ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Война на уголовном фронте

Posted by operkor на Октябрь 11, 2016

%d1%83%d0%b3%d0%be%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%bd%d1%8b%d0%b9-%d1%84%d1%80%d0%be%d0%bd%d1%8217 января этого года, когда запускали патрульную полицию в Днепре, произошло много символичных событий, ведь многое было тогда впервые.  Первый выход новых патрульных. Впервые на торжественную церемонию из-за плохих погодных условий не смогли прилететь из Киева ни тогдашний премьер, ни министр внутренних дел, ни глава Нацполиции, хотя раньше они постоянно посещали такие мероприятия.

Впервые в ночной патруль полицейские выходили в жестких погодных условиях: снег, пурга, штормовое предупреждение. Впервые Управление патрульной полиции областного центра возглавил боевой командир — бывший боец добровольческого батальона “Днепр-1”, тогда еще старший лейтенант полиции Владимир Богонис.

Так случилось, что первые боевые невосполнимые потери Патрульная полиция Украины понесла тоже именно в Днепре: Артема Кутушева и Ольгу Макаренко застрелил бывший боец роты МВД “Торнадо” Александр Пугачев, который находился в розыске за ряд преступлений, а попался на банальном нарушении — проезде на красный свет.

В Днепре дыхание войны ощущается, наверное, острее, чем где бы то ни было. Война есть и еще долго будет мощнейшим криминогенным фактором в обществе. И трагическая история патрульных полицейских Кутушева и Макаренко, которых застрелил бывший милиционер-торнадовец Пугачев, — тому наглядное подтверждение.

Война как криминогенный фактор

Собственно, через такие испытания проходили все воевавшие страны. А особенно те, которые вели интенсивные боевые действия на собственной территории, как Украина. И хотя сами вооруженные конфликты могут происходить по разным причинам и приводить к разным последствиям, общими являются потеря государством эффективного контроля над территорией и, как следствие, невозможность должным образом осуществлять правоохранительные меры. Важно подчеркнуть, что локальная ограниченность вооруженного конфликта не означает такой же ограниченности негативного влияния на криминогенную ситуацию в стране. Это объясняется, в частности, увеличением обращения оружия, появлением ветеранов боевых действий, общим маргинализирующим влиянием на общество, интенсивными миграционными процессами, ослаблением экономики, снижением благосостояния населения и т.п.

Справедливость этого подтверждает ряд вооруженных конфликтов в разных странах в разные времена, однако имеют они одну общую черту — существенный рост уровня преступности. Наиболее показателен для Украины, с точки зрения территории и населения, пример распада Югославии. В частности, можно выделить непродолжительные военные действия на территории Словении, более продолжительную и кровавую войну за независимость Хорватии, ряд большей частью межэтнических вооруженных конфликтов при участии Сербии уже после Дейтонских соглашений, положивших конец продолжительной и изнурительной войне в Боснии. Каждый раз прямым следствием становился рост количества совершенных преступлений — как против личности, так и в отношении имущества.

пол_4

Во время войны, естественно, возникает повышенная опасность для общества незаконного обращения оружия. Вследствие этого возникают условия для осуществления тяжких и особо тяжких преступлений с применением оружия. В то же время увеличение вооруженной преступности находится в прямой зависимости и от экономической ситуации. Продолжительная нестабильность в обществе и криминализация экономики приводят к значительному росту преступлений, связанных с незаконным обращением оружия. И это служит причиной открытого применения преступниками разных видов оружия при совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

пол_1

В свою очередь насыщенность страны оружием предопределяет его неправомерное применение. Соответственно, возникает прямая зависимость между ростом незаконного обращения оружия и количеством вооруженных преступлений. Также можно проследить тенденцию, по которой во время вооруженного конфликта в стране растет количество случаев использования взрывных устройств.

Напрямую связана с войной также новая для Украины проблема, прямо влияющая на уровень преступности: беспрецедентный рост количества вынужденных переселенцев. Все ли они законопослушны? Очевидно, что нет — особенно когда перед большинством из них кардинально встает вопрос решения элементарных бытовых нужд (поиск жилья, работы, учебных заведений для детей), что, в свою очередь, требует значительных финансовых затрат. С начала 2016 г. взяты на учет 1,8 млн переселенцев (1,4 млн семей из Донбасса и Крыма). При этом еще около 800 тысяч человек не зарегистрировались как переселенцы.

пол_2

Как следствие уже сейчас отмечается повышение среднестатистического роста краж в регионах, где сконцентрировано большинство беженцев. Это, в первую очередь, Киев (рост вдвое), Николаевская (+60%), Одесская (+61) и Харьковская (+62%) области.

Кризис как питательная среда преступности

И все же многие аналитики на первое место среди причин роста преступности ставят именно социально-экономический фактор. Стала ли страна и ее граждане более богатыми? Вывод очевиден — нет. В Украине фиксируют стремительный рост индекса потребительских цен. Так, в 2014 г. этот индекс по сравнению с предыдущим периодом увеличился на 25%, в 2015-м возрос еще на 43%, а с начала текущего — еще на 5%.

пол_3

Только в 2016 г. стоимость электроэнергии для населения возросла на 25%, природного газа — на 42, услуг в сфере здравоохранения — на 5,5%. При этом сумма задолженности по выплатам заработной платы увеличилась до 2 млрд грн. (на 1% по сравнению с началом года), из которых 73% приходится на промышленность. С учетом упомянутых ценовых факторов можем говорить о том, что реальные доходы населения лишь в текущем году уменьшились на 15%, в 2015 г. уменьшение составляло 22, а в 2014-м — 12%.

Весомый фактор, характеризующий ухудшение социально-экономического положения в государстве, — рост безработицы среди экономически активного населения в возрасте 15—70 лет — до 9,9% (в 2013-м — 7,7%). При этом следует привести результаты криминологических исследований, согласно которым увеличение безработицы на 1% приводит к росту уровня преступности на 6%. Об объективности этих исследований свидетельствуют и статистические данные, согласно которым лишь в январе—августе текущего года работники полиции установили 45 тыс. дееспособных лиц, на момент совершения преступления нигде не учившихся и не работавших, что составляет 63% от всех задержанных преступников (в 2015 г. этот показатель составлял 58%, в 2014-м — 54, а в 2013-м — 46%). Кроме этого, следует отметить, что удельный вес преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения по сравнению с 2013 г. (до начала боевых действий на востоке страны), уменьшился с 13 до 9%, что свидетельствует об увеличении доли умышленных преступлений. Приведенные статистические данные указывают на рост доли так называемой социальной преступности.

В этих условиях принятие ВР так называемого “закона Савченко” было неоправданной авантюрой, которая уже выходит боком, поскольку досрочно выбрасывает в общество тысячи бывших узников, многие из которых становятся на путь рецидива. После вступления в силу Закона Украины от 26.11.2015 № 838-VIII “О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины о совершенствовании порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания” подлежат освобождению около 34,9 тыс. человек. На сегодняшний день от дальнейшего отбытия наказания по “закону Савченко” уже освобождены 8,2 тыс. осужденных, из которых 785 человек, или 10%, изобличены в совершении новых преступлений (22 — умышленное убийство, 18 — нанесение ТТП, 10 — изнасилование, 405 — кража, 131 — грабеж, 66 — разбой, 39 — мошенничество, 20 — хулиганство).

В основном в Украине за восемь месяцев 2016 г. по сравнению с таким же периодом 2015-го количество содеянных преступлений, в частности, с применением оружия, возросла на 23%, в первую очередь за счет преступлений имущественной направленности (60% от всех), в частности:

краж — на 36% (с 181, 8 тыс. до 247,8 тыс.);

ограблений — на 38% (с 13,9 тыс. до 19,3 тыс.);

мошенничеств — на 22% (с 31,3 тыс. до 38,2 тыс.);

незаконного завладения транспортными средствами — на 17% (с 7,1 тыс. до 8,3 тыс.).

Кроме этого, зарегистрировано увеличение количества:

изнасилований — на 80% (с 176 до 317);

разбойных нападений — на 27% (с 2,1 тыс. до 2,7 тыс.);

тяжелых телесных повреждений, приведших к гибели, — на 8% (с 420 до 454);

хулиганства — на 14% (с 2,8 тыс. до 3,2 тыс.).

Уровень преступности на 10 тыс. населения возрос до 107 преступлений против 88 в прошлом году, в том числе тяжких и особо тяжких — 37 против 29. Увеличилось количество преступлений, совершенных в общественных местах: с 51 тыс. до 74 тыс., что составляет 16% от общего количества (в прошлом году — 14%).

Что делать? 

Конечно, такой рост уровня криминала в Украине — благодатная тема для политического манипулирования и запугивания населения. С использованием ярких технологических и риторических штампов и клише, вроде “возвращение лихих 90-х”, “провал реформы” и т.п. И их в последнее время используют все активнее, особенно политики. Но давайте с холодным умом посмотрим в ретроспективе на логику ключевых шагов реформы системы МВД в течение последних трех лет.

После Революции достоинства стало очевидным, что силовой милицейский аппарат почти полностью деморализован, коррумпирован и скомпрометирован. Практически все руководство МВД времен министра Захарченко после его бегства покинуло стены министерства, а вскоре многие из них подались в бега из страны. Доверие общества к милиции было практически на нуле.

Логическим продолжением этого стало как минимум потворство, а как максимум — государственная измена большого количества милиционеров во время аннексии Россией Крыма и начала гибридной российской агрессии на Донбассе в марте-апреле 2014 г. Затем возникла необходимость срочных кадровых изменений и укрепления станового хребта государственности — ее правоохранительной системы.

В этом уникальную для Украины роль сыграли вновь сформированные добровольческие подразделения системы МВД и Нацгвардии. Именно они с апреля и до конца 2014 г. взяли на себя миссию вооруженного сопротивления и противостояния захватчикам на востоке страны и фактически помогли восстановить там правоохранительную систему. И именно боевые офицеры, героически проявившие себя в АТО, заняли ключевые кадровые позиции в системе новой полиции: Александр Фацевич, Евгений Жуков и другие.

Весь 2014 г. (с апреля по декабрь) МВД, по сути, воевало и восстанавливало разрушенную систему управления — ценой жизни и здоровья тысяч гвардейцев, милиционеров, добровольцев. Тогда действительно было совсем не до системных реформ. С формированием правительства Яценюка после парламентских выборов (зимой 2014—2015 гг.) было принято стратегическое, но рискованное решение — начать большие системные реформы, основным элементом которых стало принятие нового “Закона о Национальной полиции” с действительно революционными нормами.

Его концептуальной новацией является создание нового центрального органа исполнительной власти — Национальной полиции Украины. МВД как министерство милиции прекращало свое существование. Альтернативой таким тектоническим изменениям в самой консервативной системе законного государственного принуждения могло быть только дальнейшее промедление с реформой: кадры меняли бы, реформу — имитировали, а концептуально систему бы не меняли.

И это очень легко можно было сделать, скажем, под предлогом войны. Либо ограничиться формальным изменением названия “милиция — полиция” как сделало государство-агрессор РФ. Таким образом, зимой 2015 г., когда в январе еще велись отчаянные бои за Донецкий аэропорт, а в феврале — самая масштабная в этой войне битва за Дебальцево, начался открытый набор в первый новый полицейский патруль в Киеве. Именно новая патрульная полиция, как первый контакт гражданина с правоохранительной системой, в большинстве случаев стала локомотивом реформы.

Быстрые изменения — залог необратимости

Следует понимать, почему был избран именно такой быстрый темп изменений. Измученное войной общество стремилось ощутить хоть какие-то признаки положительного результата реформ. Если хотите, простите за пафос, увидеть лучи надежды в конце темного тоннеля уныния. Преобразования надо было проводить быстро именно для того, чтобы сделать их необратимыми.

Не оправдывать промедление продолжительным военным конфликтом на востоке, а наоборот — реформировать систему именно во время войны. Если бы ждали принятия закона “О Нацполиции” в ВР, затем учили бы на протяжении нескольких месяцев новых полицейских и только после этого вывели их на улицы, то первый минимальный результат появился бы лишь сегодня.

Сейчас же новый патруль работает во всех крупнейших украинских городах и насчитывает почти 13 тысяч полицейских — они постепенно становятся той питательной средой, которая, убежден, постепенно изменит всю систему. В этом смысле не скажешь лучше Вацлава Гавела: “Лучше пять лет ошибок, чем пятьдесят лет саботажа”. Важно понимать, что, меняя кардинально МВД, пришлось балансировать между двумя противоположными радикальными позициями: крайне правой (”уволить всех бывших”) и крайне левой (”оставить старых профессионалов”).

Для этого впервые была проведена реальная, а не формальная переаттестация. Этот процесс, начавшийся в конце 2015 года, был болезненным и небезупречным, но безальтернативным. Принципиальный подход аттестационных комиссий (в состав которых в том числе вошли представители общественности) к принятию решений об увольнении из рядов Национальной полиции работников, которые своими действиями (коррупционного, этического, противоправного характера) подрывают доверие населения, привел к возникновению значительного некомплекта среди личного состава. Показательно, что для среднего звена правоохранителей он был более успешным, чем для руководящего: именно обычные, а не высокопоставленные экс-милиционеры демонстрировали лучший уровень на тестах и собеседованиях.

На сегодняшний день аттестацию прошли свыше 60 тыс. полицейских, 8% из которых (почти 5 тыс.) подлежат увольнению из службы в полиции из-за служебного несоответствия. При этом общий некомплект аттестованных работников полиции превышает 16%, в Киевской области, в Николаевской и Хмельницкой — превышает 26%, а в прифронтовых Донецкой и Луганской областях — свыше 20%.

Учитывая негативное влияние вышеупомянутых факторов, при сохранении политики безусловной регистрации всех правонарушений и недопущения случаев их незаконного закрытия на конец текущего года прогнозируется рост количества преступлений до приблизительного показателя в 665 тыс. (в 2015 году — 546 тыс.)

При этом количество краж прогнозируемо возрастет до 373 тыс. (275 тыс.), ограблений — до 32 тыс. (22 тыс.), разбойных нападений — до 4,3 тыс. (3,5 тыс.), незаконного завладения транспортными средствами — до 13 тыс. (11,3 тыс.).

Кроме того, определенная тенденция увеличения количества совершенных противоправных посягательств сохранится и в 2017 году, однако динамика роста этого показателя не будет превышать 5% (до 695 тыс. преступлений).

Что дальше? 

Становление нового правоохранительного органа, Национальной полиции, поэтапное очищение ее рядов от скомпрометировавших себя работников и внедрение и реализация новых проектов структурного и функционального ее развития, изменение формата работы отдельных подразделений полиции (патрульная полиция, полиция превентивной деятельности, участковые офицеры полиции и т.п.), безусловно, содержит некоторые риски относительно снижения на определенный период эффективности работы органов и подразделений Национальной полиции в противодействии преступности, обеспечении публичного порядка и безопасности.

Вместе с тем успешная реализация указанных проектов несомненно даст положительный результат и уже в ближайшем будущем изменит ситуацию к лучшему. Так, на сегодняшний день при активной поддержке Евросоюза, правительств США, Канады, Японии и Австралии успешно начата работа патрульной полиции в 32 украинских городах, в том числе и приближенных к зоне проведения АТО. Основной задачей в ближайший период в этом направлении является дальнейшее обеспечение эффективной работы этих подразделений.

Кроме того, подразделения патрульной полиции уже начали работу по обеспечению безопасности дорожного движения на автодорогах государственного и международного значения во Львовской области, и частично — на трассах Киевской, Житомирской, Одесской, Николаевской, Херсонской, Волынской, Закарпатской и Ровенской областей. В дальнейшем планируется соответствующим образом обеспечить все дороги международного значения.

Принимая во внимание ухудшение ситуации безопасности на автодорогах государства, специалистами Национальной полиции начат процесс подготовки и внедрения системы фиксации в автоматическом режиме правонарушений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения. Еще в июле текущего года в Киеве и Одессе внедрен пилотный проект. Активно исследуются положительные результаты внедрения соответствующей системы, изучаются возможные проблемные вопросы. В пределах реализации проекта запланировано внедрение системы на всей территории Украины.

Для выполнения специальных задач, связанных с освобождением заложников, проведением специальных операций, в том числе контртеррористических, с обеспечением силовой поддержки других подразделений полиции и т.п., создано специальное подразделение оперативного реагирования — Корпус оперативно-внезапного действия (КОВД). На базе специализированного тренингового центра с привлечением иностранных специалистов активно осуществляется отбор кандидатов и дальнейшая подготовка бойцов этого подразделения.

Продолжаются работы по внедрению во всех регионах службы “102” с функциями электронной регистрации заявлений и сообщений, автоматизированного контроля своевременности прибытия нарядов полиции, смс-информирования заявителя о регистрации и ходе рассмотрения его обращения, и т.п.

Активно вводятся новые формы и методы работы путем создания в малых городах и сельской местности подразделений полиции реагирования. В рамках этого проекта во всех отделах и отделениях полиции ГУНП в Волынской, Киевской, Львовской, Харьковской и Хмельницкой областях начали работу секторы реагирования патрульной полиции и группы реагирования. Для этой работы Нацполицией выделены 146 новых автомобилей, найдены резервы для их оборудования, обеспечения бензином, экипировки полицейских.

Активно готовится создание универсальной службы детективов, которая объединит в себе функции оперативных и следственных подразделений, уменьшит нагрузку на следователей, повысит качество досудебного расследования тяжких и особо тяжких преступлений, а также упростит процедуру досудебного расследования путем возвращения института дознания. В ближайшее время соответствующий пилотный проект планируется реализовать в Киевской области.

Согласно Плану Ассоциации ЕС—Украина, предусмотривающему создание доступной, прозрачной и профессиональной полиции, в рамках реализации проекта при поддержке ICITAP и Департамента юстиции США разработан и вводится в действие план повышения квалификации участковых офицеров. Цель этого проекта — внедрение подхода “полицейская деятельность, ориентированная на громаду” в работу структурных подразделений Национальной полиции.

Начато реформирование существующей системы изоляторов временного содержания (ИВС) с целью обеспечения соблюдения европейских и мировых требований содержания лиц в местах лишения свободы, оптимизации имеющегося количества таких учреждений, создания базовых ИВС, приведения условий содержания задержанных и лиц, содержащихся под стражей, к соответствующим стандартам. В рамках указанного разработана информационная подсистема типа Custody records (Записи о задержанном) и проводится ее испытания в ИВС полиции Киева. В процессе реформирования приостановлено функционирование 79 ИВС, ликвидировано — 27. Правозащитники фиксируют реальное снижение жалоб граждан на недозволенные методы следствия — по разным оценкам их стало как минимум вдвое меньше (выбивание показаний из подозреваемых, на которых навешивали не совершенные ими, но нераскрытые преступления, ранее было своеобразной милицейской “визиткой”).

От успешной реализации определенных стратегических целей и направлений дальнейшего развития Национальной полиции непосредственно зависит эффективность работы органов и подразделений ведомства. В то же время введение проектов невозможно без достаточного финансирования Национальной полиции Украины и надлежащей поддержки со стороны правительства и парламента.

Но самое главное — вопреки реальному уровню роста преступности украинское общество в целом положительно воспринимает преобразования в системе МВД. Согласно последнему соцопросу центра им. Разумкова, проведенному с 27 по 31 мая 2016 года во всех регионах Украины, за исключением Крыма и оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, 2019 респондентов в возрасте от 18 лет (погрешность выборки не более 2,3%), полицейским доверяют 40,7% опрошенных против 41,9% граждан, правоохранителям не доверяющих. “Практически нулевой баланс доверия/недоверия (-1,2%) по сравнению с -57,8% в декабре 2014 г. и -44,6% в марте 2015-го, является бесспорным свидетельством движения реформ в правильном направлении”, — говорится в исследовании.

банд

Социологи отмечают, что большинство тех, кто контактировал с полицией, высказали полное или частичное удовлетворение действиями полицейских (56,2%), отмечают их внимательность (72,9%), уважительное отношение (72,2%), оперативность (54,3%). Почти 72% опрошенных не согласились с утверждением, что полицейские намекали на то, чтобы гражданин давал им деньги или подарки. Еще свыше 78% отметили, что полиция применяла силу, когда это не требовалось.

пол_6

Конечно такие цифры — не индульгенция Национальной полиции, а скорее аванс, выданный системе, но вместе с тем эти данные являются интегральным показателем стратегически верного курса реформ.

Вадим ТРОЯН, полковник, первый заместитель главы Национальной полиции — начальник уголовной полиции

Зеркало недели

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: