ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Фаина Раневская: «Я бы вас послала… Да, вижу, вы – оттуда!». Сегодня день рождения величайшей актрисы XX века

Posted by operkor на Август 27, 2016

0Советская актриса театра и кино Фаина Раневская (настоящее имя Фанни Гиршевна Фельдман) появилась на свет в богатой еврейской семье  27 августа 1896 года. Современными журналистами часто именуется «одной из величайших русских актрис XX века» и «королевой второго плана». В сознании общества Раневскую, наверное, чаще всего связывают со множеством её изречений, большинство из которых стали крылатыми.

Один из биографов Фаины Георгиевны Матвей Гейзер писал: «Самое парадоксальное в актёрской судьбе Раневской — то, что она сыграла в театре и кино десятки таких ролей, о которых писатель-юморист Эмиль Кроткий заметил: «Имя её не сходило с афиши, где она неизменно фигурировала в числе „и др.“»».

Зрители и режиссёры заприметили актрису уже после её первой роли в кино — госпожи Луазо в немой драме Михаила Ромма«Пышка» (1934). В кино она играла не так часто, как в театре, говоря, что «деньги съедены, а позор остался». 2Тем не менее, на киноэкране Раневская перевоплощалась в немалое количество персонажей: она была, помимо многих прочих, вспыльчивой Лялей в комедии «Подкидыш» (1939), экономкой Маргаритой Львовной в музыкальной комедии «Весна» (1947), злой мачехой в классической сказке «Золушка» (1947). Примечательным низким голосом Раневской говорит «домомучительница» Фрёкен Бок в мультфильме «Карлсон вернулся» (1970).

Почти четверть века Фаина Георгиевна проработала в Театре имени Моссовета, на сцене которого исполнила свои самые прославленные театральные роли: миссис Сэвидж («Странная миссис Сэвидж») и Люси Купер («Дальше — тишина»).

6Итогом 60-летней актёрской карьеры Раневской стали десятки ролей на сцене и около тридцати — в кино. Актриса была удостоена звания народной артистки СССР (1961) и трёх сталинских премий (в 1949 и дважды в 1951 году

Фаина Георгиевна скончалась 19 июля 1984 года в Кунцевской больнице Москвы в результате инфаркта и пневмонии. В родном Таганроге её именем названа улица, ей установлен памятник, на доме, в котором она родилась, помещена мемориальная доска.

В 1992 году английская энциклопедия «Кто есть кто» включила Фаину Георгиевну в список десяти самых выдающихся актрис XX века.

Старейший актер Театра имени Моссовета Анатолий Адоскин — один из немногих, кто действительно дру­жил с Фаиной Георгиевной и знает о ней не понаслышке. (Из интервью Людмилы Грабенко «Бульвар Гордона» 2 октября 2014 года)

 — Анатолий Михайлович, в своих статьях вы часто говорите, что Фаина Георгиевна родилась и жила не в свое время: мол, ей больше подошла бы эпоха 1929 год Екатерины II, Потемкина и Суворова.

— В том времени был размах, который позволил бы ей развернуться, — поверьте, необходимые для этого качества и способности у нее были, а о ХХ веке она вполне могла бы сказать словами своей героини из фильма «Золушка»: «Королевство маловато, разгуляться негде».

— Многие актеры вашего театра признаются, что не очень любили, а то и боялись Раневскую, а вам удалось с ней подружиться…

— Она действительно была остра на язык и могла так припечатать человека, что он потом еще долго приходил в себя. Больше всего доставалось тем, кто по какой-то причине — не всегда объективной — не вызывал у нее теплых чувств. И, чего греха таить, очень часто Фаина Георгиевна относилась к людям не­справедливо, тем не менее это было удивительное, поразительное существо, хоть и с трудным характером. Она меня не только очень сильно любила, но и опекала, как и Марину Неелову, к которой испытывала самые нежные чувства. Круг людей, которых Раневская жаловала, был узок, но тем, кого любила, она была верна.

С Фаиной Георгиевной мы долго работали в одном театре, но близко общаться и тем более дружить начали не сразу. Так бывает: ходишь с человеком по одним и тем же коридорам, играешь вместе на сцене, почтительно общаешься, но и только. Нужна какая-то ситуация, благодаря которой он откроется для тебя с неожиданной стороны.

Для нас с Раневской таким счастливым случаем стала встреча в магазине грампластинок в Ленинграде, где наш театр был на гастролях. Оказалось, что она, как и я, очень любила музыку и вкусы у нас тоже совпадали. Мы с ней тогда набрали по огромной стопке пластинок, нести ей их было тяжело, и я помог — доволок покупки до гостиницы. Когда мы вернулись домой, Фа­ина Георгиевна неожиданно мне позвонила: «Толя, какие же мы с вами дураки — тащили из Ленинграда то, что можно в большом количестве купить в Москве». Так мы с ней начали общаться, а потом и дружить.

4— Возможно, значительную роль в ее хорошем к вам отношении сыграли передачи, посвященные пушкинскому окружению, которые вы делали?

— В какое-то время я понял, что актерство само по себе меня уже не очень интересует, и решил соединить эту профессию с  Любовью Орловой в постановке Театра имени Моссовета «Сомов и другие» философией. Результатом стал цикл передач о выдающихся людях того времени — Кюхельбекере, Одоевском, Дельвиге, Пущине, Жуковском, Баратынском, Батюшкове.

Я, как настоящий книжный червь, целыми днями просиживал в библиотеках, собирая нужные мне факты по крупицам. Кстати, тогда-то я и понял, насколько сильно данные, которые мы находим сами, отличаются от тех, что получаем из чужих рук. В свое время мой пушкинский цикл часто показывали по телевидению, и я думал, это потому, что я такой замечательный. Как оказалось, это Фаина Георгиевна, которая была большим поклонником творчества — как Пушкина, так и моего, лично звонила тогдашнему главному телевизионному начальнику Сергею Георгиевичу Лапину и требовала повторить их. Отказать самой Раневской он не мог.

— Видимо, в знак признательности вы и ей посвятили телевизионную программу?

— Передача, которую я, скорее, снял в знак любви к Фаине Георгиевне, называется «Дайте, дайте мне Раневскую!». Именно так кричала Анна Анд­реевна Ахматова в окно своего дома в Комарово, когда Фаина Георгиевна еще только входила в калитку. Их, кстати, роднил все тот же Пушкин, которого обе они просто обожали.

Снять его мне предложил продюсер одного из телевизионных каналов, я поначалу отнекивался, а потом подумал: «А почему бы и нет?». Да и друзья сказали, что я не имею права отказываться, потому что из всех ныне живущих знаю ее едва ли не лучше всех. Подумав, я нашел, как мне кажется, интересный ход — рассказать о Раневской по ее запискам, которые она писала, а потом разбрасывала по всему дому.

Это были умные мысли — ее и чужие, которые она фиксировала, чтобы не забыть. В дело шли любые бумажки — квитанции, счета и выписываемые ей врачами рецепты, на обратной стороне которых Фаина Георгиевна записывала то, что казалось ей важным. Некоторые из них она, чтобы не потерять, прикалывала к обоям иглами от шприцев, которыми ей делали уколы. Точно так же Раневская цепляла на стены и фотографии собак, которых обожала.

Мало кто знает и о том, что Фаина Георгиевна замечательно рисовала акварелью. Бывало, что-то услышит или прочитает и, чтобы сразу выразить свое к этому отношение, начинает рисовать. У нее получались совершенно жуткие уродливые физиономии — просто гоголевщина какая-то. Откуда это в ней бралось, ума не приложу, хотя жизнь она прожила очень тяжелую и трагическую.

— Правда, что Раневская была безумно одиноким человеком?

— Мы с ней особенно сблизились на закате ее жизни, поэтому об этом периоде я знаю все. В последние годы рядом с ней постоянно находилось только одно живое существо — пес по кличке Мальчик, которого Фаина Георгиевна обожала. К тому же она очень сильно болела — у нее была сахарная болезнь, из-за которой она не могла ничего есть. Мы с женой ходили, чтобы ухаживать за Фаиной Георгиевной — готовить, кормить, убирать. Она доверяла мне свои сбережения, чтобы я отдавал их туда, куда она сочтет нужным.

Жила Фаина Георгиевна в вечной бедности, не владея никакими благами в виде драгоценностей, дач и машин. Единственным ее доходом была зарплата, а впоследствии — пенсия, вполне, кстати, приличная — четыре тысячи рублей (старыми деньгами), но в конце месяца у нее ничего не оставалось.

Тысячу я передавал человеку, который выгуливал Мальчика, — самой Фаине Георгиевне в то время не то что на улицу ходить, а просто по квартире передвигаться было тяжело. Еще одна тысяча уходила на лекарства и медсестер, которые делали ей уколы и ставили капельницы.

Тысячу Раневская передавала в Дом ветеранов сцены — даже будучи сама в сложном материальном положении, она считала своим долгом помогать тем, кто, как она понимала, живет еще хуже. Фаина Георгиевна умела жалеть людей, входить в их положение — она обладала уникальным талантом сочувствия, который в этом мире мало кому дан. Оставшиеся деньги великая актриса тратила на оплату коммунальных счетов и питание, неудивительно, что иногда ей нечего было есть. Тем не менее она жила под девизом: «Что ты спрятал, то пропало, что ты отдал, то твое».

5Войдя после ее смерти в квартиру, я был поражен: она оказалась абсолютно пустой — Фаина Георгиевна все раздала друзьям и знакомым, от нее никому не удавалось уйти с пустыми руками. Мне она тоже подарила много разных интересных вещиц, в том числе и очень дорогую ей посмертную маску Пастернака, сказав: «Толя, я хочу, чтобы она хранилась у вас». Несколько раз ее обворовывали люди, которых она пускала в дом и которым доверяла, — в основном домработницы и ухаживавшие за ней няньки. Единственное, что мне удалось спасти, — это те знаменитые записочки, о которых я уже говорил. Эти бесценные документы и сейчас хранятся у меня.

— Особая тема для разговора — знаменитые высказывания Раневской, которые сейчас не цитирует только ленивый…

— …и большинство которых не имеют к Фаине Георгиевне никакого отношения. В этом смысле я чувствую свою вину, потому что именно я открыл дорогу всем этим псевдоцитатам «от Раневской», сплетням и слухам о ней. Половину того, что ей приписывают, особенно это касается скабрезных и пошлых высказываний, она никогда в жизни не говорила. Впрочем, Фаина Георгиевна — не первый известный человек, ставший жертвой возмутительного вранья, про Пушкина то­же в свое время сочиняли не весть что. Раневская же привлекала к себе всеобщее внимание уже хотя бы потому, что была абсолютно не похожа на других акт­рис.

— Фаина Георгиевна сумела стать знаменитой, играя в кино в отличие от театра второстепенные роли, — именно о таких актерах писатель-юморист Эмиль Кроткий говорил: «Его имя не сходило с афиш, где он неизменно фигурировал в строке: «…и др.».

— Более того, она прославилась, играя идиоток. Ей не давали ролей секретарей райкомов и строительниц коммунизма, поэтому она довольствовалась тем, что, как крохи с барского стола, выпадало на ее долю, и в силу своего блестящего таланта делала эти образы незабываемыми. Ее идиотки, которых у Раневской целая галерея, — такие же яркие и трагические персонажи, как рембрандтовские старухи. Из этих образов гораздо больше можно узнать о жизни того времени, чем из самых серьезных жизнеописаний и монографий.

Другие актрисы нашего театра, Вера Марецкая и Любовь Орлова, работавшие рядом с ней, играли главные роли в кино, но их героинь зрители давно забыли, а Мулю из «Подкидыша» и Льва Маргаритовича из «Весны» помнят до сих пор. Почему? Загадка! Кстати, она роднит нас с Фаиной Георгиевной — меня ведь тоже чаще всего вспоминают по эпизодическим ролям в таких фильмах, как «Девчата» или «Семь стариков и одна девушка». Может, все дело в том, что наши с ней герои очень добрые?

7

КАК ФАИНА РАНЕВСКАЯ ОБВЕЛА ВОКРУГ ПАЛЬЦА КГБ

Фаина Раневская (1896-1984)- актриса, обладавшая потрясающим чувством юмора. Несмотря на искрометный талант, она так и не получила заветную главную роль, став «королевой эпизодов». Об ее остром языке ходили легенды, и практически каждая фраза становилась крылатой. Показательным является случай с ее вербовкой в осведомители КГБ, когда она, будучи рисковой дамой, не только не отклонила предложение, но и извлекла из этого выгоду.

Во времена СССР КГБ вел войну против западных спецслужб и диссидентов с помощью бойцов невидимого фронта. Особенно много завербованных было среди артистов. Вообще-то доносительство считалось подлостью, но не каждый мог отказать всесильным вербовщикам.

Когда Фаине Георгиевне было уже за семьдесят, ее решили также сделать агентом. Инициатива исходила от Олега Михайловича Грибанова, генерал-лейтенанта советских спецслужб, из-за маленького роста и недюжинной гипнотической силы прозванного «маленьким Бонапартом». Само упоминание его имени подавляло волю собеседника.

Фаине Раневской повезло – Грибанов был занят, и он послал на первую встречу с потенциальным агентом молодого офицера Коршунова. Тот был уверен, что артистку завербует моментально, как говорится, в лоб.

Но не тут-то было. В поединке с КГБ Раневская проявила себя гениальной сценической артисткой, обведя всех, как говорится, вокруг пальца.

Коршунов вербовочную беседу проводил, как принято: сначала посетовал на происки иностранных разведок на территории СССР. Затем напомнил о долге каждого гражданина по оказанию посильной помощи органам государственной безопасности, по защите завоеваний социализма. Раневская все поняла.

Выслушав сказанное, она спросила: «Молодой человек, а где вы были раньше, когда я еще не успела разменять седьмой десяток?». Коршунов замахал руками: ««Что вы, Фаина Георгиевна! Вам больше тридцати никто не дает, поверьте… Вы – просто девочка по сравнению с другими артистками вашего театра!».

Раневская хитро прищурилась, закурила «беломорину» и спокойно сказала наглому оперу: «Мне с вами, молодой человек, все понятно… Как, впрочем, и со мной тоже… Без лишних слов, заявляю: я давно ждала этого момента, когда органы оценят меня по достоинству и предложат сотрудничать! Я лично давно к этому готова. Н-да… Разоблачать происки ненавистных мне империалистических выползней… Можно сказать, что это – мечта моего детства. Но… есть одно маленькое «но»! Во-первых, я живу в коммунальной квартире, а во-вторых, что важнее, я громко разговариваю во сне. Вот и давайте, коллега, а по-другому я вас молодой человек и не мыслю, с тех пор как мы встретились. Да, вы – мой коллега!

Так вот, давайте вместе, по-чекистски поразмыслим. Представьте, вы даете мне секретное задание, и я, будучи человеком обязательным и ответственным, денно и нощно обдумываю, как лучше его выполнить, а мыслительные процессы, как вы, конечно, знаете из психологии, в голове интеллектуалов происходят беспрерывно – и днем и ночью… И вдруг! И вдруг ночью, во сне, я начинаю сама с собой обсуждать способы выполнения вашего задания. Называть фамилии, имена, клички объектов, явки, пароли, время встреч и прочее…

А вокруг меня соседи, которые неотступно за мной следят вот уже который год кряду. Они же у меня под дверью круглосуточно, как сторожевые псы, лежат, чтобы услышать, о чем и с кем это Раневская там по телефону говорит! И что? Я говорю вам о своих недостатках заранее и честно… Если я ошибаюсь – поправьте меня, уберегите меня от совершения в будущем роковой ошибки! Я бы даже сказала – от непредумышленного предательства…

Но что делать, если мои родители передали мне такой порок – громко разговаривать во сне? Я уже обращалась к врачам, к светилам медицины – все пустое, ничего поделать не могут. Никакие снотворные и транквилизаторы не помогают. Может быть, у вас, товарищ Коршман, извините, товарищ Коршунов… имеются какие-то спецпрепараты, чтобы не выбалтывать секреты… во сне?»

Выслушав этот страстный монолог, Коршунов опешил и ушел со встречи придавленный железными аргументами народной артистки. Утром он доложил Грибанову об объективных сложностях ее ночной физиологии, о желании сотрудничества, а также о том, что потенциальный агент живет в коммунальной квартире…

Спустя месяц Раневская праздновала новоселье в высотке на Котельнической набережной.

Коршунов, решив, что теперь уже ничто не мешает артистке вступить в ряды бойцов невидимого фронта, стал названивать ей в театр, но у нее все время оказывались «то понос, то золотуха», то «критические дни». Опер рассвирепел и заявил, что сам приедет к ней на новую квартиру для расчёта.

Рано утром в приемной КГБ появился мрачный мужчина неопределенного возраста с документом государственной важности. Это было коллективное заявление жильцов высотки на Котельнической набережной, где проживала Раневская. В своем обращении 10 жильцов просили органы госбезопасности разобраться с некой артисткой (фамилия Раневской в заявлении не указывалась). Которая по ночам всех беспокоит воплями о происках империалистов и о том, что разберется с супостатами, когда ее примут в органы госбезопасности внештатным сотрудником.

Прочитав это коллективное заявление, Грибанов вызвал Коршунова и рявкнул: «На Фаине поставь крест, ищи кого-нибудь другого… Молчащего во сне. Все! Свободен!»

Вскоре Коршунову «настучали» агенты из театра, где работала Раневская, что «заявление» написала она сама, а в КГБ послала сантехника из ЖЭКа, поставив ему 2 бутылки водки. К счастью, из квартиры ее уже никто не выселил. Впоследствии Фаина Георгиевна не раз повторяла: « Я отказала органам лишь по одной причине. Дать много органам я не могу, а мало мне не позволяет совесть – проклятое воспитание!»

Фаина Раневская в политике8

* Крылатую фразу из фильма «Подкидыш» «Муля, не нервируй меня!» Раневская придумала сама. Всю оставшуюся жизнь «Муля» преследовал ее. Даже Брежнев на вручении ей в 1976 году ордена Ленина вместо приветствия сказал: «Муля, не нервируй меня!». Раневская ответила: «Леонид Ильич, так ко мне обращаются или мальчишки, или хулиганы». Генсек смутился: «Простите, но я вас очень люблю».

* «Знаете, — вспоминала Раневская, — когда я увидела этого лысого на броневике, то поняла: нас ждут большие неприятности».

* В семьдесят лет Раневская вдруг объявила, что вступает в партию. «Зачем?» — поразились друзья. «Надо! — твердо сказала Раневская. — Должна же я хоть на старости лет знать, что эта сука Верка Марецкая говорит обо мне на партсобраниях».

ria.ru

Афористичность была сутью великой актрисы

Все знакомые и друзья Раневской знали о том, что ей лучше не попадаться на язык, так как это «было чревато»: великая актриса не очень-то стеснялась в выражениях, а ее гениальные фразы сразу же становились крылатыми и «улетали» в народ. Самое интересное, что Фаина Георгиевна специально ничего не придумывала – просто афористичность была сутью великой актрисы. Существует огромное количество остроумных высказы- ваний, сказанных или якобы произнесенных Раневской. Вот лишь некоторые эпизоды из этой большой коллекции.

* Искать женщину без изъянов может только мужчина без извилин

* Что толку делать пластическую операцию?! Фасад обновится, а канализация все равно старая.

* — Звонка у меня нет, стучите ногами. – Почему ногами? – Ну не с пустыми же руками вы припретесь!

* Если человек умный и честный – то беспартийный. Если умный и партийный – то нечестный. Если честный и партийный – то дурак.

*Не люблю, когда алюминиевый тазик корчит из себя хрустальную вазу.

*Лучше быть хорошим человеком, ругающимся матом, чем тихой, воспитанной тварью.

*Если человек сделал тебе зло, ты дай ему конфетку. Он тебе зло – ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьется сахарный диабет.

*Не можете сказать в глаза, не тявкайте тогда за спиной.

9*Многие жалуются на свою внешность и никто – на мозги.

*Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

*Когда тебе плохо, сильный мужчина поможет, а слабый сделает вид, что ему еще хуже.

*Я бы вас послала… Да, вижу, вы – оттуда!

*Здоровье – это когда у вас каждый день болит в другом месте.

*Меня забавляет волнение людей по пустякам, сама была такой же дурой. Теперь перед финишем понимаю ясно, что все пустое. Нужна только доброта и сострадание.

*Сказка – это когда женятся на лягушке, а она оказалась царевной. А быль – это когда наоборот.

*В 60-е годы в Москве установили памятник Карлу Марксу. – Фаина Геогиевна, вы видели памятник Карлу Марксу? – спросил кто-то у Раевской. – Вы имеете в виду этот холодильник с бородой, что поставили напротив Большого театра? – уточнила Раневская.

*Сниматься в плохом фильме – все равно, что плюнуть в вечность.

10* Отпускайте идиотов и клоунов из своей жизни. Цирк должен гастролировать.

По материалам интернета подготовил Николай Зубашенко

 

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: