ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Война между ГПУ и НАБУ: на любимый, на мозоль!

Posted by operkor на Август 16, 2016

4 12 августа произошло беспрецедентное столкновение между сотрудниками Национального антикоррупционного бюро и Генеральной прокуратуры, в результате которого сотрудники Генпрокуратуры незаконно задержали двух сотрудников НАБУ, а три прокурора получили легкие телесные повреждения. Реакции властей на чрезвычайное происшествие пока нет, но в правоохранительной системе Украины сложилась взрывоопасная ситуация.

Что произошло?

Национальное антикоррупционное бюро проводит расследование относительно департамента по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры, в котором служит Дмитрий Сус.

В доме на улице Симона Петлюры 7/9 оперативники НАБУ сняли конспиративную квартиру, где установили стационарный контрольный пункт для наблюдения, причем, судя по всему, действительно особое внимание было уделено самому Сусу.

12 августа примерно в 13.00 двое сотрудников департамента оперативно-технических мероприятий НАБУ у дверей конспиративной квартиры были захвачены группой сотрудников правоохранительных органов. Захватом руководил сам Дмитрий Сус, а исполнителями были несколько его подчиненных прокуроров, и сотрудники подразделения Национальной полиции Тернопольской области. Пока неизвестно, кто именно осуществлял захват. За этими действиями также наблюдали сотрудники Главка “К” Службы безопасности Украины, которые, вероятно, также принимали прямое участие в этих событиях.

2

3

4

Сотрудники правоохранительных органов, которые остановили оперативников НАБУ, не представились. Они проверили документы захваченных людей, удостоверились, что они из НАБУ и… отобрав все документы и вещи, задержали их, не предъявив никаких обвинений. Затем группа Суса предприняла попытку ворваться на конспиративную квартиру — однако детектив НАБУ, который в ней находился, дверь не открыл, и немедленно заявил в руководство о нападении на оперативников.

5

6

7

8

Группа сотрудников Суса захватила двух оперативников НАБУ и вывезла их в помещение Генеральной прокуратуры Украины, где их заперли в подвал, и пытались заставить их говорить.

К квартире на Симона Петлюры прибыло подразделение спецназа НАБУ, которое разогнало группу Суса, блокировавшую квартиру, чтобы обеспечить выведение детектива вместе с техникой. Попытка Суса препятствовать выводу детектива была жестко пресечена. Одному из тех, кто пытался блокировать выход детектива, надели наручники. Генпрокуратура заявила, что трое сотрудников получили телесные повреждения.

Однако история не закончилась.

Двое оперативников не были освобождены, а продолжали удерживаться в здании Генпрокуратуры. Шли часы, людей продолжали удерживать без всяких оснований, руководство ГПУ подтверждало, что никаких обвинений им не предъявлено, но сотрудников НАБУ не отпускали. Более того, предпринимались попытки получить от них нужные группе Суса показания. Каким методом это пытались выбить — надеюсь, мы услышим в ближайшее время официально. Подробности шокирующие.

Руководство ГПУ никаких мер не предпринимало, хотя обещало освободить людей. Руководство НАБУ расценило обстановку как взятие заложников, и спецназ НАБУ получил команду приготовиться к штурму. Только в результате прямых переговоров директора НАБУ и Генерального прокурора штурма здания ГПУ не последовало. Сотрудники Генпрокуратуры освободили захваченных ими оперативников НАБУ только к 1 часу ночи 13 августа. При этом документы и личные вещи сотрудникам НАБУ не вернули до сих пор.

Заместитель начальника Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генеральной прокуратуры Дмитрий Сус заявил в СМИ о событиях 12 августа так: “Це помста за те, що ми робили обшук в рамках кримінального провадження щодо незаконного прослуховування працівниками НАБУ. Сьогодні ми виявили за собою стеження. Обладнаний КП… Де працівники… де невідомі люди, скажемо, стежили за ними, знімали аудіо та відеоінформацію. Ми запросили їх до нас у будівлю, де вони добровільно передали листочок, де було записано моє ім’я, і де вони представились працівниками НАБУ. Працівники НАБУ зрозуміли, що їх працівників ми, ну… запросили до себе. Внаслідок цього вони запросили сюди спецназ НАБУ. Сюди прибуло 4-5 автомобілів з озброєними людьми які побили тут всіх, відео ми надамо обовя’зково. Я так думаю, вони думали, що ми захопили їхніх людей, і намагалися їх відбити, хоча цих людей тут не було”.

Прокурор Владимир Гуцуляк: “До мене застосували фізичну силу. Мене в присутності моїх підлеглих поставили на коліна обличчям до землі… Для того щоб вивести невстановлених людей, які проводили заходи. Якщо в рамках якогось завдання, рамках якогось провадження, які службові цілі вони переслідували — нам не повідомили. Для цього ми проводили відповідні заходи в межах правового поля. Якщо б нам довели, що вони працюють правомірно, зрозуміло, що ніяких претензій до них не має. Можливо, в моєму департаменті є якійсь корупціонер, якого треба викрити, я готовий у цьому допомогти. Але бити мене, бити працівників, це не та мета, з якою створювалося НАБУ, це не те, чим вони мають займатись. Це вже перебільшення того, що вони мають робити, це вже злочин”.

НАБУ ответило очень коротко — о законном характере своих действий и о том, что оценку ситуации даст после выяснения всех обстоятельств.

Других оценок происходящего Генеральная прокуратура официально пока не сделала.

Давайте посмотрим на факты:

  1. Были ли законные основания для “прослушки” у сотрудников НАБУ? Да, оперативные мероприятия осуществлялись с санкции суда. Полномочия для таких действий у НАБУ есть.
  2. Были ли законные основания у сотрудников Генпрокуратуры и полиции для задержания оперативников НАБУ? Нет. У прокурора Суса нет ни полномочий, ни каких-либо правовых оснований, чтобы проводить задержание и обыск граждан без решения суда, а также задерживать сотрудников правоохранительных органов при исполнении служебных обязанностей. Сотрудники НАБУ предъявили свои документы. И проводить какие-либо действия против них Сус не имел права.
  3. Были ли законные основания у сотрудников Генпрокуратуры отбирать документы и личные вещи, а также силой доставить в здание ГПУ сотрудников НАБУ, были ли основания удерживать захваченных граждан в течение 12 часов? Нет. Это называется захват заложников. Это называется препятствование исполнению служебных обязанностей.
  4. Ложь сотрудников ГПУ. Прокурор Сус откровенно лжет в своих заявлениях. Во-первых, “прослушка” сотрудников ГПУ была законной и претензии, как заявил сам генпрокурор предъявляются к сотрудникам СБУ.

Во-вторых, Сус называет оперативников НАБУ “неизвестные люди”. Но на фотографиях, которые сама ГПУ выложила в интернете, демонстрируются удостоверения НАБУ.

В-третьих, Сус лжет, когда называет захват сотрудников правоохранительного органа при исполнении служебных обязанностей “мы их пригласили их в наше здание”.

В-четвертых, спецназ НАБУ “пытался отбить” своих сотрудников абсолютно законно, потому что в его задачи и полномочия как раз и входит физическая защита сотрудников НАБУ при исполнении обязанностей.

В-пятых, прокурор Гуцуляк лжет, что “какие служебные цели они преследовали нам не сообщили” — а сотрудники антикоррупционного органа не имеют права сообщать какие служебные задачи они выполняют. Тем более сотрудникам органа, в отношении которого осуществляется санкционированное судом расследование.

В-шестых, Гуцуляк ошибается, что его нельзя бить сотрудникам НАБУ, в ходе проведения антикоррупционных расследований. По тем, кто похищает людей, создает угрозу жизни и здоровью граждан, сотрудники правоохранительных органов могут даже стрелять.

В истории Украины было немало случаев, когда правоохранительные органы вступали в конфликтные ситуации между собой. Но еще никогда это не делалось так демонстративно и с полным пренебрежением законов.

На проведение оперативно-розыскных мероприятий НАБУ была выдана санкция суда.

Возникают вопросы к Генеральному прокурору Юрию Луценко:

  1. На каком основании сотрудники ГПУ задержали оперативников НАБУ, кто принял такое решение?
  2. На каком основании в здании ГПУ насильно удерживались захваченные сотрудники НАБУ? Кто разрешил эти действия?
  3. Почему действия сотрудников ГПУ до сих пор не получили правовой оценки руководства ГПУ. И таким образом, лживые и противоречащие закону показания Суса и Гуцуляка до сих пор являются единственным официальным комментарием ГПУ?

Возникают вопросы к директору НАБУ Артему Ситнику:

  1. Почему сотрудники ГПУ, а также других правоохранительных органов, которые принимали участие в незаконном задержании и похищении оперативников НАБУ до сих пор не задержаны?
  2. Не применялись ли пытки к сотрудникам НАБУ, которых удерживали в здании ГПУ, для получения сведений, составляющих служебную тайну, не были ли разглашены детали расследования, которое проводило бюро?
  3. Когда будет официально опубликована позиция НАБУ по данному инциденту?

Вопросы возникают также к главе Национальной полиции Хатии Деканоидзе и главе СБУ Василию Грицаку — на каком основании сотрудники этих ведомств принимали участие в инциденте, какие были правовые основания для этих действий, почему не приняли меры для предотвращения похищения сотрудников НАБУ, какова их степень причастности к незаконным действиям группы Суса?

Какова политическая подоплека данных событий и почему конфликт 12 августа может привести к дальнейшим еще более серьезным столкновениям?

Ряд подразделений генеральной прокуратуры, которые курировали и курируют заместители генпрокурора Столярчук, Севрук, бывший замгенпрокурора Залисько, проходят по делам, связанным с масштабными коррупционными аферами. И в этих аферах, таких как незаконная добыча песка, установка незаконных игровых автоматов, воровство сахара из Аграрного фонда, незаконная добыча и сбыт янтаря, и во многом другом, отдельные сотрудники прокуратуры выглядят не как соучастники — а как организаторы преступных группировок.

Серьезные вопросы есть и к деятельности прокурора Дмитрия Суса и его департаменту по борьбе с экономическими преступлениями. Подразделения, подчиненные Столярчуку и Севруку генеральный прокурор Юрий Луценко сам оценил как “недеспособные”. В своем интервью для “Цензор.Нет”, Юрий Витальевич так охарактеризовал подчиненных: “Багато кому це не сподобається, але єдиною дієздатною структурою у Генпрокуратурі зараз залишається Головна військова прокуратура на чолі з А.Матіосом. Якщо оцінювати по переданих до суду справах та по винесених вироках — це об’єктивна оцінка. Все інше лише треба робити дієздатним”.

Однако организованные прокурорские группировки, которые ранее были абсолютно бесконтрольны и попали под фокус НАБУ, естественно, сопротивляются расследованиям. Следует констатировать, что Столярчук и Севрук последовательно выстраивают конфликтный барьер между Луценко, Ситником и специальным антикоррупционным прокурором Холодницким. В ряде важных расследований ГПУ отказывается сотрудничать с НАБУ, хотя обязано это делать по закону. 18 мая я спросил генерального прокурора:

“- Як щодо взаємодії ГПУ з Національним антикорупційним бюро? Шокін блокував найбільш гучні розслідування НАБУ, незаконно забрав справу по бурштиновій мафії, по якій ВБ СБУ затримала заступника начальника СБУ Рівненської області Назарука, і не передає в НАБУ.

— Всі корупційні справи, по яких надсилали запити з НАБУ, за моїм розпорядженням вже передані. З цим більше ніяких проблем не виникне. Одна умова — якщо НАБУ витребовує провадження, то далі вже і завершує його”.

Прошло три месяца. И однако прямое распоряжение Луценко о передаче дела Назарука и других дел в НАБУ не выполнено до сих пор. Это, кстати, прямое нарушение Генпрокуратурой закона о НАБУ.

Юрий Луценко по моей оценке не испытывает личных симпатий к команде Шокина, и нет признаков, что он вмонтировался в клановую систему в руководстве ГПУ. Луценко смотрит на проблему так: найти новые кадры на ту зарплату и те условия работы, которые есть в ГПУ сейчас — невозможно. Необходима реформа этой громоздкой системы. На период этой реформы ему нужны все, кто там сейчас продолжает работать, и увольнять он никого не хочет.

В ГПУ свыше 40 тысяч дел, и даже отписки по ним кто-то должен делать, чтобы не завалить хотя бы документооборот. Какой-то объем работы с каким-то КПД Столярчук, Севрук и их подчиненные выполняют, и этого достаточно, чтобы заслужить уважение Луценко и поддержку в работе. Поэтому попытка защитить тех, кто, по мнению, Луценко, пытается дать результаты в работе, понятна и объяснима.

НАБУ создана с нуля, как профессиональная структура, и Луценко хочет показать, что старая и пораженная многими недугами машина ГПУ под его руководством даже на фоне новомодного НАБУ способна показать значимые и хорошие результаты. Генпрокурор хочет поднять мотивацию и настрой сотрудников ГПУ не только организационными, но и моральными стимулами.

Нормальная конкуренция в вопросах борьбы с коррупцией между НАБУ и ГПУ, что проявляется в громких задержаниях и расследованиях идет обществу и государству на пользу. Генпрокурор хочет показать, что его огромная бюрократическая структура начинает работать с большим размахом и более профессионально. И это позитивно.

Но являются ли те сотрудники ГПУ, кого защищает Луценко, настолько лояльными к нему, чтобы их и их действия стоило защищать любой ценой — даже вопреки элементарным процессуальным нормам и здравому смыслу?

Очевидно, что подразделение прокурора Дмитрия Суса при поддержке замгенпрокурора Столярчука взяло курс на организацию провокаций, в которые вынужден в качестве стороны конфликта вступать лично генпрокурор. Именно Сус спровоцировал конфликт, когда убедил Луценко, что документы о возможной незаконной “прослушке”, которая проводилась на основании материалов СБУ, надо зачем-то изымать в НАБУ на основании процедуры обыска.

К сожалению, генпрокурор согласился на это, хотя куда более логично такую информацию было получить направив обыкновенный запрос. То, что Луценко при этом накануне этого странного обыска позвонил в НАБУ, говорит о двух вещах — во-первых, он искренне не разобрался в ситуации и пытался упредить конфликт, во-вторых, он доверяет мнению своих коллег и не пытается проверить степень их компетентности. Обыск Сусу провести не удалось — но никаких выводов по нему Луценко не сделал, и оценки действиям не дал.

И вот результат. Неизвестно из каких источников Дмитрий Сус получил информацию о том, что его поставили на контроль НАБУ. “Прослушка” осуществлялась с помощью возможностей СБУ. Неизвестно каким образом, но для обеспечения охраны Суса были привлечены оперативные подразделения, точных официальных данных пока нет, но вполне вероятно, что из состава Нацполиции и СБУ.

Эти сотрудники обнаружили конспиративную квартиру НАБУ. Затем прокурор Сус организовал операцию по захвату оперативников НАБУ без санкции суда и без каких-либо полномочий. Более того, он же организовал широкое освещение в СМИ этого скандала, откровенно сфальсифицировав реальную ситуацию.

Прошло двое суток, и до сих пор никоим образом действия Суса не получили правовой оценки со стороны руководства ГПУ. Эта безнаказанность создает предпосылки для дальнейших провокаций, цель которых — создать конфликт между Луценко и руководством Блока Порошенко и Национальным антикорупционным бюро, и придать этому конфликту не правовые основания, а сугубо политические основания.

Генпрокуратура сейчас возбудила дела против сотрудников НАБУ. НАБУ открыла дела против сотрудников Генпрокуратуры. Если ситуацию не расследовать немедленно, не дать ей оценки — могут быть и другие еще более скандальные последствия. С точки зрения логики, НАБУ сейчас должно нанести удар по Сусу и задержать его и других участников нападения на оперативников НАБУ. Но пока бюро взяло паузу в прямых действиях, и ведет расследование.

На момент инцидента директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник находился в странах Балтии и должен был вернутся в Украины 13 августа, а генеральный прокурор Юрий Луценко до 17 августа находится в Израиле. В среду 17 августа намечена встреча Луценко и Сытника.

Мне кажется неуместным давать личные оценки этим руководителям до момента этой встречи, и до момента официальных комментариев НАБУ и ГПУ по конфликту 12 августа.ґ

Наше государство и так тяжело переживает постоянные скандалы, связанные с личными обвинениями, персонализацией скандала, политическими шлейфами. Мы должны вылечить этот кризис показательно и законно, как неизбежную болезнь роста. Я мог бы много чего написать про политическую подоплеку действий Суса, про то, что этот прокурор явно поймал “звезду”, в результате прямых контактов с близкими к президенту народным депутатам Кононенко и Грановскому.

Однако по моему представлению на данный момент, Луценко в ГПУ действует пока самостоятельно. С ошибками, не имея контроля над ситуацией, не владея всей необходимой информацией, но самостоятельно. Уверен, что война между ГПУ и НАБУ должна быть остановлена — это абсолютно недопустимо и противоречит духу и целям реформ.

Надеюсь, что и Луценко и Сытник основательно подготовятся к этой встрече, и придут к общим оценкам по результатам. Очень бы не хотелось, чтобы маховик борьбы с коррупцией, которая только начинает принимать системный характер, будет раскручиваться в сторону борьбы между правоохранительными органами и различными политическими и общественными движениями, которые их поддерживают.

Меряться размерами политического влияния и твердости его применения — это не достойно государственных деятелей. Последствия войны между ГПУ и НАБУ будут разрушительными не только для государственных реформ, но и для очень многих карьер. Пока еще не поздно остановить войну — это надо сделать.

Цензор.НЕТ

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: