ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

ДОБИТЬ «КОМБАТА».  В поисках «исторической правды» сотрудник Запорожского национального университета «закосил» в Москве под учёного академии наук России

Posted by operkor на 22 февраля, 2020

Комбат, сын комбата и внук комбата

    До трагических событий на киевском Майдане и юго-востоке Украины уместно было бы начать эту статью словами о том, что нет, наверное, в нашей стране человека, который никогда не видел этой знаменитой на весь мир фотографии. Самые «продвинутые» могли назвать её автора и даже имя офицера, изображённого на ней.

Однако теперь во взрослую жизнь входит поколение с ущербным историческим сознанием, которое сформировано адептами «розбудови сучасної європейської нації» («построения современной европейской нации»). Лично я был поражён до глубины души, когда сотрудник одного весьма престижного гуманитарного учреждения признался, что понятия не имеет, что это за снимок и чей образ увековечен на нём.

А.Еременко, весна 1941

Поэтому имеет смысл напомнить, что на всемирно известном снимке корреспондента фронтовой фотохроники ТАСС Макса Альперта запечатлён младший политрук 5 роты 2 батальона 220 стрелкового полка 4 стрелковой дивизии 12 армии Южного фронта Алексей Гордеевич Ерёменко, до войны – председатель передового колхоза им. Красина в Красноармейском (ныне Вольнянском) районе Запорожской области.

По канонической советской версии, этот снимок сделан 12 июля 1942 года во время ожесточённого боя на колхозном поле возле села Хорошее Славяносербского района Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Поскольку командир роты выбыл из строя по тяжёлому ранению, мл. политрук Ерёменко взял командование на себя, поднял бойцов в контратаку, благодаря чему противник был выбит со своих позиций. Именно этот, как считается, момент запечатлел М.Альперт. По словам Макса Владимировича, через несколько мгновений А.Ерёменко был сражён вражеской пулей. Кроме того, уместно отметить, что название «Комбат» — результат невольной авторской ошибки, недоразумения, но именно с таким названием снимок навечно вошёл в историю.

Обо всём этом стало известно лишь много лет спустя. 15 марта 1965 года сын Алексея Гордеевича Иван (в ту пору – председатель Орджоникидзевского райисполкома г. Запорожья), придя после работы домой, взял в руки свежий номер газеты «Правда» и обомлел: на четвёртой полосе был помещён снимок, в герое которого Иван Алексеевич узнал своего не вернувшегося с войны отца. Если же верить официальной справке Главного управления кадров Советской Армии № 0543 от 24.04.1952, мл. политрук А.Г.Ерёменко «пропал без вести в январе 1942 года».

Показали снимок его жене, дочерям, другим родственникам и односельчанам. Все они в один голос подтвердили: на «правдинском» снимке – именно Гордеич.

После этого Иван Алексеевич вышел на контакт с М.Альпертом, выслал ему несколько довоенных фотографий своего отца. В первой половине 1967 года Макс Владимирович отдал их и свой ставший к тому времени знаменитым снимок на экспертизу во Всесоюзный НИИ судебных экспертиз при Министерстве юстиции СССР. Анализ всех этих фоторабот проводили профессора Н.С.Полевой и Г.В.Соколов*. Согласно их вывода, на снимке «Комбат» и довоенных снимках А.Г.Ерёменко изображён один и тот же человек. Так безымянный прежде образ обрёл полноценную субъектность.

Между тем нашлись скептики, заявлявшие о том, что-де альпертовский шедевр – вовсе не документальный снимок, а постановочный.  Более того, иные из них уверяли, будто на нём запечатлён вообще «неизвестно кто»…

Вот как об этом свидетельствует ветеран запорожской журналистики, редактор и составитель книги Ивана Ерёменко «Жизнь – подвиг» Николай Клименко (З., ИПО «Запорожье», 2007): «В 70-80-е годы минувшего столетия я работал в областных газетах в Запорожье и нередко слышал от фотокорреспондентов: мол, этот снимок сделан не на войне, а на учении. И подсказывали детали, которые должны были подтвердить их мнение. А то, что комбат очень похож на Алексея Ерёменко, так это, мол, нередко бывает. Есть же люди, очень похожие друг на друга, как двойники или братья» (Н.Клименко. «Судьба «Комбата». Газета «Индустриальное Запорожье», 16.01.2009).

Иван Ерёменко

Чтобы раз и навсегда погасить кривотолки вокруг имени и подвига своего отца, в  сентябре 2008 года И.А.Ерёменко вторично обратился в учреждение, которое к тому времени получило название Российский Федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте РФ. 15 сентября того же года главный эксперт лаборатории судебно-технической экспертизы документов, доктор юридических наук, профессор А.М.Зинин подписал Акт экспертного исследования № 2342/07, в котором чётко сказано, что «на фотоснимке «Комбат» и трёх фотоснимках мужчины, представленных для сравнения, изображено одно и то же лицо». Фрагменты фотокопии Акта экспертного исследования № 2342/07 опубликованы в качестве иллюстрации к статье Н.Клименко. Полностью же «Акт…» помещён в книге Ивана Ерёменко «Шаг в бессмертие» (З., 2013, сс. 177-179). Её тоже легко найти в библиотеках.

Казалось бы, после этого «доброхотам» надо было бы угомониться. Ан нет!

Первым в память о нашем герое-земляке «выстрелил» некий Александр Попов, автор интернет-публикации под красноречивым заголовком «Обережно! Вірус «Комбат»! або політрукотворчість» («Осторожно! «Вирус «Комбат»! или политрукотворчество»). Затем под научной редакцией доктора исторических наук Ф.Турченко вышла в свет коллективная монография «Запорізький рахунок Великій війні. 1939-1945» ( «Запорожский счёт Великой войне. 1939-1945) -З., «Просвіта», 2013, 416 с.), часть 6 которой озаглавлена «Легенда про Комбата» (сс. 119-133). Здесь, среди прочего, повторяется тезис о том, что-де запечатлённый на альпертовском снимке воин якобы так и «остался неизвестным» (с. 133).

Но и этого предвзятым «обличителям» показалось мало. В 2017 году в Запорожье издана 60-страничная брошюра Ф.Турченко с более чем красноречивым названием  «Міф про «Комбата» очима історика» («Миф о «Комбате» глазами историка»)**. Тут собраны все без исключения претензии в адрес канонической версии об обстоятельствах появления знаменитого снимка.

Характерный факт: обширное интервью с Турченко, опубликованное 22 июня 2017 года в местном еженедельнике «Верже», не только приурочено к выходу в свет вышеназванной брошюры, но и снабжено недвусмысленным заголовком – «Чи був «Комбат» запоріжцем?» («Был ли «Комбат» запорожцем?»). Да и рубрика вполне соответствует общему смысловому посылу: «Присвячується невідомому солдату» («Посвящается неизвестному солдату»).

Будучи в середине ноября 2018 года в Москве, ваш покорный слуга встретился с А.М.Зининым и взял у него интервью. Оно (в сокращённом виде) опубликовано в книге И.А.Ерёменко «СОПРИЧАСТНЫЙ ВЕЛИКОЙ ЭПОХЕ. Исповедь и завещание сына легендарного «Комбата» (З., издательский комплекс АО «МОТОР СИЧ», 2019). Наша беседа озаглавлена так: «На знаменитом снимке «Комбат» — запорожец Алексей Ерёменко. И никто другой!..». В знак того, что и теперь ручается за правильность  экспертного заключения от 15.09.2008, Александр Михайлович поставил свою подпись на его ксерокопии. Фото этого документа (с двумя автографами сразу!) опубликовано в качестве одной из иллюстраций к интервью.

журналист Сергей Григорьев с А.М.Зининым

Казалось бы, на этом в данной истории можно было бы поставить большую жирную точку. Раз и навсегда. Но увы!  В своей брошюре Фёдор Григорьевич допустил ряд высказываний, которые требуют сатисфакции. Ведь он не только поставил под вопрос профессиональную компетентность и порядочность А.М.Зинина (соответственно и РФЦСЭ как учреждения), не только походя оскорбил память однополчан Алексея Ерёменко, которые в своих мемуарах засвидетельствовали место, время и обстоятельства его героической гибели. По существу, наш «местный Грушевский», как иногда называют Ф.Г.Турченко, ещё и посягнул на один из ярчайших визуальных символов Великой Отечественной войны, символ мужества и отваги нашего солдата, вставшего на защиту Отчизны. На символ, по-прежнему священный для множества наших сограждан. Не потому ли вокруг него так суетятся «обличители», что этот гениальный в своей лаконичности образ обладает колоссальным мобилизационным потенциалом?..

В полной мере это касается и главы «Фотопортретна експертиза» («Фотопортретная экспертиза»). В ней говорится  следующее (здесь и далее перевод мой – С.Г.): «В конце ноября 2013 г. сотрудник Запорожского национального университета, который находился в научной командировке в Москве, связался с Александром Зининым и имел с ним достаточно долгий разговор. Эксперт сообщил, что проверку «Комбата» осуществлял он и хорошо её помнит. Оценил точность этой экспертизы порядка 90 процентов: дескать, фото специфичное и никакая экспертиза не может отбросить эффект двойника (когда не кровнородственные люди очень похожи). Сообщил также, что фото «Комбат» они не редактировали, просто констатировали, что оно подверглось специфической полиграфической обработке, но детали, необходимые для сравнения, сохранились. А.Зинин считает, что это одно из слабых мест данной экспертизы, ведь полиграфическая ретушь 1940-70-х годов была достаточно грубой. Эксперт посоветовал нам продолжать исследование этой темы. Сказал, что он ею интересуется и отслеживает информацию по этому поводу. Также он отметил, что в этой истории много спорных моментов. Мы обещали ему предоставить результаты нашего исследования. Отметим, что этот разговор состоялся в конце ноября 2013 г., когда на Украине уже началась Революция Достоинства, поэтому наш сотрудник вынужден был представиться учёным Российской академии наук» (сс. 30-31).

Оставим на совести г-на Турченко сомнительные методы добывания информации, которые он, по всей видимости, вполне одобряет. На наш взгляд, и эти методы, и их одобрение исчерпывающим образом характеризует нравственный облик иных «властителей дум», «гигантов мысли», «светочей академической науки».

Зададимся лучше резонным вопросом, способен ли автор брошюры представить убедительные доказательства того, что-де анонимный сотрудник ЗНУ в конце ноября 2013 года действительно встречался в Москве с А.М.Зининым и что последний произнёс именно те слова, кои ему приписаны?***

Например, может ли имярек предъявить аудиозапись своей «содержательной беседы» с московским специалистом? Ведь, по существу, эти якобы «его высказывания»  дезавуируют результаты экспертного исследования от 15.09.2008 – во всяком случае, в глазах неискушённого читателя. Недаром тот же г-н Турченко уверяет: (с. 28). : «… стопроцентной уверенности экспертиза фотографий дать не может. Ибо существуют уникальные случаи похожести генетически разных людей, фотографии которых при сравнении могут дать все основания для вывода, что на обеих – перед нами одна и та же личность».

И далее: «Ещё раз акцентируем: никакая экспертиза фотографий, даже самая совершенная, не может дать стопроцентного подтверждения идентичности. Особенно, когда речь идёт о фотографиях, сделанных более, чем полстолетия тому назад. Эксперты на несовершенствах портретной экспертизы внимания не заостряют: кто станет ставить под сомнение своё ремесло?»   (с. 30). Запомним эти тезисы, озвученные человеком, не имеющим никакого отношения ни к фототехнической, ни к судебно-портретной экспертизе.

А теперь дадим слово А.М.Зинину – специалисту высочайшего класса с почти полувековым опытом работы по специальности, автору учебников «Судебная экспертиза» и «Руководство по портретной экспертизе». Несмотря на свой пенсионный возраст, Александр Михайлович продолжает консультировать коллег из РФЦСЭ, преподаёт в одном из престижных столичных вузов. Его, разумеется, проинформировали о содержании главы «Фототехническая  экспертиза». И попросили прокомментировать содержащиеся в ней утверждения.

«Уважаемый Сергей Владимирович! – пишет он в ответ на моё обращение. – Сообщаю, что я не помню, чтобы в ноябре 2013 года я встречался с сотрудником Российской Академии наук и беседовал с ним об экспертизе «Комбата». Я не оцениваю точность портретной экспертизы в процентах, как и в других экспертизах – выводы эксперта могут быть категорическими либо вероятными (последний делается, если недостаточно аргументов для категорического). Вид вывода зависит от того, какая совокупность признаков может быть выявлена, а это зависит от качества представленного объекта.

Никто не представлял мне результатов собственного исследования фотоснимка «Комбат». Судебно-портретная экспертиза может подтвердить тождество изображаемых лиц при полной убеждённости эксперта в таком выводе, — при условии, если ему удастся выявить комплекс признаков, индивидуализирующих исследуемое лицо.

В своей практике я решал идентификационные задачи по фотоснимкам начала 20 века. И называлась эта экспертиза не «экспертизой фотографий», а экспертизой изображённых лиц с анализом их признаков внешности, т.е. судебно-портретной. Фотографическая ретушь может быть разного качества и это не зависит от времени её производства, а от соблюдения технологии ретуши и навыков ретушёра.

Интерпретацию беседы в конце 2013 г., которая якобы была, с оценкой точности портретной экспертизы в 90% и соответствующие аргументы я не подтверждаю, тем более слова об эффекте двойника. В 1964 г. совместно с Г.Н.Липовецкой я проводил исследование близнецов, и мы выявили признаки элементов внешности, которые всегда различаются даже у монозиготных близнецов. В 1971 году мы опубликовали совместную статью в журнале МГУ «Вопросы антропологии» (выпуск 39) – «Использование методов портретной идентификации при изучении близнецов». Таким образом, «эффект двойника» не может опровергать возможность вывода эксперта, т.к. различия всегда есть – нужно их знать и уметь выявить. Конечно, некачественное изображение затрудняет производство исследования, но всё зависит от тех признаков, которые отобразились на фотоснимках и оценке их идентификационной значимости. И в завершение – я не знаю экспертиз, где вывод оценивается в процентах».

Иными словами, даже если бы у Алексея Гордеевича Ерёменко был однояйцевый (монозиготный) брат-близнец, всё равно экспертиза, проведённая в РФЦСЭ по соответственной методике, дала бы абсолютно чёткое, недвусмысленное заключение о том, кто на самом деле запечатлён на фотоснимке «Комбат». Что уж говорить о других людях, «как две капли воды» похожих на А.Г.Ерёменко (таковых, вне всякого сомнения, и тогда, и сейчас на просторах Евразии немало). Ибо строгая и беспристрастная наука тем и отличается от политической публицистики (даже если та рядится в наукообразную тогу, увешана регалиями, титулами и т.п.), что в науке доказательства предшествуют выводам, а не наоборот…

Таким образом, не обязательно быть семи пядей во лбу, чтобы уразуметь, кто имеет бледный вид в этом заочном диспуте – судебный эксперт А.М.Зинин или рьяный обличитель «коммуно-большевистских мифов»  Ф.Г.Турченко, совершивший по неосторожности вторжение на абсолютно неизвестное и чуждое ему профессиональное поле? То-то же. Как видим, кое с кем его антинаучная предвзятость, вызванная желанием во что бы то ни стало вычеркнуть «клятого коммуняку»**** А.Г.Ерёменко из списка наших национальных героев, сыграла злую шутку. Прежде чем порочить доброе имя Александра Михайловича, дали бы себе труд набрать его ФИО в поисковых системах интернета. Охоту сочинять, тем паче  тиражировать ахинею отбило бы мигом…

И последнее. Сама по себе бесспорность того факта, что на снимке «Комбат» — наш земляк А.Г.Ерёменко, вовсе не отменяет необходимости, во-первых, уточнить время и место его гибели (доступные исследователям официальные документы и свидетельства однополчан Алексея Гордеевича противоречат друг другу), во-вторых, выяснить реальные обстоятельства появления этой фотографии (в своих воспоминаниях и газетных интервью М.В.Альперт почему-то озвучил абсолютно несовместимые версии). То есть добросовестный исследователь обязан сделать всё для того, чтобы разгадать, наконец, сей исторический ребус. А загадок тут действительно предостаточно. Удел же «доброжелателей», узревших ряд  нестыковок в канонической советской версии «Комбата» – выдавать свои сырые гипотезы, натяжки и домыслы за «беспристрастную науку», за «истину в последней инстанции».

Впрочем, вопреки собственным намерениям, пристрастные «мифоборцы» объективно способствуют тому, чтобы однажды мир узнал правду о загадочном снимке «Комбат», каковой бы она в итоге ни оказалась. Просто это сделают не они, а другие. Только и всего.

*по данным А.М.Зинина, «в фондах РФЦСЭ экспертиз, выполненных профессорами Н.С.Полевым и Г.В.Соколовым, нет».

**данное произведение доступно на сайте http://www.slideshare.net либо по запросу ФИО его автора в поисковых системах интернета.

***25 ноября 2019 года И.А.Ерёменко обратился с письмом к ректору ЗНУ Н.А.Фролову, в котором просил сообщить, кто именно из сотрудников этого вуза ориентировочно 21-30 ноября 2013 года находился в научной командировке в Москве. Судя по сайту ПАО «Укрпошта», данное заказное письмо с уведомлением о вручении было получено адресатом 27.11.2019. К сожалению, Иван Алексеевич так и не удостоился ответа на своё обращение, хотя, по закону, это должно было быть сделано в течение месяца, т.е. до 27.12.2019.

****как утверждает пан Турченко, «перед нами –типичный советский активист, на плечах которого держался в украинских сёлах большевистский режим… Среди прочего, он проводил насильственную коллективизацию и организовывал Голодомор. Поэтому человек с такой биографии не мог избежать участия в «раскулачивании» своих земляков и репрессиях против них в период коллективизации. Алексей Ерёменко обязан был принимать активное участие и в мерах по конфискации хлеба и прочих продовольственных припасов, что привело к Голодомору 1932-1933 гг., который не миновал и Терсянку. Вот свидетельство Примушко Параскевы Кондратьевны, жительницы этого села, 1921 г.р., опубликованные в Национальной книге памяти жертв Голодомора 1932-1933 года в Украине. Определённо, Алексей Ерёменко знал её лично. Параскева Кондратьевна вспоминала, как в 1932 г. в селе «хозяйничали» молодчики в чёрных кожаных куртках с кобурами на поясах, которые отбирали всё зерно и, как ни умоляла их мать, забрали у них даже последнюю фасоль в горшочке. 26-летний комсомольский активист Алексей Ерёменко не мог не быть среди этих молодчиков»    (с. 18).

Между тем любой первокурсник юрфака легко объяснит доктору исторических наук Ф.Г.Турченко, что в данном случае речь идёт всего лишь о его личных предположениях, но никак не о доказательствах персональной вины «типичного советского активиста» А.Г.Ерёменко в инкриминируемых ему злодеяниях. Если же продолжить цитирование воспоминаний П.К.Примушко, то выяснится, что «молодчики в чёрных кожаных куртках с кобурами на поясах» почему-то не тронули кормилицу-коровку, благодаря чему семья из 9 человек (родители и семеро детей) выжила (указ. соч., с. 855). При этом любопытно отметить, что перу самого Ф.Г.Турченко принадлежит замечательный труд «Великий Октябрь и ликвидация эксплуататорских классов на Украине» (Киев-Одесса, изд-во «Вища школа», 1987, 199 с).

Сергей ГРИГОРЬЕВ, журналист, Запорожье

https://operkor.wordpress.com

 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: