ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Конкурс на руководство ГБР: 61 кандидат рвет на груди тельняшку

Posted by operkor на Ноябрь 24, 2016

%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b8%d0%be%d1%81Создаваемый сейчас украинский аналог «ФБР» будет расследовать возможные преступления, совершенные премьером, министрами, главой парламента и депутатами, генпрокурором и всеми его подчиненными, секретарем РНБО, СБУ, военными, пограничниками, фискалами и сотрудниками пенитенциарной службы. А в довершение всего — президентами, полномочия которых завершились.«Прокурорская правда» ранее уже описывала подробно проведение конкурса на руководящие должности в Государственном бюро расследований.

Широчайшие полномочия этого органа уже сейчас заставляют насторожиться как Администрацию президента, так и представителей депутатских фракций и групп. На данный момент, этот орган продолжает существовать лишь на бумаге, однако борьба за контроль над ним, тем не менее, ведётся нешуточная.

На конкурс на занятие должностей директора Государственного бюро расследований, первого заместителя и заместителя директора ГБР, директоров территориальных органов и руководителей подразделений центрального аппарата ГБР, работников подразделений внутреннего контроля ГБР, допущено 61 кандидата.

Из 82 претендентов, подавших документы на участие в конкурсе, 18 претендентов не были допущены к конкурсу и решения по 3 претендентам было отложено до следующего заседания. Из них 50 успешно прошли первый этап конкурса — тестирование на знание законодательства, а также второй — тестирование общих способностей. При этом, результаты оценки «общих способностей кандидатов» остались закрытыми для общественности. С 14 ноября начался этап собеседований.

В числе не допущенных к конкурсу оказались и знаковые фигуры, вроде начальника Департамента специальных расследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка, который мог опираться на солидное лобби в лице адвокатов членов семей героев «Небесной сотни».

Одновременно в конкурсе продолжает участвовать Главный военный прокурор страны Анатолий Матиос, который уже даже успел публично заявить о намерении уйти из прокуратуры.

Впрочем, сейчас, на этапе формирования бюро уже появились кандидаты, которых, очевидно, будет проталкивать власть в своих интересах. И среди претендентов на пост главы ГБР появятся «темные лошадки». Например, такие, как Ольга Варченко — представитель «легендарного департамента Кононенко-Грановского» из ГПУ.

Кроме того, ряд экспертов отмечают ещё целый комплекс проблем, который максимально тормозит запуск ГБР и может поставить под вопрос качество и эффективность отбора его сотрудников. Да и сами перспективы существования ГБР, в условиях конфликта юрисдикций с другими правоохранительными органами и «хлипкой» юридической базой, не выглядят настолько однозначно для специалистов.

Идея ГБР, законодательная база и конфликт с прокуратурой

Логика создания ГБР состоит в том, что не может прокуратура, полиция или СБУ эффективно расследовать дела, к которым причастны их же сотрудники. Для этого необходим независимый орган.

Более того, возможные преступления сотрудников ГБР будет расследовать исключительно служба внутренней безопасности самого бюро. Теоретически, именно поэтому всех работников внутренней безопасности новосозданного органа будет избирать не директор, а конкурсная комиссия, которая выбирает и весь руководящий состав ГБР.

Также, впервые в украинском законодательстве задействовали квоты: чтоб не было риска перевода следователей из прокуратуры в этот новый орган, предусмотрено, что не меньше 51% сотрудников при первоначальном наборе должны быть людьми не из системы.

Есть ещё ряд факторов, которые обязывают Украину создать ГБР. В Конституции с 1996 года предусмотрено, что функция досудебного следствия остается у прокуратуры только на переходной период. То есть, в прокуратуре должны работать исключительно прокуроры, а не следователи. Но в реальности этот переходной период затянулся на 20 лет.

Кроме того, Украина получила рекомендации Европейского комитета по вопросам предотвращения пыток — создать независимый орган для прозрачного и объективного расследования преступлений правоохранителей. Государство обязалось эту рекомендацию выполнить.

Сначала Государственное бюро расследований было задумано как отечественный аналог американского ФБР. Оно должно было раскрывать особо тяжкие насильственные преступления, преступления, связанные с криминальными организациями, терроризмом, случаи пыток, а также военные преступления и коррупционные деяния чиновников и работников НАБУ и САП. Впрочем, на практике все сложилось несколько иначе.

Во время голосования закона правками «с голоса» у ГБР отобрали половину полномочий, устранив «преступные организации», «терроризм» и прямое упоминание о пытках. Сейчас законом предусмотрено, что Госбюро расследует служебные преступления, коррупционные (кроме подследственных НАБУ) и военные преступления, которыми пока занимается военная прокуратура (подробнее в инфографике ниже).

Для примера: если бы ГБР создали в 2014-м году, то, собственно, оно и расследовало бы расстрелы на Институтской, похищения активистов, а также случаи пыток в райотделах милиции. К его ведению должны принадлежать и все чиновники-беглецы.

После своего запуска ГБР отбирает у Генеральной прокуратуры функцию следствия, которая прописана в Конституции от 1996 года на «переходный период», который затянулся на 20 лет. Таким образом, у ГПУ остаются две основные функции. Первая — процессуальное руководство.

То есть, она будет присматривать за тем, насколько качественно, полно и беспристрастно ГБР, полиция, НАБУ, в общем, первичные следственные органы ведут расследование.

Как известно, в настоящее время Генпрокуратура сама расследует резонансные дела, и сама же осуществляет над собой надзор.

Вторая функция, которая остается за ней, — представительство в судах. Таким образом, стартует преобразование ГПУ в надзорный орган, что можно будет отнести к видимым результатам реформы правоохранительной системы.

Впрочем, в самой ГПУ проводимым реформам, мягко говоря, не рады.

4 ноября этого года стало известно, что Генеральная прокуратура инициирует предоставление ей права расследовать подследственные Государственному бюро расследований уголовные производства до 20 ноября 2019 года.

Об этом, в частности, заявила заместитель Генпрокурора Анжела Стрижевская.

Она отметила, что согласно вступившему в силу 20 ноября 2012 года новому Уголовному процессуальному кодексу, Генпрокуратура должна передать функцию следствия Госбюро расследований до 20 ноября 2017 года.

Стрижевская считает, что ГБР не сможет до этого срока в полной мере начать свою деятельность, и передача таких полномочий от Генпрокуратуры является нецелесообразной. В связи с этим, Генпрокуратура разработала законопроект, которым предусмотрено продление срока осуществления ею функций следствия.

Кроме того, законопроектом предлагается усовершенствовать процедуру заочного уголовного производства. По словам Стрижевской, действующий закон о заочном производстве имеет ряд неточностей, которые осложняют его применение на практике.

Все это в будущем может поднять вопрос подследственности: что расследует Генинспекция ГПУ, а что в полномочиях ГБР. И это неминуемо приведёт к очередному витку конфликтов между силовыми структурами, как это сейчас происходит между ГПУ и НАБУ.

Один из соавторов закона о ГБР и замглавы парламентского комитета законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Виталий Куприй видит в такой инициативе ГПУ прямую угрозу расследованиям резонансных уголовных дел против правоохранителей, поскольку он считает, что прокуратура будет и дальше «тормозить» расследование дел против своих «коллег». Именно поэтому, по его словам, часть нардепов в парламенте готовятся заблокировать законодательную инициативу генпрокурора, связанную с новым статусом «Генеральной инспекции» ГПУ.

Но даже если Генпрокуратуре не удастся на законодательном уровне закрепить за собой полномочия в течение трех лет расследовать преступления правоохранителей и высших чиновников, вплоть до премьер-министра и бывших президентов, то ещё, как минимум, год заниматься этим будет некому, кроме самой ГПУ. Слишком уж неопределенны сроки запуска ГБР.

Проблемы с конкурсной комиссией

Согласно закону, директора ГБР назначает президент Украины по представлению премьер-министра сразу после проведения комиссией конкурсного отбора. Директор впоследствии назначает двух своих заместителей по представлению все той же конкурсной комиссии.

После назначения, новоизбранный директор ГБР станет руководителем мощного следственного органа, будет насчитывать 1500 сотрудников.

Ему будут подчиняться центральный аппарат и 7 обособленных территориальных органов бюро, которые разместятся по всей Украине, что делает назначение на данную должность стратегически важной.

Тем временем, сам конкурс на должности руководства ГБР продолжается, а конкурсная комиссия – работает.

Согласно нормам Закона «О Государственном бюро расследований», в состав конкурсной комиссии по назначению его руководства входят по три представителя от Президента, Верховной Рады и Кабмина.

По квоте президента были назначены: Роман Майданик, Виктор Самохвалов и Татьяна Слипачук. Все трое — профессиональные юристы.

Роман Майданик, председатель Конкурсной комиссии — заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Доктор юридических наук, профессор. Направления научной деятельности — гражданское право, семейное право, международное частное право.

Виктор Самохвалов — профессор кафедры теории права и государства юридического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Первое высшее образование — исторический факультет этого же университета. Второе — юридический факультет университета (1996 год). С 2004 г. — председатель постоянно действующего третейского суда при Украинском Национальном комитете Международной Торговой палаты. В 2005 избран Всеукраинским съездом третейских судей на должность председателя Третейского суда Украины.

Татьяна Слипачук, с 1994 по 2004 г. — генеральный секретарь Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины. С 2004 до 2011 г. — партнер юридической фирмы «Василий Кисиль и партнеры», руководитель практики международной торговли и международного арбитража. С 2011 по настоящее время — партнер юридической фирмы «Sayenko Kharenko», руководитель практики международной торговли и международного арбитража.

По квоте Верховной Рады в комиссию избраны: Владислав Бухарев, Евгений Дейдей и Николай Паламарчук. Все трое – народные депутаты.

Владислав Бухарев — народный депутат, фракция «Батькивщина», член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. В 1992–2007 гг. проходил службу в органах Службы безопасности Украины на оперативных и руководящих должностях. В 2007–2010 гг. — начальник налоговой милиции, первый заместитель председателя Государственной налоговой администрации. 03.03–07.07.2014 — первый заместитель председателя СБУ. Образование: Киевское высшее военное инженерное училище, инженер-связист.

Проведя всю жизнь на государственной службе, он сумел обзавестись двумя квартирами в Киеве, двумя иномарками и наличностью в сумме 217 тыс. гривен, 38 тыс. евро и 31 тыс. долл. Это, не считая имущества жены, которая в прошлом году заработала чуть более 46 тыс. гривен, но имеет квартиру и земельный участок в Крыму, два земельных участка в Киевской области, дом на 700 «квадратов» под Киевом, две иномарки и ни много, ни мало – 418 тыс. долларов на банковском счету. Также у Бухарева есть недвижимость в оккупированном Крыму – квартиру 86 кв. м. в г. Ялта.

Владислав Бухарев — народный депутат, фракция «Батькивщина», член Комитета Верховной Рады Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности. В 1992–2007 гг. проходил службу в органах Службы безопасности Украины на оперативных и руководящих должностях. В 2007–2010 гг. — начальник налоговой милиции, первый заместитель председателя Государственной налоговой администрации. 03.03–07.07.2014 — первый заместитель председателя СБУ. Образование: Киевское высшее военное инженерное училище, инженер-связист.

Проведя всю жизнь на государственной службе, он сумел обзавестись двумя квартирами в Киеве, двумя иномарками и наличностью в сумме 217 тыс. гривен, 38 тыс. евро и 31 тыс. долл. Это, не считая имущества жены, которая в прошлом году заработала чуть более 46 тыс. гривен, но имеет квартиру и земельный участок в Крыму, два земельных участка в Киевской области, дом на 700 «квадратов» под Киевом, две иномарки и ни много, ни мало – 418 тыс. долларов на банковском счету. Также у Бухарева есть недвижимость в оккупированном Крыму – квартиру 86 кв. м. в г. Ялта.

Николай Паламарчук — депутат БПП. Первый заместитель руководителя Комитета ВР Украины по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, генерал-лейтенант милиции. Образование: юридическое, Харьковская национальная юридическая академия.

Фамилия Паламарчука в апреле этого года всплыла в скандале с рейдерским захватом агрофирмы в Херсонской области – у иностранных инвесторов отобрали сельхозтехнику и посевные. Тогда работники предприятия решились на перекрытие трассы и обратились непосредственно к премьеру Гройсману, требуя навести порядок с беспределом, устроенным подконтрольными Паламарчуку людьми.

Квота Кабинета министров Украины представлена: Денисом Монастырским, Натальей Севостьяновой и Иваном Стойко.

Денис Монастырский, с 2005 г. — преподаватель Хмельницкого университета управления и права (кафедра теории и истории государства и права). Кандидат юридических наук. Сфера научных интересов: теория права, законодательный процесс, парламентское право, эффективность законодательства.

Монастырский – помощник нардепа Антона Геращенко, который, в свою очередь, является «правой рукой» министра Арсена Авакова.

Наталья Севостьянова, секретарь Конкурсной комиссии — в 2008 году окончила Одесскую национальную юридическую академию по специальности «Правоведение». Имеет образовательно-квалификационный уровень магистра права. В 2011 году окончила аспирантуру Одесской национальной юридической академии, получила научную степень кандидата юридических наук. В 2012-2014 годах — доцент кафедры международного права и международных отношений Национального университета «Одесская юридическая академия». С января 2015 года — первый заместитель министра юстиции Украины.

Иван Стойко. В 2002–2005 гг. — народный депутат Украины. С 2005– 2007 гг. — председатель Тернопольской областной администрации, после чего снова был народным депутатом до 2012 года.

При этом, к самому составу комиссии у общественности возникало целый ряд вопросов.

В частности, закон определяет, что в состав конкурсной комиссии могут входить лица с высшим юридическим образованием (ст. 11, п. 3). Не так давно один из народных депутатов обратился в комиссию с запросом, все ли девять ее членов имеют профильное образование. В результате поступило подтверждение только от семерых. Еще двое: депутат Владислав Бухарев и советник министра внутренних дел Иван Стойко не предоставили соответствующих документов.

Впрочем, как утверждают в самой комиссии, ссылаясь на Закон Украины «О Государственном бюро расследований», конкурсная комиссия считается полномочной в случае утверждения в её составе не менее шести человек, а потому, может продолжать свою работу. Если же подтвердится информация об отсутствии у двух её членов высшего юридического образования, то субъекты выдвижения этих кандидатов должны рассмотреть вопрос о назначении новых двух членов.

Стоит отметить, что летом Кабинет Министров уже сменил двух членов комиссии: Эку Згуладзе и Антона Геращенко. Последнего заменил Денис Монастырский, а первую — Стойко, по которому позже и возникли сомнения.

В будущем это может привести к определенным проблемам для нормальной работы комиссии. Ведь, как свидетельствуют видеозаписи заседаний, последние несколько собраний Бухарев и Стойко не появлялись. Поэтому ее члены вынуждены работать всемером, на грани кворума.

На проблемы, связанные с независимостью комиссии по отбору кандидатов в ГБР указывает менеджер Антикоррупционной группы реанимационного пакета реформ Александр Леменов. В частности, он видит явные признаки того, что ряд её членов явно зависимы от отдельных структур исполнительной власти.

Например, в октябре трех членов конкурсной комиссии по избранию высшего руководства ГБР наградил Президент Петр Порошенко. В частности, партнер юридической компании «Саенко Харенко» Татьяна Слипачук и первый заместитель министра юстиции Наталья Севостьянова получили звание «Заслуженный юрист Украины».

Их коллега, нардеп Евгений Дейдей, получил юбилейную медаль «25 лет независимости Украины», о чём парламентарий опубликовал новость у себя на Facebook-странице.

К тому же, биография Татьяны Слипачук подсказывает, что она имеет давние деловые отношения с заместителем главы Администрации Президента Алексеем Филатовым. Объединяет юристов не только общее место работы, юридическая фирма «Василий Кисиль и партнеры», но и направление — решение судебных и арбитражных споров.

Всё это позволяет усомниться в незаангажированности и независимости от политического влияния членов конкурсной комиссии по ГБР.

Первые потери среди претендентов и те, кто прошел первый этап

Рассмотрев поданные претендентами на руководящие должности в ГБР документы, комиссия начала понемногу «уменьшать» их ряды. На первом этапе кандидаты отсеивались на основании формальных критериев.

Уже на первом этапе было не допущено к конкурсу 18 претендентов.

Кирилл Куликов — главный советник по вопросам борьбы с коррупцией Председателя правления Международного центра перспективных исследований, народный депутат Украины VI созыва не прошел, как не имеющий 5-летнего опыта работы на руководящих должностях в сфере охраны правопорядка. По этому же критерию не прошел и Яков Варичев — адвокат, бывший следователь Генпрокуратуры УССР по особо важным делам, занимался расследованием коррупции в высших эшелонах власти, который участвовал (без особых успехов) во всех проводимых ранее конкурсах (от НАБУ и до САП).

Также из-за недостатка «управленческого опыта» не были допущены:

— Иван Якименко — начальник отдела Государственной службы Украины по вопросам геодезии, картографии и кадастра в Донецкой области;

— Виталий Чубко — главный специалист Департамента по вопросам реализации национального превентивного механизма Секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека;

— Михаил Потюк — основатель и владелец частного предприятия «Компания «ЮРВЕСТСЕРВИС»;

— Александр Шмара — главный научный сотрудник отдела исследований проблем преступности в социально-экономической сфере Научно-исследовательского института;

— Вадим Штепура – экс-начальник Управления контроля и аудита Фонда государственного имущества Украины;

— Александр Орлов — юрисконсульт на Харьковской государственной экологической фабрике;

— Ростислав Мота – участник АТО.

Не были допущены, как не достигшие 35 лет:

— Богдан Будз — в настоящее время безработный. Ранее работал ассистентом кафедры защиты информации Института компьютерных технологий, автоматики и метрологии Национального университета «Львовская политехника»;

— Ольга Варченко — начальник Управления процессуального руководства, поддержания государственного обвинения и представительства в суде Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генеральной прокуратуры Украины;

— а также безработный Виталий Пасичник.

Наконец, из-за неправильного оформления документов комиссией были «срезаны»:

— Юрий Гребенников – адвокат;

— Николай Скригонюк — адвокат, кандидат юридических наук, доцент кафедры криминалистики, доцент кафедры правосудия юридического факультета Киевского национального университета им. Тараса Шевченко;

— Тарас Лукаш — директор судебного департамента ООО «Юридическая фирма «Салком»;

Кроме того, Олег Бернацский — директор ООО «Юридическая фирма «Адвокат и Закон», был не допущен, как не имеющий юридического образования.

Среди допущенных к конкурсу кандидатов, в частности, эксперт и участник многих миссий ООН Ирина Нежинская. В интервью журналистам она заявила, что считает следствие – «своим коньком», убеждена, что нынешняя правоохранительная система себя скомпрометировала, а потому, хочет участвовать в ее реформировании.

Также допущены: заместитель генерального прокурора Украины — главный военный прокурор Анатолий Матиос и начальник главного следственного управления СБУ Василий Вовк. Последний считает, что работа руководителя ГБР должна начаться с трех вещей: кадрового корпуса, технического обеспечения и независимой регистрации производств на основании сообщений в прессе.

Сам Вовк считается близким к бывшему главе СБУ Валентину Наливайченко. Стоит напомнить, что Василий Вовк в свое время закончил Московскую Высшую Краснознаменную школу КГБ СССР, как следствие — подпадает под люстрационный запрет в течение 10 лет занимать должности на госслужбе.

Также допущен к конкурсу одиозный и.о. прокурора Киева Олег Валендюк, который подпадал под люстрацию, однако благодаря судам остался на должности. Валендюк также известен тем, что подписал коллективную жалобу бывшему генпрокурору Виктору Шокину на бывшего заместителя генпрокурора Давида Сакварелидзе.

В списке кандидатов после первого этапа также остались два заместителя Валендюка — Александр Буряк и Анатолий Корж (последний пока что сохраняет должность в прокуратуре Киева).

Александр Буряк сейчас является заместителем руководителя управления по расследованию уголовных производств следователями органов прокуратуры и процессуального руководства ГПУ. Его непосредственным руководителем является Александр Авраменко — племянник одиозного экс-заместителя генпрокурора Владимира Гузыря, управляющий новым «супер-управлением», которое включает в себя следственное управление и управления процессуального руководства.

Соратник Арсения Яценюка Роман Греба пока не только желает занять место в высших ступенях ГБР, но и работает руководителем аппарата Минобразования.

Харьковчанин Константин Прокопьев свое время был начальником Главного юридического управления Харьковской ОГА, однако сейчас работает заместителем директора юридического департамента Харьковского горсовета.

Бывший сотрудник МВД Игорь Цюприк не смог пройти переаттестацию в Нацполиции, однако вскоре, уже при Генпрокуроре Юрии Луценко, сумел получить назначение на должность заместителя начальника Управления спецрасследований ГПУ, которым руководит Сергей Горбатюк. По мнению адвоката Евгении Закревской, Цюприк был «приставлен» к Горбатюку в качестве «смотрящего» и потенциального преемника.

Нельзя не упомянуть и временно исполняющего обязанности руководителя Главного управления Нацполиции в Днепропетровской области Игоря Репешко. В свое время он успел поработать как на государственной службе — в управлении внутренних дел Харьковской области, Государственной миграционной службе, налоговой милиции, так и защищать права граждан в статусе адвоката.

На должность директора ГБР также претендовал народный депутат 8-го созыва Юрий Македон. До 2009 года он работал в Службе безопасности Украины, в 2010-м от «Фронта перемен» победил на выборах в Винницкий облсовет, и в дальнейшем занимался политикой.

Многие кандидаты были помощниками народных депутатов Украины. Среди них Игорь Бондарчук, Дмитрий Волонец, Игорь Соболевский, Владислав Федоренко, Роман Голубовский, Алексей Горащенков, Ярослав Горденюк, Юрий Забара, Александр Коваленко, Петр Маслянчук и Виктор Острянский.

Игорь Балабан фигурирует в списке помощников народного депутата 4-го созыва «бютовца» Олега Ременюка. Кроме этого, в 2006-м он выдвигался в Верховную Раду от «Партии политики Путина», а в 2012-м — от партии «Русь единая», а также претендовал на должность главы Национального антикоррупционного бюро.

Александра Чурсина, который сейчас занимает должность руководителя Харьковского областного управления юстиции, обвиняли в участии в рейдерском захвате одного из ведущих агропредприятий области.

Геннадия Петера, который занимал должность помощника прокурора Евпатории, журналисты обвиняют в том, что он угрожал им за их профессиональную деятельность — расследования в отношении сотрудников правоохранительных органов и руководства города.

Ольга Варченко, возглавляющая Управление процессуального руководства, поддержки государственного обвинения и представительства в суде Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики Генеральной прокуратуры Украины, уже была в поле зрения «Прокурорской правды». В частности, благодаря участию в «кидке» гражданина Олега Лысенко на деньги в связи с продажей автомобиля.

Сейчас подразделение ГПУ, где трудится Варченко, неофициально известно, как «департамент Кононенко-Грановского». Варченко изначально не была допущена к конкурсу, так как, на момент подачи документов, она не достигла 35-летнего возраста.

Также претендовал на должность руководителя ГБР и Виталий Титич — кандидат юридических наук, председатель комитета по конкурсному праву Ассоциации юристов Украины. Он известен как один из адвокатов семей «Небесной сотни».

Горбатюк и первый конкурсный скандал

Кроме всего сказанного выше, одним из первых своих решений Конкурсная комиссия отсеяла кандидатуру начальника Департамента специальных расследований Генпрокуратуры Сергея Горбатюка на пост главы Государственного бюро расследований.

Журналист Владимир Бойко написал об этом одним из первых на своей странице в сети фейсбук. Он, в частности, указал что решением конкурсной комиссии от 21 июля Горбатюк не был допущен к участию в конкурсе на занятие должностей Государственного бюро расследований из-за отсутствия 5-летнего стажа работы на руководящих должностях (до марта 2014 года Горбатюк работал следователем и старшим следователем по особо важным делам).

Эту информацию подтвердил в социальных сетях адвокат Роман Маселко.

Также он выразил мнение, что Горбатюк был одним из «наиболее сильных» кандидатов.

В эфире одного из телевизионных каналов Маселко уточнил, что на данном этапе комиссия проверяла только формальные данные анкет претендентов, а также выразил надежду, что Горбатюк будет опротестовывать решение в суде.

Солидарен с Маселко и еще один адвокат родственников «Небесной сотни» — Тарас Гаталяк, который такжесчитает недопуск Горбатюка «формализмом».

В ответ сам Горбатюк заявил, что предоставил комиссии документы, подтверждающие наличие у него опыта работы на руководящих должностях, однако они фактически не были рассмотрены.

В частности, он указал на то, что в законодательстве нет определения, что такое руководящие должности, поэтому он якобы предоставил документы — Положение о главном следственном управлении, которое указывает, что старший следователь осуществляет руководство следственно-оперативными группами, дает указания, контролирует их выполнение.

Соответственно, Горбатюк на основании этих документов увидел в должности старшего следователя «признаки руководящей должности». Однако, он сожалеет, что было принято формальное решение, что это не является стажем на руководящей должности.

В дальнейшем Горбатюк перешел в наступление, обрушившись с критикой на ещё не созданное ГБР.

В частности, в интервью одному из изданий он выразил мнение, что создаваемое бюро расследований будет иметь совсем узкую подследственность.

Он указывает на то, что ГБР должно быть основным следственным органом, занимающимся большой частью расследований. При этом, нетяжкие преступления остаются в следствии полиции, а преступления против государства и терроризм — в СБУ, соответствующие дела — в налоговой. В НАБУ — антикоррупционные, в том числе, совершенные работниками ГБР.

В настоящее время, с учетом имеющегося законопроекта о военной полиции, по которому военные преступления предлагается расследовать этим органом, (что вероятно правильно), ГБР имеет совсем узкую подследственность, что, по мнению Горбатюка, ставит вопрос о целесообразности существования этого органа.

Горбатюк напомнил, что по закону с начала деятельности ГБР следователи прокуратуры теряют свои полномочия. В то же время, в изменениях Переходных положений УПК Украины разрешено следователем прокуратуры осуществлять расследование еще 2 года, но, в установленных законом о ГБР условиях, этот орган должен формироваться на пустом месте.

Соответственно, он предлагает, чтобы следственные подразделения прокуратуры перешли в ГБР «по наследству», чтобы расследования не прекращались в связи с предлагаемыми реформами.

Кроме того, руководитель Департамента спецрасследований ГПУ считает, что в ГБР должны прийти более профессиональные работники. Он также напомнил, что в законе о ГБР прописали норму, что следователи прокуратуры составляют не более 30% личного состава. До 20% — из других подразделений, а остальные — юристы с опытом следственной работы. «Поэтому те же следователи по Майдану, экономическим преступлениям режима Януковича вынуждены думать не только о качественном уголовном процессе, но и о том, где они окажутся через год-два», — считает он.

В целом, главная мысль, продвигаемая сейчас Горбатюком после того, как ему дали отворот-поворот в ГБР — скепсис по поводу будущего данного органа.

Что, впрочем, не мешает ему и далее декларировать борьбу за должность главы ГБР. В частности, онпообещал оспорить результаты конкурса в суде.

За это он подвергся критике со стороны члена конкурсной комиссии Татьяны Слипачук, которая считает, что Горбатюк борется «ради борьбы», и просто идёт на поводу у «общественных активистов».

Дальнейшее продвижение конкурса

Осенью все было готово к старту, но и здесь не сложилось. Главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос написал жалобу, в которой заявил, что, проанализировав все 2 тыс. вопросов тестирования, которые были в открытом доступе без ответов, нашел более 200 с ошибками. А это, по мнению Матиоса, могло негативно сказаться на результатах конкурса.

В то же время Наталья Севостьянова, заместитель министра юстиции и секретарь комиссии по проведению конкурса, утверждала, что никаких особых проблем в конкурсных заданиях не было выявлено. На заседании конкурсной комиссии 30 сентября также было зачитано письмо профессора кафедры криминального права и криминологии КНУ им. Шевченко Николая Хавронюка, в котором он признал, что в тестах могут быть ошибки по причине огромного количества вопросов. Тем не менее, он не уверен, что число Матиоса отвечает действительности.

В любом случае, Комиссия взяла паузу, проверила задачи, впрочем, критических ошибок не обнаружила.

29 октября кандидаты прошли первый круг отбора. Он состоял из тестов на знание законов. Конкурсанту необходимо было правильно ответить минимум на 65 вопросов из 100 для продолжения участия в экзамене.

Согласно решению Конкурсной комиссии от 11 октября целью тестирования на знание законодательства является определение уровня знаний кандидатов Конституции Украины и действующего законодательства, связанного с деятельностью Государственного бюро расследований и правоохранительной деятельностью как таковой.

Происходило тестирование в помещении Нацагентства Украины по вопросам госслужбы. Кандидат получал логин и пароль к компьютеру на месте, после чего система формировала тест, выбирая из 2,5 тыс. вопросов 100.

В первую группу, которая сдавала тесты с 10:30, вошли бывший и.о. прокурора Киева, который ныне работает замом прокурора Крыма — Олег Валендюк, еще один экс-зам прокурора столицы Александр Буряк, зам руководителя Главного департамента стратегического планирования и оперативного обеспечения АП Алексей Горащенков (которого, по некоторым данным, лоббирует на пост главы ГБР Банковая),  бывший глава следственного управления СБУ Василий Вовк, судья Днепропетровского окружного админсуда Роман Голобутовский, зам главы Госархивной службы Игорь Бондарчук, зам министра образования Роман Греба, зам прокурора Ивано-Франковской области Владимир Гулкевич, зам главы Управления Нацполиции Луганской области Роман Гупал, зам начальника Сумского управления полиции Олег Григоров, зам главы Броварского Центра безоплатной правовой помощи Валерий Березинец, первый зам налоговой Фрунзенского района Харькова Алексей Вац, начальник отдела геолого-маркшейдерских работ Управления горного надзора Минтруда Дмитрий Волонец, доцент Академии прокуратуры Николай Бортун, старший научный сотрудник библиотеки имени Вернадского Елена Бусол, начальник Красноградского районного отдела госисполнительной службы Харьковщины Александр Гета, старший инспектор полиции батальона «Киев» Ярослав Горденок, начальник следственного отделения Дарницкого управления полиции Киева Сергей Деревянко, зам начальника Закарпатской полиции Степан Довгунь и другие.

Во вторую группу, которая приступила к тестам в 13.00, вошли Главный военный прокурор Анатолий Матиос, многолетний сотрудник миссии ООН в Украине Ирины Нижинская, зам прокурора Киева Анатолий Корж, нардеп Юрий Македон, Игорь Репешко, начальник отдела гособвинения прокуратуры Киева Виктор Клименко, начальник отдела внутренней безопасности фискальной службы Житомирщины Александр Коваленко, участковый Соломенского управления полиции Киева Дмитрий Ильчук, адвокат Сергей Калмыков,  зам директора черниговской фирмы «Санитар Планеты» Юрий Коваль, адвокаты  Борис Кривенко и Ярослав Кришеник, начальник Департамента контрразведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности СБУ Эдуард Крицын, зам начальника следственного управления полиции Луганщины Елена Литвин и другие.

В третью, самую малочисленную группу, которая начала экзамен в 15.30, вошли скандально известный сотрудник МВД времен Майдана Игорь Цюприк , зам начальника Департамента Уголовного розыска МВД Украины Алексей Харкевич, офицер по особым поручениям СБУ Богдан Чобиток, доцент кафедры криминологии университета им. Шевченко Григорий Усатый, начальник следственного управления фискальной службы Киева Андрей Швец, адвокат Александр Сахнацкий, главный консультант  парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Игорь Соболевский, ветеран МВД Олег Солодун, адвокат Виталий Титич, бывший прокурор из Львовщины Роман Труба, начальница подразделения ГПУ Ольга Варченко и другие.

За каждый правильный ответ претендент получал 1 балл. А чтобы пройти в следующий круг, как было упомянуто выше, необходимо было набрать 65.

По правилам, во время проведения тестирования кандидатам запрещалось пользоваться электронными приборами, учебниками, учебными пособиями и т. д., а также общаться между собой. В случае нарушения кандидатом порядка проведения тестирования он сначала предупреждался, а потом и выдворялся из аудитории с составлением акта. Таковых эксцессов зафиксировано не было.

В результате, из 81 подавших документы, желающих занять высокое кресло в новой правоохранительной структуре, сдавать тесты пришли 55 претендентов. Девять не явились. Ещё двое отказались от участия в конкурсе. А из тех, кто сдавал тесты, не справились с задачей шестеро. Еще двое кандидатов: Алексей Вац, первый заместитель начальника государственной налоговой инспекции в одном из районов Харькова и Елена Бусол, старший научный сотрудник Национальной юридической библиотеки Национальной библиотеки им. В. И. Вернадского, подали апелляционные жалобы. Комиссия обе отклонила.

Впрочем,  в разных источниках — разные цифры по тем кто не явился: цифра «скачет» на одного из-за Василия Вовка, который всё сдавал отдельно и стал 50-м.

Бусол отказали из-за нарушения правил подачи апелляции: отправлена по электронной почте, без подписи, через день после завершения конкурса (хотя должна была быть в тот же день в течение двух часов после тестирования). Вацу — потому что кандидат набрал проходной балл — 76. Поэтому положительное решение по жалобе не повлияло бы на дальнейшую судьбу конкурсанта, ведь до следующего теста — на общие навыки — он все равно допущен.

Нарекания вызывала непубличность тестирования. Например, комиссия по отбору не разрешила присутствовать наблюдателям 29 октября. Она сослалась на то, что тестирование будет транслироваться онлайн. Однако онлайн-трансляции в субботу 29 октября не было. Денис Монастырский при этом сослался на то, что, мол, «доверие общества не формируется с онлайн-трансляций, а формируется по отзывам реальных наблюдателей». Тем не менее, комиссия смогла допустить на тестирование общих умений лишь одного наблюдателя — представителя консультативной миссии ЕС, которая финансово поддержала проведение тестов на общие способности.

По результатам тестирования 29 октября в следующий этап прошли 49 человек, в том числе главный военный прокурор Анатолий Матиос, депутаты Верховной Рады Игорь Лапин (фракция «Народный фронт») и Юрий Македон (фракция 2Блок Петра Порошенко»), заместитель министра образования Роман Греба.

Наилучший результат показал бывший депутат Запорожского горсовета — Виктор Острянский, который подавался от общественной организации «Движение за развитие Запорожья». Он набрал 95 баллов из 100.

При этом, главный военный прокурор Анатолий Матиос набрал лишь 89 баллов (весьма посредственный результат так как даже прокуроры из местных прокуратур набирали по 100 баллов из 100), а Алексей Горащенков, которого называют «фаворитом» Администрации Президента и того меньше — 69 баллов.

Шесть кандидатов, в том числе бывший исполняющий обязанности прокурора Киева Олег Валендюк, были исключены из конкурса из-за неявки на тестирование. Еще шестеро не смогли набрать проходной балл по итогам тестов, а двое отказались от участия в конкурсе.

В дальнейшем, тестирование отдельно прошел 11 ноября экс-начальник Главного следственного управления Службы безопасности Украины Василий Вовк, и также был допущен к дальнейшим этапам конкурса, таким образом, претендентов стало 50.

На этапе тестирования на «общие способности также не обошлось без скандала.

В частности, Комиссия на своем заседании 7 ноября отказалась обнародовать данные второго этапа отбора – тестирование на общие способности. Об этом говорится в видеозаписи заседания комиссии, размещенном на YouTube-канале Кабинета Министров Украины.

Члены комиссии, пятью голосами против трех, решили не сообщать общественности результаты второго этапа конкурса. Предшествовала такому решению длительная дискуссия, во время которой часть членов комиссии, которую возглавил советник руководителя МВД Иван Стойко, выступила с обоснованным тезисом: общество требует полной открытости отбора на такую важную государственную должность.

Зато другая группа, во главе с руководителем комиссии Романом Майдаником, без надлежащей аргументации продвигала решение о том, что данный этап отбора не будет оцениваться, поэтому балл каждого из участников не имеет значения. Результаты этого этапа будут лишь вспомогательными на следующем уровне — личном собеседовании каждого из кандидатов, и будут учитываться на усмотрение каждого члена комиссии при проведении собеседования. Это тестирование должно дать возможность оценить общие и специальные способности кандидатов по вербальному, математическому, абстрактному и логическому мышлению, а также имеет целью «определение уровня развития навыков, которые влияют на успешность профессиональной деятельности».

Таким образом, все претенденты прошли успешно и этот этап.

16 ноября начался этап собеседований с претендентами. Собеседования кандидаты проходят по трое, в алфавитном порядке.

Следующим этапом будет проверка на полиграфе. Однако проверка должна исключать все возможные конфликты интересов, ведь сейчас все опытные полиграфологи работают в СБУ, Минобороны, МВД, то есть в таких органах, работники которых будут подследственными ГБР. При этом, результаты полиграфа, не будут публичными, но если в комиссии возникнут вопросы, то желающие смогут, по уверениям представителей конкурсной комиссии, через онлайн-трансляцию наблюдать за обсуждением результатов полиграфа.

Кандидаты будут проходить также тест на благонадежность, а после него претенденты на должность директора, первого заместителя и заместителя ГБР будут проходить повторное собеседование.

При этом, сам Денис Монастырский не может спрогнозировать, когда изберут директора ГБР. Он также указывает, что значительное время займет процедурная часть – передача представлений премьер-министру и президенту.

Подковёрная борьба за руководящие должности

Среди претендентов на то, чтобы возглавить ГБР, особое внимание привлекает кандидатура нынешнего главного военного прокурора Анатолия Матиоса. Особенно, если вспомнить его недавние заявления винтервью журналистам.

По его словам, к 1 сентября, когда закончатся первые 100 дней работы Юрия Луценко на должности генпрокурора, он намерен «со спокойной душой» уйти. «Сделанное и созданное есть на кого оставить. Пойду учиться другой жизни», — сказал Матиос.

Главный военный прокурор уточнил, что к «круглой дате» Луценко и одновременно — моменту его ухода, надзорное ведомство намерено объявить о подозрении по основному обвинению в отношении бывшего президента Виктора Януковича. Он заявил, что за последние полтора месяца представители следственной группы сделали «огромный пласт работы, провели ряд экспертиз, которые до этого не назначались и не были проведены».

Также он уточнил, что после увольнения с должности главного военного прокурора не планирует уходить в политику. В то же время, как писала «Прокурорская правда», Матиос является одним из основных претендентов на кресло руководителя ГБР. Впрочем, Главный военный прокурор ушел от конкретного ответа, как он расценивает свои шансы занять место главы ГБР, ограничившись общими фразами.

То, что кандидатуру Матиоса воспринимают всерьез, можно понять хотя бы по  публикациям, в которых приход Матиоса в ГБР рассматривают чуть ли не с «апокалиптических позиций».

В частности, продвигается мнение, что участие Матиоса в конкурсе на должность директора ГБР является частью плана «старых прокурорских» по сохранению своего влияния и власти.

Лишение ГПУ функции досудебного следствия грозит ведомству не только масштабными сокращениями и увольнениями, но и наносит удар по политическому весу и финансовым возможностях прокурорской братии. Соответственно, для нейтрализации угрозы, «система» задействовала как «подковёрные», так и публичные инструменты влияния.

Сперва прокуроры попытались заблокировать или максимально отсрочить начало работы ГБР. Об угрозах коллапса правоохранительных органов силовики начали говорить ещё в январе. Среди активных критиков закона о ГБР был замечен не только Матиос, но и горячо любимый «еврооптимистами» глава департамента спецрасследований ГПУ Сергей Горбатюк. А руководство военной прокуратуры угрожало депутатам, не разделяющим его опасений, уголовным преследованием «за госизмену». Матиос, заручившись поддержкой главы СБУ Василия Грицака, лично убеждал президента в необходимости отложить начало работы ГБР.

Далее прокуратура начала активно доказывать эффективность существующей системы. В этом процессе, так или иначе, задействовано большинство структурных подразделений ГПУ, но локомотивом было решено сделать именно ведомство Матиоса.

Реализация же «плана» ожидалась через укрепление авторитета Матиоса при помощи расследования громких коррупционных дел.

Соответственно, в медийном поле ведомство Матиоса постепенно превращается в антикоррупционный орган. Его руководителю целенаправленно создают соответствующий имидж. Параллельно с набором политических очков прокурорские не оставляют попыток взять под свой контроль создающееся ГБР. Из более чем 80 кандидатов на должность главы ГБР каждый десятый оказался действующим или отставным работником прокуратуры. В том числе, и Матиос.

Объективно, нынешний военный прокурор имеет наибольший политический вес среди всех кандидатов и соответствующее реноме.

В октябре данную информацию подтверждали и неназванные источники украинских СМИ. В частности, якобы, Матиос может рассчитывать на поддержку президента Петра Порошенко и премьера Владимира Гройсмана.

Впрочем, кандидатура Матиоса рискует натолкнуться на очень сильное сопротивление, что связано с самими «раскладами» в конкурсной комиссии. Даже при очень поверхностном взгляде на её состав становится очевидным, что сильное влияние на её работу может оказывать Министр внутренних дел Арсен Аваков. Он, так или иначе, может влиять на представителей комиссии от Кабмина (а один из них — нардеп Антон Геращенко вообще 100 % «человек Авакова»), и, кроме того, на депутата от «Народного фронта» Евгения Дейдея.

Как тут не вспомнить громкий конфликт Матиоса с Аваковым в 2015 году вокруг скандального батальона «Торнадо»? Тогда глава МВД заступился за роту, которая находится в подчинении его ведомства. Также его возмутили обвинения в адрес роты.

В ответ Матиос на канале заявил, что руководство МВД должно извиниться перед обществом. Более того, он возложил на него вину за то, что подчиненные военизированные подразделения принимали ранее осужденных граждан.

Тяжело сказать, насколько этот конфликт повлияет сейчас на итоги конкурса по ГБР, однако вряд ли Аваков и его кружение будут рады кандидатуре Матиоса. При этом, не забываем, что вся «правительственная» квота в конкурсной комиссии отдана «людям Авакова».

Также, например, и «активист» Виталий Шабунин считает, что Матиос «слишком неуправляем» для Администрации Президента.

Как заявлял Шабунин: «Матиос как до власти дорвется, а он неконтролируемый, то всем все вспомнит. Поэтому я не думаю, что такую проблему захочет себе на голову Администрация Президента».

Но даже если ГБР возглавить всё же получится, то у Матиоса и его соратников есть идея создать ещё один орган — Государственное бюро военной юстиции, состоящее из военной полиции (нынешняя ВСП), следователей (часть функций придётся «откусить» у ГБР) и военных трибуналов.

Впрочем, не «Матиосом единым». Последнее время заговорили о том, что у других кандидатов шансов возглавить ГБР больше.

Например, эксперт «Центра политических студий и аналитики» Александр Леменов убежден, что на должность руководителя ГБР готовится работник так называемого департамента Кононенко-Грановского в Генпрокуратуре – госпожа Варченко.

В целом, прохождение конкурса, а также его промежуточные результаты пока что вызывают неодобрение у «профессиональных борцов» с коррупцией, а также у сочувствующих им правоохранителей.

Руководитель Центра противодействия коррупции Шабунин утверждал, что война за ГБР уже фактически проиграна. Ведь конкурсная комиссия неадекватна, контролируема различными группами влияния, частично нелегитимна (трое людей не имеют высшего юридического образования, вопреки нормам закона). Её создание физически невозможно было проконтролировать.

В свою очередь, бывший заместитель председателя СБУ Виктор Трепак отмечает, что конкурс на назначение руководителя Государственного бюро расследований напоминает обычную формальность.

По его словам, все идет к тому, чтобы в принципе исключить любой кадровый эксцесс в формировании руководства этого важнейшего органа, который в перспективе может стать ключевым во всей правоохранительной системе, аккумулировав значительную часть полномочий ГПУ, СБУ, МВД, ДФС, а также НАБУ (последнее вообще, по некоторым планами, должно стать структурным подразделением ГБР).

На это, отмечает Трепак, указывает ряд обстоятельств.

Во-первых, состав конкурсной комиссии. Её большинство сформировано из представителей двух политических сил — БПП (президента) и «Народного фронта». Итак, есть высокая вероятность того, что руководящие должности в ГБР будут просто разделены по договоренности между этими силами: директор — от БПП (президента), заместитель (заместители) — от НФ. Не исключено, что в пакет договоренностей войдут и другие важные для обеих политических сил вопросы.

При этом, Трепак указывает на то, что президентских назначенцев в этой комиссии изначально связывали с нардепом от БПП Грановским, которого в политических кругах называют «ответственным» за ГБР. Ключевой в президентской тройке членов конкурсной комиссии фигурой считается адвокат Татьяна Слипачук.

Во-вторых, к работе этой комиссии нет того внимания со стороны общественности и международных партнеров, какое было приковано к работе комиссии по отбору кандидатуры на должность директора НАБУ.

В-третьих, ход конкурса и промежуточные решения комиссии, в общем контексте представляются весьма симптоматичными.

Наиболее важным «симптомом» Трепак считает недопуск к конкурсу Горбатюка по «формальным критериям».

При этом, по мнению Трепака, конкурс продлится до тех пор, пока у «режиссеров» не будет уверенности, что необходимый результат уже обеспечен.

В ответ на эти обвинения, Татьяна Слипачук выступила с заявлением, что в СМИ разворачивается кампания с целью воздействия на конкурс таким образом, чтобы выбранное руководство ГБР не было столь компетентным, чтобы позволить себе работать профессионально и отстаивать Бюро как действительно самостоятельный орган. При этом, она заявляет об использовании таких техник: 1) дискредитирование конкурсной комиссии; 2) изображение конкурса как непрозрачного и наполненного манипуляциями в чьих-то интересах; 3) дискредитация кандидатов.

Все это, по мнению члена конкурсной комиссии, должно нивелировать эффект от создания ГБР.

Впрочем, и без всей этой «подрывной работы», в плане перспектив развития ГБР в экспертном сообществе существуют отнюдь не однозначные оценки.

В частности, как считает кандидат юридических наук, эксперт-криминолог Анна Маляр, само бюро расследований создано с нарушениями законодательства. По ее мнению, бюро может стать инструментом политических репрессий, поскольку никто не может контролировать работу его сотрудников. А если следователи в своих действиях зайдут слишком далеко, создание бюро могут признать неконституционным.

В частности, в законе не прописано, кто контролирует бюро. ГБР привлекает к ответственности высших должностных лиц. А кто привлечет к ответу работников бюро? Они, по сути, неприкосновенны. А ведь речь о людях, которые наделены правом открывать уголовное производство, проводить расследование, негласные следственные действия (использовать прослушку, видеонаблюдение и т. д.) Соответственно, Маляр видит в этом мощный инструмент влияния на политических оппонентов.

Она отметила, что само решение о создании бюро было сомнительным. В принятом депутатами Верховной Рады законе среди гарантий независимости ГБР прописан его специальный статус. Однако органы с таким статусом должны быть перечислены в Конституции Украины. Сейчас к таковым относятся только прокуратура, СБУ, ЦИК, Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания. Кроме того, утверждает Маляр, «Верховная Рада по Конституции не наделена полномочиями создавать какие-либо органы». А именно она приняла решение о создании бюро.

Соответственно, Маляр ожидает в любой момент обращения в Конституционный Суд по поводу признания деятельности ГБР неконституционной.

Экс-зам Генпрокурора Виталий Касько считает, что комиссия по отбору главы ГБР подконтрольна власти и будет принимать только согласованные с нею решения, а само Бюро будет находиться под процессуальным руководством нынешней, нереформированной прокуратуры, без которой не сможет работать самостоятельно. Соответственно, по мнению Касько, ГБР без комплексной реформы правоохранительной и судебной системы никакого эффекта не даст.

По мнению адвоката Валентины Теличенко, Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает разную подследственность для ГБР и НАБУ. Она считает, что если ГБР создается после НАБУ, то и в организации его работы необходимо учесть то, с чем столкнулись ранее. Соответственно, продемонстрированный НАБУ низкий уровень проведения следственных действий может быть проблемой и для ГБР.

Юрист Олег Веремеенко, считает, что реформы в правоохранительных органах следовало начинать с судов. Соответственно, сколько бы мы ни создали своих «аналогов ФБР», без подлинной реформы судов результата все это не принесёт.

В целом, большинство экспертов разделяют скептическое мнение касательно перспектив работы ГБР, что основывается как на проблемах в законодательной базе, так и на составе конкурсной комиссии, которая отбирает для бюро руководство, и, наконец, на опыте запуска в недалеком прошлом НАБУ.

Исходя из изложенного выше, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

— как так получилось, что Сергей Горбатюк сначала хотел участвовать в конкурсе на должность в руководстве ГБР, а сейчас он во всех интервью рассказывает, что данный орган является «лишним» в правоохранительной системе?

— является ли острое желание Анатолия Матиоса уйти из ГПУ свидетельством того, что ему уже гарантировано некое не менее «теплое» место в каких-то других структурах?

— поставит ли неоднозначный конституционно-правовой статус ГБР под сомнение его успешное функционирование в будущем?

— зачем в рамках конкурса нужно проводить тестирование «на общие способности», если его результаты не публикуются, не учитываются и ни на что не влияют?

http://prokurorska-pravda.today

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: