ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ОГОНЬ ПО СВОИМ. На арсенале близ Хмельницкой АЭС творились темные делишки. Листая газетные подшивки

Posted by operkor на Январь 25, 2018

Прописная истина: армейские арсеналы требуют к себе повышенного внимания со стороны государства, да и каждодневной заботы. Однако жизнь показывает, что в нашей стране господа при полномочиях из рук вон плохо опекают это взрывоопасное дело.  6 мая 2005 года на воздух взлетел склад боеприпасов воинской части А-1358, расположенной на окраине села Цветоха Хмельницкой области. Убытки государства составили 141 миллион гривен. Девять военнослужащих были ранены.

 Это событие снова сделало актуальной и чрезвычайно злободневной проблему утилизации старых снарядов, ракет, мин, патронов, о которой стали уже понемногу забывать в высоких кабинетах. Думаю, не ошибусь, если скажу, что на различных совещаниях то и дело звучали вопросы: кто виноват и что делать?

 Провинившихся, конечно же, нашли, в частности, в камеру милицейского изолятора угодил командир в/ч А-1358 полковник Калинин (фамилия изменена). Знающие люди из военной прокуратуры рассказали мне, что «выйти» на этого подозреваемого оказалось не таким уж и простым делом. Ведь поначалу у следователей, оперативных работников не было серьезных зацепок.

Более того, командира части Калинина кто-то из армейских начальников хотел даже представить к… награде — за отличную работу по ликвидации последствий пожара на артскладе. Наверное, им поначалу казалось, что полковник и впрямь совершил героический поступок — поднял по тревоге личный состав, примчался к месту ЧП, организовал тушение пожара. Однако с медалью что-то не сложилось. А тут еще и группа сотрудников из «органов» такое раскопала… Словом, в Цветохе творилось безобразие.

Вот, к примеру, что поведал широкой публике тогдашний шеф СБУ Александр Турчинов: «Предварительно установлено, что должностные лица воинской части вместе с представителями одной из коммерческих структур, специализирующейся на утилизации устаревшего и некачественного вооружения, боеприпасов, осуществили ряд противоправных действий.

Под видом утилизации разворовывались военное имущество и боеприпасы. В итоге государству были причинены значительные убытки». А еще руководитель спецслужбы рассказал о том, что ловкачи подделывали документы о списании боеприпасов, содействовали незаконному сбыту разных «стрелялок». Пытаясь спрятать концы в воду, комбинаторы сымитировали самовозгорание боеприпасов на одном из складов, где хранились зенитные снаряды.

Министр обороны Украины Анатолий Гриценко был не столь категоричен в своих предположениях. Во время пресс-конференции он назвал две основные версии ЧП: самовозгорание и умышленный поджог.

Как развивались дальше события? Что раздобыло следствие? Вполне возможно, что в этом деле могли быть сенсации, ведь пресс-центр СБУ сообщил: покончил жизнь самоубийством руководитель коммерческой структуры, сотрудничавший с военными в области утилизации боеприпасов. Не исключено, что этому человеку могли «помочь» уйти из жизни (дабы спрятать следы преступления).

Однако военные следователи не спешат с окончательными выводами, хотя и допросили свыше тысячи свидетелей, провели 22 очные ставки, 37 обысков, назначили 28 экспертиз. Впрочем, о всех аспектах их работы не расскажешь на страницах газеты. Но я пытался выяснить главное: почему все же взлетел на воздух армейский склад? Правда ли, что заинтересованные лица «убрали» ключевого свидетеля?

Основная версия, которую по-прежнему разрабатывают правоохранители, — умышленный поджог. Компетентные собеседники из военной прокуратуры вкратце рассказали мне, что в деле собрано много ценной информации, проливающей свет на события, случившиеся на арсенале. Не исключено, что прокурорские сотрудники скоро найдут непосредственных исполнителей, участвовавших в поджоге.

Что касается ключевого свидетеля… У следствия нет объективных данных о его насильственной смерти. Хотя возникают вопросы: почему этот человек набросил петлю на шею непосредственно перед обыском? Может быть, предпочел аресту именно такой выход из положения? Но если бы утилизация боеприпасов здесь была поставлена на профессиональную и законную основу, то стоило ли ему опасаться за свою судьбу?

Материалы расследования дают основания подозревать, что на территории воинской части отцы-командиры вместе с деловыми партнерами проворачивали свои темные делишки. Им на руку было отсутствие объективного и правильного учета всего того, что хранилось на складах.

Диву даешься, что подобное творилось в ведомстве, где прежде всего должны заботиться об учете, контроле, где обязаны строжайшим образом следовать инструкциям и четко выполнять приказы. Такого, извините, бардака, как на армейской базе близ Цветохи, наверное, редко где найдете. А ведь в 25-ти километрах отсюда — Хмельницкая АЭС, несколько крупных населенных пунктов, а еще — железнодорожные, автомобильные магистрали…

Конечно же, периодически сюда наведывались проверяющие, фиксировали в своих актах позитив и негатив, да с тем и уезжали. Однако изменений к лучшему на арсенале не происходило. Никто не собирался чинить прохудившуюся крышу в хранилище боеприпасов, никто не считал нужным посчитать, сколько снарядов хранится, соответствуют ли условия хранения специзделий нормативным актам… И командира воинской части Калинина это устраивало, тем более что он вынашивал планы на будущее — собирался перейти работать в коммерческую фирму, которая была занята утилизацией боеприпасов в подчиненной ему воинской части.

Наверное, полковник Калинин был уверен, что никто из представителей контролирующих инстанций не станет глубоко «копать» по поводу его коммерческих связей, то есть изучать договора на поставку фирмачам патронов, снарядов (в целях утилизации), исследовать, в самом ли деле были выполнены эти работы, каким образом и на какие счета переводились деньги за переработку армейской спецпродукции… Конечно, при большом желании можно проверить все что угодно. В частности, такое: не проданы ли за границу патроны, которые по всем документам списаны в утиль? Но, видимо, у ревизоров желания предметно разобраться во всем не было.

Кстати, после взрыва складов в Новобогдановке глава государства запретил проводить первичную разборку боеприпасов в местах их хранения. Интересно, выяснял ли кто-либо из должностных лиц, придерживаются ли этого запрета на армейском арсенале близ Цветохи? Сомневаюсь. Потому что командир воинской части и бизнесмены развили бурную деятельность.

…Происшествия на артиллерийских складах обнажили острейшую проблему: переработка боеприпасов — важнейшее государственное дело! — пущена на самотек, здесь по-прежнему любители легкой и богатой наживы ловят рыбу в мутной воде. Причем делают это почти с первых дней создания украинской армии.

Кто не знает, напомню, что в начале 90-х в Украине была разработана государственная программа утилизации боеприпасов, предусматривающая уничтожение всех устаревших снарядов, мин, ракет… Однако в силу разных причин полностью выполнить этот беспрецедентный план не удалось. Одна из них: многие участники этого грандиозного проекта прежде всего отстаивали свои шкурные интересы.

Например, иностранные компании, которым позволено было подключиться к этому процессу, стали активно вывозить из Украины отходы этой переработки — медь, латунь… Естественно, чужаки неплохо наживались на продаже этого стратегического сырья. В то же время они забыли о своих обязательствах — проведении комплексной утилизации с применением современных технологий.

Что удивительно, такая практика продолжалась в течение нескольких лет. Рабочие ремонтных баз Минобороны (с риском для своей жизни) разбирали разные «стрелялки», доставали из них порох, в общем, выполняли опаснейшие операции. Что было дальше? Некоторые инофирмы, прикрываясь своим посильным участием в этом деле, забирали пустые гильзы из цветного металла, пускали их под пресс, а затем оформляли экспортные лицензии. Груз направляли в порт и — на мировые рынки… Надо полагать, наши чиновники разрешали такой вот сомнительный экспорт не за красивые глаза.

Поняв, что на этом деле можно иметь неплохую копейку, экспортный поток наладили и некоторые отечественные компании, заявившие, что они, дескать, тоже участвуют в переработке боеприпасов. Естественно, вспыхнула конкурентная борьба. Были тут и победители, и побежденные… Кому-то из зарубежных фирм пришлось уйти из этого рынка, получив при этом миллионы долларов страховки за провал проекта, а кому-то — доказывать свою правоту в судах. Но факт остается фактом: Украина так и не сумела создать эффективную систему утилизации, где все было бы прозрачно, безопасно, а главное — выгодно и для государства, и для бизнес-структур. И, к сожалению, за провал госпрограммы утилизации никто так и не ответил. Видимо, таковы традиции.

Что же мы имеем сегодня? На складах лежит огромнейшая куча старых боеприпасов — около 244 тысяч тонн, с которыми срочно надо что-то делать. Отечественные предприятия (и коммерческие, и государственные) просто не в силах в кратчайшие сроки справиться с переработкой этой спецпродукции. Да и потом… Все-таки западные фирмы имеют на вооружении самые современные технологии в области ликвидации смертоносного военного товара. Значит, надо их приглашать в Украину.

Думаю, что наши государственные мужи как раз и ратуют за такое. В Министерстве обороны, к примеру, кое-кто из высоких начальников ныне выступает за привлечение к этому делу израильских фирм. В то же время другие армейские генералы имеют противоположную позицию, говорят, что сотрудничество с израильтянами будет для страны невыгодным, и к тому же растянется на долгие годы.

Удивило, что борьба за лакомый кусок идет не только внутри того или иного ведомства. Однажды МинЧС предложило передать в его ведение вопросы утилизации боеприпасов. Гляди, скоро и другие министерства заявят о своей готовности избавить страну от опасных предметов.

Значит, опять у нас нет согласованной позиции в этом вопросе. Помнится, нечто подобное уже было в начале 90-х. Когда речь касалась военных арсеналов, то некоторые министры, заместители министров, правительственные чиновники лоббировали интересы своих фирм, поддерживали тех, кто был нужен лично им. Во многом из-за этого мы не смогли создать для инофирм «правила игры» на территории воинских частей. Ни о каких тендерах, прозрачных конкурсах и речи не шло. Многие жили одним — как бы урвать побольше. Закончилось все это, как известно, трагически — взрывами на арсеналах…. Не повторить бы печального опыта прошлого.

«Ведомости»

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: