Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

 «Человек перестает мыслить, когда перестает читать». Заметки  читателя  с 70-летним стажем

Posted by operkor на 2 июля, 2019

Нью-Йоркская публичная библиотека, США. Лучшие библиотеки мира

Давно  не  новость,   что   с   появлением  и  развитием   компьютерной   техники  наша молодежь   читает   все   меньше.  И   действительно,   зачем   читать   мировую    классику,   когда   можно  посмотреть   краткое   содержание  в   интернете.  Естественно,  то,   что   большая   часть  человечества  предпочла   книге   компьютер,    не   может   не   огорчать  последовательных  ее  приверженцев.  Хотя   есть  при  этом  и   электронные   книги. Но   они   не   передают   ту   атмосферу,   духовную   близость,   которые   есть   в   печатной   книге.  Компьютер   нужен   больше   для   работы,   ведения   дел,   для   хранения   обширной   информации.  Он   делает   наш   мир   доступнее.   Но   не   следует   забывать   при   этом,   что   увлечение   компьютером  вредно  для   здоровья,   особенно  для   детей    и   подростков,   который   разрушает   их   психику.  Иногда  их   вообще   невозможно  бывает  вернуть   в   реальный   мир.   К   сожалению,   бывает  даже   и  такое.  Они   становятся   больными,   они   не   видят   свою   жизнь   вне  компьютера.  И   этим   он   опасен.  А   книга   не   несет   никакого   вреда  для   здоровья  человека,   а   наоборот,  помогает   расширять   кругозор,   обогащает   их   внутренний   мир.

Любопытный  факт  по   этому   поводу.    Английские   ученые  установили,   что   чтение   любых   книг,   хотя   бы  в   течение   одного   часа   в   день,  продлевает   молодость   мозга,   что   сказывается   на   молодости   всего   организма.  Но   не   все   люди   понимают   это.  И   их,   оказывается,   к   сожалению,   становится   все   больше.  Это   те,   для   которых   компьютер – это   все.  Правда,   не   все   еще   так   безнадежно.  Не   все   такие.  На   счастье,   еще   есть   люди,   для   которых   книга   была   и   остается  лучшим   другом.   Да   иначе   и   быть   не   может.  Главное,    чтобы   в   детстве,   в   ранней   юности  они   вам   встретились  эти   мудрые   люди,   понимающие   толк  в   хорошей   книге  и   умеющие   свою   любовь   к   чтению  передать   молодым.  Мне   в   этом   смысле  в   жизни   крепко   повезло.   Об  этом  я   и   хочу  рассказать.

Жилин   и   Костылин

У  каждого  читателя   есть   объяснение   тому,  с   чего   началось   его   увлечение   книгой.    Такие   объяснения   бывают   разными,   но   при   всем   их   многообразии   они   в   чем-то  и   схожи   между   собой,  а   именно:  все   читатели   называют   не   просто    какую-то   знакомую   книгу,   а   обязательно   лучшую,   чаще   всего,   как   правило,   это   бывают   образцы   литературной   классики.   Например,   лично   для   меня    такой   книгой   стал  рассказ   Льва  Николаевича   Толстого   «Кавказский   пленник».  И   произошло   это,   можно   сказать,   случайно,   когда   мне  было   всего   восемь   лет.   Мы   жили   тогда   в   селе   Краснополье   Сталинградской (  Волгоградской)   области.   Это   был   1945   год,   еще   шла   ВОВ.  Жили   мы,   как   и   все   тогда,   трудно.  Отец – на   фронте.   Мать —  днями   и   ночами   пропадала   на   колхозных   работах.  А  мы,  дети, — сестра,   я   и    брат,   были   на   попечении   бабушки,   которая   практически   не   занималась   нашим   воспитанием.   Эту  роль   брала   на  себя  сестра,   которая   в   то   время   училась   уже   в  четвертом   классе.  Она   часто   что-то   читала   нам,   рассказывала.  Однажды  она  и   прочитала   нам   «Кавказского   пленника».  С   того   все   и   пошло.

Чем   поразил   меня   рассказ  Толстого?    Прежде   всего,   простотой   и   доходчивостью   изложения   его   содержания.  Такое   впечатление,   что   герои   рассказа – не   выдуманные   лица,   а   реальные   люди,   живущие   рядом   с   тобой,   хорошо   тебе   знакомые.  Сюжет   рассказа  вроде  бы   не   замысловат,  все   понятно,   все   просто.  Но   какая   в   нем   глубина,   какая   правда   жизни!  Действие   происходит  во   время   Кавказкой   войны.    Там   служат   два   офицера – Жилин   и   Костылин.  Оба   попадают   в   плен   к   татарам.   Но   ведут   там   они   себя   по-разному.  Сохранить   им   жизнь   обещают   в   том   случае,   если   их   родители   пришлют   хозяину – татарину   выкуп.   Для   этого   их  заставляют      написать   родителям   письма.   Жилин,   понимая,   что   у   его   матери   нечем   его   выкупать,   на   письме   указывает    неправильный   адрес.    Надежду   на   свободу он  не   теряет,   но   добивается   ее   своими   силами.   Он   мастерит   куклы,   привлекает   местных   ребят   к   этому  и   даже   дочь   хозяина   Абдулы – 13 – летнюю   Дину.  Вместе   с   Костылиным  предпринимает   попытку   бежать  Но   их   опять   арестовывают,   уже   не   снимая   колодки   ни   ночью,   ни   днем.  В   конце   концов,   благодаря   Дине,  он   оказался   на   свободе.  Костылина   родители   выкупили   уже   позже.  Естественно,  образ   Жилина   был  более   привлекателен  для  читателей.  И,   конечно,   для   меня.

«Пионерская   правда»   и   теленок

1947   год.   Я – ученик   второго   класа  Шмыдовской  начальной   школы.   Шмыдовка – небольшой   степной   хуторок .  Всего   29   домов,   точнее – хат  с   земляными   полами   и   соломенными   крышами.  Одна   из   таких  хат – школа,   где   всего   две   комнаты   небольших   и   сени.  Одна   из   комнат – квартира   учителя   Виктора   Никифоровича   Каширина.  А   вторая – класс   для   занятий.  Занятия   в   школе   ведутся   в  полторы   смены:  два   урока   учатся  1-й  и   3 –й   классы,   а   потом   к   ним  уже   присоединяются  2-й   и   4 – й.  Всего   учащихся   в   школе – 12 -18  человек.

В   этот   период   я   уже   основательно    включился    в   школьную   жизнь.  Чем   занимались?    Арифметикой,   отвечали   на   вопросы   учителя   по   картинкам,  учились   правильно   писать.  Тогда   был   такой   урок – чистописание.    Были   и   уроки   пения,   где   мы   пели   хором.   В   основном   о   Ленине   и    Сталине,  о   том,   какие   они   хорошие.   Мы    в   это  искренне   верили,   потому   что   коммунистическая   идеология   была   основой   основ  школьного советского образования.  Осталась   в   памяти   песня:  «На   дубу   зеленом,  да   над   тем   простором,   два   сокола   ясных   вели   разговор.  А   соколов   этих   люди   все   узнали – первый   сокол —  Ленин,  второй   сокол – Сталин…».     Ну,   и   большинство   стихов,   которые  мы  учили   на   уроках   чтения,   тоже   были   наполнены   ленинской   и   сталинской   тематикой.  Было,   к   примеру,   такое:  «Ленин,   Ленин   дорогой,  ты   лежишь   в   земле   сырой.  Как   я   только   подрасту,   в   твою   партию   вступлю…».

Мои   мать   и   бабушка  к  таким моим  восторженным   отзывам  о    руководителях   страны,  о   нашем  прекрасном   будущем,  в   чем  мы,   дети,   нисколько   не   сомневались,  относились   сдержанно.  Чувствовалось,   что   для   них   Ленин   не   очень   дорогой.  Они   часто     вспоминали  то    дореволюционное   время,  когда   еще   они   были   хозяевами   своей   земли,   когда   не  было   ни   голода   ни    разрухи.  В  то   же   время,   видимо,   и   не   очень  распространялись,   чтобы   представители   власти  не   занесли   их   в   список   «врагов   народа»,  компрометирующих  советскую   власть  в   наших   детских   глазах,   Такое   случалось   тогда   еще   довольно  часто.  В   общем,   новая   послевоенная   жизнь   набирала   свои   обороты.  Все,  что   было   до   17 – го  года,   считалось   пережитком   прошлого.

Ни   радио,   ни   газет   на   Шмыдовке,   конечно,   не   было.   Книг – тоже.  За   исключением   нескольких   старых,  еще   довоенных.   Для   нас,   школьников,   единственным   источником   информации   был   учитель.  Да   и   не    только   для   нас,  детей.  Прислушивались   к   нему  и  взрослые,   уже   воспитанные   после  революции   17 – го  года.

Событием   считалось,  когда   раз   в   месяц   учитель   привозил   из   райцентра,   куда   он   ездил  за   зарплатой,   экземпляр   газеты   «Пионерская   правда».   Всем   хотелось   подержать   ее  в   руках,   что-то   прочитать,   рассмотреть   картинки  (снимки)  и   просто   ощутить   ее   запах,   который   обычно   исходит   от   свежей  отпечатанной   недавно   газетной   страницы.  В   общем,   экземпляр   этот  был   действительно   чрезвычайно   важным   событием.   Домой   брать   его   никому   не   разрешалось.  Но   поскольку  я   считался   лучшим   учеником,   учился   хорошо,   Виктор   Никифорович   сделал   исключение, предупредив:  только   до   завтра.

Домой   я   нес   газету   с   большой   осторожностью.  Похвастался   им   перед   матерью   и   бабушкой.   Но   они   восприняли   этот   факт  как   обычное   рядовое   происшествие,  что   мне,   признаюсь,   не   понравилось.   Я   ожидал,   что   они,   как   и   я,  будут   удивляться   и   восхищаться  газетой,   которую   мне   доверили   взять   на   одну   ночь   домой.

Перед   тем,   как   ложиться   спать,   я   стал   думать,   куда   положить   газету,   чтобы   она  не   пострадала  за   ночь.  Основания   для   таких  опасений  были.  Дело   было   зимой  во   время   сильных   холодов.  Как   раз   отелилась   корова   и   мать   теленка   взяла   к   нам    в   хату.   Чтобы   не   замерз.  А   чтобы   он   не   бродил   по   комнате,  его   за   ошейник   привязали   к  большому   деревянному   сундуку    обитому   железом.   На   столе   оставить  газету  я   не   решился.  По   нему   часто   лазила  кошка.  Она   могла   испачкать   газету  или   порвать.  Да   и   коза   часто   из   сеней  врывалась   в   комнату  и   все,   что   лежало   на   столе,  она   пропускала   через   себя.   Значит,   на   столе   нельзя.   А   куда   же   положить  ее?   Ничего   лучшего   не   придумав,   я   положил  газету   на   сундук,  надеясь  что   привязанный  теленок  туда   не   достанет.  Да   и   зачем,   мол,   теленку  бумага,   он   же   не   коза,   которая   однажды   даже   25   рублей,   оставленные   бабушкой   на   столе, съела.  Был   такой   эпизод.  В   общем,   решено   было   оставить   на   сундуке.

Утром,  первым   делом,   я   посмотрел   на   сундук,   где  должна   была   лежать   газета.  Но   вместо   газеты,   там   лежали   три   изжеванных  бумажных   комка.  То   есть,   теленок   от души   поработал   ночью,   изжевав    «Пионерскую   правду».   Можете   себе   представить   мое   тогдашнее   состояние.   Я   разревелся   во   весь   голос.  Отказался   собираться   в   школу  и   вообще   заявил,   что   я   в   школу  больше   не   пойду.    Мне   было   стыдно   до   боли,   что   я   не   оправдал   доверие   учителя.  Мне   было   стыдно  показываться   перед   товарищами,  которые,   как   я    думал,   будут   только   рады  происшедшему,   расскажут   всему   хутору   о   моем   позоре.  Мать   и   бабушка   пытались   как – то   успокоить   меня.  Но  я  забрался   на   печку   и   продолжал   горько   рыдать.  На   этот   раз   вместо   меня  в  школу отправилась   мать.  Она   рассказала   о   случившемся  учителю.   Вскоре  у   нас   в  хате  появился   и   Виктор   Никифорович. –«Не  плачь,  Коля, —   успокаивал   он   меня.   На   следующий   месяц   я  привезу   из  райцентра  новый   экземпляр   «Пионерской   правды»,   специально   для   тебя.  А   ребятам    я   объясню,   что   ты  не   виноват,   что   так   получилось.   Пойдем   в   школу.   Я   вам   книжку   интересную   почитаю».

Свое   слово   Виктор   Никифорович   сдержал.    О   нем   у  меня   осталась   на   всю   жизнь   добрая   память,  потому   что   он   был   настоящий   учитель.

Павка   Корчагин

Не  могу   сказать,   что  в   14 – 15  лет  я  уже   был  заядлым   книгочтеем.   Нет,   это   вовсе   не   так.  В   целом   я   читал   немало,   но   без   особого   разбора.  Читал   все   подряд,   что   попадалось   под   руку.  Точнее,   не  читал,   а   листал,   выискивая  эпизоды   о   любви,   об   отношениях   мужчин   и   женщин.  То   есть,   читал   то,  что   интересовало  ( да  и   теперь   интересует)  подростков.  О   романе   советского   писателя,   уроженца   Украины,  памятник   которому  и   сегодня   все   еще  стоит   в   небольшом   украинском   городке   Шепетовка,  Николая   Островского  «Как   закалялась   сталь»   узнал   уже   в   1952  году,   когда   учился  в  семилетней   школе   села   Коренное   Воронежской   области.  И   узнал   таким   образом.

В  связи   с   недостатком   художественной   литературы,   популярных   книг   для   чтения,  в   школе   во   всех   классах   по   расписанию   раз   в   неделю  был,   так   называемый,  классный   час,   когда   классные   руководители,   по   их   усмотрению,  читали   своим   подопечным  вслух  художественные   книги.  Школьники  с   удовольствием  воспринимали   этот   час.   С   большим   вниманием   слушали   чтение   педагогов.   Был   еще   и   другой   вариант   массовой   читки   популярных   книг.   Этим   занимались   наиболее     авторитетные  учителя – словесники.  В   Коренновской   школе  таковым  однозначно   считался   Федор   Васильевич   Кузнецов.  Настоящий  мастер   художественного   чтения   вслух.  Мужчина   средних   лет,   пользующийся   уважением   не   только   школьников,   но   и   всех   жителей   села   Коренное.

Вот   на   такое   чтиво  как – то  угодил   и   я.  Пришел   просто   так,   за   компанию   с дружками,  как   говорится,   на   всякий   случай.  И,   слава   Богу,   что   пришел.   Именно   то,   что   я   там   узнал,  и   стало   началом    моего   увлечения  творчеством   Николая   Островского,  самого   известного   и   тиражного   писателя  в   мире   на   тот   период.   Конечно,   запомнилась   с   той   далекой   встречи  в   колхозном   клубе   и   манера   мастера-чтеца   вслух.   Он   так   по -педагогически   профессионально  организовал   свое   чтение,  что   оно   завладело   нашим   детским   вниманием  уже   с   первой   минуты   и   на   протяжении   более   часа  мы   были   как   в   гипнозе.   Тут  Федор   Васильевич,  как   я   понимаю  теперь,     использовал    небольшую   педагогическую  хитрость.  Он   очень   тонко   продумал   свое   выступление   в   клубе.    В   клубном   зале   присутствовали   более   ста   подростков.    Ну,  и   все   ожидали,   что   Федор   Васильевич,   как   и   многие  другие  классные   чтецы,  объявит  название   произведения,   его   автора    и  т.д.   Но   когда   он   вышел   на   трибуну   и   начал  своим   тихим,   выразительным   голосом    читать   небольшой   эпизод   из   романа  Островсого   «Как   закалялась   сталь»,   все   в   зале  сначала   не   поняли,   откуда   учитель   взял   такие   слова.   Сначала   мы   восприняли  их   как   своего   рода   нотацию   в   наш   адрес.  Мы  стали   переглядываться ,   пожимать   плечами.   И   основания   для   такого   предположения   у   нас   действительно   были.

Итак,   вот   эти   слова,   с   которых   начал   Федор   Васильевич: «Кто   из   вас,  подлецов,   курит?

Сказал  так   Федор   Васильевич    и,   сделав  небольшую   паузу,   молча   посмотрел   на   нас,   сидящих   в   зале   клуба.  А   поскольку   большинство  ребят,  в   том   числе   и   я,  курили   уже   не   один   год  и   у   каждого   из   нас   в   карманах   всегда   был   самосад ,   потому   и   подумали   так.   В  колхозе   тогда   садили   табак.  Так   что   проблем   у   нас   с   этим   не   было.  Проблема   была   лишь   в   том,   что   школа   тогда  пыталась   вести   борьбу   с   детским   курением.  И   раз – два   в   неделю,  по  команде  директора   школы,   у   нас   трясли   карманы  и   делали   соответствующее  внушение   о   вреде  табака. И  как   раз,  накануне  этой   читки   в   клубе,   лично   этим   занимался   сам   директор —  Искра   Сергей  Сергеевич,   который   сам   был   курящим.   Правда,   он   курил   не   самосад,  а  короткие   сигареты   с   мундштуком.   Курил  прямо   в   учительской,  куда   и   нас  иногда   вызывали.    Не  знаю,   кто ему   доложил   о   том,   что   у   меня   полный   карман   табака.  Были,   наверное,   тогда   в   школе   и   стукачи.  А   где   их   нет?    Открываю   двери   учительской,   и   прямо   перед   собой   вижу  директора   в   его  темно-синих   галифе  и   с   сигаретой   в   руках.

— На,   покури!  Протягивает   он   мне  сигарету.

— Я   не   курю,- говорю.

— Не   куришь?   А   ну   подойди   ближе  и   выверни   отдувшийся   карман.

Что   мне   оставалось   делать?   Вывернул    я  карман     на директорский   стол.  В   общем,   такие   процедуры     случались   нередко.   А   рассказываю   подробно   об  этом,   чтобы   вы   могли  представить   себе,   какое   впечатление   произвела   первая   фраза   учителя.   Но   это   длилось  недолго ,  всего   секунд   десять.   А   дальше   пошло уже  чтение  эпизода  из    романа  Островского   «Как   закалялась   сталь».   Напомню   читателям   на   всякий   случай   его   суть.  Там   тоже  шла   речь   о   курении,   о   том,   кто   насыпал  попу   махорки   в   тесто.

«- Кто   из   вас,   мерзавцев,  курит?

Все   четверо   тихо   ответили: — Мы   не   курим,   батюшка.

Лицо   попа   побагровело.  — Не   курите,   мерзавцы,   а   махорку   в   тесто   кто  насыпал?  А  ты   что,  как   истукан   стоишь,  а!

Черноглазый,   глядя   с   затаенной   ненавистью:  — У   меня   нет   карманов  и   провел   руками по   зашитым   швам   штанов.

-Нет   карманов,   так   ты   думаешь, что   я   не   знаю,  что   только  ты мог   сделать  такую   подлость,   испортить   тесто. Марш   из   класса! Сейчас   же   отсюда, отродье   окаянное!

Он   больно   схватил   за   ухо   черноглазого и   вышвырнул   его   в   коридор, закрыв   за   ним   дверь.

Класс   затих,  съежился,   ничего   не   понимая   Из   происходящего.   Потом   лишь   дошло, что   Павку   Корчагина   тот   выгнал   из   школы.

Роман приобрёл большую популярность и стал самым издаваемым в  СССР произведением художественной литературы за 1918—1986 годы: общий тираж 536 изданий составил 36,416 млн экземпляров. По данным Государственного музея — гуманитарного центра «Преодоление» им. Н. А. Островского в Москве к 1 января 1991 года роман был издан на 75 языках народов СССР 773 раза суммарным тиражом 53 млн 854 тыс. экземпляров.

Разумеется,    сразу   же   после  колхозного   клуба,   где   Федор   Васильевич   читал   нам   фрагменты   из   романа   Островского   «Как   закалялась   сталь»,   я   отправился  в   библиотеку,   чтобы   стать   на   очередь  на   право   получить     роман   на   руки,   для   личного  его   прочтения.  С   месяц   подождал   и   роман   оказался   у   меня,   на   целую   неделю,   На   больший   срок   не   давали.  Читал   роман   и   наслаждался.  В   нем   было   столько   увлекательных   интересных   эпизодов,,   что   просто   трудно   было   оторваться.  Узнал   многое   об   истории его  написания,   о   том ,  какое   место   по   популярности   он   занимает   в   СССР  и   в   мире   вообще.  Был   приятно   удивлен,   когда   узнал,   что   он  занимает   второе   место  в   мире   по   тиражности   после  трилогии   британского   писателя  Толкина  Джона   Рональда   Руэл « Вместилище   колец»   Тираж   британца   составлял   уже   более   миллиона   экземпляров,  а   Николая   Островского   —  около   этого.  Естественно,   были   и   более  тиражные   книги,   которые   и   сегодня   не   сравнимы   ни   с  какими   другими.  Конечно,   это   Библия   и   Цитатник   Мао  Цзэ Дуна.

После  развала   СССР  творчество  Островского основательно   подзабыто,  что   не   удивительно.  Практически  о   нем  вспоминают  лишь   в   школьных   учебниках. Но   в   целом  в   мире  его   роман   «Как   закалялась   сталь»  по —   прежнему    издается,   причем   солидными   тиражами.   Особенно   много   делается   по   пропаганде   этого   знаменитого   романа   в   Китае.  Там   его   тираж   достиг   уже   15   миллионов   экземпляров.  Кроме   того,   среди   любых   рейтинговых   изданий   современных,   он   всегда   на   первом   плане. Память   об   этом   удивительном   человеке,   как  бы   там   ни   было,   остается   жива  и  в России,   и   в   Украине.   И   в   Москве,   и   в     украинском   городке  Шепетовка   продолжают   хранить  память  о   легендарном   человеке,   который   будучи   прикованным   к   постели  тяжелой   болезнью,   потерявший   зрение  и   вынужденный   часами   лежать  неподвижно,  надиктовал   книгу,  известной   читателям   во   всех   уголках   нашей   планеты,  хотя   со   дня   ее  издания  уже   прошло   более   80   лет.  Разве   это   не   удивительно?

«Наутилус»     Жюль  Верна

Учеба   в   школе   давалась   мне   относительно   легко,   особенно   по  гуманитарным   предметам – литературе,   истории,   географии.  Наверное,   мог   бы   учиться   и   лучше,   но   часто  «спотыкался»   на   дисциплине,   с   которой     был   не   в   ладах..  Случались   нередко   непродуманные   проступки,   за   которые   потом  получал  замечания,   внушения  и   даже   выговор   на   школьной   линейке.  А   чуть   позже   меня   вообще   исключили   из   школы.   Поводом   для   этого   послужил   такой   факт.  У   нас,   в   седьмом   классе,   как-то   был   самостоятельный   урок —  заболел   учитель.  Ну,   и   естественно,   мы   вели   себя  более   развязно,  чем   обычно   в   присутствии  преподавателя.  Впереди   меня   сидела   дочь   директора   школы – Бэла.  Она   повернулась   ко   мне  и   я  линейкой   толкнул  ее  в  грудь.   Не   сильно,   слегка.  Она   тут   же   встала,   сделала   вид,   что   ей   больно  и   она   плачет   поэтому.   И   вышла   из   класса,   пошла   по   коридору   школы.  Ее   отец – Сергей   Сергеевич   Искра –вел   урок   в   соседнем   классе.  Увидел   дочь  и   она    рассказала   ему,  что   я   ее   сильно   ударил,   что   ей   больно.  Директор   не   стал   долго   чикаться   со   мной,   сказал   мне,   чтобы   я  больше   не   приходил   в   школу,  что   я   исключен   из   школы.  Недели   две   я   ничего   матери   о   своем   исключении   не   говорил,  день   и   ночь   пропадал   на   ферме,  помогал   конюху   ухаживать   за   лошадьми.,   поскольку   это   было   мое   любимое   увлечение.  Ну,   а   потом   мать   отправила меня  к  бабушке,   матери   погибшего   на   фронте   моего   отца,   в   село   Краснополье   Сталинградской   области, где   я   родился   и   учился   в   первом   классе.  Директором   Краснопольской   школы  был   Виталий   Павлович  Толстопятов,   педагог   от   Бога.

Где –то   с   неделю   я   напряженно   ждал,   когда   же   он   спросит,   почему   меня   исключили   из   Коренновской   школы.   Но   он   так   и   не   спросил.   А  потом   как- то   после   урока   физики,   которую   он   преподавал   у   нас,   Виталий   Павлович   подошел   ко   мне  и   удивил неожиданным    вопросом:

-Коля,   ты   любишь   читать   книги?

— Люблю,  отвечаю.

-Ну,   тогда   пойдем   со   мной   в   библиотеку,   выберем   книгу.

Выбирать   долго   не   пришлось.   Виталий   Павлович  достал   из   стола  объемистый  том – роман   «80  тысяч  километров   под   водой»   французского   писателя   Жюль   Верна.

— Бери, — протянул   он   мне   книгу. — Я   знаю,   она   тебе   понравится.  Но   даю   только   до   понедельника.   В   понедельник   ты   должен   ее   вернуть,  потому   что   на   нее   большой   спрос.

Жюль   Верна   Виталий  Павлович   вручил   мне   в пятницу.   А   по   пятницам   я   всегда  обычно  уходил  на   выходные  на   Шмыдовку,   домой.   А   это   семь   километров   расстояние.   Если   я   поступлю   как   обычно,   то  однозначно   не   успею   прочитать   роман   Жюль   Верна.    Короче   говоря,   я   стался   у   бабушки   и   сразу   же   принялся   за   чтение   романа.  Читал   два   дня   и   две   ночи.   И   что   особенно   мешало   этому —  плохое   освещение.  Керосина   не   было,  читал   при   коптилке,   сделанной   из  ватного   фитиля,   пропущенного   через картофельную   пластинку    одним   концом  в   рюмку   с   подсолнечным   маслом,  а   другой   его   конец  поджигался   для  освещения.    Конечно,   было   больше   копоти,   чем   света.  Но   что   делать,  я   и   тому   был   рад.

В   понедельник,   как   и   обещал,   Жюль   Верна   я   вернул   Виталию   Павловичу.  Роман   не   просто   понравился.   Это   само   собой.  Скорее   всего – он   удивил   меня   и   поразил    своим   насыщенным   содержанием.  Сразу   чувствовалось,   что   писал   его   не   просто   талантливый  писатель,   а  писатель   ученый,   географ,   владеющий  громадным   запасом  профессиональной   информации  по   тем   вопросам,   которые   он   поднимал   в   своем   необычном   произведении.  Это   был  классический   образец   фантастического   романа,

Cюжет   романа:   профессор Аронакс стал участником невероятного путешествия. Он, в силу обстоятельств, оказывается на борту удивительного судна «Наутилус». Корабль настолько восхищает профессора, что он подробно рассказывает какова его длина, как он работает (настоящая ода электричеству), из чего состоит. В первой части книги пассажиры «Наутилуса» плывут по намеченному капитаном маршруту и любуются интересными подводными местами, во второй же части неприятности, ужасные опасности все чаще встречаются на пути путешественников. В книге часто отмечается информация о текущем местоположении, указанном долготой и широтой. Это было вполне объяснимо — можно легко по этим координатам проследить все путешествие.   Романист написал 66 романов, больше 20 повестей и 30 пьес. После его смерти родственники, разбирая архивы, нашли множество рукописей, которые Жюль Верн планировал использовать в написании будущих произведений. Роман «Париж в ХХ веке» читатели увидели в 1994 году.

Конечно,   я  не   остановился   на   романе   знаменитого   писателя   «80  тысяч   километров   под   водой.  Прочитал   его   «Дети   капитана   Гранта»,  «Таинственный   остров»  и   кое —  что   другое.  Жаль,  что   далеко   не   все.  Я   уверен,   нынешним   молодым   людям,   это   было   бы   не   бесполезно.  Читайте,   только   не   по   компьютеру,   а   по   книге,   чтобы  почувствовать  духовную   связь  с   писателем,   ощутить   его   душу.

Свой   рассказ  о   первых   встречах  с   интересными   книгами  я   мог   бы   продолжать   еще   долго.  Только  не   вижу  смысла   в   этом.  Начиная  уже с   восьмого   класса   и   дальше, я   уже   был   читателем  со   сложившимся   литературным   вкусом.  Правда,   системы,   определяющей  направление  чтения,   у   меня   по — прежнему   не   было. Тут   уже   я   полагался  на   рекомендации  преподавателей  и   на   выводы   авторов,  составителей  современных   учебников  по   литературе.   Короче   говоря,   теперь   я   «плыл  по   течению» официального  школьного,   а   затем  уже   и   послешкольного   обучения.  Часто   игнорируя,   ограничивался   выводами  о   их   содержании,  которые   на   своих  лекциях  давали   преподаватели.  То   есть,  я   был,   как   и   многие   молодые   люди,   нацелен   на   то,   чтобы   получить  официальное   образование.  Самообразованием,   к   сожалению,   не   интересовался  всерьез,   считал,  что   мне   достаточно   того,  что   дали   школа,  техникум,   институт.  Главное – получить   «корочки»  и   право  на   профессию.

Наверное,   с  таким   взглядом   на  образование  я   прожил   бы  всю  свою  уже   достаточно   долгую   жизнь,  если   бы   не  средняя   школа  целинного   совхоза   «Труд»  Перелюбского   района   Саратовской   области,   куда   после   окончания  пединститута   меня  направили   на   должность   ее   директора.  Да, определенный  жизненный и  педагогический   опыт  у  меня  к тому   времени   были.   Но   далеко  недостаточные,   чтобы   соответствовать  директорской   должности.  Уже   с   первых   шагов  появления   в   школе,  с   первых   встреч  с   коллегами,  учениками   и   их   родителями   я   убедился: чтобы  соответствовать  хотя   бы   приблизительно  своей   должности,   надо   основательно   заниматься   самообразованием,  устранением     пробелов  в  своем   официальном   образовании.     А   их   оказалось   больше,   чем   достаточно.  Во-первых,  предстояло  серьезно   изучить  уровень   преподавания  в   школе,   насколько   он   соответствует   или   не   соответствует   общим   требованиям,  которые   в   те   годы   предъявлялись  к   советской   школе..  И  я   твердо   решил:   уж   коль   мне   доверили  эту   хлопотливую,  требующую   много   разнообразных   знаний  работу,   отступать   я  не   имею   права.   Да   и  не   в   моих   правилах   это   было.  Есть   хорошая   поговорка:   взялся   за   гуж,   не   говори,   что   не   дюж.

Взвесив  все  за  и   против,  взялся   потихоньку,   шаг   за   шагом входить   в   курс   дела.  Посещал  уроки   опытных   преподавателей   своей    школы  и   лучших   школ  района   и   области.  Часто   общался   с   опытными   руководителями,   что – то  заимствовал   для   себя.  В  общем,  года   через   2 — 3  я   уже   имел   представление  о   школе,  знал,  как   улучшить   ее   работу,  видел   пути   совершенствования  своего   самообразования.  Кое – что   даже   преуспел   в   этом   плане.  Завел  личный   дневник,  куда   записывал   вопросы,   способствующие   моему   духовному   росту.  Этому  я   уделял  особое   внимание,  потому   что   хотелось   стать   по-настоящему   интеллигентным   человеком.  Только   таким,   считал   я,  должен   быть  педагог.  То   есть,   он   должен   быть  на   голову   выше  тех,  с   кем   работает,  кому   задает   тон совершенствования.  Такого   же   мнения   придерживаюсь   я   и   сегодня.  Хотя   сегодня  учитель,   к  сожалению,    поставлен   в   ситуацию,   где   он  практически   не   решает   основной  задачи – воспитания   детей.  Теперь   все   переложено   на   компьютер,  а   учительскую   работу   сделали   коммерческой. Теперь   учитель  работает   с   отстающими   школьниками   лишь   в   тех   случаях,   если   родители   заплатят   ему   за   это.  Но  это   я   так,   в   качестве   отступления  вспомнил   о   роли  нынешних  учителей.  Это   не   их   вина,   а   их   беда.   Беда   всего   школьного   образования   Украины.

Работая   над   собой,   я   каждый   раз   ставил для себя  определенную   задачу  И  что   я  успел   в   этом   смысле?  Нет   смысла   перечислять  мероприятия,   которые   в   чем-то   расширили   мой   педагогический кругозор.  Их   было   не   так   густо,   но   они   все-таки   были.  Я  же     подробнее  расскажу  лишь   о   том,   что   толкнуло   меня  взглянуть   на   книгу,  как  на   решающий   фактор  в   формировании   личности   человека.,  в   формировании   его   интеллекта.  Такой  своего  рода  эксперимент  я   проделал   над   собой  и   считаю,   что   поступил   правильно.  То   есть,   я   на   себе  доказал,   что  книга  бывает  надежным   источником   знаний  лишь   тогда,     если   ею   занимаешься   всерьез  и   постоянно.  А  не  от  случая   к   случаю  Особенно,   когда   речь  идет   об   оценке   творчества  того   или   иного   писателя-классика.  А   поводом   для  такого   необычного  экспериимента   послужил   открытый   урок   литературы в  10-м классе  одной   из   саратовских   школ,  лучших   школ   в   области.  Тема   урока – творчество   советского   поэта   Владимира   Маяковского.   Учащиеся   много   читали   вслух  его  стихов  и   отрывков   из   поэм.   А   мы,  присутствующие   гости,   задавали   школьникам   разные   вопросы   на   эту   тему.

Кто-то   из   гостей   спросил  бойко   отвечающего  парня: — «Вам  стихи  Маяковского   нравятся?»

-Если   честно,   не   очень, — был  ответ. — Нет,   они   оригинальные,  сильно   написанные,   но   я   люблю  такие   стихи,  которые  написаны  обычным  привычным   способом,  а   не  лесенками,  как   у   Маяковского,   где   требуется  задумываться  над   каждым   словом.

Учительница,   желая   помочь   отвечающему  ученику  не  ударить   в   грязь   лицом ,  сказала:

— Читайте   побольше   Маяковского и  вы,   я  уверена,   полюбите   его.  Такое  необъективное   отношение   к     творчеству великого  поэта иногда  встречается,   вы   не   первый.   Попробуйте    и  вы   в   этом   убедитесь.

Спорить     с   отвечающим   школьником  и   выводами   учительницы   никто   не   стал.   Восприняли     их  как     обычный   незначительный  эпизод  в   целом   интересного   урока.  А   вот   меня   эта   ситуация  зацепила,  заставила   серьезно   задуматься.  И   вот   о   чем.  Во   время   учебы   в   педучилище  и   в   институте   я,   как   и   многие   студенты,  мало,   как   правило,   уделяли   внимания  изучаемым   авторским   произведениям.   А   частенько   и   вообще   ими   не   занимались,  откладывая   на   потом.  А   если   и   читали,   то   через   строчку,   на   скорую   руку.  Скорее   всего,   поэтому,  и   я   не   по   достоинству   оценивал  для   себя  творчество   непререкаемых   авторитетов классической   литературы  —  Горького,   Достоевского  и   Маяковского, — пришло   мне   в   голову.    А   чтобы  проверить   свои  неожиданные   выводы,   я   решил   провести  личный   эксперимент  и   притом   лично   на   себе.  Сказано —  сделано.

Библиотека Святой Женевьевы, Париж, Франция. Лучшие библиотеки мира

Первым   делом,   выяснил,   сколько   томов   названных  литераторов   имеется   в   школьной   библиотеке.  Оказалось,   насколько   я   помню,  есть   30   томов   Горького,   10 —  Достоевского  и   12  или   15   томов  Маяковского.  Библиотекарем   в   то   время  работала   моя   покойная   жена  Валентина   Ивановна,  мой   надежный   помощник   во   всех   моих   творческих   делах.  Я  поделился   с   ней   своим   планом.  Сколько   бы   ни   потребовалось  для   этого   времени,  я   обязательно  должен перечитать   все   эти   тома.  Причем,   не   спеша,   прочитывая   ежедневно  перед   сном  страниц  10 – 15.  Перечитывая   вдумчиво,  анализируя  свое   мнение   по   этому   поводу.  На   это   ушло   у   меня   около  трех   лет.  И,  представьте   себе,  мое   предложение   о   роли   литературы  в   оценке  творчества   авторов  напрямую   зависит  от   количества   затраченного  времени   от   чтения   книг   о   них.  То   есть,   я   доказал сам   себе,   что  только   книга  даст   полное   знание  о  творчестве   классиков   Вот   таким   образом  все   вышеназванные   авторы  стали   теперь   для   меня   не   просто   хорошими   литераторами,  а   выдающимися   легендарными   писателями.  Короче   говоря,  все   стало   на   свои   места.

Так   что,   уважаемые   читатели,   запомните   раз   и   навсегда – книга   настоящий   друг   человека,  который   никогда   полностью  не   заменит   ни   компьютер,   никакие- то  другие   технологические   новинки   интернета.  Книга   была   и   останется   всегда  самым   надежным  источником   знаний.  Любите   книгу   и   верьте   в   это.

 Николай   Зубашенко,

«Хроники и комментарии»

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Неподалеку от Пекина, в маленькой китайской деревушке находится библиотека Лиюань, которую вполне можно отнести к чудесам света. Библиотека находится в селе, окруженном горами, и чтобы не нарушать природную эстетику, китайский архитектор построил здание из 45 тысяч деревянных прутьев (и стекла). В библиотеке всем заправляет принцип естественности: здесь нет искусственного освещения. поэтому она работает только до 16 часов; внутри нет столов и стульев — книги расположены на террасах, а читать их можно, сидя или лежа на специальных циновках. Библиотека работает по принципу обмена: вы приносите сюда книгу, а взамен можно забрать любую из библиотеки.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: