ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«Вижу,  что  не  напрасно  тебя  учил.  Хирург  из  тебя  будет,  только  не  зазнавайся». Известный  запорожский  кардиолог,  ученик академика  Амосова  о своем учителе

Posted by operkor на Декабрь 12, 2017

РУБАН


Трудно  представить  и  тем  более  поверить,  что  среди  нынешних  врачей  Украины   есть  такие,  которые  не  берут  взятки.  Таковых,  по-моему,  не  существует. Разве  только  те,  кому  никто  не  предлагает.  Дело  в  том,  что  взятка  в  Украине  стала  неотъемлемым  атрибутом  во  всех  сферах  жизни  страны.  Начиная  с  высших  эшелонов  власти  и  кончая  самыми  мелкими  чиновниками,  имеющими  хоть  какую-то  власть  над  другими.  Медицина – не  исключение,  к  сожалению.

А  ведь  еще  не  так  относительно  давно,  скажем,  лет  30 – 50  тому  назад,  взятка  еще  не  была  столь  массовым  явлением  во  взаимоотношениях  людей  с  властью  или  пациента  и  врача.  То  есть,  не  берущие  мзду  медики  были.  И  наиболее  яркий  и  убедительный  пример  в  этом  смысле,  конечно  же,  Николай  Михайлович  Амосов.  Об  этом  знали  не  только  в  Украине.

В   конце  90-х  мне  повезло  пообщаться   с  учеником  и  другом  Николая  Михайловича —  известным  запорожским  кардиологом  Яковом  Матвеевичем  Рубаном.  В  результате этой  встречи  в  запорожской  газете «Досье»  появилось  мое  интервью  «В  Киеве – Амосов,  а  в  Запорожье —  Рубан».  Но  прежде,  чем  привести  выдержки  из него,  касающиеся  взаимоотношений  двух  известных  кардиохирургов,  даю  небольшую  справку  о  Якове  Рубане.

В советские годы, по общему признанию мировых экспертов, в СССР наблюдалось интенсивное развитие научной и практической медицины, появился целый ряд выдающихся ученых и практиков, в том числе и в Украине. Один из них – запорожец, кандидат медицинских наук, кардиолог Яков Матвеевич Рубан. Взлет его славы приходится на 50-е годы, когда он, выпускник Днепропетровского мединститута, приехал в Каменско-Днепровскую районную больницу Запорожской области. Вскоре о нем заговорили как о специалисте «Божьей милостью».

Потом была стажировка в клинике знаменитого Николая Амосова, первые самостоятельно проведенные операции на легких и сердце, создание и открытие в Запорожье торакального центра, которое он возглавил, сотни, а может и тысячи различных операций. И полувековая дружба семьями с мэтром советской хирургии Николаем Амосовым. Очень емко и точно сказал о нем бывший главврач областной больницы В. А. Якименко: «Рубан – это запорожский Амосов».

РУБАНС Яковом Матвеевичем Рубаном я встречался у него на квартире, когда он уже был на пенсии. Привожу  дословно  отдельные  фрагменты нашей  беседы с  ним.

— Яков Матвеевич,   Вы,  начинающий  сельский  врач  и  вдруг  попадаете  на  практику  в  клинику  самого  Амосова.  Как  это  Вам  удалось?

—  К  тому  времени  я  уже  кое-что  умел.  Обо  мне  писали  газеты.  Но  вряд  ли  я  попал  бы  туда,  если  бы  сам  не  стучался  в  двери  к  областному  начальству,  не  доказывал  бы,  что  у  меня  есть  основания  поучиться  у  Амосова.  Но  самое  главное  заключалось  не  в  этом. Главное  надо  было  выдержать  проверку,  которую  устраивал  приезжающим  к  нему  на  практику  хирургам  Николай  Михайлович.  Далеко  не  все  ее  выдерживали.

— Первую  встречу  с  Амосовым  запомнили?

—  Еще  бы!   Он  долго  расспрашивал  меня  о  работе,  потом  сказал: «Молоды  Вы и,  мне  кажется,  дерзки.  Но  так  и  быть,  оставайтесь,  посмотрим,  что  из  Вас  выйдет».

— Ну,  а  дальше?

— Вскоре  профессор  назначил  меня  своим  ассистентом.  А  через некоторое  время  доверил  провести  самостоятельно  две  сложные  операции  на  легких.  Через  четыре  месяца,   когда  закончился  срок  моей  стажировки,  Николай  Михайлович  доброжелательно  напутствовал  меня:  «Вот  что,  Яша,- сказал  он, — нравится  мне  твое  упорство. Теперь  вижу,  что  не  напрасно  тебя  учил.  Хирург  из  тебя  будет,  только  не  зазнавайся».

— Кто  был  первым  Вашим  «сердечным» пациентом  и  когда  это  было?

— Все  самое  значительное  в  моей  жизни  связано  с  Каменко-Днепровской.  Там  и  первая  операция  на  сердце  состоялась. Было  это  в  начале  пятидесятых,  еще  до  того,  как  эти  операции  стали  нормой.

— А  с  чем  был  связан  переезд  в  Запорожье?

— Как-то  я  выступал на  областной  конференции,  рассказывал  о  проведенных  мною  операциях  в  грудной  полости. Там  присутствовал  первый  секретарь  обкома  партии  М. Н. Всеволожский.  Услышав,  что  в  Каменка-Днепровской  делают  то,  чего  пока  не  делают  в  областном  центре,  он  и  решил  мою  дальнейшую  судьбу.

— В  областной  центр  Вы,  конечно,  приехали  с  большими  планами  и  надеждами.  Насколько  удалось  их  реализовать?

— Самое  главное,  на  мой  взгляд,  это  то,  что  в  области было  открыто торокальное  отделение.  То  есть,  появилась  возможность проводить  плановые  операции  на  легких  и  на  сердце. Причем,  в  самых  современных  условиях.

 — И  делали  теперь такие  операции  не  только  Вы?

 — Разумеется.  Я  заведовал  отделением.  У  нас  подобрался  хороший  творческий  коллектив.  Врачи-ординаторы  Е. Тарасова,  А.  Бутенко, В.  Ракитянская   прекрасно  справлялись со  своими  обязанностями,  проявили  себя   как  инициативные,  способные  хирурги.

 — Амосов  знал  о  ваших  начинаниях?

— Не  только  знал,  но  и  шефствовал  над  нашим  отделением,  часто  приезжал  к  нам,  оказывал  практическую  помощь. Например, когда  надо  было  установить  аппарат  для  искусственного  кровообращения,  который  необходим  при  операциях  в  грудной  полости.

 — Яков  Матвеевич,  в  вашем  семейном  архиве  много  фотографий  Амосова. Вы  что,  поддерживали  с  ним  близкое  знакомство?

 — Мы  и  сейчас  не  теряем  с  ним  связи.  Правда,  теперь  только  перезваниваемся,  а  раньше  часто  встречались  и  не  только  по  долгу  службы.  Мы,  как  говорят,  дружим  семьями.  Вот  уже  полвека.

 — Ваша  семья – это  кто?

 — Галина  Максимовна – моя  супруга,  две  дочери  и  четыре  внука.

 — А  у  Амосова  тоже,  кажется,  есть  дочь?

 — Да,  Екатерина  Николаевна,  известный  кардиолог,  доктор  медицинских  наук. Недавно  приезжала  в  Запорожье,  инспектировала  городские  больницы.  Моя  младшая – Марина – была  у  нее  на  свадьбе  дружкой.  А  супруга  Николая  Михайловича – Лидия  Васильевна – наша  землячка,  уроженка  Михайловского  района.  Прекрасной  души  человек.

 — Книга  Амосова  «Сердце  на  ладони» сделала  его  всемирно  известным.  У  Вас  она  есть? 

 — А  как  же.  Мне  ее  лично  вручил  Николай  Михайлович.  Есть  на  ней  и  надпись,  сделанная  его  рукой: «Дорогому  Я.М.  Рубану  в  знак  дружбы». Об  этой  книге  я  знал,  когда  он  над  ней  еще  работал.   Отдельные  моменты  из  нее  он  обсуждал  со  мною.  Хотел  знать  мое  мнение.  Иногда  даже  вносил  коррективы  по  моим  замечаниям.

 -Яков  Матвеевич,  мне  неоднократно  приходилось  слышать  рассказы  о  том. Что  Амосов  не  принимал  от  больных  никаких  подарков,  то  есть,  не  брал  взятки. А  если  кто  пытался  это  сделать,  то  он  якобы  грубо  их  отшивал.

 -Это  чистая  правда. Нет,  цветы  Николай  Михайлович  принимал.  Цветы  он  любит.  А  чтобы  деньги  или  что  другое – ни  в  коем  случае.  Кстати,  это  было  в  то  время  для  многих  передовых  врачей  девизом.  Для  нас  это  было  тогда  делом  чести.

 — Сегодня  таковых  вряд  ли  найдешь…

 — Сегодня  медицина,  как  и  все  мы,  переживает  трудные  времена.  Но  энтузиасты  среди  медиков,  в  том  числе  и  среди  хирургов,  есть.  И  это  радует.  Значит,  не  все  еще  потеряно.

 — И  вы  могли  бы  назвать  таковых?

 —  Боюсь  кого-то  обидеть.  Их  немало  в   Запорожье – толковых,  перспективных  хирургов.  Например,  заведующий  кафедрой  госпитальной  хирургии  Запорожского  медуниверситета  А.  С.  Никоненко,  А. С.  Букин  из  второй  городской,  Н.Н.  Милица  зав.  кафедрой  хирургии  9-й  горбольницы  и  другие».

   И,  надо  сказать,  Яков  Матвеевич  оказался  прав.  Именно  Александр  Семенович  Никоненко, доктор  медицинских  наук,  профессор, главный  трансплантолог Минздрава,  первым  в  Украине  осуществил  пересадку  сердца  больному.  Именно  он возглавляет  Запорожский  межобластной  центр  сердечнососудистой  хирургии,  известный  не  только  в  Украине,  но  и  за  границей  своими  научными  и  практическими  делами.

      Сегодня  Якова  Матвеевича  уже  нет  среди  нас,  но  память  о  нем  жива:  одна  из  улиц  Запорожья  названа  в  честь  него.  А  его  имя  золотыми  буквами  вписано  в  историю  отечественной  хирургии.  На  его  опыте  учились  и  учатся  молодые  врачи  как  в  Украине,  так  и  в  других  странах  СНГ. И  когда сегодня  вспоминают  великого    Амосова,  то  непременно  называют  и  имя  запорожского  кардиохирурга  Якова  Рубана – его  ученика  и  друга.  Они  и  сегодня  рядом.

Николай Зубашенко, журналист

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: