Хроніки та Коментарі

Інтернет-портал

Европейский суд вынес вердикт по делу “Грузия против РФ”. Каким боком здесь Украина?

Posted by operkor на 27 Січня, 2021

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) недавно вынес решение по иску Грузии к России, поданному во время войны в Южной Осетии в августе 2008 года. ЕСПЧ не признал юрисдикцию РФ на грузинской территории на момент боевых действий с 8 по 12 августа 2008 года. Вместе с тем суд установил наличие “эффективного контроля” России в Абхазии и Южной Осетии, отколовшихся от Грузии, а также в так называемых “буферных зонах” с 12 августа до вывода оттуда российских войск 10 октября.

Почему решение ЕСПЧ по иску Грузии  в определенном смысле разочаровывающее, и какое значение оно может иметь при дальнейшем рассмотрении дел о нарушениях прав человека в вооруженных конфликтах, в частности, исков Украины к России в конфликтах вокруг Крыма и Донбасса? Интервью DW с профессором международного публичного права университета Ноттингема Марко Милановичем.

DW: Как бы вы охарактеризовали решение ЕСПЧ по иску Грузии к России?

Марко Миланович: Это действительно очень важное решение: данный вердикт ЕСПЧ касается и целого ряда других дел, в которых идет речь о том, как должна применяться Европейская конвенция по правам человека в условиях вооруженного конфликта и в ситуациях, когда государство извне влияет на права людей, которые живут за границей. Суд и раньше рассматривал подобные иски: одним из первых было дело о бомбардировке НАТО телевизионного центра в Белграде в 1999 году, затем в ЕСПЧ было много дел, связанных с войной в Ираке, – с обвинениями в адрес Великобритании или Нидерландов. Так что такие дела – не исключительно восточноевропейская специфика, и до сих пор суд чрезвычайно осторожно подходил к ним.

– В настоящее время в ЕСПЧ находится немало исков Украины – и по поводу аннексии Крыма, и по поводу ситуации на востоке Украины. Может ли решение суда в деле “Грузия против России” содержать выводы, которые в дальнейшем скажутся при рассмотрении исков украинской стороны?

– Для Украины нынешнее решение ЕСПЧ – это одновременно и хорошая, и плохая новость. Хорошая заключается в том, что суд принял во внимание все доказательства, содержащиеся, в основном, в международных докладах – межправительственных организаций, НКО, в том числе, например, Международной независимой комиссии по установлению фактов, касающихся конфликта в Грузии, созданной ЕС. И по большей части суд встал на сторону Грузии. В частности, удалось доказать, что в тех частях Южной Осетии, которые раньше находились под контролем Тбилиси, была проведена этническая чистка, и что с людьми, которые были задержаны южноосетинскими силовиками, жестоко обращались. Грузия также смогла доказать, что российские вооруженные силы, в основном, мирились с этими нарушениями.

И в этом заключается положительная сторона решения ЕСПЧ для Украины, потому что если суд воспользуется тем же подходом (в исках, поданных украинской стороной. – Ред.), Украина может ожидать, что суд встанет на ее сторону.

Плохая же новость заключается в том, что ЕСПЧ фактически заявил, что не будет рассматривать нарушения прав человека, которые были совершены во время активной фазы военных действий. И это в целом очень, очень разочаровывающий подход. ЕСПЧ рассматривал только те нарушения, которые были совершены после окончания боевых действий. Это большая проблема для Украины, потому что суд с большой долей вероятности может отклонить все претензии, в которых речь идет о нарушениях прав человека в период боевых действий. Надо сказать, что принятие этого решения раскололо суд: 11 судей проголосовали за него, а шесть – против.

– Для вас как для адвоката это решение было ожидаемым или, скорее, удивило вас?

– Я не могу сказать, что оно меня удивило. Скорее, разочаровало, поскольку подобной логикой суд руководствовался и в других случаях. Например, в 2001 году при вынесении вердикта в деле о бомбардировке НАТО телецентра в Белграде. В случае иска Грузии против России суд заявил, что будет рассматривать только те события, которые происходили после установления Россией контроля над частями Грузии. В какой-то степени понятно, почему было принято такое решение: судьи ЕСПЧ, которые находятся в Страсбурге, не имеют прямого доступа к доказательствам, поэтому порой им трудно установить, кто был прав, а кто нет.

Вторая проблема заключается в том, что аспекты вооруженного конфликта регулируются другой частью международного права и находятся под юрисдикцией Женевской конвенции. Большинство судей ЕСПЧ не имеют большого опыта в этих вопросах и боятся спровоцировать обратную политическую реакцию, установив себя конечным арбитром в любых вопросах применения силы европейскими государствами за границей.

– В вопросе аннексии Крыма Россией ЕСПЧ пришел к выводу, что Россия начала осуществлять контроль над территорией полуострова с 27 февраля и несет юридическую ответственность за нарушения, которые происходили в Крыму, с этой даты.

– С решением по Крыму в этом смысле было легче, потому что там было не так много военных действий. Были какие-то случаи применения силы, были случаи, когда задерживали людей, но Украина поняла, что не было смысла оказывать военное сопротивление, потому что это привело бы к гибели ее военнослужащих. В случае с ситуацией на востоке Украины все гораздо сложнее.

– Можно ли сказать, что случай, когда одна страна хочет привлечь другую к ответственности за незаконно контролируемые территории, – как в случае с Украиной и Россией – является прецедентом в международном праве?

– Случай Украины и России не является прецедентным для международного права. Вопрос контроля негосударственного субъекта в одном государстве силами другого государства рассматривался судом, например, в случае отношений между Турцией и Северным Кипром. Другой случай – это отношения России и Приднестровья в Молдове. Но для того, чтобы доказать, что одно государство действительно контролирует территорию другого, нужны веские аргументы. Какие факты есть у Украины, чтобы доказать в суде связи России и пророссийских сепаратистов? Россия управляет ими, контролирует их или только оказывает им поддержку? Это все очень важно.

– На ваш взгляд, аргументы Украины достаточно убедительны для суда?

– Мне трудно судить, потому что я не знаком со всеми аргументами. Если речь идет лишь о контроле России над пророссийскими сепаратистами, я бы мог предположить, что в этом вопросе суд примет сторону Украины. Но полной уверенности у меня нет, поскольку я не знаю всех доказательств, которыми располагает украинская сторона.

– Признал ли ЕСПЧ российский контроль над грузинскими территориями при рассмотрении иска Грузии?

– Да, российский контроль над грузинскими территориями был установлен в двух случаях: в грузинских “буферных зонах” до выведения оттуда российских войск (с 12 августа по 10 октября 2008 года. – Ред.) и в Южной Осетии и Абхазии. И второй случай  – это прямая параллель с ситуацией на востоке Украины.

– Это дает украинской стороне основания для оптимизма?

– Основания для оптимизма, вне всякого сомнения, есть. Все зависит от убедительности доказательств. В случае с Южной Осетией были доказательства присутствия бывших российских военных, российский генерал был министром обороны Южной Осетии. То есть были прямые указания на связь между руководством Южной Осетии и России. В случае с Украиной все более завуалировано, все не так очевидно, как с грузинскими территориями.

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
%d блогерам подобається це: