ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Способен ли военно-морской флот Народно-освободительной армии Китая опередить ВМС США по численности и огневой мощи? Военно-морская гонка сверхдержав

Posted by operkor на 2 сентября, 2020

 На страницах влиятельного блога института Lawfare, посвященного вопросам национальной безопасности, появился очерк профессора политологии Бостонского колледжа Роберта Росса, эксперта по оборонной политике Китая. Он назвал свою статью «Конец военно-морского господства США в Азии». Автор предупреждает, что при нынешних уровнях расходов, дни Военно-морских сил США как доминирующей силы на море сочтены.

НОАК перехватывает инициативу

«Стремительный рост численности и огневой мощи китайского военно-морского флота бросает вызов господству США на море во всех водах Восточной Азии, — пишет Росс. — Соединенные Штаты оказались не в состоянии профинансировать тщательно продуманный план строительства и закупки кораблей, который мог бы обеспечить поддержание регионального порядка в сфере безопасности и эффективную конкуренцию с быстрорастущим военно-морским флотом Китая.

«Произошедшая за последние годы трансформация военно-морского баланса сил привела к коренным изменениям в стратегии военных закупок и оборонной стратегии США. Тем не менее, пока в Соединенных Штатах не существует единой позиции в отношении снижения влияния в Восточной Азии».

Росс приводит вполне веские доказательства того, что Китай находится на пути создания военно-морского флота, который будет не только более многочисленным, но и более современным, в сравнении с американскими ВМС. Например, в период с 2017 по 2018 год, когда военно-морской флот Китая вырос с 328 до 350 кораблей, более 70 процентов из них были построены на основе новейших разработок, в то время как в 2010 году этот показатель составлял, согласно данным RAND Corp, всего 50 процентов.

«Китай является крупнейшим производителем судов в мире, и при нынешних темпах производства в скором времени он может получить флот, состоящий из 400 военно-морских судов. Ежегодно вводятся в эксплуатацию почти три подводных лодки, и через два года их число в ВМС НОАК превысит 70. Быстро растет число крейсеров, эсминцев , фрегатов и корветов, причем все они оснащены противокорабельными крылатыми ракетами большой дальности.

«В период с 2013 по 2016 год Китай заказал более 30 современных корветов. В случае сохранения нынешних темпов, в ближайшие 15 лет численность военно-морских сил Китая может составить 430 боевых кораблей и 100 подводных лодок», — пишет Росс.

Автор также утверждает, что хотя ВМС США на данный момент сохраняют превосходство на море во всей Восточной Азии, «решающую роль играет тенденция, и эта тенденция гораздо менее радужная». Цифры говорят сами за себя: за 12 лет численность действующих боевых кораблей ВМС США сократилась до 237, а подводный флот через шесть лет, согласно прогнозам, сократится до 48 лодок.

«Как Военно-морские силы, так и Белый дом выступают за наращивание численности американского флота, но реальные бюджеты не соответствуют их планам, — пишет Росс. — Так, ВМС в 2015 году планировали к 2022 году увеличить флот до 308 кораблей, а администрация Трампа заявляет о планах довести численность до 335 кораблей. Чтобы достичь первой из упомянутых целей, необходимо тратить на 36 процентов больше, чем предусматривает средний судостроительный бюджет за последние 30 лет. Другими словами, необходимо увеличить текущий бюджет на треть».

Если финансирование будет сохраняться на том же уровне, что и в течение последних трех десятилетий, ВМС США, скорее всего, получат на 75 кораблей меньше, чем планировали на ближайшие тридцать лет. Чтобы довести численность флота до 335 кораблей, ВМС США будут нуждаться в 80-процентном увеличении бюджета по сравнению со средним показателем за последние 30 лет и приблизительно в 50-процентном увеличении по сравнению со средним показателем последних десяти лет, считает Росс.

«В то же время, перераспределение федерального бюджета в пользу поддержки судостроения является маловероятным»,- пишет он.

Азиатские союзники начинают колебаться

Росс рассматривает последствия растущего нежелания или неспособности США справиться с ситуацией, в которой они оказались, отмечая, что напряженность в отношениях с традиционными союзниками в Восточной и Юго-Восточной Азии становится все более очевидной.

«Изменение баланса сил на море ослабило доверие восточноазиатских стран к способности Соединенных Штатов выполнять свои обязательства в области безопасности, и они в последнее время стремятся укрепить отношения и сотрудничество с Китаем в этой сфере», — утверждает эксперт.

Южная Корея недавно заключила соглашение с Китаем об ограничении сотрудничества с США в области противоракетной обороны, а также общего сотрудничества в области безопасности с американо-японским альянсом. Эти шаги были предприняты Сеулом для того, чтобы смягчить ярость Пекина в связи с развертыванием на территории Южной Кореи американских противоракетных комплексов подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности (THAAD).

Южная Корея также «продвинулась в направлении развития сотрудничества с Северной Кореей, при активной поддержке со стороны Китая и несмотря на возражения со стороны Соединенных Штатов», пишет Росс.

В прошлом месяце стало окончательно ясно, что, в то время как Сеул хочет, чтобы Вашингтон ускорил темпы нормализации отношений с Пхеньяном, администрация США, напротив, желает некоторого замораживания отношений между Южной и Северной Кореей.

По всему региону появились признаки неуверенности среди партнеров Америки, входящих в АСЕАН. «Филиппины сократили масштабы своего сотрудничества в области обороны с Соединенными Штатами и укрепили военные отношения с Китаем. Пекин в настоящее время сдерживает развитие сотрудничества между Вьетнамом и США. Китай и Малайзия начали совместные военные учения, и Малайзия не поддержала американскую политику в отношении претензий Китая на доминирование в Южно-Китайском море», — пишет Росс.

Совсем недавно Китай и группа АСЕАН провели свои первые совместные военно-морские учения. Соединенные Штаты поддерживают тесные отношения и сотрудничают со всеми этими странами в оборонной сфере. Но здесь, как и в случае с балансом сил на море, первостепенное значение имеет не состояние, а тенденция, и эта тенденция не предвещает ничего хорошего национальным интересам США.

«В ноябре 2018 года Военно-морские силы США провели свои крупнейшие в истории совместные учения с Японией, — пишет Росс. — Однако, кратковременное увеличение военно-морского присутствия Соединенных Штатов в Восточной Азии в отсутствие необходимого потенциала для успешного соперничества с Китаем не может оказать сдерживающего влияния на растущую активность Китая на море, а также убедить союзников Америки в том, что они находятся под надежной защитой».

Тем временем, полным ходом идет строительство третьего по счету китайского авианосца, а беспилотные радиолокационные и оптические станции слежения все чаще начинают появляться на контролируемых Китаем участках Южно-Китайского моря.

Главные военно-морские активы Китая

В условиях почти полного отсутствия открытой информации об активах и возможностях ВМС НОАК, заинтересованные игроки внимательно следят за тем, как Китай использует на море все более современные и усовершенствованные платформы.

Например, Кэтрин Дилл из Центра исследований по проблемам нераспространения оружия массового поражения имени Джеймса Мартина при Институте международных исследований в Миддлбери недавно дала интервью изданию Defense One. В ходе беседы она отметила «исключительно высокое разрешение» спутниковых изображений компании Planet Labs, которая предоставила ей и ее коллегам «244 дня пригодного для мониторинга видеоматериала только за период с июля 2017 года по ноябрь 2018 года».

Ее комментарии привлекли к себе внимание, когда начались более широкие дебаты по поводу не только фактического количества китайских атомных подводных лодок — как действующих, так и разрабатываемых — но и степени надежности китайской системы военно-морского сдерживания.

Редакция Defense One пришла к выводу, что только две атомных ракетных подводных лодки ВМС НОАК являются действующими в настоящее время, что составляет половину общей численности таких субмарин. Таким образом, эта газета и другие организации, придерживающиеся такого же мнения, вошли в противоречие с докладом Министерства обороны Китая за 2018 год и выводами группы экспертов Центра стратегических и международных исследований, специализирующихся на военном потенциале Китая, в соответствии с которыми все четыре китайских атомных ракетных подводных лодки находятся в боеспособном состоянии.

Эти разногласия свидетельствуют об отсутствии ясности в отношении истинных возможностей китайского военно-морского флота. Росс сопоставил то, что известно на данный момент о ВМС НОАК, с наиболее серьезными проблемами, которые ожидают Военно-морские силы США в ближайшем будущем. Для сторонников американского превосходства на море, и особенно для тех, чья безопасность зависит от этого превосходства, чтение, надо сказать, не из приятных.

2

Подводный флот Поднебесной

Вряд ли кто-то сейчас станет спорить с тем фактом, что Китай имеет все шансы стать новой сверхдержавой, если уже не стал таковой. Среди прочего, КНР с недавних пор уделяет достаточное внимание и подводному флоту. Особенно ярко об этом говорит следующее: до 2007 года включительно количество выходов в море на патрулирование не превышало нескольких единиц в год, а иногда не было и их. Начиная с 2008-го, в свою очередь, счет патрулирований пошел на десятки.
Нынешний подводный флот Поднебесной

Кроме того, за последние десять лет китайский подводный флот значительно обновился. Качественные изменения выглядят примерно так: в 2000 году каждая шестая подводная лодка ВМС КНР была старше 10 лет. В начале 2010 года доля новых лодок приблизилась к 80%. Правда, стоит отметить, общее количество китайских подлодок сократилось почти на 10-20 единиц, зато доля новых кораблей увеличилась.

За первое десятилетие текущего века подводный флот КНР получил некоторое количество новых лодок, до того не строившихся:

Тип 094 (в классификации НАТО – Jin). Атомные подводные лодки, несущие баллистические ракеты. На данный момент построено четыре лодки и строительство еще одной будет завершено в ближайшие годы. Основное вооружение этих лодок составляют твердотопливные двухступенчатые ракеты «Цзюйлан-2» (JL-2) с дальностью полета порядка 8-9 тыс. км. Точных характеристик этих ракет в свободном доступе нет. Кроме того, аналитики Пентагона в 2010 году утверждали, что ракета не смогла пройти испытания и будущее комплекса «подлодка-ракета» может оказаться под вопросом. Согласно ряду источников, китайские кораблестроители планируют создать новые модификации «Типа 094» с доведением количества ракет до двух десятков. Лодка длиной 133 метра имеет подводное водоизмещение около 9000 тонн.

Тип 093 (код НАТО – Shang). Многоцелевые атомные лодки. Подводное водоизмещение «Шаня» оценивается в 7,5-8 тыс. тонн. Вооружение «Типа 093» состоит из шести торпедных аппаратов калибра 533 мм. Кроме торпед подлодка имеет возможность стрелять через аппараты противокорабельными крылатыми ракетами YJ-82. Дальность этих дозвуковых ПКР составляет порядка 120 км в базовой модификации. Время от времени появляется информация, что Китай намерен оснащать свои подлодки-«охотники» ПРК YJ-85 с дальностью до 400 км, однако официальных подтверждений этому, как часто бывает, пока нет. Построено четыре лодки, а планы на серию оцениваются в пределах 6-8 единиц.

Тип 041 (код НАТО – Yuan). Дизель-электрическая подлодка, строящаяся с начала 2000-х. Технические параметры этих лодок не публиковались, однако известен примерный состав их вооружения. Это шесть 533-мм торпедных аппаратов с возможностью пуска противокорабельных ракет. Это могут быть ПКР YJ-8 или CX-1. На данный момент построено 6-7 лодок этого проекта, кроме того, в середине прошлого года Пакистан заказал шесть «Юаней».

Также стоит отметить еще два проекта подлодок, первые экземпляры которых вошли в строй еще в 90-х, и строительство (закупка) которых продолжались и в 2000-х:

Тип 039 (код НАТО – Song). Сравнительно небольшие дизель-электрические подлодки: длина менее 75 метров и водоизмещение порядка 3500 тонн. Вооружение проекта «Сунь» мало отличается од других китайских «охотников» – шесть торпедных аппаратов (533 мм), совместимых с противокорабельными ракетами YJ-8. Общий боезапас составляет 18 единиц оружия – соотношение ракет и торпед определяется в зависимости от задач и обстановки. Вместо ракетно-торпедного вооружения лодка может взять на борт 36 мин. Общее количество лодок этого проекта, включая строящиеся сейчас и одну построенную в конце 90-х, оценивается в 13-15 штук.

Проекты 636 и 636М (код НАТО – Improved Kilo). Многоцелевые дизель-электрические лодки российской постройки. Заказано не менее десяти таких субмарин. Лодка водоизмещением 2350/3100 тонн (надводное/подводное) вооружена торпедами и ракетами. Через шесть 533-мм торпедных аппаратов можно стрелять как собственно торпедами, так и ПКР Club-S. Общий боезапас – 18 ракет и/или торпед. Кроме того, вместо них можно вооружить лодку 24 минами.

Одновременно с постройкой новых подводных лодок Китай выводит из эксплуатации устаревшие. За рассматриваемый нами срок отправили «на иголки» две атомные подлодки «тип 091» (Han), пять лодок «тип 035» (Ming) и около 30 «тип 033» (Romeo).

Интересен тот факт, что сокращение общей численности подводного флота Поднебесной не влияет на рост его доли вооружений. Если считать штатный боекомплект всех кораблей и подлодок флота, то к 2010 году доля ПКР, размещенных на субмаринах, выросла до 15-17%, торпед – превысила 80%, а по минам аналогичный показатель перевалил за 30%. Можно предлагать различные версии о причинах роста доли подводного флота, но в свете увеличения количества выходов на патрулирование наиболее реальной выглядит только одна. Многоцелевые подлодки, как наиболее растущая часть китайского подводного флота, должны будут прикрывать побережье страны от потенциального противника. В целом, ничего нового в тактическом плане, если бы не одно «но». Лодки российского производства (пр. 636) являются одними из самых тихих в мире. А вот собственные китайские разработки этим похвастать не могут. Почти сразу после возобновления китайцами активного патрулирования американцы обнаружили, что шумность собственных лодок КНР позволяет обнаруживать их устаревшими средствами, чуть ли не тридцатилетней давности. Таким образом, численные показатели китайского многоцелевого подводного флота серьезно страдают от качества.

Что же до атомных лодок с баллистическими ракетами, то потенциальному противнику обнаружить их будет сложнее. Однако у них есть некоторые проблемы тактического плана. Если принять в качестве противника Китая США, то из акватории Южно-Китайского моря (относительно спокойный и «прикрытый» район недалеко от базы этих лодок) можно будет достать только Алеутские острова.

Правда, утверждается, что при выходе в океан тот же «тип 094» может накрыть 75-80% территории Соединенных Штатов. Чисто географически это правда, но подлодке сначала нужно будет прорваться сквозь рубежи перехвата и дойти до района пуска, а это не такая простая задача, как кажется. В таком случае возникает очередной вопрос: зачем тогда Китаю подлодки со стратегическими ракетами, если их применение связано с таким количеством проблем?

Самый простой ответ звучит в некоторой мере шутливо: чтобы были. Тем более, концепцию ядерной триады никто пока не отменял, а Китай рвется в сверхдержавы. Другой вариант связан не с концептуальными моментами, но с практическим применением – уже не первый год и даже не первое десятилетие некоторые политологи предрекают скорое нападение Поднебесной на Тайвань, где в принципе могут пригодиться ПЛАРБ. В то же время, этот конфликт не выглядит «нуждающимся» в стратегических ракетах. Третий вариант относительно предназначения ракет также касается острова, но на этот раз это Гуам. Там расположены крупнейшие базы американских флота и ВВС на Тихом океане. Последняя версия, надо заметить, требует одной «мелочи» – начала вооруженного противостояния между Китаем и США, а такого вряд ли стоит ожидать в ближайшее время.

Подводя итог, можно сказать, что китайский флот пока не сможет выйти победителем из серьезного столкновения, например, с американским. Однако пока такого не предвидится, и у Поднебесной есть возможность продолжить строительство своих военно-морских сил. За первые годы XXI века в китайском флоте занимались не только подлодками: было обновлено порядка половины надводного флота. Так что в ближайшем будущем от ВМС Китая стоит ожидать двух типов новостей: первые будут касаться принятия в строй новых кораблей, а вторые – походов, в том числе и выходов в центральную часть Тихого океана.

По материалам из открытых источников

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: