ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Железорудный закон олигархии. Перемещение прибыли при экспорте железной руды из Украины

Posted by operkor на Октябрь 18, 2018

Государственная фискальная служба в упор не замечает схем по занижению цены экспортируемого из Украины железорудного сырья на более чем полмиллиарда долларов в год. Об этом свидетельствуют результаты исследования “Перемещение прибыли при экспорте железной руды из Украины”, инициированного независимыми профсоюзами Криворожья при поддержке фракции зеленых и объединенных левых Европарламента.

В мае 2017 года по шахтам Кривбасса прокатилась волна забастовок. Работники Криворожского железорудного комбината, “Евраз Сухая Балка” и “АрселорМиттал Кривой Рог” потребовали от владельцев предприятий поднять заработную плату в долларовом эквиваленте до уровня 2013 года (1000 долларов) и соблюдать нормальные условия труда (в 2014 году правительство Яценюка отменило проверки бизнеса, в том числе со стороны Гостехнадзора, из-за чего выросло количество несчастных случаев на производстве).

Горняки отказывались подниматься на поверхность и в результате администрация шахт была вынуждена спускаться в шахты и вести переговоры под землей. Результатом забастовок стали подписанные топ-менеджерами шахт соглашения о повышении зарплат в два-три этапа. Однако, в итоге эти обещания не были выполнены. Трудовые коллективы стали убеждать в том, что, во-первых, директора шахт не имели полномочий подписывать какие-либо соглашения, а во-вторых, если зарплаты будут подняты до уровня, который требовали забастовщики, то предприятия “пойдут по миру”. В доказательство экономисты и юристы олигархических холдингов, которые контролируют криворожские шахты, демонстрировали экспортные контракты на железорудное сырье.

Профсоюзные активисты были неприятно удивлены озвученными ценами экспортных поставок. Они явно противоречили как текущей конъюнктуре на мировом рынке железной руды, так и здравому смыслу. Ведь из 7 украинских миллиардеров из списка Forbes шестеро в разное время владели или продолжают владеть ГОКами и сделали на этом немалую часть своего нынешнего состояния: Ахметов, Новинский, Жеваго, Пинчук, Коломойский и Боголюбов.

В частности, трое последних судились в Лондоне по поводу Криворожского железорудного комбината. Зять Леонида Кучмы требовал от совладельцев группы “Приват” компенсации в размере 2 млрд долларов за непереданный ему по итогам приватизации в 2003 году пакет (93%) акций КЖРК. Эта сумма более чем в 50 раз превышает среднегодовой размер чистой прибыли Криворожского железорудного комбината. После того, как Коломойский и Боголюбов удовлетворили требования Пинчука и отдали ему свою лондонскую недвижимость на сопоставимую сумму, стало очевидно, что показатель официальной прибыли КЖРК не соответствует реальной рентабельности комбината.

Поэтому криворожские профсоюзы решили обратиться к специалистам с вопросом, как же и по каким ценам на самом деле экспортируется украинское железорудное сырье. Темой заинтересовались ГО “Социальный рух” и Центр социальных и трудовых исследований. Вокруг них постепенно сформировалась международная группа ученых, специализирующаяся как на статистических методах анализа данных, так и на вопросах международного налогообложения корпораций.

Дополнительную актуальность исследованию придавало то, что в экономике Украины ЖРС занимает положение в чем-то схожее с ролью углеводородов в России. По запасам железной руды Украина занимает третье место в мире, а по размерам ее экспорта входит в первую “пятерку”.

На основании аналитической базы американской Import Genius были проанализированы данные о каждой конкретной поставке украинского железорудного сырья на внешний рынок. Сравнивались данные украинской таможенной статистики (то есть по какой цене сырье уходило из страны) и текущие котировки Platts. В исследовании были учтены цены транспортировки в Китай и Восточную Европу (основные рынки ЖРС из Украины), а также различия в ценах в зависимости от того идет ли речь об окатышах или концентрате, и с каким содержанием железа. Отслежены цепочки посредников, связанных с владельцами украинских ГОКов.

Выяснилось, что за период с 2015 по 2017 год львиная доля железорудного сырья из Украины была продана через 11 зарубежных посредников. Размер “дисконта” по отношению к спотовым котировкам мирового рынка колебался от 21% по окатышам до почти 29% по неагломерированной руде с содержанием железа 62%. В итоге, за эти три года общий размер занижения цен при экспорте украинского ЖРС составил 1,56 млрд долларов.

По сути, здесь мы имеем дело с транфертным ценнобразованием, точнее с одним из его вариантов, когда за счет занижения цен при вывозе продукции прибыль выводится из страны-экспортера в низконалоговые юрисдикции (например, такие как Швейцария или Люксембург, которые в соответствии с украинским законодательством не относятся к числу офшорных юрисдикций, хотя по факту являются таковыми).

Одним из вопросов, на который должно было ответить “Перемещение прибыли при экспорте железной руды из Украины”, заключался в том, существует ли в Украине эффективная законодательная база, регулирующая трансфертное ценообразование. В Украине законодательство, регулирующее трансфертное ценообразование, действует с 2013 года. Как выяснили исследователи, наша нормативная документация в данной сфере вполне отвечает требованиям ООН и ОЭСР и развивается в целом в русле мировых тенденций.

То есть проблема не столько в несовершенстве законодательной базы, сколько в том, как она применяется на практике. Например,  когда Кабмин не вносит в черный список офшоров Швейцарию, Люксембург, Словакию — зарегистрированные там посредники активно используются для трансфертных операций с железной рудой. Или когда Государственная фискальная служба настойчиво закрывает глаза на занижение экспортных цен владельцами украинских ГОКов.

Впрочем, как справедливо отметил один из участников исследования Александр Антонюк, вряд ли стоит этому удивляться, учитывая, что 5 последних руководителей ГФС (и предшественников Службы) находятся под следствием. Такие себе “зицпредседатели Фунты”, которые традиционно с удовольствием концентрируются на борьбе с микронарушениями (“пиджаки”/”челноки”), оставляя при этом без контроля миллиардные потоки по вывозу национального богатства “клиентами” из Офиса крупнейших налогоплательщиков.

Если экстраполировать те схемы, которые были обнаружены в ходе “Перемещения прибыли при экспорте железной руды из Украины” на остальные две ключевые группы вывоза товаров из Украины — черные металлы и агропродукцию — выходит, что ежегодно крупный бизнес занижает официальную стоимость своего экспорта из страны примерно на 3,3 млрд долларов. Это не только потери для бюджета страны в размере 540 млн долларов, не уплаченных олигархами налогов, но и мощный канал оттока капитала из страны. Тех самых прямых инвестиций, которых нам не хватает для нормального (а не в рамках статистической погрешности) экономического роста.

Причем именно в случае с железной рудой эта ситуация достигает особого цинизма. Ведь здесь речь идет о разграблении недр страны, которые “являются объектами права собственности Украинского народа“. Мало того, что невозобновляемые ресурсы Украины без должной уплаты налогов (вследствие занижения цены экспорта) вывозятся из страны, так еще, что называется “на дорожку”, олигархи получают по этим операциям еще и возмещение НДС из госбюджета.

Олег Калита

http://zp.nashigroshi.org

КАК ДОБЫВАЮТ ЖЕЛЕЗНУЮ РУДУ В УКРАИНЕ

Не секрет, что основной приток валюты в бюджет Украины дает экспорт металла, ведь наша страна входит в десятку основных его продавцов на мировом рынке. Но мало кто задумывается о том, откуда берется столько стальных чушек и проката и почему они дешевле, чем у конкурентов.

По словам доктора геолого­-минералогических наук, професора Владимира Михайлова, способствует этому уникальное геологическое строение земли на юго-востоке страны: там компактно расположены одни из крупнейших на планете залежей каменного угля, железных руд и марганца, без коего качественной стали не выплавишь.

Поэтому затраты на логистику низкие. Хватает руды и на экспорт, что тоже дает валюту в казну, ведь Украина занимает первое место в мире по запасам железных руд. И если из-за войны в Донбасе уголь мы, увы, теперь не продаем, а покупаем, то железная руда и продукция из нее по-прежнему идет за рубеж.

Как добывают руду, журналисты «Сегодня» увидели в Кривом Роге, где находятся 4 горнообогатительных комбината (ГОК): Северный — самый большой, Южный — самый старый, работает с 1955 г., Центральный — на нем руду добывают как открытым, так подземным способом и Ингулецкий — самый современный, ему всего полвека.

new_image8_28

Гиганты. В ковше экскаватора помещается до 10 кубометров горной массы, которые весят около 30 тонн. Для полной загрузки 130-тонного БелАЗа нужно 4—5 ковшей.

МАСШТАБЫ. Человека, впервые оказавшегося на краю горнорудного карьера, впечатляют прежде всего его размеры и масштабы работ: они ведутся на глубине 300—500 м, размеры карьера за 50—60 лет выработки достигли в длину и ширину 3—4 км. Вывозят руду и пустую породу мощными карьерными самосвалами БелАЗ и «Катерпиллер», в кузовах которых, в зависимости от модели, помещается от 120 до 220 т груза (2—4 железнодорожных вагона). Под стать четырехколесным гигантам и погрузочная техника. Например, ковш гусеничного экскаватора имеет обьем 8—10 куб. м и за раз высыпает в кузов самосвала до 30 тонн измельченных взрывом тяжелых «булыжников».

Очевидно, что ведение работ в таких объемах требует миллиардных инвестиций. По словам генерального директора «Группы Метинвест» Юрия Рыженкова, в структуру которой входят Криворожские ГОКи, за 9 лет «Метинвест» инвестировал в ГОКи 26,3 млрд грн (это порядка 5% доходов госбюджета Украины на 2015 г.). При этом работать горнякам становится все сложнее, так как цены на металл и руду на мировых рынках с каждым годом снижаются, а себестоимость добычи растет. «За 1,5 года цена железной руды на внешних рынках упала более чем втрое, рента за ее добычу выросла в 18 раз, с 3,64 грн/т до 65,52 грн/т, сейчас балансируем на грани рентабельности, кроме того, есть проблемы с возмещением НДС. Ситуация стала улучшаться, но этого недостаточно», — говорит Рыженков.

Чтобы оставаться на плаву, на ГОКах внедряют передовые технологии, прежде всего это циклично-поточная транспортировка руды. По-простому — строятся подземные конвейеры, и на дробильные и обогатительные фабрики все большая часть руды поступает по ним и все меньше руды перевозится туда самосвалами. Выигрыш двойной: снижается себестоимость добычи (на $2—3 на тонне, или до 10%) за счет экономии солярки для самосвалов, расходов на ремонт и т. д. и улучшается экология.

new_image_202

Мирный взрыв. Раздробил скалу объемом со 100-этажный дом.

КАК ДОБЫВАЮТ. Разработка вскрытой (частично очищенной от земли и камня, которые вывозят в отвалы ж/д транспортом или карьерными самосвалами) твердой горной породы начинается с взрывных работ. Для дробления твердой породы используются ежемесячно сотни тонн взрывчатки. «Массовые взрывы проводятся дважды в месяц, потом разрабатывается порода, — говорит гендиректор Южного ГОКа Константин Федин. — Массовый взрыв — это значит, что одновременно взрывают несколько сотен скважин (каждая глубиной 15—16 м и диаметром до 30 см). На этот раз в 417 скважин заложено 306 т взрывчатки, которая измельчит 280 тыс. куб. м горной массы. В том числе 90 тыс. кубов вскрыши (которую надо будет вывезти в отвал) и 180 тыс. кубов руды».

Сирена, которая душераздирающе выла 15 минут, предупреждая всех на карьере, что сейчас рванет и надо еще раз убедиться, что люди и техника отведены на безопасное расстояние (500—700 м), отключены линии электропередач, смолкает. Взрыв! Тонны взрывчатки поднимают породу на десятки метров. Взрывная волна по ушам не бьет — далеко, но хорошо видно, как пылевое облако поднимается на добрую сотню метров. Постепенно оно оседает. Даже после столь мощного взрыва карьер почти не изменился, настолько он огромен, хотя в камни превратилась часть скалы размерами со 100-этажный дом. Теперь у горняков есть работа на ближайшие недели. Первыми «в бой» пойдут мощные бульдозеры, которые расчистят дорогу экскаваторам и самосвалам.

new_image6_63

Начало пути. Добытую руду самосвалы везут на дробильную фабрику.

МИНИ-СЛОВАРИК ГОРНЯКА

Приводим значение некоторых геологических и технических терминов, которые встречаются в репортаже.

Вскрыша. Мягкие и твердые горные пустые породы (камень, песок), под которыми находятся полезные ископаемые.

Железистые кварциты. Бедная железом горная порода, содержит 25—40% железа, а например, магнитный железняк до 70%.

Рудный концентрат. Порошок, продукт обогащения полезных ископаемых, в котором содержание руды в 2—2,5 раза выше, чем в горной массе.

Окатыши. Рудный материал, прочные шарики из концентрата, размер 9—16 мм, получаемые путем обжига в печах. Окатыши хорошо транспортируются и хранятся. Используются в черной металлургии для выплавки из них стали.

Думпкар — ж/д вагон-самосвал. На ГОКах ими перевозят руду на обогатительные фабрики и пустую породу в отвалы.

Карьерный самосвал. Спецавтомобиль грузоподъемностью более 100 т.

ТЕХНИКА: имена поэтов и гетманов

Ингулецкий ГОК — единственный в Украине, где уже год обкатывается новая техника — два БелАЗа грузоподъемностью 220 т. Каждый обошелся в $2 млн (массово используемый здесь 130-тонный БелАЗ стоит $130 тыс.). По словам и. о. гендиректора ГОКа Александра Герасимчука, новинка себя оправдывает, ведь перевозка на нем каждой тонны руды обходится дешевле, чем на 120—130-тонных махинах, которых на карьере полсотни. Кстати, 220-тонник не самый большой БелАЗ, есть и 450-тонники, но они великоваты для наших карьеров.

Журналисту «Се­годня» разрешили подняться по крутому трапу в кабину 220-тонного исполина и посидеть в кресле водителя. Преодолев 13 ступеней и обзирая дорогу с почти 6-метровой высоты (габариты машины 13,4х8,4х6,6 м, мощность двигателя 2300 л. с., как у 25-ти легковушек, вес пустого — 156 т, диаметр колеса — более 4 м, а весит оно 5,5 т), вспомнил шутку о водителе БелАЗа, который смотрит на дорожные знаки только из любопытства. На самом деле дисциплина движения техники в карьере очень строгая, рассказал нам один из лучших водителей «Метинвеста» Геннадий Ступак. «Скорость разрешена не более 30 км/час (максимальная у БелАЗа — 50 км/ч), на поворотах надо быть особо внимательным, чтобы не перевернуться, не съехать в кювет», — говорит Ступак. Труднее всего водителям приходится ночью и зимой, ведь карьер работает круглые сутки и круглый год.

Главные трудяги на карьерах — 120 и 130-тонные БелАЗы. Почти все они имеют личные имена, как корабли. По словам Герасимчука, как назвать машину, решают сами рабочие. «У нас есть БелАЗы, названные в честь гетманов Украины, в честь лучших рабочих и руководителей». Один из 130-тонников — «Тарас Шевченко» — как раз подъехал на погрузку руды к экскаватору №34, эти машины, в отличие от БелАЗов, безымянные (как грузят БелАЗы —).

Проходит менее 10 минут, и заполненный рудой исполин медленно едет по серпантину к приемному бункеру дробилки (180 м ниже уровня земли) и опорожняет в него кузов. Здесь глыбы давят на куски размером до 30 см, и по подземному ленточному конвейеру длиной 3,4 км руда идет на поверхность на дробильную фабрику. Там ее разбивают на еще более мелкие части. На обогатительных фабриках их перемалывают в порошок в шаровых мельницах (огромные вращающиеся цилиндры со стальными шарами внутри), в которые насыпают несколько десятков тонн руды.

Далее руда отделяется с помощью магнитов, пустая порода идет в отвал, а обогащенная руда на горнообогатительных фабриках превращается в рудный концентрат или окатыши. Содержание железа и там, и там в 2—2,5 раза выше, чем в руде (63—67%). Это для горняков — конечный продукт, себестоимость которого — $25—30 за тонну. Кстати, на Северном ГОКе я «добыл» кусочек руды, примерно полкило. По словам специалистов, в нем — 24—25% железа.

new_image5_93

Сброс. Сто тридцать тонн руды сейчас окажутся в дробилке.

new_image7_44

Дробилка. Перемалывает глыбы руды в булыжники размером 20—30 см.

new_image9_19

Колесо. Его диаметр — более 4 м.

ГОКИ В ЦИФРАХ

Четыре ГОКа — это более 24 тыс. работников и 7 тыс. подрядчиков. Производят рудный концентрат (до 48 млн т в год) и окатыши (до 10 млн т в год). Средняя зарплата до 7000 грн/мес.

ЮЖНЫЙ. Площадь 6,18 млн кв. м. Размеры: 3х2,65 км, глубина 345 м. Старейший ГОК, начало добычи — 1955 г., добыто 1,5 млрд т руды, из нее произведено 700 млн т концентрата.

СЕВЕРНЫЙ. Площадь 68 млн кв. м (площадь Житомира). Два карьера — Первомайский: 3,3х2,5 км, глубина 475 м. Анновский: 5,25х1,2 км, глубина 300 м. Внедряется циклично-поточная (ЦП) технология добычи руды.

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ. Три небольших карьера и шахта глубиной 690 м. Единственное предприятие, использующее открытый и подземный способы добычи руды.

ИНГУЛЕЦКИЙ. Размеры: 3,3х2,4 км, глубина 460 м. Используется ЦП-технология.

Опубликованоhttp://ukrvedomosti.com.ua

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: