«Ничего не могу с собой поделать, генерала люблю!». Жестокий романс Лидии Руслановой: от Москвы до Магадана

44  года  назад,  21  сентября  1973  года  ушла  из  жизни  легендарная  советская   певица  Лидия  Русланова,  поднявшая  народную  песню  на  уровень  высокого  искусства.  Не  получив  систематического  музыкального  образования,  она  силой  своего  таланта   и  трудолюбия  достигла  вершин  эстрадного  исполнительства,  превратившись  в  одну  из  самых  востребованных  певиц.  Самородок,  во  многом  самоучка  Русланова   имела   особый  талант  к  обучению,  к  впитыванию  всего  лучшего,  что  встречалось  на  ее  пути.  Нет  сомнения,  что  судьба,  творчество  этой  легендарной  личности,  уникальной  певицы  ХХ  столетия  окажется  полезным  для  тех,  кто  мечтает  достичь  вершин  эстрадного  мастерства.

Штрихи  из  биографии.

«Жизнь моя — песня» — назвала свою автобиографическую книгу Лидия Андреевна Русланова. Ее судьба действительно напоминала песню — иногда лирическую, иногда драматическую, а иногда и трагическую — настоящий жестокий романс.

Агаша Лейкина-Горшенина начала петь в четыре года — оставшись сиротой, она вынуждена была просить милостыню — ходить по деревне с холщовой сумкой и напевать частушки. Однажды ее пение услышала и оценила вдова крупного чиновника и решила устроить девочку в лучший в Саратове приют, но для этого необходимо было «благородное» происхождение. Вдова выправила Агаше новые документы — так появилась Лидия Андреевна Русланова.

Когда началась Первая мировая, девушку взяли сестрой милосердия в санитарный поезд — она пела для раненых солдат. Пик народной любви к певице пришелся на время Великой Отечественной войны. Ее визитной карточкой стала песня «Валенки», которую Русланова исполняла в окопах, госпиталях, землянках и блокадном Ленинграде.

Солдаты любили ее и называли мамой. Но с одним из них Лидию Андреевну связывала особенная история. На фронте под Вязьмой в землянку, в которой находилась Русланова, принесли умирающего солдата. «Он стонал в беспамятстве, — вспоминала певица, — и все время звал маму». Она села рядом, взяла его руку в свою и запела колыбельную. Сначала раненый метался, потом стал холодеть, и вскоре его увезли. Спустя время она снова выступала на фронте. Вдруг к ней кинулся солдат с «Золотой Звездой» на гимнастерке: «Мама! Вы пели, когда я умирал!». Позже, под Сухиничами, они встретились снова — он опять был тяжело ранен. Когда она взяла его руку, он сказал: «Теперь я знаю, что доживу до победы!».

Выступление у Рейхстага стало для Руслановой самым знаменательным за всю ее жизнь. Сначала объявили выступление Жукова, его встретили с большой радостью: солдаты стреляли, кричали: «Ура!». Потом вышел Эйзенхауэр — овации были потише. Потом де Голль — еще тише. Наконец, объявили Русланову. И тут началось что-то невообразимое! Люди кричали, плакали, падали на колени. Она долго не могла начать петь: слезы мешали! А потом над поверженной немецкой столицей зазвучали знаменитые «Валенки».

После концерта к Руслановой подошел Жуков и, сняв со своей гимнастерки орден, под крики «Ура!» отдал его певице.

18 сентября 1948 года арестовали 48 генералов из окружения маршала Жукова, в том числе и Владимира Крюкова, супруга Лидии Андреевны. Вслед за ним на Лубянку увезли и Русланову. От нее требовали дать показания против Жукова и мужа и выдать сундучок с драгоценными камнями, которые не нашли при обыске: он хранился у домработницы, которой Лидия Андреевна полностью доверяла.

Ценности — 208 бриллиантов, изумруды, рубины, жемчуг, золото и платину — Русланова сдала, а вот на Жукова наговаривать не стала и от любимого мужа не отреклась. Следствие по ее делу длилось год, после чего певицу осудили «за антисоветскую агитацию». Генералу Крюкову дали 25 лет, Руслановой — 10. Она сидела в Кенгире, в Магадане, в Бамлаге на Алдане. Когда местные крестьяне узнавали, что в лагере находится Русланова, ей несли хлеб, яйца, молоко, варежки. Освободили певицу в 1953 году, после смерти Сталина. Со времени ее ареста прошло пять лет.

Русланова вышла на сцену через полтора месяца после возвращения, 6 сентября 1953 года. Зал имени Чайковского не мог вместить всех желающих, поэтому концерт транслировали на улицу, где толпу сдерживала конная милиция. Зрители долго аплодировали ей стоя.

Лидии Андреевны не стало 20 сентября 1973 года — она ненадолго пережила мужа, по которому очень тосковала. При вскрытии на ее сердце обнаружили следы от семи инфарктов. О своей матери рассказывает приемная дочь Руслановой Маргарита Крюкова. bulvar.com.ua/gazeta/archive/s38_66320/8297.html

Лидия Русланова и очарованные мужчины

Мир эстрады никогда не отличался крепкой нравственностью и неколебимыми моральными устоями. Нечастым исключением была великая русская певица Лидия Русланова, которая четыре раза выходила замуж, но не унижала себя порочащими связями, и даже недоброжелатели не могли упрекнуть ее любовниками. Личная жизнь исполнительницы была чиста, как песня.

Лидия Русланова появилась на свет 14 (27) октября 1900 года. По сведениям пензенских историков и краеведов исполнительницу русских песен звали Прасковьей Андриановной Лейкиной-Горшениной. Она родилась в семье старообрядцев поморского согласия, бывших крепостных крестьян из деревни Александровка Даниловской волости Петровского уезда Саратовской губернии, которая нынче отошла к Лопатинскому району Пензенской области.

Записи о рождении девочки не сохранилось и хотя в энциклопедиях упорно пишут, что старшую дочь Андриана и Татьяны звали Агафья, скорее всего, правы ее земляки, потому что в семье девочку окликали — Панька от имени Прасковья. Сергей Михеенков, автор замечательной, недавно появившейся биографии Лидии Руслановой, пишет: «Панькой ее окликали и по прошествии лет, когда в начале 1930-х годов она приехала на родину уже Лидией Руслановой».

Новую метрику с благородным именем сочинила для сиротки, судя по одной из многочисленных легенд, некая богатая вдова, которой полюбился проникновенный голос девочки. Эта женщина якобы устроила Прасковью в один из лучших сиротских приютов Саратова. Поскольку крестьянских детей туда не брали, ей дали благородное имя — Лидия Русланова.

С 1916-го и до октября 1917-го Лидия, из сиротского приюта определившаяся в работницы мебельной фабрики полировальщицей, служила сестрой милосердия. Первый раз замуж вышла рано, еще не исполнилось семнадцать. «В этот период познакомилась и сошлась с неким Степановым Виталием Николаевичем, от которого в мае 1917 года у меня родился ребенок. В 1918 году Степанов от меня уехал, и я стала жить одна», — скупо вспоминала о своем первом браке и о первом ребенке Русланова.

Белокурый красавец офицер-дворянин Степанов — самое темное пятно в биографии певицы. Они обвенчались в церкви какого-то захолустного городка и на постоялом дворе зачали своего ребеночка. Вернувшись как-то с базара, Лидия не обнаружила в люльке грудного сына. Пропал след и ее сероглазого муженька, в последнее время все чаще пропадавшего у жившей по соседству молоденькой цыганки. Не отыскалось следов и самой разлучницы. Имя своего сыночка Русланова унесла с собой в могилу. И никогда певица, бисером рассыпавшаяся перед публикой, не произнесла имени своего сына.

Лидия Русланова слыла оптимисткой и душой любой компании. Часами она могла веселить народ и поддержать многолюдное застолье не только своими задушевными песнями, но и шутками. Русланова подтрунивала над всеми и над всем. Единственное табу для шуточек — ее первый супруг и сын.

В 1919 году в Виннице Русланова познакомилась с чекистом Наумом Ионовичем (по другим сведениям — Ильичом) Науминым и вскоре вышла за него замуж. 21 ноября 1937 г. Наума Ионовича Наумина арестовали как «участника террористической организации» и приговорили к расстрелу. Приговор привели в исполнение 3 января 1938 года. В июне 1957 г. Военной коллегией Верховного суда СССР Наумин был полностью реабилитирован.

Биографы Руслановой порой выводят Наумина эдаким примитивным существом, который лишь помог Лидии переехать в Москву и обеспечить ей безбедное существование в первое лихолетье после Гражданской войны. Житомирский еврей Наумин помогал Лидии собирать по крохам классную библиотеку классической литературы.

«В такую шальную погоду нельзя доверяться волнам», — пела в те годы Русланова, занимаясь самообразованием. Наум неплохо зарабатывал, так что лишние деньги можно было потратить на коллекцию превосходных книг. В те годы еще можно было приобрести за сущий пустяк подлинный автограф Пушкина.

В 1929 году Русланова встретилась с конферансье Михаилом Наумовичем Гаркави, ставшим ее мужем на долгих 12 с лишним лет. Высокий подвижный толстячок был в то время самым востребованным ведущим концертов. Если чекист-еврей соучаствовал в пристрастил Руслановой к библиофилии, то москвич-конферансье приучил Лидию к коллекционированию драгоценностей и ценных вещей. Главное, он познакомил свою супругу с театральным миром Москвы и Ленинграда, а также с известными писателями, художниками и музыкантами.

Со знакомства с директорами всех антикварных и букинистических магазинов Москвы началась выдающаяся коллекция русской живописи, собранной Руслановой. Некоторые писаки делают намеки на негласное сотрудничество Гаркави с органами. Никаких документов на этот счет пока не опубликовано, но даже если Гаркави и «стучал», то «никому не сделал зла», как писал писатель Иосиф Прут.

Артистка Рина Зелёная на похоронах Гаркави в 1964-м году сказала, что это был «замечательный артист и человек, за спиной которого мы, его коллеги, в самые трудные моменты жизни чувствовали себя спокойно».

Именно «умевший жить» Гаркави приучил Русланову к роскошной жизни столичной богемы. «С новым мужем Руслановой было легко, — свидетельствует биограф певицы Сергей Михеенков. — Во-первых, он всегда в нужную минуту оказывался рядом. Во-вторых, они прекрасно работали в паре. Хорошо зарабатывали. В-третьих и остальных, Гаркави умел превращать жизнь в праздник. Немножко обжора, любитель хороших сигарет и всяческих розыгрышей, он каждый случайный угол мог преобразовать в сцену. Правда, от этого Русланова порой уставала и могла грубовато одернуть мужа».

«Едут, едут по Берлину наши казаки» — это песня не из репертуара Руслановой, но про ее последнюю любовь и четвертого мужа — генерала Крюкова и его гвардейцах, прошедших боевой путь от Подмосковья до столицы рейха.

В мае 1942 г. концертную бригаду, в составе которой была Русланова, направили во 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Командующий кавкорпусом генерал-майор Владимир Викторович Крюков познакомился с певицей перед концертом в Спас-Нуделе под Волоколамском. Пока еще супруг Гаркави объявил ее выход. Русланова запела, а сама бросила взгляд на сидевшего в первом ряду генерала-вдовца. В памяти воскресла ее первая любовь — офицерик из санитарного поезда. Четверть века спустя Лидино сердце вновь принадлежало служивому человеку.

После концерта Крюков от имени всего корпуса преподнес ей старинные туфли на французском каблуке. «Он этим своим вниманием меня и взял, — вспоминала намного позже Русланова. — А туфли что? Тьфу! Я такие домработнице не отдала бы». Виновато признавалась: «Ну что делать: генерала люблю, люблю всей душой, и Мишку жалко…» Мишке прямо в лоб сказала: «Ничего не могу с собой поделать, генерала люблю!».

В июле 1942 года Русланова развелась с Михаилом Гаркави и расписалась с Владимиром Крюковым. «Зачем ей выходить замуж за генерала? — иронизировала над подругой актриса Мария Владимировна Миронова. — Она сама фельдмаршал!»

Концертная бригада к обоюдному удовольствию часто гостила у кавалеристов. Корпус перебрался на передовую. Генерал прогуливался с Лидией по лесной тропинке. В какое-то мгновение певица первая предложила выйти замуж за Крюкова, у которого в Ташкенте осталась пятилетняя дочь Маргоша. После ее предложения Владимир Викторович опустился на колено, снял фуражку, поцеловал ее руку и произнес: «Не верю этому. Неужели правда, выйдете? Если правда, вы никогда об этом не пожалеете».

Бывшая сирота, женщина, потерявшая своего единственного сына, Лидия стала мамой для приемной дочери. Маргарита Владимировна Крюкова-Русланова, потерявшая родную мать в пятилетнем возрасте, навсегда осталась благодарна Лидии Руслановой. «Никогда не возникало даже ощущения: падчерица — мачеха… Нет-нет! Было одно ощущение и полное убеждение: у мамы никогда не было детей, других, а у меня — другой мамы», — вспоминает Маргарита Владимировна.

Генерал Крюков — закадычный друг Георгия Жукова — возможно, не был выдающимся полководцем, но и фатальных провалов на своем фронте не допустил. Дело свое знал крепко и был отец солдатам. 6 апреля 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии генерал-лейтенанту Владимиру Викторовичу Крюкову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» (№ 5792). Кроме звания Героя Советского Союза, генерал Крюков был награжден тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени, двумя орденами Суворова 2-й степени, медалями. Поговаривали, что к концу Великой Отечественной войны генерал Крюков надевал Георгиевский крест, который заслужил во время Первой мировой войны. Все боевые награды, полученные во время войны, будут изъяты во время ареста 18 сентября 1948 года. После возвращения и полной реабилитации боевые ордена и медали генералу вернули.

Дело № 1762 по обвинению Крюковой-Руслановой Лидии Андреевны, начатое 27 сентября 1948 года, было завершено 3 сентября 1949 года. Почти год певица просидела в Лефортовской тюрьме. На допросах с ней обращались вежливо, хотя постепенно вежливость следователей сменялась раздражительностью. Русланова категорически не хотела подписывать ложные показания в отношении супруга.

Ей вменялось в вину «распространение клеветы о советской действительности и с антисоветских позиций осуждение мероприятий партии и правительства, проводимых в стране», а также «присвоение в больших масштабах трофейного имущества» во время нахождения с мужем в Германии. На самом деле следователи били (в прямом и переносном смысле) по другу маршала Жукова. Лидия «загремела» вслед за мужем.

После освобождения, вспоминал актер Алексей Баталов, «Лидия Андреевна и Владимир Викторович отправились на птичий рынок. Там они скупали птиц, продаваемых в клетках, и тотчас выпускали их на волю, потратив все имеющиеся деньги». Постепенно жизнь налаживалась. Ей вернули конфискованные картины, она вернулась на сцену. Купила мужу дорогую автомашину ЗИМ. В доме шаром покати, чай пили не из чашек, зато генерал Крюков ездил не в общественном транспорте. Во время войны Русланова на свои средства купила для корпуса генерала несколько «катюш», а тут расщедрилась на легковую машину.

Генерал-лейтенант в отставке Крюков скончался от инфаркта в августе 1959 года. Русланова взяла горсть земли с могилы мужа на Новодевичьем кладбище. Члена партии нельзя было отпевать, но после похорон Лидия Андреевна с сестрой и дочерью пошли в храм и там отпели новопреставленного Владимира. Все свои концерты певица отменила. Мораторий продолжался целый год.

https://www.pravda.ru/society/family/life/17-05-2014/1208031-ruslanova_lidia-0/

Интересные факты

 * Когда Лидия Русланова жила в сиротском приюте, в Саратов с гастролями приезжала Надежда Плевицкая. У Лидии Руслановой не было денег, чтобы купить билет. Контролёр не хотел её пропускать, но, узнав, что перед ним та самая Сирота, пустил, наказав при этом сидеть незаметно.

*  В середине 1930-х годов Русланову пригласили выступить на правительственном приёме в Кремле. После выступления её позвали к столу, за которым сидела вся партийная и государственная верхушка, и предложили садиться. Русланова на это ответила: «Я-то сыта, вы вот родственников моих накормите в Саратове. Голодают» И якобы Сталин, услышав это, сказал: «Рэчистая». Больше Лидию Русланову не приглашали.

*  На одном из банкетов Лидия Андреевна случайно опрокинула бокал с вином на скатерть. Сидевший рядом Алексей Толстой недовольно пробормотал: «Осторожно, будет пятно на моих брюках!» На что Русланова сказала: «У тебя без пятен только брюки и остались!»

 * Рассказывают, что однажды актёр Владимир Яковлевич Хенкин купил старинную картину и пригласил её зайти, чтобы посмотреть и сказать своё мнение. После обычных приветственных поцелуев Хенкин показал Руслановой полотно полуторастолетней давности в отличной раме — писанное маслом лицо полного мужчины. Восхищаясь мастерством живописца, Хенкин торжественно объявил, что это портрет Ивана Андреевича Крылова работы Тропинина. Лидия Русланова внимательно рассмотрела картину и со вздохом произнесла: «Ну, что не Тропинин, так это и не обязательно: ошибиться может каждый. Но изображён-то и не Крылов». На вопрос «А кто же?», Русланова ответила: «Это, Володя, собственной персоной Михаил Семёнович Щепкин! Был у тебя в прошлом такой коллега!..»

*  Лидия Русланова нередко ходила в гости к друзьям-артистам. Так она познакомилась с певицей Надеждой Обуховой. Гости попросили обеих певиц спеть. Обухова, аккомпанируя себе на рояле, исполнила несколько романсов. Дошла очередь до Руслановой. «Простите, но после великой Обуховой я петь не могу, не смею». Надежда Андреевна встала и горячо поблагодарила Русланову: «Огромное спасибо вам, Лидия Андреевна, за такие высокие слова обо мне! Но чистосердечно скажу, что, как бы я ни пела, если бы мы стали выступать вместе в одном концерте, то больший успех всё равно был бы у Вас».

 * Во время финской войны Илья Набатов на новогоднюю ночь решил подшутить над Руслановой и Гаркави, для чего выпросил у красноармейца маскировочный халат, шапку и винтовку. Когда машина с Руслановой и Гаркави поравнялась с Набатовым, он крикнул: «Стой». Из машины вывалился огромный человек в железной каске с пистолетом и крикнул: «Рус, сдавайся!». Набатов испугался. Человеком в каске был Михаил Гаркави.

*  Лидия Андреевна рассказывала такой случай: приехав на фронт, увидела, как солдаты, собравшись у старенького патефона, слушают песни в её исполнении, подошла к ним и спросила: «Отдыхаете?». Её не узнали, ответили «Нет, мы на посту». «На посту, а патефон крутите», — возразила певица. «Не твоё дело, тётка, проходи». Тогда она решила разыграть солдат и спросила: «А кто это поёт?». А они ей: «Экая ты темнота, Русланову не знаешь». Певица ответила: «А я и есть Русланова». Бойцы не поверили, засмеялись. Русланова показала паспорт. Не убедила. Тогда она подошла к патефону, остановила пластинку и запела «Липу вековую»… Бойцы остолбенели. А потом извинялись, и все долго хохотали.

 * Лидия Русланова была известна в артистической среде не только своими исполнительским талантом, но и своим характером. Её порой побаивались. Известен случай, когда Лидия Русланова отчитала одну певицу, сказав ей: «Песню надо петь, а не шептать! Если голоса нет — садись в зал, других слушай. Конечно, ты про любовь поёшь, тут кричать вроде бы ни к чему, но хоть любимый-то твой признания должен услышать?! И потом, что же ты поёшь, любезная моя? Что же это у тебя вся любовь какая-то неудачная: он ушёл, она изменила, они не встретились… А радость-то где же? А дети-то откуда берутся? И ещё — ты объявляешь: народная песня Сибири! Ты, моя любезная, народную-то песню не трогай! Она без тебя обойдётся, и ты без неё проживёшь! Вот так, моя любезная.»

http://www.frostug.ru/articlematerial13

Несмотря на огромную популярность, звание народной артистки СССР Лидии Руслановой так и не было присвоено.

По  материалам  интернета  Николай  Зубашенко

Опубликовано: http://ukrvedomosti.com.ua

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: