ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Шесть выстрелов в правоохранительную систему Украины

Posted by operkor на Сентябрь 27, 2016

5-0Криминогенная ситуация в Украине продолжает стремительно ухудшаться, преступность, растет, а попытки противодействия ей в течение последних 2 лет являются неэффективными и неудовлетворительными. Об этом на своем сайте пишет бывший заместитель генпрокурора Алесей Баганец, который анализирует причины упадка работы силовиков в борьбе с преступностью. 

Он констатирует, что статистика подтверждает пугающую тенденцию фактического разгула преступности в Украине. По словам Баганца, это происходит потому, что преступники, пользуясь малоэффективным противодействием со стороны правоохранительных органов, убедились в том, что они могут избегать наказания за содеянное.

5«Нынешние кадры правоохранительных органов, которых отобрали путем так называемых «конкурсов и аттестаций», оказались не подготовлены и не профессиональны… В первую очередь это относится к тем претендентам, у которых нет никакого опыта работы в правоохранительных органах… Необязательность наличия у них даже высшего профильного юридического образования, явная недостаточность сроков специальной подготовки для работы даже тех же патрульных полицейских, не в состоянии обеспечить выполнение возложенных на них служебных обязанностей по борьбе с преступностью. Какие еще критических последствий в будущем приведет такая «работа» правоохранителей можно только представить. Как результат, я даже не исключаю, что люди будут вынуждены защищать себя самостоятельно, в том числе и путем самосудов, тем более, что подобные проявления уже имеют место», — прогнозирует бывший замглавы ГПУ.

«Прокурорская правда» приводит наиболее знаковые провалы работы постмайданных правоохранительных органов:

Непродуманные и провальные, так называемые, «реформы» правоохранительных органов, которые привели к существенной утечки с их среды опытных и профессионально подготовленных специалистов — как оперативных работников, так и следственных и прокуроров.

Так, в течение последних 2-х лет украинские законодатели всеми возможными и невозможными способами пытаются под видом преобразования отечественных правоохранительных органов в органы «европейского образца», фактически их разрушать. Международная практика свидетельствует о иных, то есть не поспешных и не продуманных преобразованиях: именно профессиональные и прогнозируемые подходы к подбору кадров, чем занимаются исключительно специалисты по этим вопросам, и их специализации и профессиональной подготовки, являются залогом успеха.

Всем известно, что так называемая «система конкурсного отбора» кадров в правоохранительные органы в украинском варианте привела в первую очередь — к вытеснению из них не коррупционеров, как это декларировалось инициаторами, а именно профессиональных специалистов: оперативных работников, прокуроров, следователей, и как следствие — к существенному снижению эффективности работы вышеназванных ведомств.

Невероятный вред правоохранительным органам был нанесен реформой местных прокуратур, за счет чего было бездумно ликвидированы 2/3 районных и городских прокуратур, в то время как подразделения полиции и суды там остались, а также отменили обязательные требования к набору прокуроров в региональные прокуратуры и центральный аппарат ГПУ, куда теперь набирают всех желающих «с улицы», только  чтобы у них было высшее юридическое образование.

Существенное сужение полномочий и функций прокуратуры

Принятие за последние два года новых законов Украины «О прокуратуре», «О Национальной полиции», «О Национальном антикоррупционном бюро», внесение конституционных изменений в Основной Закон (которые осенью этого года вступят в законную силу) фактически превратили органы прокуратуры из надзорного органа за соблюдением законности, в первую очередь – в орган стадии досудебного расследования в придаток к органам предварительного расследования. Это однозначно причинило значительный ущерб интересам не только граждан, а всего общества и государства в целом.

Еще в октябре 2014 года с принятием нового закона прокуратура, в нарушение требований тогдашнего Основного Закона, фактически была лишена функций осуществления надзора за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность, дознание и досудебное следствие, в том числе и соблюдением ими требований отраслевых законов: «О Национальной полиции», «О Службе безопасности Украины» и т.д., оставив за прокурором, в соответствии с требованиями ст. 25 этого Закона только права и выполнения обязанностей, предусмотренных Законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК.

Аналогично законодатели поступили и с другими конституционными функциями, исключив из их перечня такие важные полномочия, как: надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления и должностными лицами и даже представительство интересов социально незащищенных граждан в судах, существенно сузило содержание и объем уже предоставленных гражданам прав, что является грубым нарушением требований ст. 22 Основного Закона.

Параллелизм полномочий правоохранительных органов

Принятие нелепых и поспешно разработанных законов, в том числе и путем внесения изменений в УПК Украины, привело к тому, что на сегодняшний день между правоохранительными органами происходит нездоровая конкуренция, но не на предмет того, кто лучше и ловчее защитит права граждан, кто быстрее раскроет те или другие резонансные преступления и продемонстрирует более эффективную работу в борьбе с преступностью.

Наоборот — разгорается настоящая «война» между ними с привлечением подразделений физической защиты и применения ими насилия, в том числе и направлена на выяснение того, кто имеет больше процессуальных возможностей и полномочий по поводу распределения уголовных производств. Стоит отметить, что даже те же дела, которые касаются коррупционных преступлений, сегодня расследуют как органы прокуратуры, так и НАБ, СБУ и Нацполиция, а в ближайшем времени к ним присоединится и Государственное бюро расследований, Генеральная инспекция ГПУ, и к этому будет привлекаться и национальное агентство по предупреждению коррупции.

Профильное законодательство, в частности УПК Украины, законы Украины «О прокуратуре, «О Национальном антикоррупционном бюро», «О Национальной полиции» и «О предотвращении коррупции» провоцируют сегодня наиболее благоприятные условия для конфликта полномочий всех этих ведомств, параллелизма ведения уголовных производств по одним и тем же фактам.

Уже дошло до того, что НАБ по своему усмотрению, даже вопреки реакции генпрокурора, единолично решает, какое производство брать к себе, а какое нужно вернуть, что является полным абсурдом! Это все неизбежно приведет к нарушению прав граждан, к затягиванию расследования и рассмотрения дел (пока правоохранители выяснят в чьей все же подследственности относится производства), а также, что самое главное — вообще будет способствовать уходу от наказания виновных лиц.

Подтверждением этого является тот факт, что, например, директор НАБ неоднократно подчеркивал, что СБУ и ГПУ расследуют подследственные НАБ преступления, а потому, в случае, если эти органы в дальнейшем передадут дела в Антикоррупционного бюро, НАБ не будет их принимать к своему производству.

То есть, вопреки Конституции Украины и УПК Украины появился некий «новый орган прокурорского надзора» взамен органов прокуратуры, которые определены УПК Украины и Основным Законом. Еще одним подтверждением таких несуразностей в законах выступают и те конфликтные ситуации между НАБ и ГПУ, которые имели место в последнее время, и не исключено, что будут иметь место и в будущем, если немедленно не внести изменений в законодательство, о чем я неоднократно подчеркивал.

Провальная реформа «полиции»

Реформирование бывшей милиции началось еще год назад, а поэтому пока как раз вовремя проанализировать, получило общество действенный продукт взамен ей. Стоит отметить, что конкурсный набор новых полицейских сегодня наглядно продемонстрировал полную их неспособность профессионально противостоять преступности, а тем более — предупреждать ее (неоднократно за полицейскими наблюдались именно факты бездействия). Почти все раскрыты и доведены до суда дела касаются, как правило, только тех, в которых преступники были задержаны в момент совершения преступления, то есть на месте происшествия, при очевидных обстоятельствах. Те же преступления, которые были совершены в условиях неочевидности, остаются, как правило, нераскрытыми.

Несмотря на то, что подобное «реформирование» полиции считается наиболее раскрученным и распиаренным, в действительности, как показал анализ, оно оказалось бездарным. Доказательствами этого являются, и ухудшение криминогенной ситуации на автодорогах и противодействия уличной преступности со стороны новой украинской полиции, факты резонансных преступлений, совершенных новыми полицейскими, которые значительно последнее время снизили уровень реального доверия к полиции, какие бы не «рисовали» сторонники ведомства  показатели.

Разве не является признанием такого провала тот факт, что к расследованию особо важных, резонансных преступлений (то же убийство журналиста Павла Шеремета) выражают намерения привлекать именно уволенных старых кадров милиции, которые явно не соответствовали критериям «нового отбора», в том числе даже из тех людей, кто попал под люстрацию.

Еще более серьезной причиной ухудшения состояния дел в Нацполиции являются огромные остатки нерасследованных производств, будут и в дальнейшем увеличиваться в связи с большой некомплектностью следователей, которые не выдерживают нагрузки и вынуждены при такой низкой заработной плате освобождаться с работы.

Более того, хотелось бы обратить внимание и на то обстоятельство, что 4 августа 2016 Национальная полиция Украина праздновала вероятную годовщину своей деятельности, хотя Закон Украины «О Национальной полиции» вступил в силу в начале ноября 2015 года (6.11.2015). В связи с этим, ничего удивительного и в том, что только в июне этого года (18.06.2016) полицейские получили законное право осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Разве это не парадокс? Разве это не является свидетельством дилетантского подхода к изменениям в полиции? Вы только вдумайтесь: существующие почти год, Национальная полиция фактически была лишена оперативно-розыскных полномочий, конечно негативно отразилось на состоянии расследования преступлений и привело к ухудшению криминогенной обстановки в стране.

А разве это не является причиной ухудшения криминогенной обстановки в государстве тот факт, что «дебильным» УПК Украины, как его назвал справедливо Геннадий Москаль, были фактически уничтожены оперативно-розыскные подразделения, которые теперь не имеют права заниматься ОРД на стадии досудебного расследования, а могут лишь по поручению следователя и прокурора проводить негласные следственные (розыскные) мероприятия, то есть не в рамках ОРД. А разве на эффективность деятельности правоохранительных органов не повлияло бездумное наделения следователей не свойственными им функциями проведения негласных следственных (розыскных) действий?

Разве не является отвлечением профессиональных прокуроров и следователей от расследования преступлений, требований ст. 214 УПК Украины об обязательности регистрации всех без исключения заявлении сообщений о преступлениях, в том числе и откровенных клеветы или неподтвержденных данных, или выдумок психически больных людей и проверки их именно следственным путем, на что затрачивается много времени, а в результате — закрытие таких производств за отсутствием состава преступления?! И поэтому неудивительно, что несмотря на финансирование «реформы» полиции со стороны европейских партнеров, ее результативность продолжает снижаться до критических показателей.

Узаконивание безответственности правоохранительных органов за ухудшение криминогенной обстановки

Из проведенных аналитических исследований представляется следующая картина: несмотря на то, что каждый год в период 2014-2016 годов украинское общество постоянно слышит заверения из уст первых лиц государства и обещания активных «реформаторов» и новоявленных «борцов с коррупцией», которые, как известно, содержащихся за счет иностранных грантов, об успешности реформ, прежде всего, в Национальной полиции, о надежде на антикоррупционные органы и т.п., количество совершенных уголовных преступлений из года в год растет, а количество раскрытых лиц, их совершивших , постепенно уменьшается.

В то время, когда наши законодатели заняты поиском все новых средств для финансирования так называемых «реформ», в том числе и создания очередных специализированных правоохранительных ведомств, и готовят многочисленные законопроекты по этому поводу, преступность продолжает неуклонно расти, а правоохранительные органы, едва оправляются от таких изменений, в основном, заняты или участием в очередных «конкурсах» или «аттестациях», или готовятся к очередным проверкам  добродетелей, или к заполнению очередных деклараций о доходах. Уже не один политик, не один министр или правовед и даже Президент Украины выступали с речами о критических пределах криминогенной ситуации в Украине, однако, к сожалению, кроме «запиаренных выступлений», реальных действий или хотя бы профессиональных указаний по активизации этой деятельности, разработка той же Национальной программы по борьбе с преступностью, до сих пор отсутствует в Украине.

А это все потому, что сегодня, как это не звучит дико, по закону никто из руководителей правоохранительных ведомств не несет ответственности за то, что происходит в стране, за то, что украинских граждан стали чаще грабить и убивать, что увеличилось число разбойных нападений и изнасилований, в то время как они даже не обязаны отчитываться перед народом, хотя бы в той же Верховной Раде Украины. Разве это не должно быть приоритетом в деятельности любого демократического государства?

Почему, кроме абсолютно вредных реформ, которые и привели к такой ситуации, законодатели и высшие должностные лица государства не реагируют и не отвечают за нарушение основополагающих естественных прав лиц, за провал инициированных именно ими абсолютно неутешительных законодательных изменений? В этом плане больше всего претензий к нашим законодателям и к высшему законодательному органу — Верховной Раде Украины, который уже доказал свою явную несостоятельность в части разработки и принятия продуманных и главное — своевременных законов по эффективной деятельности правоохранительной системы.

Нестабильная военно-политическая ситуация в стране

Конечно, нельзя пренебречь и тем фактом, что сейчас Украина находится в состоянии так называемой «гибридной войны» экономически социальное обеспечение граждан критически низкое, а государство бездумно тратит бюджетные средства не на повышение социальных стандартов жизни украинцев, а на увеличение финансирования так называемых «реформ» и содержание недееспособных правоохранительных органов, в том числе на создание новых — тоже абсолютно недейственных, а как показал очередной анализ — ничего положительного в части обеспечения надлежащего правопорядка в государстве это не принесло.

Состояние необъявленной войны, которое уже длится более 2 лет, действительно влияет на криминогенную ситуацию, однако, стоит отметить, что за 6 месяцев 2016 количество боевых атак и агрессии со стороны России на Востоке Украины значительно уменьшилась, что должно свидетельствовать, в таком случае, об улучшении статистики, но этого не наступило.

Первые руководители государства и МВД первоочередной причиной ухудшения криминогенной обстановки в государстве почему-то называют именно войну на Донбассе, игнорируя все остальные как явные, так и замаскированные причины. Однако, они не обратили внимание на то обстоятельство, что в то время, когда на Востоке несколько меньше стали совершаться преступления, в других регионах страны такие показатели критически выросли, что отнюдь не свидетельствует о первоочередности причинной связи российской агрессии против Украины и состояния борьбы с преступностью в стране.

Предложения по совершенствованию и улучшению деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью

Одной из основных причин неудовлетворительной деятельности правоохранительных органов, а соответственно — существенного ухудшения криминогенной ситуации в государстве, явно поспешные, непродуманные, без широкого обсуждения в обществе, прежде всего, с авторитетными профессиональными учеными и специалистами, без учета наших исторических традиций и обычаев, социально-экономической ситуации в государстве, уровня правовой культуры, без надлежащего прогнозирования, тем более — разработаны не специалистами в этой области, а скорее -навязаны из-за границы и приняты с нарушением законных процедур и вопреки Основному Закону , под лозунгами очищения власти от коррумпированных чиновников и борьбы с коррупцией, так называемые «реформы».

Наибольший удар от таких «реформ» понесла именно прокуратура, которая к тому составляла единую систему с четкой подчиненности нижестоящих прокуратур вышестоящим, и осуществляла, в том числе надзор за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно розыскную деятельность, дознание и досудебное расследование и надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами, что давало возможность прокурорам при необходимости проводить надзорные проверки в органах МВД, СБУ, Государственной фискальной службы, Госпогранслужбы и т.д.

Такие проверки осуществлялись как по соблюдению требований уголовного процессуального закона и Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», так и по выполнению этими ведомствами требований их отраслевых законов, в первую очередь, по вопросам борьбы с преступностью, в том числе организованной, и коррупцией. По результатам таких проверок прокуроры имели полномочия вносить документы прокурорского реагирования (в последнее время — представление), в которых могли требовать привлечь виновных должностных лиц этих ведомств к дисциплинарной ответственности, вплоть до увольнения с занимаемых должностей. И это, поверьте, давало эффект.

По итогам работы за полгода и год Генеральный прокурор и прокуроры обязаны были анализировать и обобщать статистические данные о состоянии преступности как в государстве, так и по отдельным регионам, проводить проверки и поднадзорных правоохранительных органах по результатам чего инициировали созыв координационных совещаний с приглашением руководителей органов государственной исполнительной власти и местного самоуправления, руководителей правоохранительных органов, на которых заслушивались не только доклады прокуроров о криминогенной ситуации, о негативных тенденциях, а и объяснения руководителей правоохранительных органов о причинах имеющихся недостатков в работе по борьбе с преступностью и предложения о конкретных мерах по их устранению.

По итогам совещаний делались совместные пути скоординированных мер по борьбе с преступностью, планировались и проводились совместные проверки в наиболее критических регионах причин роста преступности, как в целом, так и их отдельных видов, по результатам заслушивались доклады по принятых мерах реагирования как со стороны надзорных прокуроров, так и ведомственного влияния в каждом из правоохранительных ведомств.

И самое главное, о состоянии преступности и принятых правоохранительные меры на улучшение криминогенной обстановки информировалась общественность и СМИ, а Генеральный прокурор был обязан один раз в год информировать Верховную Раду Украины о самом состоянии соблюдения законности в государстве, в т.ч. о принятии мер по противодействию преступности.
Все описанное мною выше, после так называемых «реформ», сегодня не действует: уже с октября 2014 прокуроры лишены права проводить в правоохранительных органах проверки, в т.ч. и за соблюдением ими требований отраслевых законов по борьбе с преступностью и ее профилактики, а потому — и права вносить соответствующие документы прокурорского реагирования с требованием как принятие мер по усилению борьбы с преступностью, так и привлечения виновных должностных и служебных лиц этих ведомств к ответственности; не могут прокуроры теперь и инициировать дисциплинарное производство в отношении виновных конкретных должностных лиц прежде поднадзорных им правоохранительных органов, которые не выполнили должным образом свои обязательства по борьбе с преступностью.

Более того скажу, в настоящее время даже в отраслевых приказах Генерального прокурора Украины отсутствует требование к подчиненным проводить подобные анализы и обобщения о состоянии преступности и противодействия ее со стороны правоохранительных органов.

Теперь даже Генеральный прокурор Украины не обязан контролировать ведение и анализ статистических данных, а тем более — по вопросам противодействия преступности, а соответственно и не информирует ту же ВР о состоянии соблюдения законности в государстве, а только должен отчитываться о деятельности органов прокуратуры «путем предоставления обобщения статистических и аналитических данных».

При этом обращаю внимание, что о состоянии преступности, ее структуру и динамику, а тем более — о негативных тенденциях и их причины по сегодняшнему законодательству никто не обязан информировать ни общество, ни Верховную Раду Украины.

Так называемым «реформированием» была фактически ликвидирована норма предыдущего Закона Украины «О прокуратуре», в соответствии с которой Генеральный прокурор и подчиненные прокуроры обязаны были координировать деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел (теперь Нацполиции), органов службы безопасности, органов налоговой милиции, органов таможенной службы, военной службы правопорядка и других правоохранительных органных органов.

Этой же нормой прокуроры должны были участвовать в организации совещаний Координационного комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, который действовал в свое время даже при Президенте Украины, который, к сожалению, не существует теперь тоже.

Кроме того, «реформаторы», действуя умышленно и сознательно и вопреки Конституции Украины, в принятом в октябре 2014 года законе о прокуратуре фактически отменили и прокурорский надзор за проведением досудебного расследования со стороны вышестоящих прокуроров, лишив их права истребовать соответствующие их статусу уголовные производства для изучения, давать обязательные для исполнения следователем и процессуальным руководителем письменные указания о расследовании преступлений, об избрании, изменении или отмене меры пресечения, производстве отдельных следственных действий, розыск лиц, совершивших преступление, поручать следователю органа досудебного расследования и процессуальным руководителям проведения в установленный срок следственных (розыскных) действий, негласных следственных (розыскных) действий и иных процессуальных действий или давать указания по их проведению участвовать в них, а также осуществление иных процессуальных полномочий, особенно учитывая тот факт, что сегодня значительная часть процессуальных руководителей (в том .ч. и за счет непродуманных подходов к подбору прокуроров и особенно руководителей местных прокуратур) является неопытными и не могут работать самостоятельно, без практической помощи более опытных и профессионально подготовленных вышестоящих прокуроров.

А если учесть внесенные в последнее время изменения в закон о прокуратуре, в соответствии с которыми (Вы только вдумайтесь) в региональные прокуратуры и даже в центральный аппарат ГПУ могут быть назначены любые лица с высшим юридическим образованием, то можно только представить какая это будет « помощь »местным прокуратурам в организации процессуального руководства и расследования таким неопытным процессуальным руководителем. Поэтому и в будущем ситуация с раскрытием и расследованием преступлений будет только ухудшаться.

Принимая во внимание тот факт, что государство через навязанные и непродуманные «реформы» сознательно игнорирует необходимость обеспечения соблюдения прав граждан на защиту от преступных посягательств, в первую очередь от насилия, Украине нужно как можно скорее ратифицировать Европейскую Конвенцию по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений, которую наше государство подписало еще 8 апреля 2005 года.

Необходимость внедрения этого принципа связана с тем, что именно государство несет ответственность за совершенные преступления, поскольку сам факт совершения преступления и причинения им вреда человеку означает, что политика уголовного предотвращения была неэффективной, что подтвердил и данный анализ.

Поэтому, для улучшения организационной работы по раскрытию и расследованию уголовных преступлений, а соответственно — и для адекватного противодействия преступности, нужно как можно быстрее внести соответствующие изменения в отраслевых законов о правах, обязанностях и полномочия всех правоохранительных органов, остановив их разрушение, и в Уголовный процессуальный кодекс Украины, а также немедленно разработать Программу борьбы с преступностью и обеспечить надлежащую систему сдержек и противовесов в правоохранительной деятельности.

http://prokurorska-pravda.today

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: