ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«Что-то не так у нас с нашим образованием». На вопросы корреспондента «Хроник и комментариев» отвечает ветеран запорожской педагогики Людмила Буханистая

Posted by operkor на Февраль 13, 2018

dd0bbd18ed0b4d0bcd0b8d0bbd0b0-d0b1d183d185d0bcd0bed0b5-008 (3)


—   Людмила   Дмитриевна,  знаю,  что  в  школе  Вы  не  работаете  уже  несколько  лет.  Но  назвать  Вас  пенсионером  язык  не  поворачивается,  потому  что  связь  со  школой   Вы    не  прерывали  и  сейчас  не  прерываете.  Во-первых,  как  бабушка,  на  попечении  которой  двое  внуков-школьников.  Во-вторых,  как  педагог  частник,  помогающий  

своим  знакомым  «подтягивать»  их  детей-школьников  по  математике  и  физике  до  уровня  твердо  успевающих  по  этим  предметам.  И,  в-третьих,  ваши  бывшие  коллеги,  работающие  в  школе  и  ныне,  постоянно  информируют  Вас  о  том,  чем  и  как  живет  сегодня  украинская  школа.  В  общем,  у  нас есть   о  чем  поговорить.  Тем  более,  что  стартовала  новая  образовательная  реформа.

 —  О  реформе  школы  говорили  и  говорят  много.  Я  глубоко  не  вникала  в  ее  суть.  Но  от  коллег  и  родителей  знаю,  что далеко не  все  от  нее  в  восторге.  О  переходе  на  12-летку  разговор  начали  вести  еще  в  начале  двухтысячных.  При  Табачнике.  Но  почему-то  не  получилось.  Теперь —   это  обязательное  условие.  Интересно  то,  что  ее  инициаторы  утверждают,  что,  несмотря  на  прибавившийся  год  обучения,  нагрузка  на  школьников  значительно  уменьшится  за  счет  сокращения  обязательных  предметов.   Сейчас  их  в  школе  22,  а  в  будущем,  как  планируют,  будет  всего  9.

  Выход   инициаторы  реформы  видят  в  объединении  предметов.  Таких, как  история,  литература,  математика  и  т.д.   Что  из  этого  получится,  не  могу  себе  даже  представить.  Что-то,  видимо,  не  так  у  нас  с  нашим  образованием.

     — Ориентир – на  Европу.  Тут  все  понятно.  Предполагается,  что  третий,  последний  уровень  реформы – профилирующий  даст  возможность  учащимся  определиться  с  профессией   и  приобрести   уже  в  школе  определенные  навыки  по  ней.  Но  ведь  для  этого  потребуются  не  только   соответствующие    современные  педагогические  кадры,  но  и  капитальная  техническая  учебная  база. И,  конечно  же,  очень  серьезное  финансирование.  о  котором  можно  пока  только  мечтать.  Наверное,  это  и  вызывает  у  людей  сомнения  в  ее  реализации.  Но  вернемся  к  ситуации   в  нынешней  нашей  школе.   Что,  по-вашему,  особенно  тревожит  наше  общество?

    — Практически  все.  И  то,  что  дети  не  хотят  ходить  на  занятия,  учителя  не  хотят  работать,  родители  жалуются  на  трудные  домашние  задания   и  при  этом  обращают  внимание    на  низкое  качество  знаний  детей.    То  есть,  школа  сегодня  оказалась  на  перепутье:  старые  советские  порядки  вроде  бы  уже  неуместны,  а  новой  современной  модели  украинской  школы  пока  нет,  есть  только  разговоры  на  всех  уровнях  на  этот  счет.  Причем,  не  подкрепленные  ни  практическими  делами,  ни  необходимым  финансированием.  Одна  болтовня  получается.   Отсюда  и  все  школьные  беды.   Я  это  вижу  и  по  своим  внукам

   —   Не  хотят  учиться,  трудно  оторвать  от  компьютера?   Это  мы  все  видим  и  понимаем.  Демократия  пришла  и  в  школу.   И  совсем  не  в  лучшем  виде.  Учащиеся  часто  необоснованно  пропускают  занятия,  а  свою  плохую  успеваемость  объясняют  тем,   что    учитель  у  них   плохой.  Некоторые  родители  идут  у  детей  на  поводу,  обвиняя  во  всех  грехах  школу  и,  забывая  о  собственной  ответственности  за  воспитание  своих  чад.  Тут  масла  в  огонь  подливают  и  СМИ,  особенно  телевидение. 

    — К  сожалению,  это  так.  Часто  с  экранов  телевизоров на  всю  страну  показывают  нынешних  учителей  в  неприглядном  виде. Естественно,  это  не  добавляет  авторитета  школе,  не  вдохновляет   молодых людей  поступать  в  педвузы.  Лучше  бы  показывали  и  рассказывали  об  учителях-энтузиастах,  которые  пока  в  Украине  еще  не  перевелись.

     — Я  уверен,  что  многие  телезрители  были  свидетелями,  когда  на недавнем   телешоу   «Говорить  Україна»  разбирали  школьный  скандал  в  Конотопе. Его  суть – учительницу   начальных  классов двое  или  трое  родителей  обвинили  в  том,  что  она  обзывает  их  детей,  наказывает  их  физической  перегрузкой   и т.д.  Причем,  эти  двое  или  трое  добиваются  увольнения  учительницы.   И  делают  это  с  удивительной  настойчивостью.  Вовлекли  в  это  руководство  школы,  районный  отдел  образования,  мэра  города  Конотопа.    Смотрел  я  на  этот  не  очень  уместный  и  на  сто  процентов   не  профессиональный   спектакль  и,  честно  скажу,  мне  стыдно  стало,  что  ведущий  Алексей  Суханов  и  присутствовавшие  там  эксперты,  на  всю  страну  отчитывали  работников  образования,  обвиняя  их  в  безответственности,  в  нежелании выполнить  требование  родителей – уволить  учительницу.  И  делали  это  не  опираясь  на  выводы  компетентных  комиссий,  как  это  должно  бы  быть,  а  оперировали, тем, что  сказали  им  дети,  или  своими  собственными  домыслами.  Нельзя  эту  тему  доверять  дилетантам,  в  том  числе  и  от  журналистики. 

      —  Плоды  школьной  «демократии»  сегодня  можно  наблюдать  нередко.  Например,  я  точно  знаю,  что  в  одной  из  запорожских  школ  учащиеся  пятого  класса  ходили  к  директору  школы  с  требованием  уволить  неугодного  им  учителя.   Чем  это  закончилось,  не  знаю,  но  факт  такой  имел  место.

 —  Безусловно,  оснований  быть  недовольными   нынешней  школой ,  уровнем  преподавания  и  воспитания  в  ней,  в  обществе  больше,  чем  достаточно.  Об  этом  много  говорят,  об  этом  знают  все.  Прежде  всего,  это  связано  с  учительскими  кадрами.  Дело  в  том,  что  в  школах  сегодня  работают  в  основном  учителя  предпенсионного  и  пенсионного  возраста,  привыкшие  к  режиму  работы  советской  школы  и  с  трудом  ориентирующиеся  в  тех  шараханьях  по  рекомендациям  и  методам  преподавания,  по  тем  указаниям,  которые  министерство  щедро  дает  школам.  Не  секрет,  что  есть  среди  педколлективов  и  такие, кто  не  оправдывает  высокое  звание  учителя,  которым  не  место  в  школе.  Но  это  общая  кадровая  беда.  И  не  только  школы.  Но  устраивать  по  отдельным  негативным  фактам  телесудилища    над  школой  на  всю  страну,  по-моему,  это  глупость  высшей  марки.  А  если  сказать  точнее – это  явное  вредительство,  которое  разрушает  основы  нынешней  школы. 

    — Да,  сегодня  кадровая  политика   для  школы  требует  особого  внимания  к  себе,  потому  что  без  этого  любая  реформа  обречена  на  провал.   В  советские  годы,  когда  я  поступала  на  физико-математический  факультет  Запорожского  госуниверситета,   был  достаточно  большой  конкурс,  несколько  человек  на  одно  место.  То  есть,  был  своего  рода  отбор  лучших.   Сейчас  в  педагогические  вузы  идут  те  абитуриенты,  которые  не  прошли  по  конкурсу  в  другие  учебные  заведения,  далекие  от  педагогики.  В  результате  мы  «маємо  те,  що  маємо»,  как  сказал  первый  Президент  Украины  Леонид  Кравчук.  Я  уже  не  говорю  о  полном  отсутствии  мужчин  в  школах.  А  это,  как  известно,  тоже  негативно  сказывается  на  учебно-воспитательном  процессе   школьников.

 — Вы  помогаете  детям  знакомых  наверстывать  их  упущения  по  математике  и  физике.  Для  Вас  это  что – удовольствие  или  бизнес? 

  —  Какой  там  бизнес.  Я  занимаюсь  с  двумя  подростками.  Оплата – 25  гривен  за  урок.  А  урок  у  меня  длится  полтора  часа.  Занимаюсь  с  ними  два  раза  в  неделю.  Понимаете,  для  меня  это  очень  важно,  потому  что  это  дает  мне  ощущение   моей  связи с жизнью.  Вести  более  активный  образ  жизни  не  имею  возможности – здоровье  не  позволяет.

    — Видимо,  такая  форма  работы  с  детьми  школьного  возраста  имеет  место  быть.  Возможно,  некоторые  на  этом  что-то  и  зарабатывают.

  — Только  не  по  математике  и  физике.  Таких  репетиторов  в  городе  единицы.  И  заработать  на  этом  они  вряд  ли  что  заработают.    Зарабатывают  более-менее  те,  кто  обучает  детей  английскому  или  немецкому  языкам.   Там  репетитор  за  сорок  пять  минут  берет  не  менее  ста  гривен.  По  другим  предметам  вообще  спроса  на  репетиторов  нет.

   — Я  слышал,  что  некоторые  школьные  учителя  ревниво  относятся  к  репетиторству  своих  подопечных    и  готовы  сами  с  ними  заниматься  за  определенную  плату во внеурочное  время.

   — Я  это  знаю  и  считаю  такое  явление  ненормальным.  Да  и  аморально  это,  по-моему.  Получается,  что  на  уроке  учитель  не  дорабатывает,  а  за  деньги  готов  это  делать.  Раньше  работа  с  отстающими  была его обязанностью     и  делом  его  чести.  Сегодня,  выходит,  можно  работать   и  не  по  совести.  Конечно,  при  достойной  зарплате  вряд  ли  бы  учитель   поступал   таким  образом.

   —  Не  знаю,  насколько  это  объективно,  но  от  детей   родители  иногда  слышат,  что  учитель  дал  им  задание  на  дом,  не  объяснив  предварительно  материал.  А  на  замечания  детей  отвечает:  сами  прочитаете  в  учебнике  и  сделаете  то,  что  требуется.  Может,  это  просто  детские  отговорки?

      — Нет,  это  не  отговорки  и  не  редкая  случайность.   Такая  практика   в  нынешних  школах,  по  мнению  многих  родителей,  существует.   И  причем,  как  говорят,  считается  нормальной,  соответствующей  требованиям   принятой  реформы  образования.   Я  это  говорю  еще  на  основании  того,  что,  согласно  реформы,  где  планируется  сократить  число  основных  предметов  с  22 – х   до  9,  учителя  с  5 – го  по  9 – й  класс  просто  вынуждены  будут  большую  часть  заданий  давать  учащимся  для  самостоятельного  изучения.  Не  думаю,  что  это  положительно  скажется  на базовых   знаниях  школьников.  Скорее  будет  наоборот.

     —  Вы,  видимо,  в  курсе,  что  в  интернете  сначала  появилось  сообщение  о  том,  что  министерство  образования  запретило  деятельность  родительских  комитетов  в  школах,  а  потом,  вслед  за  этим  сообщением  появилось  опровержение  по  этому  поводу.  Министр  образования  и  науки    Лилия  Гриневич  разъяснила,  что  министерство   не  имеет  права  и  не  собирается  запрещать  родительские  комитеты,  а  хочет  только  расширить  права  родительского  самоуправления,  наполнить  его  новым  содержанием.

        — Да,  я  слышала  об  этом,  но  пока  не  поняла,  что  может  измениться  в их работе  после  реформирования.

     —  Нынче   родительские  комитеты  являются  для  школы  только  способом  воздействия  на  родителей,  чтобы  они  давали  деньги  на  то,  что  требуется  школе.  Так  считает  министр   образования  Лилия  Гриневич.   А  она  хочет,  чтобы  школа  отчитывалась  перед  родителями  о  том  финансировании,  которое  поступает  в  школу  из  разных  источников   и  как  оно  расходуется.

   — Дай  Бог,  чтобы  так  было.  Может  быть,  тогда  поборы  с  родителей,  в  конце  концов,  прекратятся.  Действительно,  пусть  родители   больше  занимаются    помощью  школе  в  организации  учебно-воспитательного  процесса.  Правда,  тут  важно  не  допустить  и  другую  крайность,  когда  родители  по  своей  инициативе  начнут  требовать  увольнения  не  только  не  угодных  им  учителей,  но  и  директоров  школ.  Вопрос  этот  должен быть четко  проработан,  прежде  чем  стать  нормой  закона.

    — Да,  только  так.  Я  согласен  с  Вами.  А  то  ведь,  желая  понравиться  Европе  и  Америке,  украинские  реформаторы  копируют  то,  что  в  условиях  нашей  страны  не  может  быть  эффективным.  Короче – не  работает.  Например,  мне  пока  непонятно,  какую  же  модель  реформирования  школы  мы  возьмем  за  образец.  Ведь  в  мире  существует  немало  таких  моделей.  Какую  из  них  выбрать?  И  тут  я  целиком  согласен  с  теми  экспертами  и  специалистами,  которые  считают,  что  надо  создать  свою,  отечественную  модель  реформирования  школы.   Которая  бы  учитывала  и  просчитывала  все  особенности  наших  наработок  и  традиций  в  этом  деле.

     —  И,  наверное,  надо  бы  внимательно  перечитать  наших   отечественных,  известных  всему  миру   великих  педагогов – Антона  Макаренко  и  Василия  Сухомлинского.  Раньше,  я  помню,  изучение  их  работ  было  обязательным  условием    для  будущих  учителей.   Сегодня,  по-моему,  их  вообще  позабыли,  а  их  педагогический  опыт  считают  устаревшим.

      —  Я   считаю  большим  позором  для  Украины,  что   мы  всегда  ищем  пророков  в  чужих  отечествах  и  забываем  о  своих,  украинских.  Взять  хотя  бы  того  же  Макаренко.  Один  из  четырех  величайших  педагогов  мира.  «Три  кита»  системы  Макаренко – воспитание  трудом,  игра  и  воспитание  коллективом —  основы,  которые  положены  практически  во  все  существующие  модели  школьного  образования.   Система,  знаменитая  на  весь  мир,  в  СССР  была  причудливо  искажена   и  забыта.  Обидно.  И  вдвойне  обидно,  что  эти  самые  «три  кита»   Макаренко  теперь   возвращаются  к  нам  в  виде  «корпоративных  мероприятий»,  «Тим – билдинго»  и  «умения  работать  в  команде».  В  виде  «воспитания  сотрудника   путем  повышения   его  мотивации».  То  есть,  все  это  придумал  и  воплотил  Макаренко.

      — К   сожалению,  его  популярных  книг – «Педагогическая  поэма»   и  других  днем  с  огнем  не  найдешь.  Да  и  спроса  на  них  нет.  Вот  на  что  обратить  бы  внимание  нашим  властям  и  в  первую  очередь  министерству  образования,  которое  собирается  внедрять  новую  школьную  реформу.  Это  было  бы  справедливо  и  правильно.

     — Странно  получается.  Мы  практически  забыли  своего  великого  земляка  и  его  педагогическое  наследие.   А  в  мире    по-прежнему  его  бессмертная  педагогическая  система  остается  самой  популярной.  Труды  Макаренко  и  в  настоящее  время  пользуются  большой  популярностью  в  Германии  и  Японии,  где  систему  нашего  земляка  рекомендуют  изучать  руководителям  предприятий.  Забыли  о  ней  лишь  на  просторах  СНГ.  Что  касается  Японии,  то  работы  Макаренко  там  переиздаются   массовыми  тиражами   и  считаются  обязательной  литературой   для  руководителей    предприятий.   Практически  там  все  фирмы  строятся  по  образцу   трудовых  колоний  Макаренко.   Вот  так.    А  мы  молчим.   И  последний  вопрос  к  Вам,  Людмила  Дмитриевна.  На  телеканале  «1+1»  демонстрируется  кинофильм  «Школа». Знаю,  что  Вы  его  смотрите.  Ну,  и  как?  Что  Вам  в  нем  нравится,  и  что  нет?

     —  Если  честно,  фильм  мне  не  нравится.  По-моему,  в  нем  слишком  преувеличены  пороки  нынешних  старшеклассников.  Да,  все  это  есть – наркотики,  взятки,  беременности  и  т.д.  Но  не  в  такой  явно  откровенной  мере,  как  это  показано  в  фильме.  Может,  это  считается  нормой  в  элитных  учебных  заведениях,  но  не  в  массовых  школах.  Понравилась  украинская  мова,  не  засоренная  режущими  слух  диалектизмами  жителей  западных  областей.  Настоящая,  литературная.

       — Да,  фильм  идеальным  нельзя  назвать.     Конечно,  в  чем-то  артисты  переигрывают  своих  героев,    не  совсем  убедительны.  Но  это  понять  можно,  они  уже  переросли  девятиклассников,  у  них  больше  взрослости,  чем  у  их  героев.  Но  тема  злободневная.   И  еще,  на  мой  взгляд,  правильно  подметили  создатели  фильма,  что  нынешний  учитель  — это  не  только  тот,  кто  имеет  официальный  диплом  педагога,  а  тот,  кто  по-настоящему   увлечен  этой  профессией,  знает  и  умеет  учить  тому,  что  потребуется  молодым  людям  в  практической  жизни. 

Спасибо, Людмила Дмитриевна, за интервью.

 Николай  Зубашенко

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: