрасывают фейковые новости, а топовые дела не расследуют. Спрашивается, прокуратура не видит это? Или, может быть, не хватает материалов? Прокуратура почему-то не докладывает по делам старой власти, по аудиту, но как рьяно рапортует по ангиографу! Что-то умалчивается и только одно дело, по их мнению, будет красиво выглядеть в контексте очернения власти.

— …Также существует уголовное производство о выводе средств из коммунальных предприятий с последующим финансированием террористов на востоке страны. Вот копия сообщения по нему из официального сайта МВД.

— Прошу вас направить на мое имя информационный запрос по этому поводу.

— В этой связи предлагаю вам прослушать короткую аудио запись о том, как один из запорожцев говорит, что сотрудничал с «серым кардиналом» времен Януковича Юрием Иванющенко… 

— (Слушает внимательно. Удивляется. После прослушивания). Понятно! Есть фактаж, который рассказывает о лицах, о периоде и о преступных действиях. Это фактически заявление о преступление.

— Это было заявлено во время судебного слушания. Прокуратура никак не отреагировала на это. Судьи взяли отвод.

— Вы провели серьезную работу. Подготовьте мне ваше видение по этой проблеме. Я, в свою очередь, поставлю вопросы перед прокуратурой, на которые она должна будет дать ответ. В этом отношение они боятся света. Когда прокуратура на что-то не реагирует, я знаю, что за этим стоит. И понимаю, на что прокуратура очень сильно реагирует, хотя там ничего нет. Но это надо… Везде присутствует монетизация отношений. И то, что касается Запорожской области, для меня вообще нонсенс.

Я требую порядка от всех правоохранительных органов. Но только один орган говорит, что он мне не подчиняется (прокуратура Запорожской области – авт.)

— Обращаю ваше внимание: схема Комиссарова работала с 2014 года по 2016 включительно во время проведения АТО. Вывод средств из коммунальных предприятий осуществлялся во время проведения АТО. То есть фактически за счет денег запорожцев закупалось оружие для террористов.

— У меня вопрос к нашему прокурору: почему этому вопросу не уделено должного внимания и нет должной правовой оценки в виде уголовного производства?

— Хочу отметить, что спич в суде, который вы прослушали, сделал именно этот человек, который написал заявление на депутата городского совета Елену Бондаренко. Она же и поломала схему вымывания средств из коммунальных предприятий. И уже два года находится в СИЗО.

— Думаю, что работники прокуратуры и Комиссаров боятся показаний Елены Бондаренко. Данное дело надо возвращать на пересмотр. Заново опрашивать людей. Возникает вопрос, почему до сих пор нет решения по заявителю этого дела? У меня по нему давно большой знак вопроса. Его предприятия продолжают работать. А человек находится в СИЗО.

— Запорожье наводнено оружием. Происходят вооруженные нападения. Вопрос к вам, как к представителю Президента на местах: как намерены реагировать на это?

— Действительно, в Запорожской области большое количество оружия. Достаточно людей, которые прошли боевой путь. Многие не заняты и могут быть вовлечены в преступную деятельность даже под видом лозунгов и политических движений. На сегодняшний день это отрабатывается службой безопасности. СБУ работает. Но не все можем показывать, чтобы не тревожить население. Запорожское СБУ последних не пасет. И это благодаря руководителю – генералу Шмитько. Кстати, он многим тоже не нравится. Имели место попытки его снять с должности. Потому что доносилась неправдивая информация руководству СБУ. Это происходит на фоне политических движений, бизнесэлит, общественных организаций, за счет их переплетения и проплаченных фейковых лидеров. Во всем этом я вижу дирижёрство…

Начал проявлять губернатор элементы жесткости — пошли на него нападки. С помощью тех же интернет ресурсов, печатных изданий. Я не просто так говорю о жёсткой вертикали власти. Многим моя жесткость не нравится. Но жесткая власть – это основа порядка.

Органы прокуратуры должны прекратить заниматься критикой власти. Когда прокурор говорит: либо я, либо губернатор… Это уже попахивает слабоумием. И, когда он не реагирует на вашу информацию или делает упор на другую, у меня возникает вопрос: кто и на чьей стороне?

— Неприятный вопрос по поводу «семьи» и прошлой власти. В вашем окружение есть человек – глава антикоррупционной комиссии при облгосадминистрации  Дмитрий Марченко. Известно, что он был интегрирован в схемы «семьи».

— По Дмитрию Марченко знаю доказанную информацию. Она у меня стала появляться тогда, когда он был назначен на должность в антикоррупционную комиссию. Но, если бы человек привлекался, на него составлялся бы протокол о коррупции, он бы никогда не был членом комиссии. Мне нужен фактаж. Ко мне приходит разная информация. И, если бы я пользовался информацией, не перепроверив ее, я бы наделал много ошибок. Если подтвердиться эта информация, близко не будет в антикоррупционной комиссии такого человека, как Дмитрий Марченко.

Кто стоит за провокациями против главы Запорожской области

— Тема о раскачивании ситуации. Вопрос о журналисте Анатолии Остапенко: вы говорили, что знаете, кто стоит за нападением на него, и кто спровоцировал эту ситуацию против вас. Расскажите подробности.

— Ко мне пришли юристы и спросили: буду ли я подавать в суд (в некоторых СМИ было заявлено, что к нападению на журналиста якобы имеет отношение Константин Брыль –авт.). Я ответил отрицательно. Пусть, сказал я, опубликуют официальное опровержение…

— Вы знаете, кто за этим стоял?

— Не могу сказать, но знаю, кто именно.

— Это те же люди, которые втянули вас в скандал с покупкой ангиографа?

— Практически. Это круг одних и тех же лиц. Они мне постоянно подбрасывают вводные. Побили журналиста – фейерверк! В Интернете это зафиксировалось — есть подозрение. Ангиограф – есть подозрение. Потом заходишь в поисковик, набираешь слово «Брыль» — и пошел негатив. Это называется система лавинного накопления негатива. Ситуация с Остапенко мне невыгодна. Она на руку только моим оппонентам, чтобы меня привязать к этому.

Я участвовал в выборах в 2012-2014 годах. У меня был сильный оппонент Онищенко (Александр, народный депутат 7-го созыва от Партии Регионов, народный депутат 8-го созыва. Последнее время его имя фигурирует в газовом скандале – авт.). Он против меня спускал проплаченных журналистов. При этом ни один из журналистов не пострадал…

Анатолий понимает, что мне это не надо. Но, если разобраться, кто первый был у него в больнице – одно из должностных лиц прокуратуры. О чем он с ним разговаривал? А потом началось…

Мало того, это должностное лицо высказывалось: зачем я пойду к нему на пресс-конференцию (Константин Брыль проводил пресс-конференцию по факту избиения журналиста – авт.), если он может быть подозреваемым. Выдают желаемое за действительное.

И еще один вопрос: это было первое расследование Остапенко – почему именно по мне? И второе: я сказал Анатолию: «Когда ты сам себе признаешься, кто тебе заказал это расследование, и кто в этом заинтересован… Ищи кому это нужно».

— Завершая беседу. Вы живете в Запорожье в квартире Евгения Черняка. Знаю, что у вас с ним хорошие отношения…

— Знаю этого человека опосредовано. С этой квартиры я уже съехал. Когда переехал, только потом узнал, что она ему принадлежит. Изначально жил в гостинице «Шератон». Когда собирался в Запорожье, попросил близких друзей найти мне жилплощадь. Ко мне привели женщину — подписал с ней договор. Я не знал, кому принадлежит квартира. Со временем узнал от соседей. У нас с ним (Евгений Черняк – авт.) не было никогда близких контактов. Затем начали развиваться события, появилась необходимость задуматься об охране, поэтому я снял частный дом.

Как вы оцениваете вклад Евгения Черняка в развитие региона?

— Не могу сказать. Не видимся. Он пропал из поля зрения. Хотя у меня вопросы к медиа-холдингу, почему он участвует в обливание меня грязью («Глобал медиа холдинг», объединяет телевизионные, радио, печатные и интернет ресурсы – авт.)? Пока смотрю на это методом изучения персоналий и фактов. Прекрасно понимаю, что на теле Запорожской области сейчас так перенасыщено: криминал, политика, общественные организации, правоохранительные органы…

И такие связи корпоративные проскакивают: то, что не должно соединяться – склеено. Пока изучаю эти процессы, где-то с помощью службы безопасности. Надо понимать, кто участвует на стороне демократической Украины, кто работает на сторону врагов, а у кого бизнес зависит от России. И отчего так происходит, и почему я кому-то неугоден. Уже начинает вырисовываться определенная картинка.

— Спасибо за интервью.

— И вам спасибо. Ваша информация и доказательная база более, чем интересные

ВЕСТИ-ИНФОРМ

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: