Газовая рента — раздел с отжатием

%d0%b3%d0%b0%d0%b7-%d1%81%d1%82%d0%b5%d0%bf%d1%8cВ текущем году вполне нормальный механизм добычи углеводородов в рамках соглашений о разделе продукции (СРП) успешно довели до абсурда. Это больше похоже на схему «как отжать у государства активы, по возможности ничего не заплатив». Речь не только о выигравшей конкурс на право заключить СРП по Юзовской площади(вместо Shell) никому не известной и уже потому подозрительной компании с нидерландской пропиской — Yuzgas. Список желающих значительно больше.

В текущем году вполне нормальный механизм добычи углеводородов в рамках соглашений о разделе продукции (СРП) успешно довели до абсурда. Это больше похоже на схему «как отжать у государства активы, по возможности ничего не заплатив».

Речь не только о выигравшей конкурс на право заключить СРП по Юзовской площади (вместо Shell) никому не известной и уже потому подозрительной компании с нидерландской пропиской —Yuzgas. Список желающих значительно больше.

Жадность — это плохо. Когда она двусторонняя — вообще проблема. А когда вокруг еще и возникли схемы «относительно честного зарабатывания денег» — так вообще катастрофа.

Когда СРП внедрялось, предполагалось, что за счет налоговых льгот инвесторы начнут бурение на новых площадках, добывая сложный газ с высокой себестоимостью. Льготы в этом случае компенсировали риски. 

Ныне пробиваемая модель куда лояльнее к «инвестору» — надо забрать у государства хорошо разведанную площадку, получить на это льготы. Рисков мало, прибыль хорошая. Естественно, для инициатора схемы и стоящих за ним лиц. А вот затраты и убытки повесить на державу.

Еще одной особенностью нынешней раскрутки схем СРП является острая нехватка денег на их фактический запуск. Присутствует горячее желание нагреться, но вот с финансами проблема. В итоге та же Yuzgas, обещавшая поначалу инвестировать до 200 млн долл. — «когда-нибудь потом, если сложится», реально могла предложить всего 4 млн долл., или в 50 (!) раз меньше обещанного, до начала тендера на заключение СРП.

Да и не факт, что даже 4 млн у нее есть. Компания «гордо» отмалчивается на обвинения в том, что активов у нее — максимум на сотню тысяч евро. За несколько месяцев так и не сподобившись показать наличие хоть каких-то ресурсов. Этим Yuzgas отличается (в худшую сторону) даже от рижских бомжей, покупавших «вышки Бойко» при предыдущей «злочинній владі».

В принципе затраты можно отбить. Даже известно, как: вместо высокорискованной добычи газа плотных пород (на этой площадке с ней уже «пролетел» Shell) новый инвестор может заняться куда менее затратной операцией расконсервации полутора десятка скважин обычного газа. На выходе получается рента не 29%, а 1,25% и дешевый (за счет экономии на налогах и затратах) газ стоимостью в десятки миллионов долларов.

Собственно говоря, это основная причина, по которой столь дивная свежеобразованная компания с нулевым опытом, непонятными учредителями и полным отсутствием финансовых ресурсов появилась на нашем рынке. И то, что ее сразу «не турнули», в украинских реалиях означает только одно — в схеме много лиц, принимающих решения. Так что когда она судится с Украиной и Кабмином, ее учредителей легко понять — практически изо рта забирают большой и вкусный кусок.

Упомянутая компания обратилась в Окружной административный суд Киева с требованием признать противоправным отказ Кабинета министров уступить ей долю в соглашении о разделе продукции по разработке Юзовской площади и обязать правительство одобрить ее участие в этом проекте. Кстати, в Кабмине в целом и в Минэнергоугольпроме, в частности, вполне есть люди, которые бы этот суд с удовольствием проиграли. Тот факт, что свежеслепленная контора с уставным фондом в 1000 евро прошла кучу инстанций, означает только одно — есть люди в доле. И сидят они отнюдь не в самом табельном низу на Грушевского и Банковой.

Впрочем, Yuzgas, скорее всего, таки накрылась. Судится компания, конечно, будет, но вот получить желаемый для нее и ее соучастников результат — это уже вряд ли. Слишком уже громкий вышел скандал, и чересчур уж мутно-бесхитростная вылезла схема. Однако не Yuzgas единым. Сейчас предпринимается активная попытка раскрутить что-то похожее в Полтавской области.

Полтавчан откровенно достала ситуация, при которой они, добывая порядка 40% украинского природного газа, получают взамен дырку от бублика. Назвать компенсацию от «Укргаздобычи» в 20 млн грн сколько-нибудь адекватной трудно. К слову, даже эти гроши на фоне таких оборотов ПАО «Укргаздобыча» выдает, преодолевая жесткое противодействие Минфина.

Вообще в Киеве никак не могут понять, что делиться с местными властями придется. А местные власти уже более года перестали выдавать «Нафтогазу Украины» (а ПАО «Укргаздобыча» пока находится в сфере ответственности «Нафтогаза») разрешения на новые лицензии.

Ситуацию может исправить закон №3038 — оставить 5% нефтегазовой ренты в регионах (для Полтавской и Харьковской областей это порядка 2 млрд грн). Однако тот же Минфин с упорством, достойным лучшего применения, старается, чтобы эти деньги поступили в бюджеты не в 2017-м, а через год. В итоге в регионе происходит открытое саботирование выдачи НАКу новых лицензий.

А сейчас, похоже, наступил новый этап — хотят забрать три раннее выданные лицензии. В 2011–2012 гг. «Нафтогаз Украины» получил три специальных разрешения (лицензии) на поиск и добычу нефти и природного газа на Будищанско-Чутовской, Оболонской и Писаревской площадях. НАК провела там сейсморазведку, однако к бурению так и не приступила. Сейчас эти площади хотят отжать и… передать в руки правильному инвестору.

Официально все звучит, естественно, более политкорректно: «Забрать у «Нафтогаза» лицензии, и провести конкурс, и дать возможность другим компаниям, в частности международным, добывать газ и нефть на территории Полтавской области». И совсем патетически — для того чтобы «нести социальную ответственность перед людьми, которые являются собственниками и земли, и недр».

Областная рада планирует принять обращение об отзыве этих трех разрешений уже на следующей сессии. Называться это будет «Спільне звернення Полтавської облдержадміністрації та обласної ради до прем’єр-міністра України щодо підтримки пілотного проекту пошуку та видобутку вуглеводнів на основі угод з розподілу продукції». Разумеется, что о компенсации затраченных на разведку денег речь не идет. При этом области обещают, что «восстановление работы месторождений даст области до 300 млн грн на развитие уже в следующем году».

Хотя расчет на то, что кто-то успеет за год провести тендер, начать бурение, да еще и получить прибыль, частью которой поделится с регионом, — это сказки венского леса. А точнее, способ давления на Киев. Замгубернатора Андрей Песоцкий (он же — глава полтавской облорганизации партии «Солидарность») заявил, что в Харькове пройдет встреча представителей двух областей под председательством министра энергетики Игоря Насалика для обсуждения судьбы этих спецразрешений.

Справедливости ради отмечу, что новый вариант — уже некоторая урезка «хотелок». Раньше предполагалось просто отжать несколько крупных месторождений, переведя их в режим раздела продукции. Называлось это скромно — «конверсия» спецразрешений на пользование недрами «Укргаздобычи» в СРП, о чем ZN.UA уже рассказывало (№33 от 17 сентября 2016 г.). По Яблоневскому и Машевскому месторождениям депутатам той же Полтавской облрады даже показывали презентацию распределения денег.

В список попадали Шебелинское, Тимофеевское, Яблоневское, Котелевское месторождения. Их суммарная добыча превышает половину от добываемого «Укргаздобычей»! Инвестор при этом получал бы доступ к разведанной базе запасов, то есть с минимальными затратами мог начать добычу. По сути речь шла об уплотнении сетки скважин, где собирались проводить гидроразрыв пласта.

«Укргаздобыча» при таком варианте развития событий не получала взамен не просто ничего, у нее по факту «помогали» максимально выкачать существующие запасы газа. А вот разведка новых — ну, ребята, это ваши проблемы. А частный участник СРП получал экономию на налогах и льготный газ. Под это даже подвели идеологическую базу — «ожидать инвестора на поисковые проекты не стоит. Инвестору могут быть интересны проекты по интенсификации добычи».

Логичен вопрос: нужны ли стране такие замечательные инвестиции? Деньги на интенсификацию есть и у самого «Нафтогаза Украины».

Так как за инициаторами отъема лицензий почти откровенно стояла Банковая, то госкомпании «Укргаздобыча» приходилось одновременно отбивать «хотелки» и, с другой стороны, стараться не сказать чего лишнего. Позиция «Укргаздобычи» заключается в том, что СРП экономически целесообразно только для истощенных или неприоритетных (читай — небольших и расположенных далеко от полноценной инфраструктуры) месторождений на ранней стадии разработки. И обязательно с инвестициями на геологоразведку.

Идеолог нынешней схемы раздела продукции и советник министра энергетики Владимир Игнащенко, презентуя ее, вещал, что если бы проект «отбора» у НАК трех полтавских лицензионных участков удался (состоялся), то «при условии вложения в него 100–110 млн долл. инвестиций за три года, до 2019–2020 гг., Полтавщина получила бы дополнительно до 150 тыс. т нефти и 70 млн кубометров газа в год».

В регионе уже создали на всякий случай отдельное юрлицо для работы по СРП и распределения будущей прибыли. О неуплаченных государству налогах из скромности промолчали.

Но согласимся — прогресс все-таки есть. Раньше предполагалось тупо отжать самые вкусные месторождения. Тут, по крайней мере, придется бурить в неизвестность. То есть добыча будет более рискованный. Другое дело, что «Нафтогаз» (то есть «Укргаздобыча») все это в состоянии сделать сам, заплатив налоги в бюджет.

Вообще надо четко понимать, что сейчас именно за счет «Укргаздобычи» и платятся субсидии населению. Так что попытка снизить базу для ренты — это именно то, что называется «рыться в карманах населения».

Хотя вопросы к НАКу тоже есть. Полтавчане вполне справедливо говорили о том, что бурение на лицензионных площадях НАКа должно было начаться еще в прошлом году. Да и смета на разведку выросла с 22 млн грн до 392 млн, что вызывает вопросы не только у полтавчан.

И при всей, мягко скажем, неоднозначности воплощения идей того же Игнащенко на практике там есть вполне рациональное зерно. Например, предложение дать бесплатный и свободный доступ к геологической информации, которая собиралась и разрабатывалась за государственные средства. Закончить практику постоянных изменений законодательства (те же безумные скачки ставки ренты в 2014–2015 гг.). Или прекратить бесконечное продление сроков выполнения инвестобязательств по поисковым работам. Перейти к практике выдачи спецразрешений на конкурсной основе (без привилегий госкомпаниям).

Но необходимы и цивилизованные правила разработки месторождений на основании моделирования. С последним трудно не согласиться. И здорово бы посмотреть, как в этот критерий вписалась бы лоббируемая советником министра компания Yuzgas.

Между прочим, при активной попытке протолкнуть «низконалоговые» СРП на освоенные месторождения, другая идея — вполне здравая — снижения ренты на газ из новых скважин ( до 12%) почти открыто блокируется на уровне Рады и Кабмина.

То что при этом убивается стимул к развитию добычи с новых площадок — мало кого тревожит. Люди хотят «здесь, сейчас и сразу!» и по 1,25%. А бурить новые площади, это долго и хлопотно

Вообще же отрасли реально нужно больше прозрачности, так как попытки нагреть руки были и будут. Но на свету это делать все таки заметно труднее.

http://gazeta.zn.ua

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: