ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Операция «Вор» —  хитроумная комбинация насилия и дипломатии. Первое спецзадание разведки нового государства Израиль

Posted by operkor на Август 4, 2017

Начало ее было положено за несколько месяцев до объявления независимости Израиля. В феврале 1948 г. швейцарский самолет вылетел из Тель-Авива, имея на борту среди прочих двух пассажиров — один из них был представителем Рэхеша, второй — Сирии. Они ничего друг о друге не знали. Но задание у обоих было одно и то же — купить в Чехословакии оружие. Вскоре Эхуд Авриель, агент Рэхеша, заметил, что во всех его поездках по Чехословакии от одного военно-промышленного предприятия к другому кто-то следует за ним по пятам. Он известил об этом свое начальство.

Довольно быстро было установлено, что это капитан сирийской армии Абдул Азиз Керин, который должен был приобрести в Чехословакии новейшее оружие для своей армии. В отличие от Израиля, у арабских государств были настоящие армии и даже авиация. Иордания, например, имела превосходное английское оружие и располагала также английскими офицерами. Египет удовлетворил свои военные потребности из запасов Британской армии, оставшихся после войны в пустыне. Во всех войнах между арабами и израильтянами, у арабов всегда было преимущество в численности войск и в вооружении. Но в 1948 г. эта диспропорция так выросла, что победа израильтян граничила поистине с чудом.

По тем временам закупки, которые производил Керин, были скромными, но для Хаганы и такое пополнение ее скудных запасов могло оказаться решающим. Керин купил шесть тысяч винтовок, восемь миллионов патронов для легкого стрелкового оружия, а также ручные гранаты и другую взрывчатку — в количестве, достаточном для вооружения трех полноценных сирийских пехотных батальонов, способных опустошить плохо защищенные северные еврейские поселения и открыть сирийцам дорогу для атаки широким фронтом на равнинах Галилеи.

Бен-Гурион, будущий премьер-министр Израиля, получив эти сведения от Шаула Авигура, ни минуты не колебался. Ему было ясно, что оружие, купленное Керином, представляет собой реальную угрозу для территориальной целостности Израиля. Этот арсенал может сыграть немалую роль в войне и стать решающим фактором в вопросе о существовании Израиля.

Операция «Вор» была начата. Задание состояло в том, чтобы не допустить прибытия оружия, закупленного Керином, к месту назначения. Чехи погрузили оружие на старое грузовое судно «Лино», приписанное к итальянскому порту. Судно уже находилось в открытом море. Никто не имел ни малейшего представления о том, как его задержать.

Вначале была введена в действие группа, состоящая из нескольких транспортных самолетов, которые находились в Италии. В состав этого странного авиационного соединения входили несколько «Энсонов», а также «Куртис С-46 Коммандос», все приписанные к панамским базам. Ни у одного из них не было бомбометателей. Поэтому было решено, что они полетят на небольшой высоте и, увидев «Лино», выбросят самодельную бомбу через открытую дверцу в самолете. Возникли естественные опасения, что так изготовленная бомба может взорваться преждевременно. Тем не менее, эти необыкновенные бомбардировщики отправились в полет и начали вести поиск «Лино» в адриатических водах.

Один из командиров Хаганы, бородатый Муня Мардор, который работал в Европе по заданиям Авигура, предложил другой план. Он считал, что Рэхеш должен послать свое судно, которое либо захватит «Лино», либо взорвет его. Но этот план не выдерживал критики: все суда, принадлежащие Рэхешу, не только не превосходили «Лино» по размерам, но и уступали ему по скорости хода. Хотя «Лино» был старой консервной банкой, все-таки трудно было предположить, что ее удастся догнать, а, догнав, выиграть морское сражение. Предложение Мардора было отвергнуто.

Палестинские евреи и сами в то время не знали, что владеют подразделением бомбардировщиков, которое находится уже на задании. Никак нельзя было допустить, чтобы «Лино» достиг порта своего назначения. Ради этого стоило пойти на любой риск.

В течение трех дней пилоты странной воздушной эскадрильи, боевые летчики, участники второй мировой войны, люди разных национальностей, летали над Адриатическим морем. Но безуспешно.

Шаул Авигур в Женеве грыз в нетерпении ногти и отсылал самолеты на то же задание после каждого телефонного звонка, извещающего его об очередной неудаче.

Все выяснилось 30 марта, после того, как Шаул Авигур сообщил Мардору, что по неизвестным причинам «Лино» пришел в порт в Югославии. На следующий день Мардор получил из Югославии телеграмму:

КОРЗИНА С ПРОДУКТАМИ ОТЧАЛИЛА УТРОМ В ПЯТЬ ТОЧКА НАЗВАНИЕ «ЛИНО» ТОЧКА ФЛАГ ИТАЛЬЯНСКИЙ ТОЧКА СКОРОСТЬ ШЕСТЬ УЗЛОВ КОМАНДА СЕМЬ ЧЕЛОВЕК ШКИПЕР ВИЗОЛО ПЬЕТРО ТОЧКА ЕСЛИ ХОРОШАЯ ПОГОДА КУРС ЧЕРЕЗ ПРОЛИВ ОТРАНТО И КИПР ЕСЛИ ПЛОХАЯ МИМО КАПО САПИЕНТЕ КАК И В СЛУЧАЕ НЕИСПРАВНОСТИ ДВИГАТЕЛЯ ТОЧКА НАЗНАЧЕНИЕ БЕЙРУТ

«Лино» был опять на плаву, и воздушные силы Авигура приготовились к новым вылетам.

На этот раз помешала погода. 1 апреля свирепствовал такой силы шторм, что летчики вылететь не могли и сообщили об этом Мардору. Мардор признался Авигуру, что ему вся эта затея с воздушным рейдом не по душе и что он подготовил другой план: у итальянского побережья зафрахтовал яхту, способную развивать скорость от четырнадцати до семнадцати узлов в час. На этой яхте можно обогнать «Лино». Мардор уже подобрал и команду — группу мужчин — работников Хаганы в Италии.

В тот момент, когда поступила новая информация, яхта была готова к отплытию. В сообщении говорилось, что на «Лино» испортился двигатель и к тому же из-за плохой погоды капитан вынужден был зайти в маленький порт Мольфетту на юге Италии. Израильтянам повезло. В гавани небольшая группа из нескольких решительно настроенных профессионалов могла взорвать «Лино». Для осуществления такой операции не так уж много требовалось: изобретательность и мужество.

Изобретательность обнаружила молодая красивая Ада Серени, вдова одного из прославленных героев Хаганы Энцио Серени, погибшего в Дахау после того, как англичане забросили его в тыл к немцам в Италии. Ада Серени работала на Авигура в Италии. Она организовала простую, но достаточно эффективную операцию по дезинформации. В это время в Италии проходили всеобщие выборы. Атмосфера была накаленной. Христианские демократы и коммунисты выдвигали дикие обвинения друг против друга. Каждая из партий подозревала другую в подготовке вооруженного восстания.

Ада Серени сообщила одному из своих друзей в редакции газеты христианских демократов, что коммунисты выгружают оружие. В Мольфетту, сказала она, пришел пароход с грузом винтовок и боеприпасов. В течение последующих двенадцати часов эта новость появилась на первых полосах всех итальянских газет. Правительство опасалось наступления коммунистов. Коммунисты немедленно назвали выдвинутые против них обвинения провокацией. Они утверждали, что оружие предназначалось для правых партий, которые, мол, предполагали силой подавить сопротивление коммунистов. Это было великолепно! Правительство испугалось коммунистов. То же правительство боялось и своих оппонентов. Выхода не было — бедный капитан Пьетро и его команда были взяты под арест.

4 апреля пароход был выведен на буксире из Мольфетты, препровожден в Бари и поставлен в военной гавани под строжайшее наблюдение. Цель была, таким образом, подготовлена.

Муне Мардору было поручено потопить «Лино» на месте — в гавани. Главным его помощником был лейтенант Иосиф Дрор, который в эту операцию был вовлечен уже ранее. Это он изготовил капсулы для примитивных бомб, которые предполагалось использовать на «бомбардировщиках» Шаула Авигура. Дрор, один из лучших подрывников в организации Пальмах, привлек к этой работе еще двоих саперов.

Времени было в обрез. Капитан парохода все объяснит властям: владельцы груза сирийцы, и «Лино» зашел в итальянский порт только из-за неисправности двигателей и плохой погоды. Итальянские официальные лица будут стремиться разрядить обстановку, создавшуюся вокруг дела с этим пароходом, и через каких-нибудь двадцать четыре часа получат подтверждение версии событий, выдвинутой капитаном. Судно будет освобождено из-под ареста и отправится в путь.

Иосселе (подпольное имя Дрора), двое саперов из Пальмаха и радиооператор подготовили грузовик, который можно было выдать за американский, используемый для опрыскивания сельскохозяйственных культур. Теперь дезинформация Ады Серени работала против них. Это был хорошо известный обратный эффект (бумеранг), от которого часто страдали подобные операции.

Итальянская полиция, опасаясь вооруженных конфликтов, приняла все меры предосторожности. По всей стране на дорогах были организованы заставы, все машины проверялись. Искали подозрительные грузы. Груз Иосселе не мог не вызвать подозрений. В цистерну с надписью ДДТ он поместил взрывчатку и все необходимое для установки мин под водой. Под брезентом, кроме того, были спрятаны радиопередатчик, приемник и маленькая складная лодка.

В Риме Мардор был занят изменением своей внешности. Он ни в коем случае не должен был походить на израильтянина. В эти тревожные недели, перед получением статуса независимого государства, Израиль не мог себе позволить впутаться в сомнительные истории на международной арене.

6 апреля до израильтян дошли слухи, что Англия оказывает давление на итальянские власти, добиваясь освобождения парохода. Но независимо от того, соответствовали эти слухи действительности или нет, напряжение и так достигло пика.

Иосселе, прибывший благополучно в Бари, писал своему коллеге в Рим: «Ради Бога, медлить нельзя. Птица в любой момент может улететь. Похоже, что у начальников зады свинцовые и им трудно сдвинуться с места. Чисто технически эту работу можно сделать не позднее чем завтра вечером. Иначе — шанс будет упущен. Потомки этой ошибки нам не простят».

Мардор, о котором, надо полагать, и шла речь в письме Иосселе, выехал в Бари с набором прекрасных документов, утверждающих, что он еврейский эмигрант, бежавший из оккупированной Европы. Из Рима он выехал седьмого числа и восьмого прибыл в гостиницу для эмигрантов, где уже жили Иосселе и его команда. Иосселе успел обследовать гавань и разработать план, сам по себе достаточно простой и поэтому приемлемый, но чреватый неприятными неожиданностями.

Вкратце он сводился к следующему. Иосселе и его друзья, выдающие себя за туристов, арендуют лодку. Затем, надев купальные костюмы, подплывают к входу в гавань, стараясь не попадать в свет прожекторов, ныряют, устанавливают мину, выплывают, садятся в лодку и направляются к берегу. Этот полудетский план явился результатом не оставлявшей их ни на минуту тревоги, которая усилилась, когда английский эскадренный миноносец стал на якорь в гавани рядом с «Лино». Подозрительность, которую вызывали у израильских евреев любые действия англичан только усиливала эту тревогу.

В ретроспективе становится ясным, что на британском корабле ничего не знали о маленьком итальянском судне и интереса к нему не проявляли.

Мардор отправил Авигуру в Женеву телеграмму:

ТОВАРЫ НАХОДЯТСЯ ПО СОСЕДСТВУ С БЫСТРОХОДНЫМ СУДНОМ НЕГОДЯЕВ ТОЧКА ПО СВЕДЕНИЯМ ОТ ДИ КНИГИ БУДУТ ИЗВЛЕЧЕНЫ ИЗ БИБЛИОТЕКИ НА СВЕЖИЙ ВОЗДУХ ДЛЯ ПРОВЕРКИ И ПОДСЧЕТА СЕГОДНЯ ТОЧКА НАДО ВЫЯСНИТЬ ЧЕРЕЗ ДИ ЧТО ЭТО ЕДИНСТВЕННАЯ ЦЕЛЬ ТОЧКА РЕШИЛ СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ ЗАНЯТЬСЯ НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ ЧТЕНИЕМ ЕСЛИ КНИГИ ОСТАНУТСЯ В БИБЛИОТЕКЕ

В голове Мардора созревал между тем новый план. После появления английского миноносца Иосселе и Амон Иона, один из старших агентов Хаганы, в течение всей ночи изучали карту гавани. Они обнаружили одно-единственное место, пригодное для их целей. Это было небольшое отверстие в стене, окружающей гавань. Через него можно было спуститься на каменистый берег. В шесть часов утра они уже были готовы проверить свою догадку. Их ожидания не были обмануты. Тем не менее они отдавали себе отчет в том, что риск был огромный. К выбранному месту нужно было доставить резиновую лодку, людей и оборудование, и при этом остаться незамеченными. Если операция удастся, то они смогут проникнуть в военную гавань. Было решено ближайшей ночью осуществить этот план.

В течение всего дня Иосселе и его саперы работали над изготовлением мины. Иосселе испытывал взрывное устройство так: наполнял бутылку серной кислотой, запихивая туда слоями бумагу. На каждой бутылке он отмечал, в котором часу она была перевернута вверх дном, а затем — момент, когда кислота, просочившись сквозь бумагу, попадала на кучку поташа, который помещался под перевернутой бутылкой.

Мина представляла собой водонепроницаемую внутреннюю трубку мотоциклетной шины, начиненной ТНТ. Детонаторы помещались в резиновых контрацептивных колпачках, которые случайно обнаружил у себя один молодой сапер, явно предполагавший использовать их иначе. Колпачки тоже были водонепроницаемыми.

Иосселе в конце концов выяснил все, что ему было нужно касательно взрывателей, сделанных из газетной бумаги. Дело было первостепенной важности. Надо было точно определить, сколько времени им потребуется на то, чтобы установить мину и убраться в безопасное место до того, как произойдет взрыв.

Иосселе объяснял своим коллегам: бутылки с кислотой будут присоединены в опрокинутом состоянии к трубке. Когда кислота просочится сквозь бумагу, она придет в соприкосновением с поташем, в котором будут находиться три мешочка с детонаторами. В результате реакции взаимодействия кислоты с поташем выделится количество тепла, достаточное для того, чтобы активировать детонаторы. Произойдет взрыв ТНТ. Все было совсем просто, но, согласитесь, придумано блестяще.

Ночь наступила, казалось, уж слишком быстро. Нервничая, они поужинали в гостинице. В девять все их снаряжение — резиновая лодка, мина и прочее, были уже в грузовике. Без приключений группа подъехала к отверстию в стене морской гавани на Корсо делла Виттория.

Улица была пустынной. Воздух насыщен мягким вечерним ароматом, таким обычным для средиземноморского побережья. Однако на английском миноносце явно было неспокойно. Прожекторы метались по всей гавани. По палубам сновали матросы. Тем не менее откладывать задуманное и возвращаться в гостиницу было для них немыслимо. Торопясь, они спустили лодку в воду и поплыли, прячась от света прожекторов за другими лодками. Прошло несколько минут. Затем несколько часов. В четыре утра в состоянии полного изнеможения саперы вернулись на берег.

Все это время они находились на расстоянии нескольких метров от «Лино», но не могли пересечь пространство, отделяющее понтон, к которому привязали свою лодку, и «Лино». Их беспокоил свет и суета как на английском миноносце, так и на самом «Лино». Складывалось впечатление, что там их ждут. Вытащив детонаторы из мины, они выбросили ее в море. Иного выхода не было.

На следующий день, 9 апреля, в полночь, группа, запасшись новой миной, которую изготовили таким же способом, как и выброшенную, вновь подплыла к кораблю. На миноносце что-то происходило. Везде горел свет, громко отдавались приказы. Послышались даже выстрелы. Невольно агенты в испуге метнулись к стене, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть.

В 1.30 ночи скорчившимся в резиновой лодке и уже отчаявшимся саперам все наконец стало ясно. Взревела сирена — и миноносец, снявшись с якоря, мягко покачиваясь на волнах, с наполовину включенными двигателями, медленно двинулся к выходу из гавани в море. Англичане ушли. И «Лино» стал легкой добычей.

Иосселе и его команда, без промедления сбросив одежду, нырнули в воду. Им потребовалось всего несколько минут на то, чтобы установить мину и вернуться к лодке. Эти минуты, однако, показались им часами, тем более,  что над их головами слышались шаги часовых по палубе. Никто из маленькой команды не стал дожидаться взрыва. Ясно было, что после взрыва весь район будет оцеплен полицией. Задачей их было, как можно быстрее убраться подальше от места происшествия.

В 4 утра первая капля серной кислоты пришла в соприкосновение с поташем. Через несколько секунд раздался страшный шум. Это взорвалась мина. Менее чем через десять минут «Лино» ушел под воду. Но виновники его гибели были уже далеко. Они ехали в Рим. Об успехе своей экспедиции они узнали только по приезде.

Однако потоплением «Лино» дело не закончилось. Полковник Фуад Мардам, начальник снабжения сирийской армии, тот самый, который отправлял капитана Абдул Азиз Керина в Чехословакию, ворвался в кабинет премьер-министра Джамиля Мардама.

«Это оружие нам жизненно необходимо, — кричал он. — Вы не побеспокоились вовремя известить итальянское правительство о том, что это наш груз. И вот результат — он лежит на дне гавани в Бари, потопленный какой-то политической фракцией. Я настаиваю на том, чтобы итальянское правительство было уведомлено о законности наших притязаний на этот груз. Он должен быть поднят на поверхность и передан нам».

Джамиль Мардам согласился. Фуаду, сказал он, следует самому отправиться в Италию и проследить за выполнением работ по подъему груза, а затем, зафрахтовав судно, доставить его в Дамаск. Экскаваторы уже во всю работали, когда Фуад Мардам прибыл в Бари. Ему было достаточно одного взгляда на хорошо упакованные и покрытые жировой смазкой винтовки, чтобы убедиться в том, что они пригодны к употреблению. Были, однако, неподалеку и другие наблюдатели, которые не слишком этому обрадовались.

С момента потопления «Лино» пришло несколько недель. Израиль получил официальный статус государства. Ада Серени работала теперь в качестве сотрудника израильской разведки. Таким образом, ее собственный статус, как и статус организации, где она состояла на службе, изменился к лучшему. Но израильтяне по-прежнему находились в отчаянном положении. Не допустить прибытия груза с «Лино» в Сирию было для них жизненно важно. Как только Ада узнала о том, что оружие поднимают со дна, она приехала в Бари. То, что она там увидела и услышала, произвело на нее тяжелое впечатление.

Полковник Мардам организовал операцию очень умело. Вытащенные из воды винтовки были тут же, под наблюдением эксперта, вычищены и перенесены на склад. Через своих осведомителей итальянцев Ада узнала, что итальянское правительство признало права Мардама на оружие и оказывало ему всяческое содействие. Дело в том, что выборы были уже позади и официальные лица, не испытывая больше давления со всех сторон, чувствовали себя значительно увереннее.

Итальянцы, сообщила Ада Шаулу Авигуру, принимают все меры предосторожности. Ни они, ни даже полковник Мардам, не подозревали, что затопление судна было делом рук израильтян. Тем не менее груз находился под круглосуточной охраной. Правительство желало, чтобы оружие было доставлено в Сирию и ни в коем случае не попало в руки какой-нибудь воинствующей политической партии. Это в общем означало невозможность осуществления диверсии на месте.

Авигур отреагировал просто: если мы не в состоянии остановить отправку оружия, мы должны перехватить груз в открытом море. Операция «Вор» набирала силу.

Полковник Мардам ничего не подозревал. В его задачи входило не только извлечь винтовки из воды, но и отправить их в Сирию. Сколько-нибудь значительных по размеру торговых судов в распоряжении Сирии не было, и Мардаму не так легко было найти то, что ему требовалось, поскольку торговых судов в мире вообще не хватало. В Бари ему ничего не удалось найти. Наконец, владелец его отеля сообщил, что он знает в Риме агентство, которое может оказаться ему в этом смысле полезным.

Судоходное агентство Менара живо откликнулось на просьбу полковника Мардама. Управляющий агентством предложил, по его словам, идеальный корабль, — старое, но обладающее прекрасными навигационными качествами судно «Арджиро». Мардам не заставил себя уговаривать. Уплатив более миллиона лир, он получил в свое распоряжение 250-тонный, уже вышедший в отставку морской корвет.

Некоторые сопутствующие этому делу обстоятельства остались Мардаму неизвестными. Управляющий отелем в Бари получил кругленькую сумму от Ады Серени за то, что упомянул в разговоре с Мардамом судоходное агентство Менара. Это агентство имело с давних пор деловые связи с Израилем, который еще до завоевания независимости нуждался в судах для самых разнообразных целей — перевозки эмигрантов, транспортировки оружия во время организованной англичанами блокады, а также для экспорта апельсинов и проч.

Перед самым отплытием неожиданно заболели двое членов команды «Арджиро». Но агентство тут же прислало других. Капитану они показались хорошими специалистами. Больше его ничего не заботило.

В конце первой недели августа «Арджиро» отправился из Рима в Бари, где под наблюдением полковника Мардама извлеченное со дна оружие было погружено на борт. Утром 19 августа судно снялось с якоря, держа курс на Александрию. Мардам наблюдал за отплытием. На этом его работа была закончена. Известив об этом Дамаск, он вылетел домой.

Однако, едва земля скрылась из глаз, как на судне начались неприятности: вышли из строя двигатели, которыми ведали двое новых членов команды. Судно лежало в дрейфе среди мертвой зыби Средиземного моря, и лишь вдали виднелась рыбацкая шхуна. Она быстро приближалась к судну. Двое мужчин, находившихся на шхуне, сообщили капитану, что по поручению египетского правительства привезли с собой радиооборудование, с тем, чтобы наладить радиоконтакт с Египтом, главным образом с Александрией. Капитан им поверил и пригласил подняться на борт.

Судьба «Арджиро» была решена. На борту его находились четверо агентов израильской разведки — двое моряков, которые нанялись на судно в Бари, и двое с рыбацкой шхуны. Кроме радиооборудования, они доставили на борт пистолеты и взрывчатку. Через несколько минут малочисленная команда «Арджиро» сдалась на милость победителей. Жертв, естественно, не было. Капитану было в вежливой форме предложено изменить курс на Тель-Авив. Штаб в Израиле был немедленно об этом оповещен. Для этого и был доставлен на «Арджиро» мощный радиопередатчик. На полпути «Арджиро» встретили два израильских корвета. Оружие перенесли, команду и израильских агентов сняли с «Арджиро», а само судно потопили. Через несколько часов маленькая флотилия вошла в Хайфу.

Первая операция специального назначения Израиля была закончена успешно, прошла тайно и без кровопролития. Сирийское оружие попало в Хайфу в результате хитроумной комбинации насилия и дипломатии. Участие Тель-Авива было замаскировано на самых ранних и самых решающих стадиях операции. Капитан, команда и владельцы судна получили щедрую компенсацию. Операцию «Вор» можно считать классической. Но поскольку она не была сопряжена с какими-либо скандальными ситуациями международного характера, израильтяне решили материалы, связанные с ней, не публиковать.

Узнав о том, что оружие от них ускользнуло, сирийцы обрушили свой гнев на злополучного полковника Мардама. Перед Рождеством Фуад Мардам был приговорен к смертной казни.

По материалам Стюарт Стивен — Асы шпионажа

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: