ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

«Ветру  и   солнцу   брат…».   Знакомьтесь: Геннадий  Селезнев — топограф,  картограф,  геодезист   и большой   книголюб 

Posted by operkor на Август 23, 2019

Журналистика – дело  увлекательное.   Более  сорока   лет   занимаюсь   ею   и   все  никак  не   могу  остановиться,   сократить   обороты,  осмыслить  увиденное   и   услышанное   мною  за   эти   десятилетия.    Хотя и  возраст,   и   здоровье  постоянно  напоминают – остановись!  Но   как   тут остановишься,  когда   попалась  любопытная   тема,  способная   заинтересовать  читателя.   На   Осипенковском   рынке  Запорожья   бываю   часто.  Уже  не   первый   год,   как  заметил   там  пожилого   мужчину,  торгующего   книгами.   Особого   интереса  он   у   меня   не   вызывал  до   тех   пор,  пока   я  не   узнал,  что   книги   лишь  повод  заработать  хоть   что-то   к   своей  низкой,   как   и у  большинства   жителей  Украины,  пенсии.  А  главная   его  профессия,  которой   он   отдал  лучшие   годы   своей   жизни,  — топография. К  моему  стыду,  о  топографии  я  практически  ничего   не   знал.  Уже   не   говоря   о   том,  что  в  своей  многолетней   журналистской  практике  никогда   не  встречался   с  людьми,  имеющими   такую  специальность. Ну.  как  тут  пройдешь  мимо?

Геннадий   Григорьевич,  для   начала  коротко  о   себе:  где     родились,  где   учились…

-Родился  в   Новосибирской   области,   в  Тогучинском   районе. Там   же закончил  среднюю  школу. Работал  в   Новосибирском  АДП.  Это   аэрогеодезическое  предприятие.  Оно   занималось  картографированием.  Собственно,  картография  и  геодезия – это  одно   и   то   же.  После   этого  поступил  в  Новосибирский  институт   геодезии   и   картографии.  По  диплому  я   геодезист.  А  работал   уже   потом   и  топографом.

-Чем   привлекла  Вас  именно  геодезия?

-Ну,   тогда  же это  модно   было. Если помните,  была  песня  «Геолог».  В  ней  в   частности  были   такие   слова:  «Держись  геолог,  крепись  геолог,  ты   ветру  и   солнцу   брат…»   Романтика,   одним  словом.

-Конечно,  помню  эту   песню.  Мы   же  с   вами  примерно  одного   возраста.  Кстати,   в   каком   году  вы   поступили  в   институт? 

-В  1958-ом. А  закончил  институт  в   1962  году.  Так   что   Новосибирск  в   то   время  знал  хорошо.

Чудеса,  да   и   только.  Новосибирск  тех   лет  я   тоже   знал  неплохо.  Целый    год  там   после   Томска   служил  в   армии.  До   самой   демобилизации.  Это   был  1959   год.    То   есть,  мы   с   вами   в   течение   года  одновременно   были  новосибирцами.  Но   об   этом   мы   с   Вами  поговорим  в   другой  раз.  Уже   не  для   печати,  для   души  просто. Практику же  ,  наверное, где-то  проходили  во   время   учебы  в  институте?

-Да,  в   Новосибирской   области.  А   потом   пошли  Красноярский   край,   Дальний   восток,   армия.  В   армии  я   тоже   в   топотряде   служил.

-Что,   были   такие   топотряды   и   в   армии?

-Да.  Эта   профессия   была   чисто   военной.  Это   уже   после   войны   как   бы   отделились  управления  геодезии   и   картографии.  В  1962  году,  когда   я   уже   работал,  помню  что   это   управление    возглавлял  генерал-лейтенант.

-Вы  имеете   в   виду  какое   управление?   Оно  же   было   не  одно.

-Я  имею   в   виду  управление  геодезии   и   картографии  всей   страны.  То   есть,   всего  Союза.  Так   что   мы   особо   не   светились    нигде.  В  том   числе,   и   в   прессе.  Ни   тогда,   ни  позже,  когда   Союза   уже   не   было.   Структура  же  у   нас   была  фактически  военной.  Даже  было  военное  училище   по   топографии,  в   Ленинграде.  А  в   Москве  была   академия  по  этому   профилю,  где   готовили  офицеров  высшего   звена.  И  два  института  были.  Кто   их   заканчивал,  шел   в   военное  управление.  Мне  предлагали  экстерном   сдать  экзамены  в   Ленинградское  училище,  но  я   отказался.

-Наверное,   поэтому     в   то  время  и   газеты  редко   писали   о   работе    ваших  служб? 

-Вообще   не   писали.

-Теперь  понятно,  почему  в   своей  журналистской   практике  я   пропустил   эту   тему. Да   и   не   только   я.  Уверен,  для   большинства  запорожцев,   причем   не   только  молодежи,  наш   разговор  с   Вами  о  топографии  станет  своего   рода   открытием.  В  армии  Вы  служили  в   топотряде.  Сколько  лет   и   чем  там    занимались?

-Служил  три  года,  как   и   положено.  Там  мы   занимались  картографированием,  карты   делали.  Те   же,   что   и   гражданские   делали.  Ну,   одинаково   абсолютно.  А   после   службы   в   армии  меня  пригласили    в  Хабаровский    военпроект.   Приглашали  в   Казахстан,   в   Кемерово, в  Харьковский  гидропроект.  Ну,   я   поехал   в   Харьков.  Я  не   рвался  туда.  У    меня   было  стремление попасть в   Хабаровск.  Но   получилось,   что   я   оказался  в  Украине,  в   Харькове.  Хотя   об   этом   я   и  не   думал.  Ну,  тут  и   пошло  все  уже и до  самого  конца.

-С  чего конкретно началась   ваша   деятельность  в   Харькове?

— Работал  в  гидропроекте.  Оттуда    послали   меня  сюда,  в   Запорожье.  И  тоже  в   гидропроект.

-Это  какой  год   был?

-1967  год.  Вот  с   тех   пор   я   и   стал  жителем  Запорожья.  Съемку  в   городе  делали.  Архитектура  областная  заказы   давала  и   мы  таким   образом  делали   съемки   всего  нашего   областного   центра.  Карты,  разумеется.

-Какие  конкретно  объекты в   Запорожье  приобрели   жизнь   с   вашим  участием?

-Ну,  как   приобрели   жизнь,  они  и  до   сих   пор   живут.

-Днепрогэс,  например,  входит  в   их   состав?

-Нет.  Мы  отдельно  так по каждому  объекту  точно   не   делали.  Мы  делали   все   сразу. Делали  все,  что   входит  в   черту   города.  И   правый  и   левый  Берег  делали.   Вот   остров  Хортицу  мы  делали   полностью.  Это   для   музея  только.  Карты.

-А   каким   образом   такие   съемки   делались?

-Специальными   приборами.  Приходилось  фотографировать  и  с  самолета.  По — разному  это   делалось.

-У  вас   был,  наверное,   определенный  коллектив  специалистов?  Насколько   он   был  многочисленным?

-У   нас   была  целая  экспедиция  специалистов.  В   ее   составе  было   человек  двадцать,  которые  занимались   только   городом.

-Лично   Вам   нравилась  эта   работа?   Не   разочаровались   в   выбранной   когда-то  профессии?

-Нет,   не   разочаровался.  До  самого  ухода   на   пенсию  работал с   удовольствием.

-А   что   Вам   нравилось   в   ней?

-Ну,  интересно   было.  Смена   обстановки,  во-первых.  А   потом   смотришь – твоя   работа   видна.

-Сделали   Хортицу.  Еще   что? 

-Все   абсолютно  по  городу.  А   потом   я   ушел  в   агропроект.  Там   уже   по   всей   области  ездил.  И   даже  по   Луганской  и  Донецкой  областям  .  Откуда   заказы  были.  И   в  Казахстане  работал.  Ездили  туда   на   определенное  время.  Возвращались,  обрабатывали  заказы. На  пенсию  я   ушел  в  55   лет,  как  льготник.  Это  было   предусмотрено  нашей  профессией.

 -Главную   улицу   Запорожья – проспект  Соборный-  тоже   делали?

— Все   подряд.  Главные   и   неглавные   делали.  Мы  отдельные  работы  сдавали.

-Потом  сразу   на  пенсию?    Или   еще   где-то   работали? 

-Ну,   последний   год  я   работал  в   ЗГУ,  в   университете.  Геодезистом   тоже.  Геодезия  чисто   по   заказу.  Я   не   преподавал   там.

-Вы  о   своей  семье  ничего  не  сказали.  Женились  до   приезда  в   Украину  или  уже  в   Украине? 

-Уже   в   Украине,  в   Днепропетровске.   Сейчас  один   остался,  жена  умерла.

— Кто   она   по   профессии  была?

-Тоже   топограф.  Есть  у   меня   сын   и   дочь,.  Но    они   живут  своими   семьями:  сын   в   Ростове,   а   дочь  под  Днепропетровском.

-Они  не  топографы  случайно?   Кто   они   по   профессиям?  Чем  занимаются?

-Сын  программистом  в   железнодорожном   транспорте,  а   дочь  бывшая  учительница.  Среди   внуков  тоже  пока  нет  желающих   стать  топографистами.  У  молодежи  сегодня   свои  приоритеты.

-Как  сегодня  поставлена  картография  в   Запорожье?

-При  Союзе  была   поставлена  неплохо.  У  меня  жена,  Евгения  Артемовна, была  в   областной  архитектуре  главным  геодезистом  области.  Она  заправляла  всем  этим  архивом.  У  нее  там   был  порядок. А  когда  в   лихие  годы  пошла  разруха,  все  это  было   уничтожено.  Сейчас   практически  ничего   не   осталось.

-Ваша  профессия  всегда  была  достаточно  закрытой.  Но,  наверное  же,  были  тогда  известные  топографы в Украине  и во  всем  Союзе?  

-Я  не   знаю  таких  в  Украине,  которые   пользовались   бы  большой  известностью. А  в  Запорожье  я   был  самый  известный.

-Серьезно?

-Ну,   конечно.  Ну,  как?  У   нас   же  было  астрономогеодезическое  общество.  А  я  был   руководителем  Запорожской  группы. А  самый  известный  писатель, который  писал  о   топографии, — Георгий  Федосеев.  У  него   был   трехтомник  на   эту   тему. Он  и   сам  был  топографистом.  Знал   неплохо   это   дело.  Я  даже  работал  в   его  отряде  после   войны.  Наверное,  и  «заразился»  от  него  топографией.  Теперь  уже  не   могу  сказать  точно.  Все   подзабылось.

-А   теперь   о   книгах. Судя  по   всему,  Геннадий  Григорьевич,  Вы  к  ним  тоже   не   равнодушны.  Иначе   какой  смыл   торговать   товаром,  который  практически  ничего   не   дает.  Не  секрет,  что  книги  сегодня  не   пользуются  спросом.  Я   это  хорошо   знаю. А  вы  настойчиво,  и   не   первый   год   уже,  на   ручной  тележке  привозите  их   на   рынок,  раскладываете  на  оплачиваемом  вами  месте,  а   минут  через  20 —  30  собираете  их  в   тележку  и   везете обратно   домой.  Какой  смысл  в   этом?  Я   так   понимаю,  что   это скорее  возможность  для  Вас пообщаться  с  товарищами  своего   круга,  чем   заработать какие-то деньги.  Я  прав?

-В  принципе – да.  Книги – это   мое  увлечение  еще   со  школы. Как  и  для  большинства людей,  родившихся   в  военные  и  послевоенные  годы.

-Согласен,  может,   припомните  с   какой  именно   книги  оно  началось?

Конечно,   помню.  Это  был  рассказ  Льва  Толстого  «Филипок».  Небольшой  детский  рассказ.  Ничего   в   нем   особенного,  но  он  мне  очень  понравился.  Простотой  и  доходчивостью  его  содержания. Я  и   сегодня  Толтого  считаю самым гениальным  писателем.

-Бывают   же   совпадения  литературных  вкусов! Поверите,  с  Толстого  началось  увлечение  книгами  и   у   меня.  Это  когда  я  еще  в   школу  не   ходил.  Когда  моя  сестра  третьеклассница  прочитала  нам  с  моим  младшим  братом вслух  рассказ  Льва  Николаевича  «Жилин   и  Костылин».   Видите,  у   нас   с  Вами  и   в  этом   совпадение.  Не только  по   Новосибирску. Жалею,  что  мы  раньше   с   Вами  не   познакомились.  Ведь   мы  частые  гости    на  Осипенковском  рынке.  

-Ну,   начал  я   с  «Филипка»,  а  уже  в   четвертом  классе     прочитал   книгу  «Алитет   уходит   в   горы».

-Модная  книга  была  в   период  нашего   с   Вами  детства. Читал   и   я   ее,  а   вот  автора   не   помню.  А   какие  книги  больше   всего  привлекали   Вас?

-Исторические  и   приключенческие.  К  окончанию  школы  я  даже   Ленина  пытался   читать.

-Догадываюсь,  что   до   сих   пор  Вы  так  и   не   смогли   его   дочитать.  Как  и  я.

-Да,   не  дочитал.  Начал  и   бросил.

-А  Вы  коммунистом  были?   Все таки  геодезист,  с   высшим   образованием.  Наверное   же,  не   избежали  такой  участи?  

-Нет,   не   был   я   коммунистом,   как-то  не   пришлось.

-Вы  продаете  сегодня   книги.  Вернее  пытаетесь   это   делать.  На  какую   литературу   сегодня   спрос?

-В  основном   спрашивают,  а   иногда  и   берут,  книги  исторического   плана.  Зарубежные  в   основном,  ну,  и  российские,  конечно.

-Но  такие   книги,   я   думаю,  могут   интересовать  солидных   читателей,  людей  с   достаточным   жизненным   опытом.  А  молодежь   чем   интересуется?

-А  молодежь  спрашивает  и   берет   иногда  детективы  и  про  любовь.

-Понятно. А  какова  вообще  ситуация   с  этой   книжной   проблемой  в  Запорожье?

-Катастрофическая  ситуация. В  магазины  поступают  книги  из   России.  А   украинские   издательства  не   выпускают   в  достатке  литературу,  средств   для   этого   нет.

-А   спрос  на  украинские   книги  был   бы,  если  бы   у  издательств  были  средства?

-На  украинскую  литературу  нулевой   спрос.  Это   однозначно.  Что  в   городе,  что  и   на   окраине.  «Кобзаря» у  меня  только   раз   как-то   спрашивали.  И   все.

-Чем   Вы  руководствуетесь,  когда   выбираете   книги  для   продажи?

-Как  правило,  то,   что   меня   интересует,  я  и   беру.  Это   я   уже   давно   заметил. И   вот  как-то   в   Харьков  ездил  за   книгами.  Ну,   себя   настраивал,   чтобы   брать  для   рынка.  Нет,  все равно   берешь   то,  что   тебя   интересует.  А   они   не   пользуются   спросом.

-А  состояние  нашей  нынешней  газетной   прессы  Вас  устраивает?

-Это  той,   что  в   киосках?

-Да.

-Очень   дорого получается. Газета, считай, что  чуть не   книжка   по   цене. Да   их  и   осталось – этих  киосков  раз-два   и   обчелся.

-А   что   у   нас   вообще  с  прессой?  Какая  она  сегодня,   по-вашему,  у  нас   в   городе   и  в  целом  в   Украине?

-Я  туда   не   лезу. В  общем,   я   перестал   брать газеты   .  Хотя   раньше  в  СССР  я   много газет     подписывал.  Все  что  можно   было,  пачками   брал.  И   сравнительно  недорого   все   это   стоило.

-Критическая,  независимая   пресса    у   нас   есть?

-Есть  «Рабочая  газета».  Единственная,  прокоммунистическая. А   если  взять  нашу  «Панораму»,  то   это   чисто  буряковское  «произведение» (Владимир Буряк — мэр Запорожья, выходец с «Запорожстали» Ахметова, сторонник Оппоблока).  Там и  читать — то   нечего.

-Хотелось   бы   услышать   Ваше  мнение   о  нынешних   библиотеках.

-Я  не   пользуюсь   ими.   Поэтому   ничего   не   могу   сказать.

-Ну,   о  нынешней  школе  Вы   тоже  не   можете  ничего  конкретного  сказать…  

-Определенное  мнение   на   этот  счет  у   меня   есть.  На   мой   взгляд,   когда   я   смотрю   учебники  моей   внучки,  в   них  полный  абсурд.  Там  что   попало   есть,  только   не   то,   что   нужно.  Но   это   мое сугубо  личное  мнение.  Возможно  я   ошибаюсь.

Николай   Зубашенко,  Запорожье.  Фото   автора. 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: