ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Махно и Есенин. Литературно-историческая разведка Марка Шевелева

Posted by operkor на Март 25, 2018

Есенин поле


Вот и настало то время, когда можно, кажется, и поговорить о многолетнем интересе, который проявлял к анархисту Нестору Махно «последний поэт деревни». Можно процитировать без боязливых умолчаний известное письмо Есенина харьковской знакомой: «Ехали мы от Тихорецкой на Пятигорск… Видим, за паровозом что есть силы скачет маленький жеребенок. Так скачет, что нам стразу стало ясно, что он почему-то вздумал обогнать его. Бежал он очень долго, но под конец стал уставать, и на какой-то станции его поймали. Эпизод для кого-нибудь незначительный, а для меня он говорит очень много. Конь стальной победил коня живого. И этот маленький жеребенок был для меня наглядным дорогим вымирающим образом деревни и ликом Махно. Она и он в революции нашей страшно походят на этого жеребенка тягательством живой силы с железной».

МАХНОВ марте 1920 года, квартируя в течение двух-трех недель у харьковского знакомого, Есенин не мог не слышать о примыкавшем к городу «вольном» районе, который обороняла 6-тысячная повстанческая армия батьки Махно, сражаясь на два фронта:  против красных частей и продотрядов и – против белогвардейцев.

Поэму «Сорокоуст», написанную летом 1929 года, запечатлевшую жеребенка, «страшно похожего на Махно», считают лучшим произведением поэта. Утверждают, что даже настороженный к Есенину Валерий Брюсов встретил поэму с одобрением.

— Строки его стихов о красногривом жеребенке сердце каждого переполняют жалостливым чувством, — говорил скульптор С. Коненков, — а вы попробуйте представить, какую глубокую сердечную рану наносил он своим голосом, когда одновременно сурово и нежно, неторопливо выговаривал трогательные слова:

Милый, милый, смешной дуралей,

Ну, куда он, куда  он гонится?

Неужель он не знает, что живых коней

Победила стальная конница?

Стихи о жеребенке нравились многим поэтам разных направлений – от В. Маяковского до Т. Табидзе.

В конце лета 1921 года тихо закатывается повстанческая звезда батьки Махно, а сам он исчезает с полусотней всадников в зеленых заднепровских холмах.

Трагически-мрачная фигура предводителя крестьянской армии продолжает волновать воображение поэта. Находясь на излечении в Шереметьвской больнице, он продолжает обдумывать композицию поэмы о Махно с условным названием «Страна негодяев». И. Старцев отмечает, что «мысль о написании этой поэмы появилась у Есенина тотчас по выходе «Пугачева» в декабре 1921 года. Пугачев и Махно. Что-то общее, видимо, находил Есенин в этих бунтарских натурах.

Название поэмы «Страна негодяев» он привез из Америки. Поездка за границу внесла изменения в первоначальный замысел. Находясь в США, Есенин специально ходил на нью-йоркскую биржу. Тысячи людей, толпящихся в зале, возбужденных, кричащих, потных поразили питомца патриархальных рязанских раздолий: «Это страшнее, чем быть окруженным стаей волков. Что значит наши маленькие воришки и бандюги в равнении с ними? Вот где она – страна негодяев!»

…Где-то в снежной ночной глуши Урала, на промерзшем разъезде, охраняя «золотой эшелон», комиссары прииска спорят о будущем России. Первому из них Рассветову, не по душе американский образ жизни, «мировые цепи» и «мировое жулье», хотя он – за американское лекарство для соломенной России – сеть шоссе и железных дорог.

А Чарин, второй комиссар, с горькой прямотой говорит, что «мы не лучшее дерьмо», чем американцы, что распустившийся пышным цветом бандитизм – это «ответ партийной команде на налоги за крестьянский труд».

Почему крестьянство так любит Махно, спрашивает комиссар Чарин, и отвечает: людей озлобили наши поборы. Надо открыто сказать, заявляет комиссар, что республика наша – блеф.

Вникая в этот ночной, 70-летней давности комиссарский спор, ловишь себя на мысли о сегодняшней его актуальности, не довела ли наша централизованная государственная машина народ до озлобления налоговыми поборами, ограничениями, дефицитами?

А что же Номах-Махно, решивший поживиться на «золотом эшелоне»? Он уверяет, что его бандитизм «особой марки», его бандитизм – осознание, а не профессия, и появился в результате диктатуры власти. Номах тоже когда-то верил в чувства: в любовь, героизм и радость, а теперь разуверился. Все бандиты, что скачут по стране, по его убеждению, такие же разуверившиеся:

Я шел с революцией,

Я думал, что братство не мечта и не сон.

Есенин и тут смягчил облик Номаха. «Все, что возьму, — обещает главарь банды, — я все отдам другим». Вот Номах пеняет налетчику, что тот слишком кровожаден: «Если б я видел, то и этих двоих не позволил убить…». Таким «рыцарем» хотел бы видеть мягкосердечный лирик атамана кровавого крестьнского бунта. Но, увы! Махно давно был другим.

«Еще с Новоселки батька начал пить… В Шагорово батька начал уже дурить – бессовестно ругался на всю улицу, верещал, как ненормальный, ругался и в хате при малых детях и при женщинах…»

Дневниковые записи жены Махно сделаны в те мартовские дни 1929 года, когда Есенин азартно декларировал на харьковских бульварах: «Все мы яблоко радости носим, и разбойный нам близок свист».

Известны две концовки поэмы. В черновом варианте, перечеркнутом Есениным, Номах, ограбивший эшелон с золотом, попадает в руки комиссаров и жалко лепечет: «Это… Это  ошибка».

В беловом, известном читателю,  варианте – Номах в финале ловко ускользает из-под носа незадачливых красных сыщиков. Как же здесь не усмотреть авторскую симпатию и к образу, и к прототипу?

Писатель Ю. Лебединский вспоминал, как в последние месяцы жизни Есенин остро интересовался положением крестьянства, гвоорил, что нелегко переживает деревенский мужик переход к социализму, предчувствовал мучительный процесс этого перехода для сельских жителей.

Как мы знаем, дальней ход событий подтвердил, к сожалению, тревожные предощущения поэта.

Марк Шевелев, из книги «Над синню буйного Славути», 1998г.

ПРИМЕЧАНИЕ.

Марк Шевелев – уроженец Мелитополя, проживал и работал в Запорожье.  Закончил факультет журналистики Киевского государственного университета им. Т. Шевченко. Он автор двух десятков книг поэзии и прозы. Член Национального Союза писателей Украины, лауреат международных литературных конкурсов. С 2004 года проживает в городе Любеке (Германия). Читателям «Хроник и комментариев» Марк Шевелев известен как автор ряда литературных расследований, которые были опубликованы на нашем портале.

https://operkor.wordpress.com/2012/01/03/молочных-вод-былое-волшебство-в-герм/

 

 

 

 

 

 

==========================

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: