ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«Котлы» для элиты. Крах короля московского черного рынка эксклюзивных часов

Posted by operkor на Октябрь 24, 2016

%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%8bВ мае 2016 года Федеральная таможенная служба РФ рассказала о задержании крупнейшей в своей 25-летней истории партии люксового товара — главным образом швейцарских часов. «Мы словно попали в пещеру Али-Бабы, в место, заваленное сокровищами, — описывал впоследствии РБК свои ощущения один из высокопоставленных офицеровЦентральной акцизной таможни (ЦАТ), проводившей операцию. — Такого огромного количества драгоценностей на столь маленькой площади мне не доводилось видеть никогда в жизни».

Ценности были обнаружены, как сообщалось, в некоем «нежилом помещении в центре Москвы» в офисе некоего ООО «Грэйс» еще за полтора года до обнародования этой истории. Эта компания стала ответчиком по возбужденным административным делам, всего дел было возбуждено 12, по числу составленных протоколов изъятия. Таганский районный суд Москвы вынес решения по шести административным делам против «Грэйс», приняв во всех случаях одинаковые решения: признать компанию виновной, изъятые предметы — конфисковать.

Но есть человек, который утверждает, что компания «Грэйс» не имеет отношения к изъятым часам, а настоящий владелец ценностей — он, Сергей Сафоничев. Этого человека хорошо знают в кругах, имеющих отношение к торговле люксовыми товарами в российской столице, — от легальных продавцов до постоянных завсегдатаев бутиков с самыми дорогими товарами. Собеседники РБК называют Сафоничева королем московского черного рынка эксклюзивных часов. О его причастности к нелегальному часовому рынку ранее сообщали и СМИ. И если полковник Захарченко всячески открещивается от приписываемых ему денег, то Сафоничев, напротив, пытается доказать, что обнаруженные сокровища принадлежат ему.

%d1%87%d0%b0%d1%81%d1%8bПещера с миллиардами

«Пещера Али-Бабы», поразившая сотрудников ЦАТ, находилась на московской улице Большая Дорогомиловская, за неприметной дверью подъезда типичной для района Кутузовского проспекта «сталинки». Оперативники ЦАТ и ФСБ заявились в «офис» к Сафоничеву 17 декабря 2014. Тот еще был день: в стране бушевала финансовая буря. За доллар в обменниках уже давали больше 80 руб, евро перевалил за 100 руб. Граждане устремились в магазины, сметая плазменные телевизоры и холодильники, ценники на которые еще не успели переписать.

В «сталинку» на Дорогомиловке клиенты тоже всегда приезжали за импортным товаром, но Сафоничеву, в отличие от владельцев официальных магазинов, не было нужды переписывать ценники. Их, собственно, и не было. На некоторых часах красовались магазинные бирки с ценой в швейцарских франках, следует из материалов судебных дел, но эти цифры разве что давали покупателю ориентир, сколько пришлось бы заплатить за часы в женевском магазине. И насколько выгоднее его покупать здесь, на Дорогомиловской.

1

Здание, где располагался «офис» Сафоничева на московской улице Большая Дорогомиловская. Фото: Олег Яковлев/РБК

Кроме того — ассортимент. У Сафоничева был уникальный ассортимент, утверждают знакомы бизнесмена: таких часов не было ни в ЦУМе, ни в элитных часовых бутиках на престижных улицах Москвы. Это утверждение подтверждают материалы следствия, которое столкнулось с проблемой при проведении ценовой экспертизы. В таможенной базе не обнаружилось информации об аналогичных изъятым на Дорогимиловке, часам.

Еще одним преимуществом Сафоничева для клиентов была гарантия полной конфиденциальности. Журналисты, полюбившие «охоту» на запястья высокопоставленных чиновников, не раз с удовольствием демонстрировали ее результаты: Harry Winston Валентины Матвиенко, Patek Philippe Сергея Нарышкина, Bovet Рамзана Кадырова, Greubel Forsey Владимира Ресина, Richard Mille Дмитрия Пескова. Публикуя фото, СМИ всегда приводили ориентировочную цену часов и официальную зарплату их обладателей, прозрачно намекая, что на официальное жалованье госслужащего такие вещи не купишь.

Многие часы, которые были замечены на запястьях у высокопоставленных россиян, были приобретены в салоне у Сергея Сафоничева, предполагают по меньшей мере шесть собеседников РБК из числа продавцов люксовых товаров и состоятельных любителей роскоши. Все они попросили РБК о конфиденциальности.

«А где может купить часы за 100 тыс. евро условный министр или губернатор? В общем зале ЦУМа? Или в швейцарском магазине на отдыхе? Риск: кто-то увидит, пойдут разговоры. А от Сафоничева не просачивалась никакая информация о клиентах», — объясняет РБК ситуацию помощник бизнесмена из российского списка Forbes. Конечно, за часами состоятельный человек может послать референта — но это в том случае, если известно, что именно надо купить. Когда же речь идет о таком редком товаре, покупателям часто требовалась личная консультация.

Собеседник РБК утверждает, что встречался с Сафоничевым один раз. «Компания босса выходила с проектом в регион, где мы раньше не работали, — рассказывает он. — Нужно было согласовать ряд документов на уровне руководства области. И тут мы узнали, что у губернатора на днях день рождения. Мне поручили заняться подарком — бюджет был $50 тыс. Про Сафоничева я слышал и до этого — он был действительно легендарным персонажем. Решили купить часы, связались с ним через знакомых. Губернатор остался доволен, нужные подписи мы получили».

Бизнес Сафоничева «для своих» существовал без малого двадцать лет, рассказывает РБК экс-партнер предпринимателя, однако рухнул в один момент.

Какая еще «Грэйс»?

Сафоничев, находившийся в тот день в «офисе», сообщил пришедшим на Дорогомиловку оперативникам ЦАТ и ФСБ, что он является менеджером компаний «Резонанс» и «Грэйс», одна из которых является арендатором этого помещения. Какая именно — он не помнит (эта ситуация описана в материалах решения Таганского суда по одному из дел).

У ООО «Резонанс» и ООО «Грэйс», по данным СПАРК, один гендиректор — Елена Салтыкова (в «Грэйс» она еще и учредитель). По словам Салтыковой, «Резонанс» — юрлицо, владеющее часовым салоном в люксовом торговом центре «Галерея Времена года» на Кутузовском проспекте в Москве (действительно, на входе в монобрендовый салон знаменитого часового дома Audemars Piguet в этом люксовом торговом центре, как убедился корреспондент РБК, есть табличка ООО «Резонанс»).

Сафоничев с 2008 года является совладельцем «Резонанса» (в равных долях с Сергеем Седовым), следует из данных СПАРК. Но арендатором помещений на Дорогомиловке оказался не «Резонанс», а «Грэйс», к которому Сафоничев формально отношения не имеет, следует из судебных материалов.

2

Как позднее рассказывала Салтыкова в ходе судебного рассмотрения дела, «Грэйс» была пустышкой: Елена создала компанию, планируя открыть салон красоты. В 2009 году она начала делать в помещении, состоящей из пяти комнат на втором этаже и будки охраны на первом, ремонт под будущий салон, но проект не состоялся — Салтыкова объясняла это в суде тем, что помещение после ремонта не соответствовало санитарным требованиям предъявляемым к салонам красоты.

«Где-то в 2011 году я познакомилась с Сафоничевым и сдала ему в субаренду две комнаты — кабинет и сейфовую комнату», — рассказывала на суде Салтыкова. По ее словам, арендатор ежемесячно платил ей 110 тысяч руб.

Как следует из материалов судебных дел, в процессе следствия Сафоничев через своих адвокатов передавал следователям письменные пояснения, из которых следовало, что все часы и прочие вещи, изъятые таможенниками, принадлежат именно ему, а с компанией «Грэйс» у него был заключен договор аренды помещений, где все эти вещи и хранились. К материалам дела приложены представленные «Грэйс» договоры субаренды с Сафоничевым, заключенные до начала проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Тем не менее, прошедшие суды признали договоры аренды недействительными — как заявил представитель Центральной акцизной таможни в суде, экспертиза показала, что они были составлены задним числом и не могут быть признаны действующими. Также, в материалах дела есть ссылки на договор аренды помещения на Дорогомиловской между компанией «Грэйс» и ИП Бородин, у которого «Грэйс» арендовало помещения. Согласно этому договору «Грэйс» не имеет права сдавать площади в субаренду без согласия Бородина. Бородин дал показания, о том, что подобных согласий не давал и ни про какого Сафоничева не знает.

Таким образом правонарушителем было признано именно «Грэйс» на основании того, что изъятые вещи, ввезенные, по версии следствия, контрабандой, хранились в помещении, арендатором которого компания являлась.

Оперативно-розыскные мероприятия, начавшиеся на Дорогомиловке 17 декабря 2014 года, продолжались ровно три месяца с перерывом на длинные новогодние праздники. Оперативники оформляли изъятие и опись обнаруженных часов и ювелирных изделий.

Все три месяца напротив неприметного подъезда стояла машина ОМОНа, вспоминает адвокат ООО «Грэйс» Максим Шеметов. На проведение изъятий как на работу ходил и Сафоничев. Подписывал протоколы, следил, чтобы все было оформлено и ничего не пропало, рассказала Елена Салтыкова в ходе судебного слушания одного из дел.

Когда содержимое сейфовой комнаты было наконец описано, таможенники рапортовали об изъятии беспрецедентной партии люксовых товаров: всего 2225 единиц, из них 1983 дорогостоящих швейцарских часов. В ходе следствия привлеченные таможенниками эксперты оценили эти вещи в 12,583215 млрд руб. В пересчете на доллары (по курсу ЦБ на 17 декабря 2014 года)  — $205,77 млн. Это больше, чем таможенная стоимость всех люксовых часов, ввезенных на территорию России за два последних года: по данным ФТС в 2014-15 годах в страну было официально импортировано часов с корпусами из драгметаллов с возможным использованием драгоценных камней на $151,78 млн.

Статья для юрлица

«Как же они меня достали!» — в сердцах бросает гендиректор ООО «Грэйс» Елена Салтыкова, выходя из дверей судебного заседания Таганского районного суда, где только что судья Орлова зачитала решение об очередной конфискации вещей, обнаруженных оперативниками ЦАТ на Большой Дорогомиловской. Адвокат Максим Шеметов говорит РБК, что вся надежда у стороны защиты на рассмотрение в Верховном суде: «Тут все и так ясно».

Все 12 административных дел необходимо рассмотреть до 17 декабря этого года: иначе истечет двухлетний срок давности, ценности придется вернуть владельцу, а претензии снять. На состоявшихся заседаниях по шести делам правонарушителем было признано ООО «Грэйс», как арендатор комнат с драгоценностями.

Нежелание таможенников признать владельцем часов Сергея Сафоничева адвокат Максим Шеметов объясняет тем, что по ст.16.21 КоАП, по которой ведется дело, ответственным может быть только юридическое лицо, эта статья «наиболее удобна для таможни».

Штраф за контрабанду

Статья 16.21 КоАП предполагает конфискацию ввезенного с нарушением таможенного законодательства товара, также предусмотрен штраф в размере от половины до 200%, на усмотрение суда, оценочной стоимости изъятых вещей.

Осенью 2014 года таможенники изъяли в ЦУМе 27 изделий драгоценных камней и металлов, среди них 15 часов — Greubel Forsey стоимостью от 23 млн до 39 млн руб. каждое, Harry Winston, Chopard и Patek Philippe ограниченных серий выпуска стоимостью от 16 млн до 50 млн руб. Общая стоимость изъятого оценивалась службой в 574 млн руб.

Компания Mercury является эксклюзивным поставщиком вышеперечисленных марок. В пресс-службе Mercury ранее подтверждали РБК факт изъятия и то, что по нему проводится дополнительная внутренняя проверка.

В июне 2016 года ФТС сообщила о выплате 72,8 млн руб. штрафов по административным делам, заведенным по факту изъятия в бутиках ЦУМа элитных часов и украшений. По данным РБК, возвращенный товар был после этого реэкспортирован из России.

«Таможенный орган придумал незаконный ход, сделав ответчиком не реального владельца вещей, а компанию, которая просто сдавала ему помещение», — делится своим мнением адвокат Шеметов. Линия защиты такова, что изъятые ценности — это частная коллекция, а владеть какими угодно вещами, не запрещенными к хранению, имеет право любой человек.

Но даже если бы ценности принадлежали компании «Грэйс», факт их незаконного ввоза в страну все равно не доказан, считает адвокат. По словам Шеметова, таможенный орган ограничился проверкой по своим базам и не нашел там информации о вещах, изъятых на Большой Дорогомиловской. Адвокат объясняет, что сами базы в странах Таможенного союза небезупречны. Так, по его словам, в базах, которые ведут таможенные органы Казахстана, до 2011 года вообще не фиксировался индивидуальный номер, указывающийся на дорогостоящих часах.

Еще одной претензия, предъявляемая защитой и ответчиком следствию, является оценка изъятых вещей, содержащаяся в материалах дела.

Частично оценка была дана на основании сумм, прописанных на бирках. К примеру, на бирках некоторых часов Greubel Forsey были проставлены суммы от 478,4 тыс. до 567 тыс. швейцарских франков за штуку (от 30,36 млн руб до 35,98 млн руб. по курсу ЦБ на 17.12.2014 — день выявления правонарушения). Но на большинстве часов бирки отсутствовали, и информация по ним не было в таможенных базах — слишком редкие это были модели.

Такие часы эксперты таможни «прогугливали», следует из материалов дел. Аналогичные изъятым часы находились в продаже на зарубежных интернет сайтах, откуда и бралась информация о стоимости. Адвокат Максим Шеметов называет подобный метод экспертной оценки смехотворным.

«Те 12,5 млрд руб, о которых говорит таможня — это просто чушь, — заявила РБК Елена Салтыкова. — К реальной стоимости вещей это отношения не имеет, они взяли цифру с потолка».

Если в ходе дальнейших судебных разбирательств конфискация будет заменена на штраф, как это было ранее в истории с часами из ЦУМа, размер штрафа будет определяться исходя из экспертной оценки изъятого. При нынешней оценке стоимости сокровищ с Дорогомиловки штраф может достичь суммы в 25 млрд руб. (исходя из предусмотренной ст. 16.21 КоАП возможности наложении максимального штрафа в двукратном размере от этой оценки), что, к примеру, сопоставимо с затратами Российской Федерации на проведение военной операции в Сирии за полгода, согласно расчетам РБК.

Кто такой Сергей Сафоничев

Информации о бизнесмене Сафоничеве практически нет в интернете, хотя участники часового рынка, с которыми пообщался РБК, называют его одним из самых известных и крупных торговцев уникальными часами на рынке на протяжении последних почти 20 лет.

«Он был настоящим китом рынка лакшери, с огромными связями, казался непотопляемым. Все до последнего были уверены, что он сумеет разрулить ситуацию с таможней», — рассказывал РБК вскоре после вынесения первого судебного решения о конфискации в мае 2015 года владелец небольшого часового бутика в Москве.

«Сергей начал заниматься этой темой где-то в 1998-1999 годах, — вспоминает попросивший РБК об анонимности бывший партнер Сафоничева по бизнесу. — До этого он ничем особым не выделялся, занимался, как все какими-то торговыми делами — здесь купил, там продал». По словам собеседника РБК, жизнь Сафоничева изменило знакомство с Сергеем Седовым.

«Седов как раз тогда договорился о получении эксклюзива на «Адемары» в России (Audemars Piguet — знаменитая марка люксовых швейцарских часов — РБК). Это сейчас у всех больших швейцарских домов есть по нескольку официальных дилеров в России, а тогда их можно было взять только у них. Ну и пошло-поехало».

Почему у Сафоничева были хорошие цены

Официальные часовые салоны тратятся на аренду в престижных местах и дорогой ремонт. Сафоничев же платил за съем несостоявшегося салона красоты всего 110 тыс руб. месяц. Но гораздо большую маржинальность его бизнесу мог обеспечить обход таможенных процедур. По подсчетам Дмитрия Крылова, гендиректора специализирующегося на элитных швейцарских часах ломбарда «Часовщик.Ру», издержки, связанные с растаможкой и уплатой налогов, для легальных импортеров составляют до 41% от закупочной цены.

Представитель ФТС Александр Смеляков рассказал РБК, что часы, впоследствии изъятые на Большой Дорогомиловской, ввозил некий мужчина (его имя не раскрывается): он проносил партии товара в ручной клади через зеленый коридор аэропорта Шереметьево. По словам Смелякова, оперативная разработка курьера, началась в 2014 году. Почему перевозчика не задержали в момент проноса груза через зеленый коридор, представитель ФТС не объяснил.

Сафоничеву удавалось продавать часы даже дешевле, чем в салонах Женевы, считают несколько официальных дилеров крупных швейцарских часовых домов, с которыми побеседовал РБК. По версии гендиректора компании «Richemont Россия» Дмитрия Еремеева, Сафоничев мог брать товар у официальных дилеров часовых домов, работающих на определенные рынки.

«Например в Испании, США, Китае и Гонконге у официальных дилеров на руках много товара, в том числе «зависшего», — рассказывает он. — Покупателю с кэшем они готовы его скинуть с минимальной наценкой к закупочной цене». Знакомый Сергея Сафоничева, с которым поговорил РБК, подтверждает это предположение. По его словам, в последние годы большая часть товара поступала из США, а не из Швейцарии — места производства часов.

По словам Дмитрия Еремеева из «Richemont Россия», ситуация, когда продажи люксовых часов начинают идти через такие закрытые для широкой публики салоны, в целом характерны для рынков развивающихся стран. «За последние годы мы наблюдали подобную ситуацию не только в России, но и, к примеру, в Китае, Гонконге, в Бразилии», — рассказывает он. Но уже где-то в 2005 году, по его словам, рынок начал обеляться, все большие часовые дома стали открывать представительства в России.

Примерно на этот период и приходится зафиксированная в реестрах юрлиц попытка Сафоничева стать официальным дилером крупного ювелирного дома. По данным СПАРК, в 2004 году он зарегистрировал в Москве ООО «Гарри Винстон СНГ» (Harry Winston — знаменитая марка американского производителя люксовых часов — РБК). Его партнером в этой компании, по данным СПАРК, стал Дмитрий Стрешинский — старший брат Ивана Стрешинского — давнего партнера Алишера Усманова и гендиректора компании USM Advisers. За два года до этого правоохранительные органы Италии обвиняли Дмитрия Стрешинского в участии в нелегальных поставках оружия в страны бывшей Югославии. Стрешинский заключил тогда сделку со следствием и получил условный срок.

На вопрос РБК о часовом проекте с Сергеем Сафоничевым Дмитрий Стрешинский рассказал, что реальной деятельности компания не вела. По его словам, он должен был в этом проекте отвечать за связь с руководством компании Harry Winston, однако до дела не дошло. Помимо несостоявшегося «Гарри Винстон СНГ» и работающего монобрендового часового салона ООО «Резонанс» в ТЦ «Времена года», в реестре юрлиц содержится информация о еще нескольких компаниях, связанных с Сафоничевым. Большинство из них — недействующие. Основным видом деятельности компаний «Агнес`М» и «Апполо-Групп» обозначена торговля обувью и кожей. Компании «Онлайт» принадлежал ресторан «Перец» в здании теннисной академии в Жуковке на Рублево-Успенском шоссе (все они закрылись в 2006-2008 годах). Действующим значится ООО «Преображение», занимающееся изготовлением шкатулок и статуэток из кости мамонта.

Судьба пирата

«Сафоничев — это такая уходящая натура, — говорит владелец небольшого люксового салона часов в центре Москвы. – Он, конечно, легенда на рынке, но новое поколение покупателей уже не ходит в такие «кабинеты». Он работал на старой клиентуре, плюс с людьми с Охотного ряда (там находится Госдума — РБК) и Большой Дмитровки (место нахождения Совета Федерации — РБК), которым нельзя было светиться, да всякими невыездными силовиками».

«Число тех, кто мог позволить себе такие покупки, довольно ограничено, и эти люди уже купили себе часы», — объясняет председатель правления культурно-исторического фонда Виктора Весельберга «Связь времен» Владимир Ворониченко. Сам он говорит, что знал Сергея Сафоничева и называет его «безусловно талантливым парнем и умелым торговцем».

«Сафоничев был моим хорошим знакомым, но мы общались с ним довольно давно, еще до того, как он стал заниматься этим бизнесом», — рассказывает РБК ресторатор Аркадий Новиков. Он признается, что раньше был покупателем дорогих часов. «Когда мы заработали первые большие деньги, у меня был определенный интерес к таким часам, — рассказал Новиков РБК. — Но сейчас я такие часы не ношу и не покупаю. И вообще нормальные люди уже не носят такие аксессуары — это полная глупость и выброшенные деньги».

Проблема Сергея Сафоничева заключалась в том, что, заработав на бизнес-модели 15-летней давности, он не стал подстраиваться под меняющийся рынок, считают собеседники РБК с часового рынка. «Умные люди легализовались, открыли магазины. Сейчас у них, конечно, дела тоже не слишком хороши, но Сафон-то вообще в катастрофическом положении (собеседник использовал более экспрессивное выражение — РБК). Он покупал вещи не только на свои деньги, ему давали деньги очень серьезные люди, которые потребуют свои деньги назад», — рассказывает экс-партнер Сергея Сафоничева по 1990-м. То, что Сафоничев прокручивал в своем деле деньги других людей, РБК подтвердили еще несколько человек.

Согласно информации из базы данных арбитражных судов, 1 сентября арбитражный суд Москвы зарегистрировал заявление от некоего Семена Фридмана с требованием признать Сергея Сафоничева банкротом.

Почему, имея богатых и влиятельных клиентов, Сергей Сафоничев не смог отстоять свою позицию в суде или решить вопрос в досудебном порядке?

Бывший партнер Сафоничева по бизнесу говорит, что несмотря на солидную и влиятельную клиентуру, личных связей наверху у того не было. «Чиновники уровня членов Совфеда или руководства правительства Москвы покупали часы у Сафоничева, но делали это не лично, а через своих референтов. Связываться с такими бизнесменами — это не их уровень».

Дмитрий Еремеев из Richemont называет ситуацию закономерной: « Он был игроком, таким пиратом, у которого был один шанс стать адмиралом, как Ричард Дрейк и 99 шансов быть повешенным на рее. До какого-то времени ему везло».

Бывший офицер таможенных органов, также попросивший РБК об анонимности, считает, что «часовое дело» было вызвано претензиями, которые копились у руководства страны к начальству таможни вплоть до главы ФТС Андрея Бельянинов (позже он был отправлен в отставку, после того как 26 июля в его в загородном доме сотрудники ФСБ в ходе обыска нашли около 10 млн руб., 400 тыс.$ и 300 тыс.€, а также коллекцию дорогих ручек и старинных картин).

«Руководству таможни нужно было показать эффективность работы службы, — предполагает собеседник РБК. — Самый верный способ — резонансное дело с конфискацией в пользу государства чего-нибудь дорогостоящего. Разумеется у таможенников есть информация о крупных торговцах серым товаром, и они всегда могут дать таким делам ход, чтобы продемонстрировать свою эффективность».

РБК не удалось встретиться с Сергеем Сафоничевым. На вопросы, переданные через адвоката, он не ответил.

Что будет с изъятыми часами

По материалам судебных дел, все вещи, изъятые на Большой Дорогомиловской, 13 августа 2015 года были переданы на ответственное хранение ООО «ТБСС» — аккредитованному таможенному брокеру. После завершения всех судов, если владельцу не удастся оспорить решения о конфискации, они перейдут Росимуществу. Должна быть проведена новая оценка изъятого. После ее завершения владельцу конфиската и организации, ставшей инициатором изъятия, дается 10-днейвный срок на обжалование оценки, объяснил РБК адвокат Олег Сухов.

Вслед за этим изъятые товары выставляются на открытые торги, которые должны состояться в течение двух месяцев со дня получения их организатором акта о принудительной продаже имущества. «Первоначальная цена реализуемой собственности устанавливается в размере 80% от стоимости конфиската, определенной оценщиком», — говорит Сухов. Участвовать в торгах могут как физические, так и юридические лица.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: