Хроніки та Коментарі

Інтернет-портал

Западня для миллионов евро. Вернет ли украинский бизнес банковские вклады из Латвии

Posted by operkor на 16 Лютого, 2021

Мировой тренд — борьба с финансированием международного терроризма, торговлей наркотиками и отмыванием преступных денег порой приобретает весьма интересный оборот. Показательный пример тому — Латвия. На фоне “падежа” латвийских банков на протяжении последних лет десяти, одной из причин которых как раз и было отмывание теневых денег бизнесом восточноевропейского происхождения, не просто понять логику последующего статуса этих средств.

Ведь если возникает подозрение в криминальном происхождении денег, например они “выведены” из бюджета Украины, при этом есть и пострадавшая сторона (Украина), и обвиняемый (клиент банка), то деньги должны быть возвращены потерпевшей стороне, а преступник наказан. Если же это не так, то деньги нужно возвратить клиенту банка. А как обстоят дела на самом деле?

Trasta Komercbanka, ABLV, PNB — названия этих рижских банков “ласкают слух” многих украинских бизнесменов, чьи деньги по сей день находятся на счетах банков-банкротов. Что характерно, существенная их часть находится в статусе “арестованных”, а в соответствии со статьями 124 и 126 Уголовно-процессуального кодекса Латвии, во-первых: нет необходимости доказывать, в результате какого конкретно преступления получены эти средства, а во-вторых: обязанность доказывать законность происхождения средств лежит на обвиняемом. Презумпция невиновности? Нет, не слышали.

А как же дела обстоят с украденными деньгами, когда это доказано? В латвийском суде доказан факт воровства из Украины окружением Виктора Януковича через латвийскую банковскую систему $30 млн, они конфискованы. Возвращены ли потерпевшей стороне — Украине? Вот цитата политического директора Министерства иностранных дел Латвии Яаниса Майжекса: “На данном этапе подвижек нет, но мы по-прежнему готовы сотрудничать с Украиной”. В общем не хватает доказательств, что украдены. Вот из украинского Укргазбанка в киевском суде хватило доказательств вернуть $3 млн у тех же кипрских компаний, а в рижском $30 млн — нет.

Отчасти обострение борьбы с “нехорошими деньгами” в бывшем популярном прибалтийском “финансово-расчетном центре”, как называли латвийскую банковскую систему, обусловлен был тем, что на рубеже 2019-2020 гг. комиссия Совета Европы по оценке мер по борьбе с отмыванием денег Moneyval готова была зачислить Латвию в “серый список” неблагонадежных с финансовой точки зрения стран. Соответственно были проведены акцентированно-показательные мероприятия, арестовано большое количество денег, запущены громкие процессы, в результате чего Латвия избежала “серого списка” хотя и находится в статусе особого надзора.

Казалось бы, можно выдохнуть, разобраться спокойно с накопившимися вопросами. Подавались этому определенные сигналы, например председатель Совета по фискальной дисциплине Инна Штейнбука говорила: “Очень важно, чтобы Латвия не превратилась в полицейское государство, хотя уже сейчас все клиенты банков считаются подозреваемыми”. Но у руководителя Службы финансовой разведки Илзе Знотини, по всей вероятности, другое мнение. Она даже подала жалобу в Латвийский совет присяжных адвокатов на рижского адвоката утверждавшего, что деятели “капитального ремонта” финансовой системы перестарались и нанесли тяжелый удар латвийскому народному хозяйству. Жалоба отклонена, кстати.

Как же обстоят дела у пострадавших от идейной борьбы за чистоту финансовых потоков бывших клиентов латвийских банков — украинских предпринимателей?

Показателен пример потерпевших от банкротства рижского PNB банка. Банк фактически перестал существовать в сентябре 2019 г. И сразу довольно громко: администратор объявленного неплатежеспособным PNB banka Виго Крастиньш обратился в суд с иском на 32 млн евро в отношении бывшего правления и совета банка за нанесенные кредитному учреждению убытки, в их числе оказались бывший генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен и экс-глава разведывательной службы Германии Август Ханнинг. Служба финансовой разведки Латвии арестовала в банке десятки счетов, принадлежащих компаниям украинских бизнесменов, что не позволило им получить даже гарантированные 100 тыс. евро.

Несколько IT- компаний как самые продвинутые написали коллективное письмо тогдашнему вице-премьеру по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Дмитрию Кулебе с просьбой вникнуть в ситуацию. А ситуация была нехорошая. Многолетние клиенты банка, с прозрачным бизнесом, не однократно проходившие процедуры финансового мониторинга в PNB банке, вдруг были обвинены в отмывании денег и финансировании терроризма.

Дальше — больше. Естественно, наши соотечественники дали делу законный ход, ведь речь идет о миллионах евро: обращались в Генеральную прокуратуру, Службу финансовой разведки и даже полицию. Сплошные отказы с некоторым разнообразием в мотивировке.

Самые банальные:

нарушение процедурных сроков подачи обжалования (уведомления направлялись письменно и не быстро),

некорректность перевода на государственный язык,

недостача документов (доверенности например) при подаче иска (хотя доверенность нашлась в пакете, но срок принятия иска пропущен) и прочее.

Учитывая серьезность обвинений (все-таки финансирование международного терроризма) некоторые “подозреваемые” выходили с предложением дачи показаний в онлайн-режиме, или на территории консульского учреждения Латвии в Киеве, чтобы ускорить процесс. Но эта инициатива почему-то осталась не оцененной. А бывший офицер полиции Северного района Риги Карина Маулице, которая, в том числе, вела уголовные дела клиентов банка PNB по их заявлениям в полицию, в частной беседе сообщила, что эти дела не имеют перспектив.

Запущенная процедура системной волокиты, размытые сроки конечных дат принятия решений по сути, ковидный карантин наводят на мысль, что потерпевших готовят к мысли, что со своими деньгами они могут прощаться. И уже готово правовое обоснование невозврата заблокированных денежных средств.

В корреспонденции латвийских банков-банкротов появились приписки — звоночки мелким почерком: “…мы бы хотели проинформировать, что в соответствии с разделом 3-м Закона Латвийской республики о гарантировании вкладов, вкладчик теряет право требования на выплаты по истечении пяти лет со дня недоступности вклада или с даты, когда наступили обстоятельства, повлекшие отказ, предусмотренные частью 1 статьи 21 этого Закона”

Безусловно, украинские бизнесмены, чьи деньги под надуманным предлогом арестованы в латвийских банках-банкротах, не оставят процесс на самотек. По информации от адвокатов международной юридической компании, которые занимаются делами потерпевших от вмотивированного бюрократического произвола, они аккуратно обосновывают и суммируют все расходы и финансовые потери своих клиентов, которые будут, безусловно, предъявлены к взысканию, если не в судах Латвийской республики, то в европейских судах точно.

Владимир ГАРКУША

https://www.dsnews.ua/

Напишіть відгук

Please log in using one of these methods to post your comment:

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s

 
<span>%d</span> блогерам подобається це: