Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Запорожская операция. В 30-километровой зоне перед Днепром Манштейн разрушил, уничтожил и вывез в тыл все. (Записки маршала Чуйкова)

Posted by operkor на 11 марта, 2021

15 сентября 1943 года, после длительных и бесплодных поисков выхода из надвигающейся катастрофы, Манштейн отдал приказ об отводе основных сил группы армий «Юг» за Днепр, а на южном участке — за реку Молочную. Днепр избирался и заранее подготовлялся как непреодолимый водный рубеж для длительной обороны, как рубеж для создания длительной оперативной паузы, во время которой гитлеровское командование рассчитывало перемолоть наступающие советские войска в обороне, а затем, при благоприятной для них обстановке на западе, вновь захватить стратегическую инициативу. Линию по Днепру противник называл «Восточным валом».

«Фронтовик мечтал, — пишет бывший командир 47-го немецкого танкового корпуса генерал Форманн, — о защите и безопасности за Днепром. Единственный смысл во всех тяжелых боях, которые велись за последние месяцы, он видел в том, чтобы переправиться через реку и там наконец найти покой». Другой немецкий генерал, Кнобельсдорф, добавляет: «При отступлении среди солдат распространялись нелепейшие слухи о новых позициях, оборудованных специальными командами по строительству укреплений… Солдаты говорили о неприступных дотах и в глубине души возлагали величайшие надежды на эту новую линию».

Итак, ведя арьергардные бои, гитлеровские войска отходили за Днепр и Молочную.

Войска Центрального, Воронежского, Степного и Юго-Западного фронтов выходили к среднему течению Днепра от Лоева и до Запорожья. С ходу, без оперативной паузы, началось форсирование «Восточного вала» для создания плацдармов на правом берегу Днепра. Войска Юго-Западного фронта подошли к Днепропетровску и Запорожью, к Мелитополю подходили войска Южного фронта.

25 сентября перед командующими Центральным, Воронежским, Степным и Юго-Западным фронтами была поставлена задача: с выходом армий к реке Днепр нет медленно форсировать его на широком фронте с целью рассредоточить внимание и силы противника.

Действуя почти на всем протяжении среднего течения Днепра, четыре фронта могли, безусловно, так нацелить удары, чтобы противник не смог определить направление главного удара, не смог создать, пользуясь маневренностью своих войск, оборонительный кулак для отражения удара.

Ukrainian SSR, Soviet Union. Soldiers of the Red Army cross the Dnieper River using improvised rafts in a military campaign to liberate Ukraine in the Second World War.

Противник отступал на широком фронте, его оборона уже была прорвана, и он еще не успел перегруппироваться и занять новый рубеж обороны. Автором серийности ударов при прорыве укрепленной полосы на широкой протяженности фронта в свое время, как известно, был русский генерал А. А. Брусилов. Будучи командующим Юго-Западным фронтом в годы I мировой войны на русско-австро-германском фронте, он атаковал противника одновременно во многих местах вместо предусматриваемого тогдашней тактикой удара всеми силами на одном участке. Правда, этот прием в 1943 году мог быть действенным только на больших пространствах при взаимодействии сил нескольких фронтов.

Форсирование Днепра началось с ходу.

Перед Юго-Западным фронтом стояла несколько усложненная задача.

Отступая на правый берег Днепра, отводя свои войска за «Восточный вал», противник оставил на некоторых участках сильно укрепленные плацдармы как опорные пункты для возможного контрнаступления, а также как оборонительные рубежи: укрепрайоны, в которых, по их планам, могли быть перемолоты силы наших армий. Плацдарм, оставленный на левом берегу, прижатый к берегу реки, был для гитлеровского командования и некоторой гарантией стойкости войск.

Одним из таких плацдармов, причем наиболее мощным, был город Запорожье.

Поэтому Ставка, определяя задачу войскам Центрального, Воронежского, Степного фронтов, перед Юго-Западным фронтом ставила особую задачу: не позднее 3 октября полностью очистить от противника занимаемый им Запорожский плацдарм и выйти на этом участке к реке Днепр.

В развитие этого последовало тут же и указание командующим Центральным, Воронежским, Степным и Юго-Западным фронтами, а также представителям Ставки Г. К. Жукову и А. М. Василевскому, предписывающее в ближайшее же время ликвидировать все плацдармы, находящиеся в руках противника на левом берегу реки Днепр.

Войска Юго-Западного и Южного фронтов вошли в соприкосновение с противником, занявшим оборону по «Восточному валу», и остановились по рубежу Днепропетровск — Запорожье — Мелитополь и далее на юг по реке Молочной, упираясь своим левым флангом в Азовское море. Треугольник Запорожье — Херсон — устье реки Молочной, заранее укрепленный противником, обеспечивал гитлеровскому командованию единый фронт и связь с Крымским полуостровом, прикрывал железорудный и марганцевый бассейны, которые были очень важны для промышленности Германии. Лишившись донецкого угля, Гитлер всеми силами пытался удержать в своих руках металлургическую базу на юге Украины. Крымский полуостров также считался надежным и широким плацдармом и для действий флота, и для размещения на его плато военных аэродромов.

Потеря Крыма имела, кроме того, и политическое значение: это в сильнейшей степени ослабляло гитлеровскую коалицию на юге.

Итак, отведя свои войска на Днепр и реку Молочную, гитлеровское командование сильно сократило фронт, получив возможность на меньшем участке фронта гуще сосредоточить силы для обороны. Перед советскими войсками стояла очень важная задача — не дать возможности противнику спокойно отойти за Днепр, помешать ему закрепиться на новой линии фронта.

8-я гвардейская армия была оставлена в составе Юго-Западного фронта. 23 сентября штаб армии получил директиву командующего фронтом Р. Я. Малиновского сосредоточить армию в 20–40 километрах от Запорожья, в стыке 12-й и 3-й гвардейской армий, подготовленных к наступлению па Запорожский плацдарм.

Отдав соответствующее распоряжение войскам на марш, Военный совет армии с ответственными генералами и офицерами управления армии, с командирами корпусов и дивизий выехали вперед, на рекогносцировку участка наступления.

28 сентября мы весь день провели на передовой, пытаясь с высоток разглядеть прямым наблюдением позиции противника, изучить подходы к ним, районы развертывания артиллерии и других боевых средств, выбирали места для наблюдательных пунктов, намечали систему связи и управления войсками. Рекогносцировка, опрос командиров и штабов передовых частей 3-й гвардейской и 12-й армий, и особенно артиллеристов, дали возможность более или менее полно выяснить силы и средства противника, обороняющего Запорожье. В штабе 17-й воздушной армии мы получили данные о резервах противника и фотосхемы укреплений на плацдарме.

Перед нами располагалась серьезная оборонительная линия. Создавалась она заранее и тщательно.

Здесь мне впервые как военному человеку пришлось в огромном масштабе столкнуться с тем, что Манштейн в «Утерянных победах» называет тактикой «выжженной земли». Вот что он сам пишет об этом:

Манштейн на аэродроме в Запорожье. 1943 год

«В зоне 20–30 километров перед Днепром было разрушено, уничтожено или вывезено в тыл все, что могло помочь противнику немедленно продолжать свое наступление на широком фронте по ту сторону реки, то есть все, что могло явиться для него при сосредоточении сил перед нашими днепровскими позициями укрытием или местом расквартирования, и все, что могло облегчить ему снабжение, в особенности продовольственное снабжение войск».

Чувствуя, что надо как-то смягчить эти строчки, Манштейн далее пишет: «О разграблении этих областей, естественно, не могло быть и речи», «это мероприятие, однако, проводилось группой армий только в отношении военных машин, цветных металлов, зерна, технических культур, а также лошадей и скота».

Вот еще одно свидетельство гитлеровского генерала: «…главное командование германской армии приказало переправить через Днепр и местное население».

Сказать точнее — население было просто выброшено из этих мест, а тех, кто не хотел расстаться с родными местами, расстреляли во рвах… Как видим, Манштейн даже не оправдывается.

Стоял конец сентября. Шли дожди. Перед нами, когда мы с высоток рассматривали позиции противника, лежала черная, обуглившаяся равнина.

Перед началом наступления мы имели довольно точную картину укреплений на плацдарме. Штаб фронта и штаб армии получили в свое распоряжение довольно обширные разведданные, которые собирались при активнейшем участии украинских подпольщиков и партизан.

Нам противостояла сложнейшая система инженерных сооружений. Почти за год гитлеровское командование создало внешний и внутренний обводы, состоящие из ряда опорных пунктов, прикрытых непрерывной линией противотанковых и противопехотных препятствий, а между обводами — промежуточные опорные пункты.

На всем протяжении передний край внешнего обвода был прикрыт противотанковым рвом трапецеидального сечения, от трех с половиной до пяти-шести метров глубины и ширины, причем некоторые участки рва были примерно на метр заполнены водой. Эти глубокие рвы являлись не только противотанковыми, но и серьезными противопехотными препятствиями.

На большом протяжении противотанковые рвы располагались в складках местности. На открытых участках брустверы рва в целях маскировки засевались просом, ячменем.

На танкоопасных направлениях противотанковые рвы были усилены минными полями. Мины располагались в шахматном порядке в четыре ряда.

Система фортификационного оборудования внешнего обвода строилась с расчетом на длительное сопротивление. Укрытия для личного состава были возведены из прочных материалов, прикрыты настилами, защищающими от огня орудий средних калибров и от прямого попадания мелких авиабомб. Огневые средства размещались таким образом, чтобы можно было вести косоприцельный огонь вдоль рва, почти вплотную к его крутости. Усиленные огневые точки, дзоты, бронеколпаки — для их разрушения требовались сильнейшие артиллерийские и авиационные средства.

На Запорожский плацдарм противник срочно стягивал соединения с различных участков фронта. Так, наша разведка установила, что 27 сентября лишь в первую линию обороны Круглик — колхоз Дмитриевка гитлеровское командование перебросило на усиление обороны три пехотные дивизии: 123-ю, 125-ю, и 304-ю.

Сопротивление в глубине обороны противника поддерживали крупные подвижные резервы, а именно: 40-й танковый корпус в составе двух танковых, одной моторизованной и одной кавалерийской дивизий СС.

Наше наступление планировалось на 30 сентября. Штаб армии разработал план операции, который обсуждался на Военном совете армии, 29 сентября этот план утвердил Военный совет фронта.

2

1 октября на рассвете ударила наша артиллерия.

Участок прорыва был определен в 25 километров. Первый артиллерийский налет был спланирован мощно и концентрированно.

Подключились реактивные минометы. Затем прокатилась по всей линии прорыва, как эхо, канонада всех видов орудий.

Сначала огонь был обрушен на первую линию траншей и на зафиксированные огневые точки (подавлялась артиллерия, установленная врагом для стрельбы прямой наводкой по нашим танкам). Затем огонь был сразу перенесен на вторую линию траншей.

И тут наша пехота произвела обманный маневр: после короткого броска вперед от исходных позиций до противотанкового рва, залегла и окопалась. Противник, полагая, что пехота поднялась под защитой огневого вала в атаку, вышел из глубоких блиндажей в траншеи и открыл огонь. Артиллерийский шквал — немедленно опять на первые линии траншей.

С нашего наблюдательного пункта было видно, как вздымаются вместе с землей брустверы и перекрытия укреплений, как при удачном попадании гаубичных снарядов взрывы выбрасывают вместе с землей бронированные колпаки.

Огонь опять по позициям в глубине обороны. Наша пехота совершает еще короткий бросок через противотанковый ров. Противник снова переходит в траншеи, открывает огонь. Наша артиллерия тут же возвращается к обработке первого ряда траншей. И так несколько раз на протяжении почти часовой артподготовки.

Наш удар не был неожиданным для противника: он готовился его принять. И все же в первую половину дня наши части имели некоторый успех.

Прежде всего, удалось переправиться через противотанковый ров. Этот ров можно было приравнять к переправе через водный рубеж, настолько он был глубоким и широким. Я уже говорил выше, что в нем на метр стояла вода. Перебравшись через ров, пехота успешно штурмовала первые траншеи. Минутами дело доходило до рукопашного боя. Под прикрытием танков пехотные части ворвались в населенные пункты Васильевский, Ново-Украинка, с ходу овладели станцией Янцево, Дружелюбовкой, Новостепнянским, Новомокрянским.

К полудню стал сказываться недостаток в боеприпасах. Противник из глубины плацдарма ввел в действие резервы: к двум часам дня он начал переходить в контратаки при поддержке «тигров», 88-миллиметровые пушки которых превосходили вооружение наших средних танков. Мы несли потери. Несколько раз пришлось отходить чуть ли не до исходных позиций, цепляясь за противотанковый ров, дальше которого врагу проникнуть ни разу не удалось. К концу дня мы опять отбили Васильевский и Дружелюбовку и там закрепились.

Бой затих к вечеру. Итоги дня были малоутешительны. Оборона прорвана не была, задача сбросить вражеские войска с плацдарма оставалась столь же далекой, как и перед началом наступления.

Воины нашей армии показали и мастерство, и мужество в бою, но недостаток боеприпасов не позволял артиллерии поддержать в нужной степени наступающих. С наблюдательного пункта были хорошо видны дуэли артиллеристов с тяжелыми танками контратакующего врага.

После того, как пехота преодолела противотанковый ров, в нем были установлены и отлично замаскированы орудия для стрельбы прямой наводкой. Как только танки противника продвигались ко рву, их встречал уничтожающий артиллерийский огонь и они откатывались назад, неся большие потери. Но и наш 212-й танковый полк лишился в этом бою нескольких средних танков.

Р. Я. Малиновский нацеливал войска фронта на наступление и 2 октября.

Наступление началось в 8 часов утра после короткого огневого налета на вражеские позиции. Противник опять встретил нас огнем с места. Удалось потеснить его, отбить некоторые его опорные пункты, но к 12 часам дня наше наступление захлебнулось.

Около двух часов дня с наблюдательного пункта заметили на горизонте, в глубине обороны гитлеровцев, движущиеся точки, они надвигались на наши боевые порядки: был брошен против нас 40-й танковый корпус, чтобы отбить наступление на плацдарм. Танки, прикрывая пехоту, двигались полосой в шесть километров по фронту, в две линии. Командующий артиллерией Николай Митрофанович Пожарский успел вовремя принять меры. Я слышал по рации его переговоры и его команды артиллерийским частям. Он сосредоточивал против контратаки противника артиллерийские средства всей 8-й гвардейской армии. Этот удар оказался чувствительным для танков, они отошли. Но вот одно за другим стали поступать тревожные донесения: боеприпасы на исходе. Замолкли одна за другой батареи.

Дальнейшее наступление для нас стало бессмыслицей. На фронте соседних армий успеха также не было. В 19 часов 20 минут командующий фронтом отдал приказ о прекращении наступления.

…При всем том, что наступление на нашем участке фронта не получило развития, оно косвенно помогло нашим войскам на других фронтах.

Ukrainian SSR, Soviet Union. An inflatable boat carries dead German soldiers after the Wehrmacht retreated over the Dnieper River under pressure of the advancing Red Army in the Second World War. TASS
Украинская ССР. Надувная лодка с гитлеровцами, убитыми при отступлении через Днепр. 

Обратимся к свидетельству того же Манштеина. Он пишет: «Хотя группе армий «Юг» и удалось к 30 сентября отвести свои силы в описанной тяжелой обстановке за Днепр, она не смогла предотвратить того, что противник захватил два плацдарма на южном берегу реки Днепр. Ему удалось вклиниться в стык между 8-й армией и 1-й танковой армией на середине участка между Днепропетровском и Кременчугом. Войска, расположенные (отошедшие за Днепр) на южном берегу, были слишком слабы и не сумели помешать переправе. Для того же, чтобы контрударом отбросить противника на противоположный берег, не хватало 40-го танкового корпуса, о выделении которого в качестве подвижного резерва южнее Днепра в свое время был отдан приказ командующего группой армий. 40-й танковый корпус находился еще на Запорожском плацдарме».

Вспомним танковую атаку, которую нам пришлось наблюдать 2 октября, когда наши артиллеристы расстреливали последними боеприпасами танки 40-го танкового корпуса.

Далее Манштейн поясняет: «…После того как в начале октября удалось отразить сильные атаки противника па Запорожском плацдарме (правда, той ценой, что 40-й танковый корпус не смог быть своевременно высвобожден для ликвидации плацдарма противника между Днепропетровском и Кременчугом), противник возобновил свое наступление, подтянув новые силы… Предпринятая под давлением Гитлера попытка удержать Запорожский плацдарм обошлась нам, во всяком случае, очень дорого…»

Другими словами, 40-й танковый корпус (3–4 танковые и моторизованные дивизии) использовался германским командованием в качестве подвижного резерва для активной обороны Днепра. По замыслу Манштейна, этот корпус должен был выступать главной контратакующей силой, с которой должны были взаимодействовать остальные силы армий при контрударе по плацдармам, занятым советскими войсками. В первую очередь предполагалось направить его против плацдарма между Кременчугом и Днепропетровском, который был захвачен войсками Степного фронта под командованием И. С. Конева. Наше наступление 1 октября не позволило Манштейну высвободить 40-й танковый корпус с плацдарма, наоборот, мы заставили ввести этот корпус в бой, нести потери и, главное, потерять время, которое было выгодно использовано войсками Воронежского и Степного фронтов.

Итак, 3 октября наступательные операции 8-й гвардейской армии на Запорожском плацдарме были приостановлены. Войска всего Юго-Западного фронта перешли к подготовке нового наступления.

(Мемуары маршала Чуйкова)

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: