Фрунзик  Мкртчян. Символ  Армении Или трагедия смешного человека  

 Народный артист Армянской ССР, народный артист СССР Фрунзе (Мгер) Мушегович Мкртчян (1930-1993) был не просто народным любимцем. Он стал настоящим символом Армении. В кабинетах местных начальников, наравне с портретами руководителей партии и государства, висел и портрет актера Мкртчяна. Фрунзе, или как его еще называли Фрунзик, мечтал о трагических ролях, но ему доставались комедийные («Кавказская пленница, или новые приключения Шурика» (1966), «Мимино» (1977), «Суета сует» (1978), «Одиноким предоставляется общежитие» (1984). Может быть поэтому его герои всегда получались такими печальными. Актер снялся в трех десятках фильмов в основном в эпизодических ролях. Однако многие фразы, произносимые его персонажами, стали крылатыми, их повторяла вся страна.

   Живая легенда

4 июля ему исполнилось бы 87 лет. В Армении Мкртчян — настоящий национальный герой. На одном из центральных проспектов Еревана стоит огромный портрет, с которого на прохожих с грустной улыбкой смотрит этот самый, пожалуй, известный и обожаемый всеми армянин. Кстати, сами армяне своего любимца называют иначе — Мгером.

«Вообще-то родители назвали своего первенца Фрунзиком, — рассказывает брат актера Альберт Мкртчян. — Наверное, в честь советского военачальника Михаила Фрунзе. В тридцатых годах армян обвиняли в национализме, вот они и стали давать детям странные имена.

   Появились Роберты, Альберты, Фрунзики. А когда много лет спустя Театр им. Сандукяна, в котором работал брат, гастролировал по Ливану, местные армяне назвали его Мгером. Это библейское имя, которое в переводе обозначает Солнце».

Сегодня брат Фрунзика Альберт Мушегович — художественный руководитель Ереванского театра им. Мгера Мкртчяна. На здании театра — мемориальная доска с барельефом в виде знаменитого профиля актера. Фрунзик никогда не переживал из-за своей внешности.

Тем более что сам ничего необычного в ней не видел. А о своем выдающемся во всех отношениях носе даже придумывал анекдоты. Когда Мкртчяна приглашали выступать за деньги на различных пирушках, он категорически отказывался, смеясь, по его собственным словам, прямо в нос приглашающему.

«Нет, брат никогда не стеснялся своей внешности, — смеется Альберт. — А глядя на тех, кого природа не наделила таким же носом, как у него, всегда удивлялся. А потом, у всех армян такие носы. У меня, что, не такой разве?»

Мкртчян-младший пусть и не как две капли воды, но очень похож на Фрунзика. По профессии Альберт Мушегович — кинорежиссер, окончил ВГИК. Кстати, в своей дипломной работе Альберт снял брата.

«Фильм назывался «Фотография» и длился всего 15 минут, — говорит он. — Я дал ему роль отца, сын которого погиб на войне. Фрунзик сумел заставить зрителей первые 10 минут умирать от смеха, а последние пять — плакать».

  Фрунзик Мкртчян стал легендой уже при жизни. Говорят, у актера даже было два паспорта — один официальный, а другой — подарок друзей, в котором так и было написано — «Мгер Мкртчян». Хотя паспорт народному кумиру был без надобности.

Когда вместе с Вахтангом Кикабидзе и Георгием Данелия Фрунзик отправился в Кремль получать Государственную премию за фильм «Мимино», охранники потребовали у них предъявить документы. На что Мкртчян с укоризненной улыбкой ответил: «Разве иностранные шпионы в Кремль без документов ходят?» Разумеется, лауреатов пропустили без досмотра.

А однажды вместе с друзьями Мкртчян отправился навестить арестованного товарища. Оставив друзей в ресторане, Фрунзик на несколько минут отлучился и появился уже… в компании арестованного и начальника СИЗО.

Не нуждался Мкртчян и в деньгах. «Мне совсем недавно рассказали такую историю, — продолжает Альберт Мкртчян. — Как-то Фрунзику неожиданно пришла в голову идея слетать в Сочи. Он вообще был спонтанным человеком — мог сидеть-сидеть, а потом подхватиться и отправиться на другой конец Советского Союза.

Так и в тот раз, взяв с собой друга, Фрунзик уже через несколько часов был в Сочи. В кармане у него была 1000 рублей. Отдохнув на курорте и погуляв в ресторанах, друзья вернулись в Ереван. В кармане у Фрунзика по-прежнему лежала тысяча рублей».

   Популярность у Мкртчяна была фантастическая. Как-то, уже после выхода на экраны фильма Георгия Данелия «Мимино», Фрунзик на несколько дней прилетел в Москву. Вместе с братом они торопились на важную встречу, и Фрунзик предложил добраться на нее на метро.

«Мы еле-еле втиснулись в вагон, — вспоминает Альберт. — Народу — не протолкнуться: кто читает, кто дремлет. Однако уже через тридцать секунд, после того как Фрунзик оказался в вагоне, все принялись аплодировать. Брату стало неловко, и на следующей станции мы вышли.

Его любили не только в Москве и городах Советского Союза. У меня хранится статья из газеты «Нью-Йорк таймс». «Пять минут молчания Мгера Мкртчяна» называется. Дело в том, что на одном из его выступлений в Америке больше половины зала составляли американцы, которые не говорили ни по-русски, ни по-армянски.

Тогда брат вышел на авансцену и пять минут молча стоял и смотрел в зал. Публика от хохота сползала со своих кресел на пол. А Фрунзик еще раз окинул их взглядом, поклонился и ушел».

Мамин любимчик

С ДЕТСТВА Фрунзик прекрасно рисовал. Однако ни о какой другой профессии, кроме актерской, не думал. Он родился в Ленинакане, родители — Мушег и Санам — работали на местном текстильном комбинате. «Наши отец и мать были детьми геноцида, — рассказывает Альберт Мкртчян.

— Им было по 5 лет, когда их нашли буквально на дороге и поместили в один детский дом. Они вместе выросли, поженились и в 24-м году, когда открылся один из крупнейших в Советском Союзе текстильный комбинат, устроились туда на работу. При комбинате был клуб, в самодеятельном кружке которого играл Фрунзик».

Квартира Мкртчянов была на втором этаже. На лестничной клетке десятилетний Фрунзик вешал занавес и устраивал перед расположившейся на лестнице детворой моноспектакли. Когда после одного из представлений он вышел на поклоны, то с удивлением заметил, что публики стало больше — маленькие зрители сидели на коленях у своих родителей, которые самозабвенно аплодировали маленькому гению.

В том, что мальчик одарен чрезвычайно, уже тогда не сомневался никто. В Ереване до сих пор с восхищением рассказывают, как 17-летний Мкртчян играл роль 80-летнего старика и никто не мог узнать в согбенном старце парня с рабочей окраины.

«Театральный триумф начался у Фрунзика с его первых же ролей, — говорит Альберт Мкртчян. — Будучи студентом второго курса театрального института, он получил приглашение в Театр им. Сандукяна на роль Эзопа, которую должен был играть в паре со своим педагогом. После первого спектакля учитель подошел к Фрунзику, поцеловал его и уступил роль.

Кого он потом только не играл в театре, начиная от царя Гвидона и заканчивая Сирано де Бержераком. Кино его тоже сразу полюбило. Считал ли Фрунзик себя реализованным? Нет, конечно. Только дурак будет так думать.

Отец не дожил до славы сына. А вот мама успела. Она очень любила Фрунзика. Мы — я и наши две сестры — даже обижались на нее. Но мама говорила, что мы и без того боевые, а вот Фрунзик — беспомощный. Когда брат был уже очень популярен, он приезжал домой, вставал под душ и звал маму. Она приходила и мыла его. Была такая музыка матери и сына».

По-настоящему суперзвездой Фрунзик стал после роли водителя Хачикяна в фильме Данелии «Мимино».

Кстати, массу смешных реплик, ставших поистине народными («Такие вопросы задаете, что неудобно отвечать даже», «О чем эти «Жигули» думают?», «Я вам один умный вещь скажу, но только вы не обижайтесь» и другие), Фрунзик придумал сам. Сцена допроса свидетеля Хачикяна в суде — абсолютная импровизация актера.

По предложению Мкртчяна режиссер снял эпизод, в котором герои Фрунзика и Кикабидзе оказывались в одном лифте вместе с двумя китайцами. И один китаец говорил другому: «Как же эти русские похожи друг на друга». По требованию цензуры эпизод из картины пришлось вырезать.

Запомнились съемки «Мимино» и неприятными моментами — Мкртчян начал сильно пить. Несколько раз съемки приходилось отменять. В конце концов Данелия поставил перед Фрунзиком жесткое условие — либо алкоголь, либо кино. Несколько дней Мкртчян не притрагивался к спиртному. А потом пришел к режиссеру и грустно сказал: «Я понял, почему миром правят бездарности. Они не пьют и с самого утра начинают заниматься своей карьерой».

Народный депутат

НЕСМОТРЯ на всеобщее обожание, в личной жизни Фрунзик был несчастлив. После непродолжительного первого брака он встретил удивительно красивую студентку театрального института Дамиру. Как и все женщины, она не устояла перед обаянием Фрунзика и в скором времени стала его женой.    У пары родилось двое детей — сын Вазген и дочь Нунэ. Актер их обожал, из каждой поездки привозил массу игрушек. Но чаще всего он тут же отнимал их у детей и начинал играть сам.

«Ему все было интересно, — говорит Альберт. — Как устроены, например, игрушечные голуби, которые взлетают в небо и потом возвращаются к тебе в руки. Фрунзик разбирал их, пытаясь понять устройство механизма. И, разумеется, потом не мог собрать обратно.    Он до конца жизни чему-нибудь удивлялся. Не мог, например, понять, как работает телевизор. Как это фильм из Америки доходит до Еревана. Разбирал приемник, раскручивал все, а потом даже мастер не мог ничего починить».

Дамира всюду сопровождала мужа. В «Кавказской пленнице» она сыграла жену водителя товарища Саахова, которая печально рассказывает герою Юрия Никулина о местных обычаях — похищении невест.

С каждым днем поведение Дамиры становилось все более и более странным. Она устраивала мужу жуткие сцены ревности. Наконец, Фрунзик не выдержал и по совету друзей обратился к врачам. Приговор медиков оказался страшным — шизофрения. Когда усилия местных специалистов оказались бессильны, Дамиру отправили в психиатрическую клинику во Франции.

Личная жизнь Фрунзика со временем вроде начала налаживаться. Он познакомился с очаровательной женщиной. Тамара была дочерью председателя Союза писателей Армении Оганесяна.

Рассказывают, что, когда актер в очередной раз отправился в загс, один из друзей пожурил его, мол, не зачастил ли он в это учреждение. На что Фрунзик со свойственным ему юмором ответил: «Чаплин вообще раз восемь женился. Я что, хуже?» Увы, но и этот брак не принес Мкртчяну счастья.

«Был ли он замкнутым человеком? — рассуждает Альберт Мушегович. — Нет, он же жил среди людей. И в то же время жил один. Однажды его спросили, почему он один ходит по ночным улицам, Фрунзик удивился: «Почему один? Кошки ходят, собаки. Так что я не один».

Он был удивительно тонким и добрым человеком. Даже чересчур добрым. Все имели к нему претензии, а он ни к кому их не имел. Фрунзик был настоящим народным депутатом, неофициальным, разумеется. Помог тысячам людей. Ему же никто не мог отказать…»

Дочь Нунэ к этому времени вышла замуж и уехала с мужем в Аргентину. Смыслом жизни Фрунзика стал сын Вазген. Однако поведение юноши тоже стало настораживать отца. Вазгена показывали лучшим врачам-психиатрам, которые, увы, ничего не смогли сделать.

Мальчику по наследству передалась психическая болезнь матери. Рассказывают, что, когда Вазгена на какое-то время поместили в ту же французскую клинику, где находилась Динара, они даже не узнали друг друга.

В последние годы жизни Фрунзик отказался от кино, сосредоточив все силы на создании своего театра. «28 декабря 1993 года я весь день провел у него дома, — рассказывает Альберт Мкртчян.

— Мы сидели, разговаривали об искусстве. Фрунзика интересовало только это. Помню, он в очередной раз поставил кассету с «Адажио» Альбиони, которое собирался использовать в своем следующем спектакле.

Потом я уложил его спать и на несколько часов поехал домой. Было пять вечера. Добравшись до дома, я тут же принялся названивать Фрунзику — у меня было какое-то недоброе предчувствие. Мы вообще с ним очень чувствовали друг друга.

Помню, я как-то в четыре утра вдруг проснулся и тут же набрал номер брата. Он тогда был в Москве, снимался в «Мимино». После первого же гудка он поднял трубку. «Ты чего не спишь?» — спрашиваю. «Какое там, — отвечает, — рядом со мной только что человек умер».

Так и в тот день я пытался дозвониться до него. Хотя и понимал, что это невозможно: телефон Фрунзика был неисправен, и с него можно было только звонить, а не принимать звонки. А в семь вечера мне позвонили и сказали, что Фрунзика больше нет. Ему стало плохо, и «скорая» уже ничего не могла сделать. Инфаркт. Ему было 63 года…

Поначалу правительство хотело перенести похороны на 2 января. Но я не согласился. Армения прощалась с братом 31 декабря. До пантеона, где находится его могила, за гробом шли тысячи людей.

Сейчас из брата начинают делать легенду, расказывая то, чего не было. Говорят, что его здоровье подорвала гибель в автокатастрофе дочери. На самом деле Нунэ умерла через пять лет после того, как не стало Фрунзика.

У нее была опухоль матки, ей сделали удачную операцию. Нунэ сидела в своей палате вместе с мужем, и у нее оторвался тромб. Вазгена после смерти брата я усыновил. Но в прошлом году его тоже не стало. Цирроз печени. 33 года ему было.

Трагичная ли была у Фрунзика жизнь? А у какого большого художника жизнь не трагична? Это, наверное, плата за тот талант, которым их наградил Господь. Фрунзик, конечно, понимал, какой он актер.

Но никогда не показывал это. Потому что он был Человек с большой буквы, как писал обожаемый им Горький. Кто после него остался? Народ, который его обожает. Я остался, наша младшая сестра, наши внуки. Так что род Мкртчянов продолжается. Кто-нибудь из него обязательно будет таким же талантливым, как Фрунзик». http://www.aif.ru/archive/1684801

Солнце – так  называли  его  друзья

Его улыбка была неотразимой, актерское дарование блистательным, а огромный нос всегда становился предметом внимания острословов. Легкий, ироничный и внешне абсолютно беззаботный человек, к тому же баловень судьбы: немногим советским актерам выпала такая слава. Фрунзик  Мкртчян казался олицетворением абсолютного успеха. Кому еще все милиционеры Еревана козыряли на улицах, а гаишники закрывали глаза, если кумир был за рулем, мягко говоря, не кристально трезв? Кому еще в магазинах или на рынке давали все что угодно, не требуя платы? Его друзья шутили: вот он, коммунизм для отдельно взятого человека. Фрунзику не надо было ни паспорта, ни денег, ни прописки. Его и так все знают, обожают безмерно и носят на руках.

После выхода комедии Гайдая «Кавказская пленница» малоизвестный в масштабах страны ереванский артист Фрунзе Мкртчян проснулся знаменитым. После фильма Данелия «Мимино» – стал любимцем миллионов кинозрителей. О его таланте писали лучшие критики: какая пластика, какое обаяние! Друзья говорили ему: ты самый известный армянин в Советском Союзе. Зрители, конечно, помнили его и по другим картинам, но главной киноролью в судьбе артиста стал шофер Хачикян – трогательный, добрый чудак из «Мимино». В памяти миллионов Мкртчян таким и остался: смешным и колоритным восточным комиком.

Но только самые близкие люди знали о другой жизни Фрунзика. В ней были мечты о совсем иных ролях, несбывшиеся надежды и тяжелые запои. Солнце – так называли его друзья. Он отвечал: если солнце, то очень грустное. Только самые близкие люди знали: между актерскими образами Фрунзе Мкртчяна и его личной судьбой – пропасть. Блестящий комик на экране, в жизни он – персонаж трагический. Его отец пил горькую и бил сына нещадно. Сверстники издевались над слабым, низкорослым мальчишкой. Мало кто знает, что даже во времена своей невероятной славы Мкртчян в жизни был угрюм, неразговорчив и редко улыбался.

Тяжелейшее психическое заболевание жены Донары передалось их сыну Вааку, и этот недуг был неизлечим, а дочь Мкртчяна Нунэ погибла в автокатастрофе. Знаменитый актер и жил, и работал в театре, снимался в состоянии жесточайшей депрессии, которую пытался гасить алкоголем. После двух-трех знаковых ролей в кино его приглашать стали редко: запойный актер – беда. Но об этой темной стороне «Солнца» зрители не знали, Фрунзе Мкртчян всегда был для них истинным кумиром – иногда смешным, иногда грустным, но всегда очень понятным. Оглушительная слава не испортила характера Фрунзика, он был абсолютно лишен звездности, стеснялся здравиц и дифирамбов в свой адрес. Перед ним открывались двери самых высоких кабинетов, однако он редко просил за себя, и часто – за других, иногда совсем незнакомых людей.

http://www.frunzik.com/tragedy

Грустный смешной Фрунзик Мкртчян

Любимому артисту миллионов сегодня должно было исполниться 87лет. Он был смешной. Его огромный нос, его невысокий рост, его манера говорить смешили всех. Однажды он вышел на сцену и несколько минут просто стоял, а потом поклонился и ушёл. А зритель все это время заливался в хохоте. Даже то, что почти все называли его не Фрунзе, а Фрунзик, вызывало добрую улыбку.

Часто ли смеялся сам Фрунзик Мкртчян? Возможно, в далёком детстве он заливался смехом. Наверняка смеялся он, когда устраивал детские театральные представления для своих домашних и соседей, смеялся, когда смотрел фильмы со своим любимым Чарли Чаплином, смеялся, когда смешил людей. И уж в этом он был настоящий профи, истинный актёр.

Правда, актёром Фрунзик Мкртчян стал не сразу. Он родился в 1930 году в простой трудовой семье. Мама — посудомойка, отец — табельщик, но мальчик грезил творчеством. Правда, пришлось на время Фрунзику всё же спуститься с небес на землю, когда отца арестовали за кражу на комбинате. Мкртчян-старший пытался вынести отрез ткани, чтобы продать его и купить на вырученные деньги хоть какую-то еду для семьи. Но голодного злоумышленника быстро поймали, осудили и отправили в заключение на долгих 10 лет. В университеты дорога Фрунзику была закрыта, пришлось идти вкалывать на завод. Диплом об окончании Ереванского театрально-художественного института Мкртчян получил только в 1956 году.

Друзья актёра вспоминали, как он удивительно иронично рассказывал про свой вскоре состоявшийся первый дебют в кино. Фрунзика тогда пригласил на роль сам Александр Роу в свою картину «Тайна озера Севан». У Мкртчяна была простая задача — всего-навсего убрать мешающий на дороге камень. Фрунзик исполнил роль идеально. Правда, режиссёр решил, что его в кадре слишком много, и так порезал эпизод, что от Фрунзика Мкртчяна в фильме осталась только одна нога.

Несмотря на такую фильмографию, комедийный талант Фрунзика Мкртчяна вмиг разглядел Георгий Данелия. Он пригласил актёра сначала в свою комедию «Тридцать три», а затем — в «Мимино». Мкртчян очень любил роль шофёра Хачикяна, ведь на съёмках Данелия позволял ему то, чего не позволял другим. Мкртчян был настоящим заводилой, тамадой. Сам придумывал себе эпизоды, сочинял шутки, устраивал мизансцены. Это ведь именно Фрунзик сочинил крылатую фразу: «Я к нему такой личный неприязнь испытываю, что кушать не могу». Он импровизировал так, что животы от смеха надрывались у всей съёмочной группы.

Надо ли говорить, что Фрунзик импровизировал и на сцене, и в кино, и в жизни. Среди киношников давно из уст в уста переходит рассказ о том, как актёр Фрунзик Мкртчян съездил в Сочи с другом. Всё было: билеты на ближайший самолёт, отличная гостиница, развлечения, лучшая еда. А Фрунзик как выехал из дома на курорт с тысячей рублей в кошельке, так с этой тысячей и вернулся. Когда молодые коллеги интересовались: «Как же удалось?», Фрунзик улыбался загадочней Моны Лизы, разводил руками и делал такое лицо, что окружающие снова покатывались со смеху. Но смеялся ли сам Фрунзик Мкртчян? Нет, наедине с самим собой Фрунзе Мкртчян всё больше грустил.

Между двумя работами у Данелии Мкртчян успел побывать на съёмочной площадке «Кавказской пленницы» Гайдая, где исполнил роль дяди главной героини Нины. А его жену сыграла… его жена, красавица Данара Мкртчян. Фрунзик безумно любил супругу, подарившую ему сына и дочку, поэтому был счастлив, когда Данелия предложил ей роль. Но счастье быстро закончилось. Вскоре после съёмок Данару как подменили. Она стала устраивать Фрунзику скандал за скандалом, кричала, что у него в каждом городе по любовнице, делала невыносимым каждый день, проведённый дома.

Мкртчяну посоветовали хорошего психолога. Он-то и подсказал актёру, что дело вовсе не в мнимых любовницах, не в безумной ревности жены, а в её психическом недуге. Врачи диагностировали у Данары шизофрению. С тех пор, благодаря Фрунзику, его супругу наблюдали лучшие специалисты, женщину отвезли в клинику во Франции, но вылечить её никто не мог. Через некоторое время стало ясно, что страшная неизлечимая болезнь передалась от матери сыну… Эта новость добила Фрунзика. Коллеги говорят, что после этих врачебных «приговоров» двум родным любимым людям Фрунзик стал реже бывать на публике. Нет, когда его встречали друзья, он как-то улыбался, смешно шутил, но сам больше не смеялся.

Как-то Фрунзика Мкртчяна спросили: «Почему же ты постоянно бродишь по улицам по ночам совершенно один?». Фрунзик всё так же загадочно улыбнулся, посмотрел своими грустными глазами на вопрошавшего и ответил: «Разве я один? Кошки и собаки ведь тоже бродят».

Его ненадолго встряхнул и «разбудил» новый проект — Фрунзику предложили создать собственный театр в Ереване. Но новому детищу предстояло жить без своего создателя. В 1993 году, за два дня до Нового года, сердце Фрунзика Мкртчяна остановилось. Говорят, в ночь с 31 декабря на 1 января вся мировая армянская диаспора отстояла минуту молчания в память о таком смешном, таком грустном и таком талантливом актёре Фрунзике Мкртчяне.

Источник: http://fishki.net/1588029-grustnyj-smeshnoj-frunzik-mkrtchjan.html © Fishki.net

По  материалам  интернета  подготовил  Николай  Зубашенко

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: