4-2Человек, попадая в Англию, получает политическое убежище и оседает там невыездным как в свое время это было с Березовским. Но быть невыездным в Англии — не очень плохо. На прошлой неделе Генпрокурор Луценко подписал повторное подозрение народному депутату Онищенко, подозреваемому в хищениях в особо крупных размерах.

Повторное, потому что первое, на основании которого Верховна Рада сняла с него депутатскую неприкосновенность, а Печерский суд вынес постановление о его аресте, было составлено “с мелкими процессуальными ошибками”.

Чем это чревато? В принципе тем, что и то и другое действие стали противозаконными, так как вынесены на основании отмененного документа. А значит Онищенко — не “в бегах”. Что дало ему время. В том числе на подачу заявления о предоставлении отпуска в ВР.

Конечно, возникает вопрос: не для того ли было затянуто объявление Онищенко в розыск через Интерпол из-за исправления “мелких процессуальных ошибок”, чтобы за это время он мог решить вопросы с ФСБ в России и переместиться в Англию? И действительно ли, сотрудники ГПУ, которые вдруг решили, что подозрение нужно переписать — и убедили в этом Генпрокурора — действовали в интересах государства?

Потому что не подозрение, а постановление суда на арест — главный официальный документ, который является основанием для экстрадиции. Не подлежащий пересмотру судом страны экстрадиции по сути. Не говоря уже о подозрении, которое стало основанием для его принятия.

Так что если речь действительно шла о необходимости внесения “мелких уточнений” в подозрение — иностранный суд просто не имел бы процессуальной возможности рассматривать такие нюансы. Да и главное в экстрадиции — инкриминируемая статья уголовного права. Перевод которой прилагается к запросу. Если она “экстрадиционная” — этого достаточно.

Но интересно и другое: необоснованный оптимизм по поводу того, что уж из Англии -то экстрадировать Онищенко будет просто. Не Россия!

И действительно. Россия — может отказать без оснований и бесплатно. Англия — обоснованно и за деньги. О чем многое может рассказать российская прокуратура, от которой в Лондон в разное время переехало достаточное количество обвиняемых — начиная от руководства ЮКОСа с Березовским, и заканчивая Чичваркиным и другими.

Да и в принципе, “побег к Лондон” часто становится “экскьюзом” для правоохранительных органов, “культурно давшим уйти” фигуранту дела. И с человеком договорились, и перед гражданами лицо соблюдено: “вот пытались, экстрадировали, но как-то … никак”.

Потому что получить экстрадицию из Англии очень сложно. Практически невозможно. Ее политика: “всех впускать (с деньгами), никого не выпускать”. У нее нет соглашений о выдаче практически ни с кем, кроме Евросоюза, из которого она выходит. Она не признает украинских судебных решений.

Человек, попадая в Англию, получает политическое убежище и оседает там невыездным как в свое время это было с Березовским. Но быть невыездным в Англии — не очень плохо.

При этом судебные разбирательства с участием граждан стран СНГ в Англии составляют 51 процент неуголовных дел. Судебный бизнес — является серьезной статьей английского дохода.

Для своей защиты от экстрадиции (если Украина до этого дойдет) Онищенко наймет кого-то из специализирующихся на этом юристов — Гершена (цена — около 3-х миллионов, в анамнезе достаточно украинских клинтов) или “Мишконз Де Рейя” (около 1 миллиона фунтов) и в суде докажет, что экстрадиция в Украину будет серьезным риском для его “прав человека”, сославшись на последние английские прецеденты.

Среди которых, например (внимание!), отказ в экстрадиции в связи с реформированием судебной системы в Украине. Как заявил тогда судья Вестминстерского суда “если Премьер-Министр Яценюк заявляет о необходимости замены всех судей, в Украине не наступило улучшение ситуации”. Судей так и не поменяли. Так что ситуация в глазах английского правосудия не улучшилась.

К этому можно будет добавить последние публикации о пытках в СИЗО, и то, что НАБ объединил в себе функции следствия против чиновников и против судей, в результате чего дела рассматривают судьи, находящиеся у него же под следствием. Что является явным нарушением принципов независиимости непредвзятости правосудия. В общем, вариантов — масса.

И маленький нюанс: Украина должна будет нанять английских юристов для представления своих интересов в суде. Порядок отбора юристов — через конкурс Минюста.

Теперь представьте, что одна из лучших юридических фирм Англии, вдруг откуда-то узнает о конкурсе в каком-то Минюсте Украины, бросается сюда, и подает заявку на участие в нем для права представлять Украину в суде за небольшие деньги. Представили? Я — нет.

Поэтому на конкурсе Минюста традиционно возникают “нужные” фирмы. Как правило — свои. Или от тех, кого нужно экстрадировать. Порядок проведения конкурса из одного участника путем собеседования — уже отработан до мелочей. На этом “сидели” и Министр Лавринович и зам Петренко Рябошапка. Ничего не поменялось и сейчас. И в принципе, “конкурсы” в данном случае — невозможны, и были придуманы для того, чтобы размыть ответственность за выбор фирмы. Иначе пришлось бы пояснять кому выплачиваются миллионы из госбюджета, если юридическая компания — появилась ниоткуда и ее нет ни в рейтингах, ни по адресу регистрации. Но это детали.

Главное, что судиться в Англии — в любом случае стоит дорого (см. выше). Английское правосудие прямо зависит от стоимости юристов и потраченного ими на “кейз” почасово оплаченного времени. И в случае проигрыша, Украина, кроме оплаты своим юристам, должна будет компенсировать Онищенко 60-70 процентов юридических затрат. То есть миллион — полтора минимум. Фунтов стерлингов. Как это было с юристами Злочевского. Плюс свои затраты — один миллион — минимум.

И еще один — совсем маленький нюанс — с английскими юристами нужно уметь работать. Они — статисты. И подают в суд то, что им готовит клиент. В данном случае — Генпрокуратура и Минюст Украины. А они, в свою очередь, должны 1) знать нюансы не только экстрадиции, но и английского прецедентного права (по опыту — на английских юристов рассчитывать не стоит — если им подать что-то, что ослабляет позицию — они обязаны как офицеры суда представить это в суд. Джентельменское право); 2) исполнять твердую политическую волю (и понимать что позиция не поменяется ни в ГПУ, ни в АП).

Так что в этой ситуации для Онищенко бой “Биг Бена” наверняка звучит сейчас как Welcome to London!

Бизнес Цензор. Блог Елены Тищенко