ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

У  памяти свои  законы.  Ее не  убить запретами

Posted by operkor на Май 8, 2019

 В   годы   Великой   Отечественной   войны,   согласно   официальным   данным,  погибли   27   млн.  человек.  Более   2,5  млн.  пропали  без   вести.  О   многих  из  них    до   сих    пор   ничего   неизвестно:  то  ли  погибли  они,  то  ли  попали   в  плен   или   остались   живы   и   невредимы.  Сегодня найти  такие  сведения проще, чем, скажем, 20 лет назад — в ОБД «Мемориал», базах «Подвиг народа» и «Память народа» есть миллионы документов. Однако разобраться в них не всегда под силу неопытному человеку. Понятно,   не   лишней   в   этом  вопросе была   бы  и   помощь  государства   и   общественности.   Но   сегодня   советские   лозунги –Никто   не   забыт,  Ничто   не   забыто,   не   в  чести.  Сегодня   украинские   власти  специально  вытравливают   из   сознания  жителей   страны  все,   что   связано  с   празднованием   9   мая   Дня  Победы,  настойчиво   убеждают   нас  отмечать   эту  святую   для   нас  дату 8   мая,   как   день   памяти.  То   есть,  на   европейский   лад.   Но   я   убежден,  что   из   этого   ничего   не   получится.   Слишком   многое   у   нас   связано   с  Великой  Отечественной  ,  с   той  неимоверной   бедой,   какую   она   принесла  советскому   народу,   нашей   Украине.

Но     продолжим   разговор   о главной  нашей   теме   — о  без   вести   пропавших.  Родился   я   в   селе   Краснополье   Нехаевского   района  Волгоградской (Сталинградской)  области   в     1937   году..  Помню,   как  в   июне   1941  года краснопольцы   провожали   уходящих   на   фронт. В   их   числе   были     мой отец   Зубашенко   Иван   Трофимович  и   два   родных   дяди – Николай   и   Тимофей   Кузнецовы.   Помню  несколько   эпизодов, связанных  с   жизнью   в   селе  в   военные   годы. В   частности,  те   трудности,   которые  пришлось   тогда   пережить   краснопольцам.  Особенно   напряженным  выдался  для   нас  сорок   второй   год,   когда   война   приблизилась,   можно   сказать,  вплотную…..  к   нашему   селу.  Краснополье  практически  оказалось   в   прифронтовой   зоне.  С   одной   стороны   Сталинград,   а   с   другой – ожесточенные   бои  под   Воронежом.  Сначала   мы   были   свидетелями  отступления   наших   войск  с   запада   на   восток.  Через   село   двигалась   бесконечная  вереница  буксируемой   разбитой   военной   техники:  самолеты,   орудия,   танки,   автомобили   и т.д.  Красноармейцы   шли   небольшими   группами  без   строя.  Вид   у   них   был   мрачный,   усталый. Мы,   мальчишки,  днями   наблюдали   такую  грустную   картину.

Особенно   остро   врезался   в   мою   детскую   память  такой  трагический  факт,  который      и   сегодня   вспоминаю,  как  очень   грустный,   первый   кровавый   урок  той   далекой   уже   для   меня   войны.  Жестокий,   незабываемый   урок,  когда   я   собственными   глазами   видел   только   что   убитого   мужчину.  Произошло   это   так.  Вместе   со   своим   неразлучным   дружком   Иваном   Мирошниченко,   старшим   меня   на   три  года,   мы   постоянно   находились   на   колхозной   ферме,   где   работала  моя   мать.  Рядом   с   фермой проходила  трасса, по   которой   двигались   военные.  И   тут   же,   упираясь   в   трассу,   возле   фермы,  был  песчаный   овраг.   Небольшой,   мы   там   часто  играли  в   разные   детские   забавы,   рассматривали   лисьи   и   заячьи   норы  и  т..д. Однажды   обратили   внимание,  как  с   трассы  свернули  трое   военных  и   направились   в   овраг.  А   где-то   спустя   полчаса  из   оврага   вышли    уже   не   трое,   а   двое   военных  и  снова   пошли   дальше   по   трассе. Не  знаю   почему,   скорее   всего   это  было    наше   детское   любопытство,  мы   тоже   решили   заглянуть   в   овраг.   И   вот   там-то  мы   и   увидели   эту   жуткую   картину.  Буквально   метрах   в   150  от   трассы,   на   дне   песчаного   оврага,   лежал   убитый   военный,   в   одном   нижнем   белье (  белые  рубашка   и   кальсоны).  А   почти   рядом  валялась   вся   в   крови  солдатская     пилотка   со   звездочкой.  Солдат  лежал   как   живой.  Для   нас   было   жутко   наблюдать   мертвого   человека,   только   что   лишенного   жизни. Но   страха  особого   мы   не   испытывали,   тем   более   лично  я,  поскольку  мне   было   тогда   всего-навсего   шесть   лет   и  я   еще по   сути   не   имел представления,   что  такое смерть.

Меня  заинтересовала  пилотка  солдатская  со  звездочкой. Она   была   вся   в  крови,   но   меня   это   не   пугало,  я   надеялся  ее   постирать  и   носить  ее   повседневно.  У   моего   дружка   уже   была  пилотка   со   звездочкой,   поэтому   он   не   возражал,  что  я   возьму  ее  себе. Так  и   поступили.  Прихожу   я   домой  и   начал   с  того,   что   начал  в  луже  стирать  найденную   в   овраге   пилотку.  Холодная   вода   плохо   отмывала   кровь.   На   это   обратила   внимание  бабушка.

— Где  ты   взял   эту   пилотку?  Почему   она   вся   в   крови?

Не   скрывая  происшедшего,   я   наивно   все   выложил   бабушке,   со   всеми   подробностями.  Она   взяла   у   меня   пилотку  и   запричитала:

— Господи,   так   это   может  моего   сыночка   там   убили  нехорошие   люди.   Она  тут   же   собрала   несколько   старух  и   наказала  мне,   чтобы   я   проводил   их   в   овраг,   в   то    место,   где   лежал   убитый     военный.  Они   там   же,   в   овраге,   на   скорую   рук   вырыли   могилку   и   похоронили  неизвестного.  Что   произошло   между   военными,  почему   они   убили   своего   товарища,   конечно,   никто  ничего   не   узнал.  Потом   его   перезахоронили   в   другое   место,   где   уже   не   было   песка.  Со   временем могила  неизвестного совсем   исчезла,   потому   что   никто   за   ней  не   следил.  А   ведь   у   него  были  и,  возможно,  и   сегодня   еще   есть  родственники,   которые  не   дождались   его   с   войны.  Которые,  возможно,   и   сегодня  еще   пытаются   отыскать   его   следы   через  соответствующие  программы   интернета.  Я  привел  эту историю  без   вести   пропавшего,   чтобы   как-то  облегчить  его   родным   узнать   место,   где  он   погиб   и   при   каких   обстоятельствах.  Для   меня  это  молодой  мужчина,  без   вести   пропавший   летом   1942   года,   стал  серьезным   напоминанием  заняться   всерьез   и   поиском  моих  родных,   не   вернувшихся   с   войны.  Но   к   этому   я   пришел  уже   позже,  кода   появились   советские   лозунги:  Никто   не   забыт  и   Ничто   не   забыто.

Безусловно,  самым   ярким   событием  военных   лет  было   9  мая  1945   года – День   Великой   Победы.  Как   сейчас   помню,  был   теплый   солнечный   день.  Все   село   собралось   на   территории  школы.  Кто-то   выступал,   что-то   говорил.  Люди   обнимались,   смеялись,   плакали.  Была   всеобщая   радость   со   слезами   на   глазах.  Радовались   и   мы,   детвора,   надеясь   на   то,   что   скоро   увидим   своих   отцов   и   старших   братьев.  Верили   в   это   даже   те,   кому   пришла   похоронка.   Надеялись,   а   вдруг   это  ошибка,   а  вдруг   он   живой?  Но   всеобщая  эйфория   Победы  скоро  сменилась  горькой   реальностью  послевоенной   разрухи.  Мало-помалу  стали   возвращаться   фронтовики.   Но   это   были   единицы.  Большинство  мужчин-сельчан  не   вернулись   с   войны,  остались   лежать  в   чужой   земле.  Среди   них   и   мой   отец,  два   родных дяди  и   двоюродный   брат  Иван   Андреевич   Кузнецов.  Вот   тут-то  и  началась   моя   попытка  каким-то   образом   выяснить   их  судьбу.  К  сожалению,   началась   уже   поздновато,  когда  не   осталось  ни   писем,   ни   других  поясняющих  документов  о   них.  Единственная   зацепка  — письма   брата   Ивана   Андреевича   Кузнецова. Тут   такое   дело.  У   него   не   было   ни   отца,   ни   матери.  Они   рано   умерли.  И  его   воспитывала   бабушка   Маша,   мать  моей   матери  и   погибших  двух   дядей.  Письма   были   короткими,   фронтовыми.  Всего  по   несколько   предложений   в   каждом   из   них.  Из   этих   писем   я   понял,   что   брат участвовал   в   боевых   действиях   во   время   Сталинградской   битвы.  Но   поскольку   интернета   тогда   еще  не   было,  я  решил   воспользоваться возможностью  побывать   в   Волгограде,   на   Мамаевом   кургане,   где,   как   мне  подсказали,  имеются   списки  погибших   и   похороненных   там.

Побывал  на   Мамаевом   кургане,   внимательно   перечитал  имеющиеся   списки  погибших   и   захороненых  там,   и   страшно   обрадовался:  среди   них  трижды   повторялись   Кузнецовы   Иваны   Андреевичи   и   все   1924  года   рождения.  Наверняка,  один  из   них   мой   брат,   которого   я   хорошо   помнил.  И   я   написал   об   этом   в   газету,   чтобы   все   родственники   прочитали   об   этом.  Но   чем   больше   я   об   этом   думал,  тем    чаще  возникало   сомнение:   а  брат   ли   это?  Не   однофамильцы   ли   это   его?   И   чтобы   развеять   такие   сомнения,   специально   снова   поехал   в   Волгоград,   встретился   с   администрацией    музея   на   Мамаевом   кургане  и   задал  им    вопрос,   могут   ли   они   подтвердить,  что   это   действительно   мой   брат  похоронен   там?   И   был   страшно   разочарован.  Оказалось,   по   данным   администрации   музея,  среди   трех   Иванов   Кузнецовых,   похороненных   там,   моего   брата   нет.

На   этом,   наверное,   и   закончились   бы   мои  поиски,   если   бы   не   интернет,   который   я   освоил  уже  будучи   пенсионером.   Осваивал   с  трудом,  сказывался   возраст.  Помог   редактор  интернет-газеты  Валерий   Васильевич   Полюшко.  И   вот   благодаря   этому,   благодаря   интернету,  я   снова   продолжил   поиски  следов  пропавших   без   вести   —  отца  Ивана   Трофимовича   Зубашенко  и   двоюродого  брата  Ивана   Андреевича  Кузнецова.

Вот   тут-то   мне   кое – что  и   удалось   выяснить.

А именно: я узнал, что мой отец пропал без вести во время тяжелых боев на востоке Украины в 1943 году,  под  Харьковом.

Был и еще один, более конкретный результат. Мне удалось выяснить, что мой брат Иван Андреевич Кузнецов погиб не в Сталинграде, как об этом говорила моя бабушка Кузнецова Мария Яковлевна, у которой он воспитывался, поскольку был сиротой, а умер от ран 24 апреля 1944 года в госпитале в городе Шепетовка Хмельницкой области. К сожалению, могилу его отыскать тогда не удалось. Дело в том, что в Шепетовке имеется много безымянных захоронений. Что не удивительно для военного времени.

Но, видно, не зря говорится, что человек предполагает, а Бог располагает. Уже через две недели после выхода статьи на электронную почту «Хроник  и   комментариев» пришло короткое письмо такого содержания:

«Сообщаю, что Кузнецов Иван Андреевич действительно умер от ран в госпитале 29 57 в городе Шепетовке и похоронен на городском кладбище в братской могиле» И подпись: Александр Леонидович Лукашенко, мобильный телефон такой-то.

Разумеется, я тут же набрал указанный в письме номер телефона и услышал:   «Я – председатель совета ветеранов Шепетовского района. Мы прочитали вашу статью и стали проверять по спискам Подмосковного архива, которые у нас имеются, тех, кто лечился и умер в госпитале в Шепетовке. Действительно, данные о вашем брате там имеются. О том, что в полевой госпиталь № 2957 он попал 5 апреля 1944 года, а умер от ран 24 апреля 1944 года. А также о том, что он похоронен в братской могиле №10 на городском кладбище по улице Пяскорского, 10. Но в списке захороненных в этой братской могиле его фамилии не было. Такое случается.

Но теперь этот пробел будет устранен. Уже подано представление председателю райгосадминистрации о том, чтобы имя И.А. Кузнецова было внесено в надмогильный список. Так что теперь, если вы или ваши родные пожелаете побывать на могиле Ивана Андреевича Кузнецова, то вы ее найдете без труда.

По вашему адресу я отослал копию именного списка умерших от ран в госпитале в апреле 1944 года. В нем есть и ваш брат. Отправил я вам и представление в районную госадминистрацию по поводу внесения его фамилии в надмогильный список».

Вот так. Иногда, оказывается, случается, казалось бы, невероятное и в наши дни. А все потому, что есть такие неравнодушные люди, как Александр Леонидович Лукашенко, которые свято чтут память погибших за нашу общую Победу. И пока такие люди есть среди нас, память о прошлом убить никому не удастся.

P.S.

Cовсем   уже   было   собрался   поставить  окончательную   точку   в    моих,   не   совсем   новых  рассуждениях  о   без   вести   пропавших,  но,   видно,   поисковый   азарт  еще   не   изжит   мною   до   конца.  Несмотря   на   возраст  и   многочисленные   болячки,   я    иногда  по-прежнему  сажусь   за   компьютер  и  открываю  поисковые   программы,   чтобы   уточнить   что-то   старое  или   найти  новый   факт,  связанный   с   моими   поисками  отца – Зубашенко   Ивана   Трофимовича.   Слишком  понятие  «пропал   без   вести   под   Харьковом  в   1943  году»  довольно   неконкретное,   не   дающее   никакой   зацепки   для   продолжения   поисков.  Но,   перебирая   в   памяти  все,   что связано  с   подробностями   отцовской   биографии,   воспоминаниями   его   современников-односельчан,   я   неожиданно   припомнил  случай,   о   котором   давно   совершенно   забыл —  рассказ – воспоминание   отца   моего  дружка  Ивана   Мирошниченко – Егора   Мирошниченко (отчества   не   помню),  который   вместе   с   моим   отцом   призывался  на   фпронт  и   продолжительное   время   был   с   ним  в   одной  воинской  части,  которая   участвовала   в   боях   под  Харьковом.   Только   он   вернулся   после   войны   домой   живой   и   здоровый,   а   отец   пропал  безвести,   не  вернулся.  Рассказывал   он   мне   об   этом   где – то  в   конце   шестидесятых    Но   тогда   я   не   придал   этому   факту  особого   значения,  пропустил,   можно   сказать,   мимо   ушей.  А   зря.   Он  мог   бы,  да   и   теперь   еще   может,  дать   какую – то  наводку  в  поисках  отца,   пропавшего   без   вести   на   Украине.  Короче,   привожу  чуть   ли   не   дословно  рассказ   сослуживца   отца   Егора   Мирошниченко:  «После   боя   наша   часть   отступала,   немцы   здорово   нас   побили   тогда.  Отступали   мы   вспешке,   как   попало,   небольшими   групами.  Нас   было   трое –я,  твой  отец  и   офицер   небольшого   звания,  не   то   лейтенант,   не   то капитан.  Дело   близилось   к   вечеру.  У   нас   не   было   ни   куска   хлеба.  Проходили   недалеко   от   какого-то   села.  Офицер   предложил  зайти   всем   нам   в   село,   узнать,   есть   ли   там   немцы   и   заодно   разжиться   хлебом.  Я   отказался   идти,  стал   уговаривать   отца   поступить   также,  но   он  не   посмел  отказать   офицеру,   как   старшему,  сказал   мне:  а   если  о  том,  что   мы   не   выполнили   приказ   офицера,   узнают   потом   в   части.  Не   хорошо   получится,   нас   накажут.  В   обшем,  я   пошел   дальше   вместе   с   отступающими,   а   отец   с   офицером  свернули   в   село.   Болше   мы   с   ним   не   виделись.  Я   думаю,   там   он  и   погиб»

Может,   все   именно  так   и  было,  Трудно   сейчас   утверждать  что-то.   Жалею   я   лишь   о   том,  что   не   уточнил   тогда,   в   каком   году   это  было  и  в   каком   конкретно   месте  Харьковской   области.  Теперь   же   вспомнил   этот  эпизод   потому,  что   в   Харьковсой   области,   как   и   в городе  Шепетовка  Хмельницкой   области,  скорей   всего,   немало   общих   могил  погибших  тогда   там.   А   вдруг  и   фамилию  моего   отца – Зубашенко  Ивана   Трофимовича —  какой – нибудь  добрый   человек   увидит   на   одной   из   братских   могил  и   напишет   об   этом   в   интернете.   Как   Александр   Леонидович  Лукашенко,   председатель   совета   ветеранов  города   Шепетовки  поступил.  А   вдруг!   Свет,  как   известно,   не   без  добрых   людей.   Память   о  тех,  кто  принес   миру   Великую   Победу  в   далеком   сорок   пятом,   забывать   мы   не  имеем   права.  Помните   об   этом.

Николай   Зубашенко

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: