ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Интернет-газета

Как Стокгольм сел в лужу с Govid-19. В Швеции боролись не столько с коронавирусом, сколько с врачами и медсестрами

Posted by operkor на 22 октября, 2020

В Швеции врачей, например, офтальмолога Агнешку Ховорушко из клиники Ландскрона, руководство буквально пыталось заставить отказаться от масок. Ей удалось настоять на своем и добиться разрешения хотя бы врачам (но не медсестрам) носить маски. А другим не повезло. Клиника Сундсваля отказалась продлевать контракт с пульмонологом Доротой Шлосовской, поскольку она носила маску, что пугало пациентов и ухудшало коммуникацию между врачом и клиентом.

****

Многие нахваливали опыт Швеции в борьбе с Covid-19. Однако картина оказалась не столь радужной, так что власти страны начали менять стратегию.

С наступлением осени статистика заболеваемости коронавирусом в Украине стала стремительно ухудшаться — уже преодолен рубеж в 6 тыс заболевших за сутки. Карантин решением Кабмина продлен до 31 декабря, детей отправили на каникулы. Однако ввиду того, что на носу местные выборы — событие огромной важности для Зе-команды, ожидать серьезного ужесточения мер безопасности не стоит.

Хотя следовало бы. Ведь что может произойти в противном случае на своем примере уже показала Швеция, власти которой этой весной отказались вводить карантин как таковой и даже стремились нивелировать его эффективность.

Такая политика нашла сторонников не только в самой Швеции, но и далеко за ее пределами. Так, примером для подражания скандинавскую страну называл главный инфекционист США и советник Дональда Трампа Скотт Атлас. Аналогичного мнения придерживались и участники акций протеста против локдауна в Германии.

Кивали на шведский опыт, конечно же, и в Украине, аргументируя таким образом необходимость отказаться от строгого карантина.

Да, с локдауном в Украине не все гладко было. Закрыть все, что только можно, закрыли. Транспорт остановили, бизнес тоже. А вот с обеспечением медиков всем необходимым и помощью бизнесу не сложилось. Но все же без этих ограничений цифры весной были бы намного хуже.

Само же сравнение с Швецией и предложение использовать ее опыт — это чистая манипуляция.

Во-первых, по той простой причине, что строго всех мер безопасности украинцы придерживались недолго (довольно быстро перестали бояться), да и далеко не все. Сегодня же украинцы трансформировались во всякого рода “подбородочников”, “перископов”, “налокотников” и т.д., старательно избегая носить маску так, как следует. Так что де-факто шведский опыт не очень отличается от украинского опыта.

Во-вторых, показатели заболеваемости в Швеции на самом деле были не такими уж и хорошими. Если сравнивать статистику в Швеции и США, где благодаря беспорядочной политике Трампа противодействие пандемии экспертная среда оценивала как провальное, уровень смертности был примерно одинаковым. В некоторые периоды, например, с 7 до 9 апреля, от коронавируса в Швеции умерло больше людей (на миллион жителей), чем в Италии. Если сравнивать с соседней Финляндией, то жертв было в 10 раз больше.

К сегодняшнему дню в Швеции инфицированы 103 тыс. человек, из них умерли 5 918. При этом население Швеции — около 10 млн человек. В Украине, где население почти в четыре раза больше, умерших от коронавирусной болезни почти столько же.

EPA-EFE/JANERIK HENRIKSSON SWEDEN OUT

Эксперименты двух эпидемиологов

Эти несколько цифр, и те, которые будут приведены ниже, а также довольно ощутимые социальные изменения в Швеции — прямое следствие спорной политики и решений главного эпидемиолога Швеции Андерса Тегнелла и, судя по всему, его предшественника и единомышленника Йохана Гизеке.

Тегнелл, глава Агентства общественного здоровья (Folkhälsomyndighetens, или FoHM), явно был движим идеей формирования коллективного иммунитета у сограждан. В этом его горячо поддерживал Гизеке, который, как выяснилось, с марта на платной основе предоставлял консультации ведомству. Так что, когда Гизеке нахваливал стратегию своего преемника в статье для журнала Lancet, опубликованной 5 мая, это был конфликт интересов.

Позиция Гизеке, нашептывающего в уши Тегнелла, была следующей: подавляющее большинство, а именно 98—99% больных, не знают, что инфицированы коронавирусом, а потому даже не следует пытаться остановить распространение вируса — стоит сосредоточиться на предоставлении медицинской помощи тем, у кого есть ярко выраженные симптомы.

Гизеке в статье предсказывал, что к концу апреля инфицированными будут 21% жителей Стокгольма. По мнению же Тегнелла, через месяц у 40% жителей столицы уже будут антитела.

Но. Во-первых, исследование, проведенное в конце мая, показало, что таковых оказалось лишь 6%. Во-вторых, уже летом появились другие научные работы, согласно которым иммунитет от коронавируса — штука недолговечная. Раз переболев, заполучить гарантированный щит от Covid-19 не получить. Мало того, 12 октября, в Нидерландах была зафиксирована первая смерть после повторного заражения.

Коллективный иммунитет оказался недосягаемой целью. В долгосрочной перспективе. Потому как после июньских антирекордов (24 июня — 1 698 новых случаев), показатели начали снижаться. Хотя здесь скорее сыграли свою роль повышение температуры и период отпусков — шведы начали разъезжаться по удаленным немноголюдным местам.

Как результат, на начало сентября ежедневно фиксировалось всего около 200 новых случаев. Однако затишье долго не продлилось. Уже с конца сентября в Швеции наблюдается стабильный прирост инфицированных. Например, в конце сентября было уже 633 новых случая, в середине октября — 970 случаев. В столице с начала сентября за три недели количество новых случаев инфицирования выросло втрое — с около трехсот до почти тысячи.

Научный буллинг

Андерс Тегнелл и его ведомство боролось не столько с коронавирусом, сколько с теми, кто хочет с ним бороться. Те, кто оспаривал его методику не введения карантина и лечения лишь самых “тяжелых”, в итоге становились врагами. Одной из тех, кому “посчастливилось” попасть в данную категорию, оказалась доктор медицины в области вирусологии и биологии опухоли, известная в Швеции автор книг Лена Эйхорн.

В интервью журналу Science она рассказала, что с тревогой отнеслась к новостям из китайского Уханя, прочитав 31 января научную статью в Lancet о коронавирусе, предрекавшую вспышки вируса по всему миру. При этом в Швеции, как видела Эйхорн, для подготовки к эпидемии ничего не делалось. Потому доктор решила связаться с Тегнеллом и поинтересовалась, не считает ли он, что пора бы уже что-то делать. Ответ главного эпидемиолога королевства был следующим: “Все пытаются применить сложные модели к крайне незначительному количеству данных “.

В ходе дальнейшей переписке по электронке Андерс Тегнелл также отверг идею с ограничением рейсов в Китай, сославшись на мнение Всемирной организации здравоохранения, которая такие меры тогда не поддержала.

После Тегнелл вообще прекратил общение с Эйхорн. Она с паникой наблюдала за тем, как 30 тыс. человек собрались в Стокгольме 7 марта, чтобы посмотреть “Евровидение”. “Я схожу с ума. Не могу просто сидеть, сложа руки”, — вспоминает Эйхорн о своих эмоциях в те дни. После чего она решила искать единомышленников в научном мире — среди тех, кто также был обеспокоен бездействием FoHM.

А таких, как оказалось, было немало. Эйхорн через профессора инфекционных болезней Университета Уппсалы Бьерна Олсена вышла на группу “инфекционистов, вирусологов, эпидемиологов”, известную как “Группа 22”. Численность группы сегодня выросла до 200 человек, а сама группа сменила название на Vetenskapsforum Covid-19 (”Научный форум Covid-19”).

Члены этой группы занялись тем, что пытались через публикации в ведущих научных изданиях и выступления в СМИ заставить власти серьезно отнестись к эпидемии и пойти на жесткие меры по сдерживанию коронавируса.

 Stockolm, Sweden, April 20, 2020. Photo: Ali Lorestani / TT / code 11950

Дома престарелых и школы

По словам иммунолога Сессилии Науклер, уже 12 марта количество новых случаев превышало количество тестов, которое могла проводить Швеция. Потому FoHM постановило: тестируйте только людей с ярко выраженными симптомами. А в директиве к стокгольмским клиникам отмечалось: не принимать в реанимацию плотных людей и людей старше 80 лет, поскольку у них меньше шансов на выздоровление.

В итоге с начала пандемии буквально в течение нескольких недель в домах престарелых скончалась примерно тысяча человек. В Стокгольме в таких учреждениях проживали 14 тыс. человек, умерли 7%.

При этом школы, кафе, тренажерные залы по-прежнему никто не закрывал в отличие от соседней Норвегии. Лишь ближе к концу марта в Швеции решили ограничить собрания людей (до 500 человек), но детсады и школы никто не тронул.

Ведомство Андерса в июле опубликовало доклад, в котором сравнило ситуацию в Швеции и Финляндии, закрывшей школы на период с марта по май. Авторы доклада пишут, что, дескать, какой смысл было закрывать школы, если особой разницы в распространении вируса в Финляндии не наблюдалось.

И опять манипуляция. Первое: в тот период тестирование детей в Швеции по сути не проводилось. Второе: в Финляндии практически вдвое меньше школьников. Третье: после того, как FoHM, наконец, позволило проводить тесты на коронавирус среди детей, количество инфицированных школьников выросло с 20 в неделю в конце мая до 100 в середине июня.

Исходя из данных все того же FoHM, шведских школьников с Covid-19 чаще госпитализировали в реанимацию, чем финских — 14 против одного. Кроме того, у 70 маленьких шведов диагностировали редкое осложнение Covid-19 — мультисистемный воспалительный синдром. В Финляндии таковых было лишь пятеро.

16 марта, вспоминает Науклер, она позвонила Тегнеллу и сказала: “Не хочу с вами спорить, но вам не следует заниматься тем, чем вы занимаетесь. Разве что у вас есть данные, которых нет у меня”. Они довольно мило пообщались, с ее слов, и даже договорились о встрече, но она так и не состоялась.

Коллеги Олсена, Науклер и других усилия “Группы 22” не оценили. Реакция была настолько украинской, что диву даешься: Олсен и Ко фактически подверглись буллингу со стороны ученых мужей. Их критиковали, осуждали, поливали грязью.

Не лучшая участь ждала и простых медиков, которые решили обезопасить себя и пациентов ношением масок и респираторов. Вопреки позиции FoHM, которое полагало, что это подрывает доверие населения к медикам. В своем письме от 5 апреля к Европейскому центру профилактики и контроля заболеваний (ECDC) с этими же доводами шведское Агенство общественного здоровья оспорило рекомендации по сдерживанию распространения Covid-19. ECDC рекомендации все равно опубликовал, но Тегнелл их не принял. Он по-прежнему был противником масок, что стало едва ли не идеологией в медицинских учреждениях Швеции.

Некоторых врачей, например, офтальмолога Агнешку Ховорушко из клиники Ландскрона, руководство буквально пыталось заставить отказаться от масок. Ей удалось настоять на своем и добиться разрешения хотя бы врачам (но не медсестрам) носить маски.

А другим не повезло. Клиника Сундсваля отказалась продлевать контракт с пульмонологом Доротой Шлосовской, поскольку она носила маску, что пугало пациентов и ухудшало коммуникацию между врачом и клиентом.

Опомнились

Тенденция порицания и травли вкупе с масконенавистничеством уже привели к вспышкам коронавируса в медучреждениях. Так, в начале октября стало известно, что в кардиологическом отделении больницы города Фалун заразились 10 пациентов и 12 человек медперсонала. Всего же, как сообщает Science со ссылкой на данные Инспекции здравоохранения и соцобеспечения, в клиниках по всей стране зафиксированы 17 вспышек Covid-19.

Вместе с тем, как упоминалось выше, в первой половине октября выросло число новых случаев — почти до тысячи ежедневно. Правда, статистика волнообразная: 2 октября — 712 случаев, 4 октября — 155, 8 октября — 836, 11 октября — 161, 14 октября — 970, 15 октября — 596. В будние дни цифры выше, в воскресенье стабильно низкие. Но все же тенденция к росту есть.

Впрочем, и FoHM явно изменило свои подходы, постепенно отказываясь от весеннего эксперимента. Так, выросло количество ежедневных тестов. Теперь оно такое же, как в Норвегии — 2 теста на тысячу человек. Власти также начали использовать систему отслеживания контактов — родственникам заболевшего неделю нужно провести на самоизоляции, даже если у них нет симптомов.

По всей видимости, Тегнелл и его ведомство были вынуждены сделать определенные выводы и изменить стратегию, чтобы не допустить катастрофы.

В Украине же выводы сделаны не были. Да, обе страны недостаточно подготовились к осенней вспышке. Но у Швеции все же есть возможности и ресурсы. В то время как украинский Фонд борьбы с Covid-19 спустили на дороги. Теперь можно куда быстрее добраться до больницы. Правда, по месту прибытия велика вероятность обнаружить, что там не будет не то, что ИВЛ, а даже свободной койки.

Владислав ГИРМАН

dsnews.ua

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: