ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

15 марта 1927 года начал строиться Днепрогэс. Газета «Нью-Йорк Ивнинг Пост» писала: «Постройка Днепровской станции является триумфом техники…»

Posted by operkor на Март 17, 2018

В 1920 году профессор Иван Александров приступил к работе по созданию проекта ГЭС мощностью в 560 МВт. Этот проект стал альтернативой ранее рассматривавшейся идее создания нескольких станций малой мощности.

Проект ДнепроГЭС был крупным, но не исключительным по мировым меркам того времени. Но надо понимать, что опыта подобных строек в царской России не было. Что же касается Страны Советов, то это был настоящий вызов, проверка возможностей молодого государства.

Это была сложная задача. Многие машины и энергоагрегаты не производились отечественной промышленностью, и их предстояло закупать за рубежом, причем в условиях, когда Советская Россия многими государствами мира еще не была признана официально.

На 1921-1922 годы были запланированы лишь предварительные изыскания, а само начало строительства было назначено на 1923 год.

Фактически же средства для осуществления проекта были найдены на несколько лет позднее, и 27 ноября 1926 года ЦК ВКП (б) и Совнарком СССР приняли решение о строительстве Днепрогэса.

Объявленный конкурс выявил лучший архитектурный проект, выполненный Виктором Весниным совместно с архитекторами Николаем Колли, Георгием Орловым и Сергеем Андриевским. Общее руководство строительством осуществлялось академиками Александром Винтером и Борисом Веденеевым.

Решение Политбюро, принятое в январе 1927 года, гласило, что строительство должно вестись «собственными ресурсами при условии привлечения компетентной иностранной помощи».

Руководитель проекта Иван Александров был откомандирован в США, где ему предстояло провести консультации с местными гидростроителями. Проект Днепрогэс получил высокую оценку американцев. Но Александрову удалось не только получить одобрение специалистов, но и получить принципиальное согласие американцев на участие в работах.

Главным консультантом строительства стал американский инженер Хью Купер.

Хью Купер — главный консультант проекта с американской стороны.
Хью Купер — главный консультант проекта с американской стороны. Фото: Commons.wikimedia.org

Главным инженером строительства был назначен Александр Винтер, его заместителями были Борис Веденеев и Павел Роттерт. 15 марта 1927 года на берегу Днепра был установлен красный флаг с надписью «Днепрострой начат».

Руководству стройки приходилось решать не только задачи по реализации самого проекта, но и обустройству самих строителей.

Была построена общественная столовая, рассчитанная на восемь тысяч обедов в день. В 1928 году построили пять поселков для строителей на правом берегу Днепра и один на левом. Всего было построено 658 домов, общежитий и бараков, амбулатория, фильтрационная и пожарная станции, зимний и летний театры, школа, детсад и многое другое.

Винтер был человеком основательным, бардака не терпел. По его настоянию не только в рабочих поселках, но и в ближайших к стройке населенных пунктах была запрещена продажа водки.

Несмотря на все усилия руководителей стройки, условия работы были очень тяжелыми. Не хватало техники, вследствие чего широко использовался ручной труд. Это, в свою очередь, требовало привлечения гораздо большего числа работников. К окончанию активной фазы строительства число занятых на стройке рабочих перевалило за 35 тысяч — охватить все заботой и вниманием не получалось.

Американские консультанты, глядя на это, предрекали бунты и массовый отказ от работы. Но Днепрогэс строителями воспринимался как приобщение к чему-то великому, и энтузиазм брал верх над тяжелыми условиями труда.

В постсоветский период Днепрогэс окружили мифами — о том, что проект был крайне неудачным, о его чрезвычайной дороговизне, о том, что эта стройка едва ли не оказалась первопричиной голода на Украине. Все эти рассуждения очень далеки от истины.

Как уже говорилось, удачным проект признали американцы — на тот момент главные специалисты в мире по сооружениям подобного рода.

Например, благодаря удачному выбору места для плотины затоплению подлежали лишь 15,5 тыс. га земли, в большинстве своём малопригодной для сельского хозяйства. В зону полного или частичного затопления попало 56 населенных пунктов. Переселенцам было выплачено в общей сложности 6 969 000 рублей для компенсаций за отчуждённое имущество

Проект действительно дорабатывался по ходу стройки, однако это вполне нормальная практика, особенно с учетом отсутствия у отечественных специалистов опыта.

Одной из главных статей затрат проекта стало приобретение американских генераторов и турбин для оборудования станции. Впрочем, нужно отметить, что советские специалисты умели удивлять маститых американских коллег.

Изготовление генераторов для ДнепроГЭС компанией General Electric, 1945.
Изготовление генераторов для ДнепроГЭС компанией General Electric, 1945. Фото: Commons.wikimedia.org

Руководитель строительства Винтер предложил вместо строительства в две очереди и установки турбин мощностью по 30 тыс. кВт строить электростанцию в одну очередь, сократив число гидроагрегатов с 13 до 9 и применив турбины по 60 тыс. кВт. Соответственно увеличивалась общая мощность ГЭС до 540 тыс. кВт.

Американцы считали идею нереалистичной, поэтому нужные агрегаты дорабатывались на ленинградском предприятии «Электросила». Предложенная Винтером сварная конструкция генератора и ротора оказалась настоящим открытием для иностранцев. Впоследствии энергетики всего мира стали использовать сварные конструкции в больших агрегатах.

Один из американских консультантов, говоря о работе с советскими коллегами на Днепрогэсе, заметил: «Да, мы признаем, что русские инженеры хорошие, очень хорошие специалисты, но им очень много мешает то, что они недовольны найденными, проверенными решениями, а ищут все время новых. Вы все волнуетесь и много тратите времени на поиски».

Первый агрегат Днепрогэс был запущен в мае 1932 года, а окончание строительства пришлось на сентябрь 1932 года.

Монтаж турбины на ДнепроГЭС, 1932.
Монтаж турбины на ДнепроГЭС, 1932. Фото: Commons.wikimedia.org

Первоначально торжественное открытие Днепровской ГЭС планировалось на 1 октября 1932 года, однако Сталин, которому доложили об этом, сказал: «Давайте перенесем открытие на 10 октября». 10 октября праздновал день рождения руководитель Днепростроя Александр Винтер, и таким образом советский лидер решил выразить уважением человеку, чей вклад в осуществление проекта неоценим.

Серго Орджоникидзе выступает на Первом Всесоюзном совещании стахановцев в Кремле. 1935 год.

На торжественном открытии 10 октября 1932 года присутствовали Михаил Калинин и Серго Орджоникидзе.

Американский инженер Хью Томпсон вспоминал: «Я никогда не забуду минуты, когда монтаж машин Днепрогэса был закончен и Винтер взял рубильник, чтобы своей рукой включить первый ток. Я сказал ему: „Мистер Винтер, суп готов“. На глазах у Винтера были слезы. Мы расцеловались по русскому обычаю. У вас есть много хороших инженеров, но Винтер — фигура совершенно исключительная. Таких, как он, мало на свете. Их можно перечислить на пальцах. Это полководец!».

Шесть американских консультантов во главе с Хью Купером «за особо выдающуюся работу на Днепрогэсе были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

Окончание строительства отмечали широко как на официальном, так и неофициальном уровне. «Два дня шли банкеты в ресторанах на правом и левом берегу. На столах — большой выбор блюд, вина из подвалов Массандры. Демократия была полная: рядом с прославленным комбригом сидел рядовой колхозник, с академиком чокался монтажник. В конторах отделов стояли столы с водкой, мясом, хлебом. Кто угодно мог выпить и закусить, сколько душа пожелает!», — вспоминали очевидцы событий.

Турбинный зал ДнепроГЭСа.
Турбинный зал ДнепроГЭСа. Фото: Commons.wikimedia.org

За рубежом реализацию проекта Днепрогэса оценивали высоко. Американская газета «Нью-Йорк Ивнинг Пост» писала: «Без сомнения, постройка Днепровской станции является триумфом техники, которым могла бы гордиться каждая страна».

Себестоимость киловатт-часа электроэнергии, вырабатывавшейся на Днепровской ГЭС, оказалась самой низкой в мире. Проектная себестоимость кВт⋅ч была установлена в 0,6 копейки, а фактически в 1934 году она составляла 0,44 копейки.

Город Запорожье после запуска Днепрогэс превратился в мощнейший индустриальный центр всего Советского Союза.

Разрушения после повторного взрыва, 1943.
Разрушения после повторного взрыва, 1943. Фото: Commons.wikimedia.org

В годы войны Днепрогэс подвергся масштабным разрушениям. При восстановлении с января по август 1944 года сапёры извлекли из тела плотины 66 тонн бомб и взрывчатых веществ, 26 тысяч мин, снарядов и гранат.

После войны первый гидроагрегат был включён в электросеть в марте 1947 года, а последний — в мае 1950 года. При этом мощность Днепровской ГЭС возросла на 16 процентов.

В 1969 году началась реализация проекта «Днепрогэс-2». Мощность второй очереди составила 836 МВт. Среднегодовая выработка первой и второй очереди — 3,64 млрд. кВт/ч.

Днепровская ГЭС и сегодня — один из важнейших объектов энергетики Украины, от которого зависит возможность оперативного снижения или увеличения мощности в энергосистеме страны.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: