Червоненко: почему Порошенко не берет меня в свою команду

%d1%87%d0%b5%d1%80%d0%b2%d0%be%d0%bd%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be-5Экс-министр транспорта и связи Евгений и бывший губернатор Запорожской области Евгений Червоненко заявил, что Украина перестала быть субъектом международных отношений, став объектом, который будет разделен в чьих-то геополитических интересах. Украина развивает альтернативный транзитный маршрут в Китай в обход РФ. Год назад из Ильичевска отправился демонстрационный рейс контейнерного поезда по маршруту Украина – Грузия – Азербайджан – Казахстан – Китай (через Каспийское и Черное моря). Планировалось, что не более 10 суток должен идти поезд по так называемому новому «Шелковому пути».

Из-за дополнительных ограничений транзита украинских товаров по территории России Украина вынуждена искать новые пути поставки своих продуктов. По словам министра инфраструктуры Владимира Омеляна, альтернативой может стать тот самый «Шелковый путь». Правда, он заявил, что это повлияет на себестоимость украинской продукции. Подробнее транзитный потенциал Украины в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал экс-министр транспорта и связи Евгений Червоненко.

Считаете ли вы Украину транзитной страной сегодня?

– Уже нет. Мы из высшей лиги перспектив транзита в 2005 году, когда зарабатывалось от трех и выше миллиардов долларов, скатились просто в заводскую команду колхоза «Червоне дышло».  Мы это сделали своими руками, непомерной жадностью, коррупцией и этим национализмом, за который меня часто ругают, но, видимо, это государственная политика – разжигать ненависть. Меня так ругали, когда я сказал: пусть горит эта страна. Я имел в виду страна такой формы поведения, такой формы мышления. Возьмите любую отрасль логистики и транзита. Во что мы превратились?

Именно в Украине был разработан и реализован «Шелковый путь», и мы добились от России, Казахстана, от Объединенной транспортно-логистической компании, что она пойдет из украинского терминала в Словакию, в Китай. Путь, который контейнер делает по морю за 60 дней – грузовики прямо на платформах. Труд моих трех лет и труд моей команды.  Майдан, Революция Достоинства, а 7 марта должен был стартовать этот поезд. Кстати, очень поддерживал Вилкул этот проект. На специальной железнодорожной платформе заезжают траки или ставятся контейнеры. Такой вид транспорта называется контрейлер. Такие платформы во всем СНГ есть только у нас и у казахов.

-В условиях обострения отношений между Россией и Украиной как можно было сотрудничать?

 – А как в этих условиях мы получаем газ? Говорят, у нас падение производства электроэнергии на 55%. Как мы в этих условиях получаем перетоки электроэнергии, когда у нас не хватает частоты?  У нас мало профессионалов. Когда мы говорим о безопасности страны, то при СССР энергосистема Украины была выстроена так, что один поворот рубильником – и у нас все летит в коллапсе. Любая война заканчивается.

Вот я слушал депутата от БПП Гончаренко. Он говорит: конфеты с Липецкой фабрики идут в Украину, то есть торговля между Россией и Украиной продолжается. Она продолжается во многих отраслях и в акцизных группах. У нас ни мира, ни войны, поддерживание тлеющего конфликта, в котором, что самое обидное, гибнут реальные люди.

Коррозия морали, крики «Шатун»–рука Москвы» приводят к тому, что на границе Житомирской и Ровенской областей были раненые в результате широкомасштабного боя. Это же не АТО.

Белорусы и поляки молятся на нас, ходят в церковь и катедры, потому что наша дурость по грузовому транзиту, который обеспечен межправительственным соглашением, и экономическая ситуация, когда на один транзитный русский трак, обеспеченный международным правом, в Россию и Казахстан заходило 7-9 наших, привела к тому, что все наши держатели груза в Европе ушли на Польшу и на Белоруссию.  Север–юг транзит мы тоже потеряли, никто этим не занимается. Все делят места, контрабанду и осваивают бюджет. Посмотрите скандалы вокруг Администрации морских портов. Это позорно. Посмотрите скандалы с железной дорогой.

— Вы отметили, что Украина перестала считаться транзитной страной из-за коррупции. Вы можете сказать, куда идут эти деньги?

– У нас новые лица оказались хуже всех чиновников «Made in Кучма», того призыва, подготовки. Все-таки сохранялись при Кравчуке и Кучме азы истории болезни и профессионализма, совести человека.  Сейчас спрос на какие-то непонятные новые лица, которые на глазах просто творят ужас. Меня поразило интервью Киселева с Глузманом, где Киселев спрашивает: они сумасшедшие? Он говорит: нет, они просто голубые воришки из Ильфа и Петрова. Им стыдно, но они продолжают красть.

Мы стоим на краю пропасти. Мы будем жить в пустыне, где бедные уйдут в трущобы, а богатые будут жить в охраняемых собаками, автоматами городках на острове ненависти, потому что острова счастья в море несчастья построить нельзя, но «скорая» не приедет. Я это повторяю всегда, поэтому на меня смотрят как на контуженного. Поэтому такие губернаторы, как я, сегодня не нужны. Им нужны удобные, исполнительные, не задающие много вопросов, не публичные, не свободные.

Есть проект, это логистическая ІТ-платформа, которая убирает посредников – и процесс становится прямым. В Украине проект идет тяжело. В нем не заинтересованы логисты крупных компаний, потому что у них прикормлены за откаты те или иные перевозчики, и перевозчики, потому что они боятся, что их видно на трекере, компьютере, со спутника, потому что в условиях, когда им надо всем дать взятку, начиная от гаишника, мента, налоговика или полицая, он проехал рейс, порвал документы, но зато у него черный кэш.  У нас 55-59% оборота – в тени. Это не экономика. Приговор – это 134-й ВВП в мире. У России ВВП в 4,7 раза больше. Мы где-то на уровне Лесото.

—  Какие есть пути выхода из кризиса?

– Я ничего наверх выносить не буду. Как сказал Ющенко: если ты поймаешь меня на воровстве, сади. Но я мешал. В итоге я был продан, сейчас известно, всего за 10 миллионов долларов. Меня продали, чтобы я не мешал своим «Укртрансконтейнером».

—  То есть кто-то купил вашу должность за 10 миллионов?

– Да.

—  Кто?

– Не тот, кого назначили, а тот, кто стоял за ним. Вопрос не в этом. Тогда был создан один из громаднейших проектов, это когда пять крупнейших в мире контейнерных компаний поверили мне, мы сделали «Укртрансконтейнер», направление было – скоростной переход контейнеров по суше из Одессы на север, на Скандинавию. Участвовали русские в этом проекте.

Самая большая трагедия Украины, что если раньше люди хотели быть летчиками, испытателями, бизнесменами, гонщиками, то сейчас это — помощник судьи, депутат, активист, вообще какие-то бандформирования.  Люди без прошлого начинают давать оценки.

Facebook в Украине сыграл страшную роль. Какой-то человек без имени, без рода, без племени, ничего не сделавший, из собачьей будки судит людей, которые не то что ему бы руки не подали, а просто на одном гектаре не стояли бы. Я говорю про логистику.

Что бы я сделал? Я бы объездил всех и сказал: ни одной взятки, получил поддержку МВД – и все. Мы создадим условия, по которым будем охранять с помощью телеметрии, а не бабок с ружьем, мы будем вам помогать, доплачивать за то, что вы вернетесь.  Самое главное в бизнесе в логистике в мире – это доверие. Нам не то что не доверяют, нас презирают. Не верьте никому, что все думают об Украине, все жалеют. Мы перестали быть субъектом, мы стали объектом, который будет разделен в чьих-то огромных геополитических интересах. Нас поделят, как рабов. Украина могла бы иметь от пяти до семи миллиардов на транзите север–юг.

—  Если говорить о малом и среднем бизнесе – в каком состоянии они находятся?

– Бездумными популистическими решениями, причем это мнение Пинзеныка и многих людей, кто понимает, что такое и макроэкономика, и реальный сектор экономики, происходит тотальное убийство самого главного, что есть в условиях неконкурентной страны.  А у нас неконкурентная страна по экономике. Сельское хозяйство и сырье – это зависимость от мировых трендов и от биржи, тем более что по сельскому хозяйству Европа нас никуда не пускает. 11 января все квоты на Европу украинского меда уже закончились.  По сельскому хозяйству пшеница – третий мир. В этом году тренд не на сырье, а полусырье. На основные виды металлопродукции тренд на понижение цены. Откуда держаться курсу доллара?

—  Ранее мы и этих объемов не могли продать?

– Мы потеряли в структуре экспорта Украины. В структуре экспорта Украины одна треть была Россия. Мы ее потеряли, осталось 8%. Европу мы увеличили до 45%. Но в абсолютном измерении мы уменьшили, из-за того что нам ставят заградительные квоты, а мы кричим «Welcome!». После заградительных квот наша продукция не проходит.  Посмотрите, как тяжело идет конкурентная вроде бы молочная продукция.

Самое страшное, что мы все кричим, чтобы отвлечь от действия под названием «красть бюджет», мы бежим в Европу. А Европа знаете, что говорит? Мы вам дадим 600 миллионов, только вы снимите 30% пошлины на металлолом и давайте кругляк.  Когда у страны тяжелейшая ситуация и туманная перспектива, любая страна говорит своему народу, как сказал Рузвельт: выживаем как можем, помогаем только тем, кто не может двигаться.

— Павел Розенко заявил, что в стране существует около 800 тысяч «спящих физлиц» – предпринимателей, которые не занимаются предпринимательской деятельностью. Вы согласны с такой оценкой?

– Они им мешают? Они у них кушать забирают? Розенко румяный, он на служебном авто, он дико оправдывался за дом, который никогда не может соответствовать его доходам, потому что он никогда не был в бизнесе. Он всегда был удобный, сладкий функционер.  Розенко никогда не мог встать на Кабмине и сказать: этого не будет, потому что это неправда, это не прошло правительственный комитет.

Любите народ – отпустите на свободу. Что вы громите эти МАФы? Вы можете взамен предоставить рабочие места? Неправда. Вы просто чистите быстро. Перед этим все МАФы рассказывают: приходят от депутата Белоцерковца и требуют взятки, причем не оговаривая. Бандиты оговаривают сроки крыш, эти не оговаривают. Люди показывают документы, а это документы при преступном режиме.

Я не против, незаконные должны сносится, но как-то цивилизованно, по решению суда, а не по решению какой-то блатной бригады с боевиками. Ко мне на телепередачу обращаются десятки людей, показывая документы абсолютно законные. Им ищут любой повод, чтобы или получать, или громят. Это закончится кровью. Вот вам отношение к малому бизнесу.

Я не понимаю, почему Совет Безопасности до сих пор не поставил этот вопрос. Когда начнется резня, как началась из-за янтаря, там крышуют все спецслужбы, люди в парламенте, а люди на земле говорят: нам нечего жрать, кроме контрабанды. Все нас грабят, рынок минимум полтора миллиарда долларов. Вы нас грабите и не даете работать на своей земле, кроме как рабами.

— Расскажите о конкурсе на главу Одесской ОГА, в котором вы принимали участие. Этот конкурс вас очень сильно разозлил?

– Он разозлил всю страну, и не только этот. Это самая большая мерзость, которая есть сегодня. Я надеялся, что все-таки президент, увидев мою фамилию и, зная мой опыт, что я в Запорожской области, где «Наша Украина» и Ющенко имели минимальное влияние, сумел всех нацелить на результат, что область с последнего места за два года вышла на первое по 11 показателям социально-экономического развития…

Плюс на конкурсе кроме меня было еще два опытных губернатора – Горбаль, Чижмар. Я шел посмотреть меру цинизма. После этого конкурса я сказал, чтобы эта страна коррупции сгорела, эти чиновники. Это не страна и Родина, это две большие разницы. Вот это они себе выдумали страну из фиктивных конкурсов, где председатель комиссии еще при Кучме носил рыбу с пивом в баню. Он никто, он удобный. Он поработал при Диме Табачнике, образованном человеке, он никакой. Он выполняет команды. Сейчас такие востребованы.

Этот конкурс просто подчеркнул мне, что страны больше нет. Это пишет Суслов. Это пишут все. Страны нет, она разложена. Я в проекте за штаны, за шиворот хватаю молодежь, которая уезжает в Америку, в Польшу, в Беларусь, потому что «тоталитарный бацька» создал бизнес-инкубаторы.  Я хочу оставить это, чтобы в стране остался генофонд, а не одни Тани Чорновол. И меня судят?

В стране должно что-то измениться. Страна в таком состоянии, столько врать народу, существовать не может. Это не только мой вердикт, вердикт людей намного более. Это было оскорбление.  Президент – мой соратник. Он знает мои сильные и слабые стороны. На всех пяти должностях высших. Мы очень много лет дружили семьями, я хоронил его маму. Понимаете, он знал, кто на конкурсе.  И гинеколог оказался более нужен стране. Честь имею, господа.

Президента я всегда поддерживаю, потому что он, как в том анекдоте Коломойского, что жизнь – это супермаркет, бери, что хочешь, только касса впереди. Я желаю искренне здоровья, чтобы он это все выдержал. Потому что он в итоге за все в ответе.

Я говорю абсолютно искренне. А народу я желаю стойкости. Великий народ, с самыми красивыми женщинами, самый умный, с самым мелодичным языком, который неправильно насаждают тоже, что вызывает конфликт и сопротивление. Я желаю нам просто разума.  Я хочу, чтобы украинский народ и мы все имели гордость и принимали решения разумом. Сердцем – когда защищаем родину. Но говорили «Нет войне», когда цинично одни гибнут, а другие наживаются.

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: