Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

«КРОТ». Заместитель генсека ООН Аркадий Шевченко закончил жизнь в съёмной квартире в грязном районе Нью-Джерси с циррозом печени

Posted by operkor на 13 апреля, 2021

5 апреля 1978 года между СССР и США разразился страшный дипломатический скандал. Один из самых опытных дипломатов Советского Союза, работавший заместителем Генерального секретаря ООН Аркадий Шевченко попросил убежища в США и признался в работе на американскую разведку. Историю любимчика министра иностранных дел СССР Громыко, оказавшегося главным советским перебежчиком, который имел все шансы стать следующим министром иностранных дел СССР, до сих пор не любят вспоминать ни в Москве, ни в Вашингтоне.

Главный по дипломатии

Попасть на службу в «советский foreign office» Аркадию Шевченко помогли сами звёзды. Во время учёбы в МГИМО сын скромного директора санатория познакомился с Анатолием Громыко — сыном легендарного советского дипломата Андрея Громыко. Будущие молодые дипломаты сдружились, стали часто проводить время вместе. Почти сразу Аркадий познакомился и с влиятельным главой семейства — Андреем Андреевичем. Благодаря знакомству с главным дипломатом страны сразу после выпуска из МГИМО Шевченко не стал прозябать на скучной работе в архивах посольств, а попал в самое сердце капиталистического мира.Аркадий Шевченко с сыном. Фото © Kulturologia.ru

Аркадий Шевченко с сыном. Фото © Kulturologia

В середине 60-х за выдающиеся способности в дипломатической службе Шевченко получает постоянное назначение в советскую миссию при ООН. Ещё через несколько лет, в 1970 году, его срочно отзывают в Москву. Поначалу молодому дипломату кажется, что его карьере конец, ведь обычно отзыв на разговор в столицу означал лишь одно — увольнение. Но по возвращении домой Аркадия Шевченко ждало повышение — министр иностранных дел Громыко взял его к себе под крыло и назначил личным помощником.

В этой должности он работал три года. За это время обучился не только премудростям дипломатии, но и прошёл инструктаж КГБ. Чекисты научили его распознавать попытку вербовки и «правильному» разговору со шпионами под прикрытием. После того как дипломата подготовили должным образом, Шевченко вернулся на службу в Нью-Йорк.

Спецпосланник и агент ЦРУ

В советскую миссию при ООН Шевченко вернулся в ранге руководителя среднего звена с расширенными полномочиями — он стал заместителем генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности. Эта должность сулила простенькую дипломатическую работу с систематическим перекладыванием бумажек с одного стола на другой, но щедро оплачивалась и позволяла заводить нужные (как для него лично, так и для советской разведки) знакомства.

Помимо солидной зарплаты в валюте Шевченко получил ведомственную квартиру, машину с водителем и часто ходил на светские мероприятия. Западный образ жизни ему нравился. Даже несмотря на то, что на родине Шевченко регулярно ездил на рыбалку с главой МИДа Громыко и жил в отличной квартире на Фрунзенской набережной, Нью-Йорк советскому дипломату казался настоящей мечтой.Фото © Kulturologia.ru

Фото © Kulturologia

В марте 1975 года Шевченко твёрдо решил бежать. Чтобы остаться в США на ПМЖ, он обратился к американскому постпреду в ООН Майклу Шарпу, с которым дружил семьями и часто встречался за стаканчиком виски. Американский коллега назначил ему встречу на конспиративной квартире, но вместо Шарпа общаться с советским дипломатом пришли сотрудники ЦРУ. Услышав предложение американских шпионов, Шевченко едва не получил сердечный приступ. Беглый дипломат ЦРУ был нужен не больше, чем третья грудь. Однако статус действующего советского постпреда в ООН и его доступ к главным секретам страны, прежде всего политическим, могли ускорить переезд дипломата в Штаты.

Немного подумав, Шевченко согласился с предложением американцев, и в отделе нелегальной работы ЦРУ в Лэнгли на него завели специальное дело, в котором красовалась его роспись, подтверждавшая, что на сотрудничество он пошёл по собственной воле. После этого советский дипломат был на крючке.

Другая версия его вербовки — секретная съёмка ЦРУ и последовавшее за ней задержание в отеле «Рузвельт». Подтверждения ей до сих пор нет, однако, по слухам, примерного семьянина Аркадия Шевченко засняли с двумя проститутками, которых несколькими месяцами ранее завербовали люди из Лэнгли. Этот инцидент мог поставить крест на блистательной карьере дипломата. Чтобы не лишиться привилегий, Шевченко пошёл на сотрудничество.

Секретоноситель

С 1975 года агент американской разведки в советском представительстве ООН начал исправно «сливать» ЦРУ важнейшие секреты страны. Его положение и дипломатический статус позволяли получать десятки (если не сотни) документов высшего уровня секретности. В разработку контрразведки КГБ и легендарного разведчика Юрия Дроздова Шевченко попал почти сразу.

У Дроздова к тому времени выработался нюх на «кротов», и он за считаные недели мог собрать на любого подозреваемого увесистую папку с доказательствами. Однако копать под советского дипломата, который внезапно начал жить не по средствам, часто пил и отдыхал в фешенебельных отелях, Дроздову не разрешили.

— Это человек Громыко, забудь, — так говорили ему в КГБ.

Близость Шевченко к военным позволила ему наряду с политическими секретами страны (например, планами по экономической активности СССР в Европе) выдать и некоторые оборонные секреты. Одним из главных подарков для ЦРУ стали детали плана по военному ответу стран ОВД. И хотя все пять сценариев отражения атаки НАТО на страны соцлагеря к американцам не попали, некоторые детали, например численность группировок на юге и юго-востоке Европы, в Лэнгли всё-таки утекли.

О поступлении этих данных в ЦРУ советскую контрразведку тут же проинформировали агенты, и объёмная папка с вероятными кандидатами на должность зарубежного шпиона, в числе которых был и Шевченко, легла на стол к начальнику КГБ Юрию Андропову.

Сдавший всех

Твёрдо решив бежать, Шевченко рассчитывал, что его жена Леонгина последует за ним и откажется возвращаться в СССР даже под угрозой преследования и расправы. Однако брать с собой супругу на предательство Шевченко не стал — поздно вечером 4 апреля 1978 года он вышел из дома, прихватив с собой лишь зонт и пару фотографий жены.

Дома дипломат оставил записку, в которой коротко описал способ, с помощью которого супруга должна была связаться с ним. Однако его предательства Леонгина не приняла и не пережила — спустя месяц после того, как о поступке мужа стало известно в Москве, она покончила с собой.

Аркадий Шевченко с супругой Линой. Фото © Trpro.net

Аркадий Шевченко с супругой Линой. Фото © Trpro.net

Впрочем, беглый дипломат не особенно переживал из-за суицида жены. После предательства он закрутил роман с одной из проституток, с которыми встречался под присмотром ЦРУ, а потом попытался наладить нормальную личную жизнь. Все условия для этого уже были — к 1980 году Шевченко перестал скрываться и стал охотно давать интервью как на выезде, так и в собственном особняке недалеко от Нью-Йорка, который ему купили на деньги ЦРУ.

Второй брак советского перебежчика распался довольно быстро, но в любовных делах агент ЦРУ уже поднаторел, поэтому вскоре женился в третий раз. Его избранницей стала советская эмигрантка, принудившая беглого дипломата содержать не только себя, но и свою дочь. Для того, чтобы исполнить все прихоти новой супруги, Шевченко продал большую часть своего имущества в СССР и США, а после того, как деньги кончились, супруга с ним развелась.

В 1985 году увесистую папку на нескольких «кротов» ЦРУ контрразведке КГБ предоставил советский агент Олдрич Эймс — такой же гуляка и любитель роскошной жизни, имевший доступ к совершенно секретной информации. После того как документы оказались в Москве, а в числе предателей и «сливных бачков» для военных секретов оказалась фамилия любимчика Громыко, несколько руководителей разведки и контрразведки едва не пошли под суд.

Выяснилось, что среди прочей информации, переданной Шевченко на Запад, содержался и план по вероятному развёртыванию сети военных баз СССР на территории Европы, что грозило «новым переделом Европы», возможным расколом НАТО и присоединением некоторых членов альянса к новому военному блоку.

Кроме того, Шевченко успел сдать своим кураторам в Лэнгли имена пяти советских агентов в ООН и НАТО, передавших сведения об американском ядерном оружии, и фактически лишил советскую разведку источников уникальной информации, добраться до которой было практически невозможно. Сведения, переданные советским дипломатом в ЦРУ, практически до основания разрушили агентурную сеть, которую создавали ещё со времён работы в США Рудольфа Абеля.

Однако опыт и знания особенностей Советского Союза, из-за которых Аркадия Шевченко приглашали на интервью и давали возможность писать книги, вскоре перестали быть нужными. Всё, что осталось у советского перебежчика к середине 90-х, — пенсия кадрового разведчика в размере 8500 долларов, небольшая съёмная квартира в одном из самых грязных районов Нью-Джерси и цирроз печени, от которого он умер в 1998 году.

По материалам: «Life»

2

ДОСЬЕ

Арка́дий Никола́евич Шевче́нко (11 октября 1930 — 28 февраля 1998) — советский дипломатЧрезвычайный и Полномочный Посол СССР, в 1973—1978 годах заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности ООН.

В апреле 1978 года отказался вернуться в СССР из длительной служебной командировки в США. Первый перебежчик — советский дипломат, чиновник самого высокого ранга из числа перешедших на Запад в годы Холодной войны. В СССР заочно был приговорён к высшей мере наказания за измену Родине.

Биография

Родился в городе Горловка (Донецкая область), через пять лет семья переехала в Евпаторию.

В 1949 году поступил в Московский государственный институт международных отношений, который окончил в 1954 году с красным дипломом, после чего учился там же в аспирантуре и успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

В институте познакомился с сыном видного советского дипломата, впоследствии министра иностранных дел СССР А. А. Громыко Анатолием, стал часто бывать в их семье. С 1969 года Леонгина Шевченко дружила с женой министра Лидией Громыко. Их дружба была скреплена любовью к драгоценностям, которыми они обменивались или дарили друг другу.

Дипломатическая карьера

С 1956 года работал в Отделе международных организаций МИД СССР. К 1970 году вырос до должности помощника министра иностранных дел А. А. Громыко.

В 1973 году был назначен на должность заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности ООН в ранге Чрезвычайного и полномочного посла СССР. Находясь на этой должности, начал передавать ЦРУ секретные сведения об СССР.

В 1975 году Шевченко обратился к главе миссии США в ООН послу Д. П. Мойнихену, своему хорошему знакомому, с просьбой о предоставлении политического убежища (Мойнихен имел хорошие связи в Вашингтоне). Однако после этого Шевченко встретился не с представителями Госдепартамента США, а с сотрудником ЦРУ, который фактически вынудил посла, что было запрещено законодательством США, поработать на американское правительство, не покидая пост в ООН.

Это продолжалось около трёх лет, пока Шевченко не вызвали в Москву. Хотя резидент КГБ в Нью-Йорке (Юрий Дроздов) подозревал Шевченко в шпионаже и посылал на этот счёт в Москву шифротелеграммы, если бы Шевченко вернулся по вызову в Москву, резиденту пришлось бы оправдываться, что он оклеветал посла.

Это Ю. И. Дроздов признал сам в интервью российскому телеканалу в 2003 году, когда снимался документальный фильм о Шевченко «Роковое решение». До побега Шевченко у КГБ не было никаких прямых доказательств о его шпионаже. Это признал начальник следственной группы следственного отдела КГБ майор О. А. Добровольский ещё в мае 1978 года, когда допрашивал его сына Г. А. Шевченко в Лефортове.

Через месяц после побега Шевченко его жена Леонгина Иосифовна Шевченко покончила жизнь самоубийством. Она похоронена по распоряжению министра иностранных дел СССР А. А. Громыко на Новокунцевском кладбище (филиал Новодевичьего). Через два дня после побега Шевченко, 8 апреля 1978 года, его сына Г. А. Шевченко, члена делегации СССР в Комитете по разоружению, срочно оформили в качестве дипкурьера, и он прилетел в Москву в сопровождении майора ГРУ Резуна (Суворова), сотрудника представительства СССР в Женеве, который сам через полтора месяца бежал в Великобританию.

Сыну Шевченко пришлось уволиться из МИДа в 1979 году по требованию КГБ. Ему изменили отчество и фамилию — Геннадий Алексеевич Смирнов. (Настоящие фамилию и отчество вернул себе только в 90-е годы XX в.). Громыко смог только временно оставить его на работе до апреля 1979 года для сдачи кандидатского минимума в МГИМО. Затем КГБ устроил сына Шевченко в Институт государства и права АН СССР.

В 1996 году Аркадий Шевченко объявил себя банкротом.

28 февраля 1998 года на 68-м году жизни умер в США от цирроза печени. Похоронен на православном участке кладбища Rock Creek.

Мнения и свидетельства

Как отмечается, многие бывшие соратники Шевченко уверены, что его решение остаться в США «созрело у него только в Нью-Йорке, после того как он увидел, что можно жить по-человечески не только за высокими заборами спецдач». В своей книге «Разрыв с Москвой» Шевченко пишет, что он попал в капкан после встречи с сотрудником ЦРУ, однако успокаивал себя тем, что «думал, что работа на американцев в течение определённого времени будет наиболее эффективным способом получить их помощь в устройстве новой жизни… Ведь после допросов они могут выбросить меня, как выжатый лимон. А я надеялся на большее».

В интервью газете «Советская культура» (8 декабря 1990) Шевченко сказал, что «если бы не крайние обстоятельства, если бы у меня был другой путь поменять свою судьбу, я бы никогда не сотрудничал с ЦРУ».

Юрий Дроздов, с 1975 по 1979 руководивший резидентурой внешней разведки КГБ в США, а также полковник СВР Виктор Черкашин утверждали позднее, что поведение Шевченко вызывало их подозрения. В своих воспоминаниях Дроздов пишет: «Мы проинформировали руководство разведки о возникшем у нас подозрении и попросили через МИД СССР отозвать его в Москву, с тем чтобы избежать нежелательных последствий». Однако Шевченко отозван не был, что, по мнению Дроздова, объясняется семейными связями дипломата с министром иностранных дел СССР А. А. Громыко и его высокими связями в КГБ. Вскоре после побега Шевченко Дроздов был отозван из США.

В 1985 году КГБ получил достоверную и документальную информацию о том, при каких обстоятельствах Шевченко в 1970-е годы начал добровольно сотрудничать со спецслужбами США. Эту информацию предоставил руководитель советского направления ЦРУ Олдрич Эймс, который и занимался разработкой советского дипломата от ЦРУ.

3

Назначение Аркадия Шевченко в ООН стоило его жене броши с 56 бриллиантами, которую она преподнесла супруге министра иностранных дел

26 лет назад, в апреле 1978 года, разразился международный скандал. США и Советский Союз были на грани разрыва дипломатических отношений. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев забросал президента Соединенных Штатов Джимми Картера письмами с требованием выдать гражданина СССР Аркадия Шевченко. Нет, он не был причастен к разработке сверхсекретного оружия. Просто Кремль не совладал с эмоциями, захлестнувшими правящую верхушку СССР из-за такого позора. Впервые в послевоенной истории Советского Союза в стан врага перешел дипломат столь высокого ранга — заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР Аркадий Шевченко.

«Ваш отец нанес СССР больший ущерб, чем полковник ГРУ Пеньковский, работавший на ЦРУ и английскую разведку»

Соединенные Штаты Шевченко не выдали. В Советском Союзе его заочно приговорили к высшей мере наказания за измену Родине. Собственно, к Родине у дипломата вряд ли могли быть какие-либо претензии. Если Шевченко и был недоволен советским режимом, то тщательно это скрывал, а вот то, что не был гоним, так это наверняка.

Аркадий Шевченко окончил МГИМО с «красным» дипломом, затем учился в аспирантуре и успешно защитил диссертацию. Но более успешной и определившей дальнейшие успехи на дипломатической ниве стала его дружба с сыном министра иностранных дел Андрея Громыко Анатолием, с которым Шевченко познакомился еще в институте. Аркадий стал часто бывать в семье Громыко, приглянулся министру, который считал юношу перспективным.

Говорят, что Андрей Андреевич даже готовил его себе в преемники на посту министра иностранных дел. Так ли это, трудно сказать, но благодаря высоким связям Аркадий Шевченко в 1970 году стал советником министра иностранных дел СССР. И дальше уже дружил больше с отцом, нежели с сыном. Часто бывал вместе с женой в гостях на загородной вилле министра. А в 1973 году был откомандирован в Нью-Йорк в штаб-квартиру ООН, где занял пост заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР.

Как рассказывал в интервью газете «Совершенно секретно» сын Шевченко Геннадий, отец недолго переживал по поводу того, что своим назначением в ООН он был обязан жене Леонгине, подарившей за это супруге Громыко брошь с 56 бриллиантами.

Многие бывшие соратники Аркадия Шевченко, среди которых, как нетрудно догадаться, было достаточно работников КГБ, уверены, что решение остаться в США созрело у него только в Нью-Йорке, после того как он увидел, что можно жить по-человечески не только за высокими заборами спецдач. Но он не стал просить политического убежища, а предпочел сотрудничество с ЦРУ. Почему, Аркадий Шевченко объяснил так: «Я думал, что работа на американцев в течение определенного времени будет наиболее эффективным способом получить их помощь в устройстве новой жизни… Ведь после допросов они могут выбросить меня, как выжатый лимон. А я надеялся на большее».

Чтобы получить «большее», Аркадий Шевченко продал ЦРУ государственные секреты СССР: «Я держал ЦРУ в курсе всего известного мне о происходившем в Кремле. Информировал о советской позиции на переговорах по разоружению. Я передавал экономическую информацию по нефтедобыче в Союзе… Не испытывал никаких угрызений совести, указывая на сотрудников КГБ в Нью-Йорке. Мне доставляло удовольствие раскрывать все, что я знаю о них. » Начальник службы безопасности МИД СССР сказал сыну Шевченко Геннадию: «Ваш отец нанес СССР больший ущерб, чем полковник ГРУ Пеньковский, работавший на ЦРУ и английскую разведку».

Говоря об удовольствии, Аркадий Шевченко наверняка лукавил, особенно в части, касающейся угрызений совести. За два с половиной года шпионажа он сломался не только морально, но и физически. Стал пить, волынил с работой, на совещаниях вел себя вызывающе, а иногда впадал в состояние необъяснимого страха. ЦРУ к Шевченко приставило врачей, психологов. Тем не менее они не смогли его спасти от мании преследования, которая особенно обострилась в конце 1977-го.

Тогда, в связи с очевидной утечкой информации, резидентура КГБ в Нью-Йорке начала усиленно искать предателя. В числе подозреваемых значился и Шевченко. Но в Москве телеграммам с предложением отозвать заместителя генсека ООН не придали значения. Более того, Громыко, когда к нему обратился председатель КГБ Юрий Андропов за разъяснениями, сказал: «Шевченко вне всяких подозрений», и КГБ официально потребовало от своего резидента в Нью-Йорке прекратить наблюдение.

Впрочем, затем все же решили провести профилактическую беседу с дипломатом, находившимся в США безвылазно почти пять лет, и вызвали Шевченко в Москву. Кто ж знал, что нервы дипломата на пределе. Узнав о том, что его ждут в СССР, Шевченко потребовал от ЦРУ организовать ему побег. Вечером 6 апреля 1978 года он, оставив спящую жену, вышел из квартиры под наблюдением цеэрушников.

А спустя пару лет Аркадий Шевченко уже был самостоятельной фигурой. Он издал книгу, получив миллион долларов гонорара, стал профессором американского университета, читал лекции американским бизнесменам — за каждую получал до 20 тысяч долларов США — и за ним специально прилетал самолет. Писал статьи для Британской энциклопедии, многих газет и журналов. С семьей, которую разрушил, попыток связаться не предпринимал.

«Следователи МВД и КГБ оценивали конфискованные вещи очень низко, для того чтобы их начальство могло скупить все по дешевке»

В 1978 году, после побега Шевченко, из МИД СССР был уволен его сын Геннадий. Карьеру ему разрешили делать лишь в Институте государства и права АН СССР на невыездной должности. Жена Аркадия Шевченко Лина, несмотря на поддержку друзей, в том числе и супруги Громыко, через месяц после побега покончила жизнь самоубийством.

Вот что об этом рассказал журналистам Геннадий Шевченко: «6 мая 1978 года поздно вечером мне позвонила сестра Анна, которая жила с бабушкой в квартире родителей на Фрунзенской набережной в Москве. Сказала, что мама пропала, оставив записку: «Дорогой Анютик! Я не смогла поступить иначе. Врачи тебе все объяснят. Жаль, что бабушка не позволила мне умереть дома»… Маму искали с помощью КГБ, но тщетно. 8 мая сестра опять позвонила мне, сказав, что в квартире какой-то странный запах. Приехав, я сразу вызвал милицию из районного отделения. Участковый никакого странного запаха не почувствовал и сказал: «Так пахнет нафталин». После его ухода я решил сам обследовать квартиру и довольно быстро обнаружил, что запах идет из большого стенного шкафа… Я стал раздвигать шубы, дубленки. Шкаф был очень глубокий, и одежды висело много… И вдруг в углу наткнулся на холодную руку мамы. Дальнейшее происходило как в тумане. Приехали работники прокуратуры, врачи, а затем представители КГБ.

… Через несколько дней после похорон мамы в нашу квартиру пришли следователи КГБ. Они были поражены: не жилье, а музей! Наша большая четырехкомнатная квартира была заставлена уникальной старинной мебелью и дорогими предметами антиквариата. Я точно знал, что весь антиквариат приобретен на деньги отца, когда его назначили на пост заместителя Генерального секретаря ООН, причем основные ценности были куплены в 1975—1977 годах (он уже сотрудничал с ЦРУ).

Изделия с бриллиантами, рубинами, изумрудами, сапфирами и из золота (в описи имущества они указывались как камни белого, красного, зеленого и синего цветов, золото — металл желтого цвета) были оценены смехотворно низко, по крайней мере в 2—3 раза дешевле их реальной стоимости. В стенном шкафу за деревянными панелями нашли 12 икон рублевской школы с золотыми и серебряными окладами… Позднее я узнал, что следователи МВД и КГБ специально оценивали конфискованные вещи очень низко, для того чтобы их начальство могло скупить все по дешевке… »

Самый большой дом Шевченко, подаренный ЦРУ, стоил миллион долларов и был заставлен дорогой антикварной мебелью

В это время Аркадий Шевченко устраивал в США свою жизнь. Памятуя о слабости советского дипломата к женщинам, с первых дней его жизни в США ФБР предоставило Шевченко проститутку Джуди Чейвез. Когда же со своим статусом беглого Аркадий Шевченко свыкся, ему позволили сделать собственный выбор, и бывший советский гражданин женился на репортере криминальной хроники Эллен. Может быть, жизнь Шевченко в США и сложилась бы, но в 1990 году Эллен умерла от рака.

Похоронив ее, Аркадий уверовал в Бога, стал посещать в Вашингтоне православную церковь, популярную среди эмигрантов. Настоятель храма и познакомил Шевченко с бывшей москвичкой, которая была моложе его на 23 года. Соотечественница и разорила Шевченко, завалив его бесконечными счетами. Бытует версия, что такой была своеобразная месть КГБ (на то время уже ФСБ) перебежчику.

Дело в том, что россиянка Наташа (картограф по специальности, дочь подполковника МВД) во время бракоразводного процесса в 96-м не скрывала своего знакомства с чекистами. До брака с ней Шевченко имел в США три дома. Самый большой, подаренный ЦРУ, стоил миллион долларов и был заставлен дорогой антикварной мебелью. Шевченко владел также четырехкомнатной квартирой на Канарских островах. Все это стоило более двух миллионов долларов. Но уже в 1995 году бывший советский дипломат объявил себя банкротом.

А 28 февраля 1998 года на 68-м году жизни Шевченко умер от цирроза печени в небольшой однокомнатной квартирке, которую для него арендовала дочь Анна, перебравшаяся к тому времени в США. В квартире были лишь кровать да стеллажи с книгами о дипломатии и шпионаже. Последние недели жизни Шевченко проводил в американском суде — его бывшая жена пыталась отсудить половину его пенсии почти в семь тысяч долларов в месяц.

После смерти Аркадия Шевченко оказалось, что у него был долг около 600 тысяч долларов. Его похоронили в Вашингтоне на территории церковного прихода, настоятель которого и сосватал Шевченко картографа Наташу, получив за это новый «Форд» и солидные пожертвования. Только в прошлом году Геннадий Шевченко нашел могилу отца на кладбище в Вашингтоне. На ней стоит безымянный крест.

4

Судьба предателя.

8 апреля 1978 года перебежал на сторону США заместитель Генерального секретаря ООН Курта Вальдхайма Аркадий Шевченко.Аркадий Шевченко был далеко не последним человеком в Советской делегации на переговорах с американцами по ограничению ядерного оружия и, естественно, много знал. 

Это был удар под дых. Ведь Аркадий Шевченко был далеко не последним человеком в советской делегации на переговорах с американцами по ограничению ядерного оружия и, естественно, много знал. Кроме того, идеологические потери в холодной войне были весьма ощутимы. Советская внешнеполитическая элита СССР была в шоке. Сослуживцы Шевченко в МИДе, в международном отделе ЦК, в институте США и Канады не могли взять в толк: чего этому «везунчику» не хватало?

Ведь к своим 48 годам ему удалось реализовать все самые дерзкие мечты этого закрытого корпоративного сообщества: высокая международная должность с ее заоблачным даже для верхушки советского МИДа окладом, перспектива «выходного пособия», способного обеспечить более чем комфортную жизнь на родине, и ожидавшая Шевченко должность заместителя министра иностранных дел по вопросам разоружения, которую весьма благоволивший к нему министр Андрей Андреевич Громыко специально «пробил» для него у Генсека КПСС Леонида Брежнева.

По коридорам сталинской высотки на Смоленской площади поползли разные слухи. Одни сослуживцы утверждали, что ЦРУ подловило Шевченко на женщинах, другие — что на пьянке. Третьи заявляли, что и то и другое — чушь. По их мнению, даже если бы Аркадий в ООН сел по пьяни в мусорное ведро и его бы засняли с десятью бабами сразу, при его добрых отношениях с Громыко, ну отозвали бы домой, посидел бы он для острастки годик в Союзе и снова поехал бы за рубеж. Сослуживцы прекрасно знали, что Шевченко много пьет и падок до женского пола. По версии самого Шевченко в его мемуарной книге «Разрыв с Москвой», он стал невозвращенцем из-за своих идейных разногласий с Советской властью, из-за агрессивных планов Кремля по отношению к свободному миру, и тому подобные дежурные фразы. Конечно, эту словесную «лабуду» никто всерьез не воспринимал. Идейные люди в МИД СССР, как правило, не задерживались. Там, в основном, работали прожженные циники, и тем более — на руководящих постах.

Разбирательство побега Шевченко в КГБ велось на самом высоком уровне. Чекисты с самого начала не сомневались, что имеют дело не просто с обычным перебежчиком, не устоявшим перед соблазнами «капиталистического рая», а с предателем, вставшим на путь сотрудничества с вражеской разведкой ЦРУ. В советской делегации на переговорах по разоружению заметили, что американские партнеры знают то, что не должны вроде бы знать. Однако никаких прямых улик у КГБ не было. Подозрения тогдашнего резидента КГБ в Нью-Йорке Юрия Дроздова долгое время не принимались серьезно.

В своих мемуарах Юрий Дроздов замечает, что еще в 1975-1976 годах «мы чувствовали, что в составе советской колонии в Нью-Йорке есть предатель». Круг подозреваемых, по его словам, в конце концов сузился до нескольких человек. Среди них был заместитель Генсека ООН Аркадий Шевченко, Постоянный представитель СССР при ООН Олег Трояновский, посол СССР в США Анатолий Добрынин.

Значительно позже, в 1985 году, когда агенты КГБ завербовали высокопоставленного работника ЦРУ Олдрича Эймса, в КГБ стало известно, что Шевченко работал на американцев с 1975 года. Сам Олдрич Эймс, в пору своей работы на базе ЦРУ в Нью-Йорке, приложил руку к вербовке советского дипломата. А в начале 1978 года он стал куратором Шевченко. Одна из американских любовниц Шевченко в своей книге «Любовница перебежчика» приводит следующий эпизод: Как-то они отдыхали в кровати после бурно проведенного полового акта. Аркадий Шевченко сказал любовнице:

«Разве тебе не любопытно, был я «кротом» или нет? Да — был».

Аркадия Шевченко подозревали в шпионаже в пользу США все больше и больше. В конце марта 1978 года тогдашний шеф КГБ Юрий Андропов уговорил министра иностранных дел СССР Андрея Громыко вызвать Шевченко в Москву под благовидным предлогом: участие в ответственном правительственном совещании. В это время в Нью-Йорк из Москвы прилетел его друг сотрудник МИДа Геннадий Сташевский, который на вопрос Шевченко о предстоящем важном правительственном совещании искренне удивился. Шевченко сразу сообразил, что неожиданный вызов в Москву — это ловушка и ночью с 7 на 8 апреля ушел из квартиры, в которой он жил вместе с женой, оставив спящей жене записку, в которой предлагал ей бежать вместе с ним.

События, связанные с побегом высокопоставленного советского дипломата, развивались стремительно. Как только о побеге стало известно, жену Шевченко Лину (полное имя — Леонгина) тут же переправили в Советскую миссию в Нью-Йорке, а на следующий день отправили самолетом в Москву. В это время сын Аркадия Шевченко Геннадий, который, будучи в должности атташе международных организаций МИД СССР, находился в это время в командировке в Женеве.

9 апреля 1978 года его неожиданно назначили дипкурьером и отправили в Москву якобы для того, чтобы отвезти секретный пакет. Интересно, что сопровождал Геннадия из Женевы в Москву сотрудник ГРУ СССР Владимир Резун, больше известный как писатель Виктор Суворов, который вскоре сам убежит в Англию и станет невозвращенцем. На первый взгляд это может показаться странным; ведь ГРУ и КГБ были разные спецслужбы и зачастую соперничали между собой. Но не стоит забывать, что Резун работал в Женевской резидентуре ГРУ под прикрытием Постоянного представительства СССР при Европейском отделении ООН. Так что будущий писатель Виктор Суворов приложился по касательной и к этой шпионской истории.

Надо отдать должное тогдашним властям СССР. Они не стали срывать злость за неожиданный побег Аркадия Шевченко на его сыне Геннадии. Правда, с карьерой в МИДе ему пришлось распрощаться. Но, под другой фамилией, Геннадию дали возможность устроиться на работу в Институт государства и права АН СССР, где он проработал до 1997 года, опубликовав более 70 научных работ.

20 мая 1978 года в штате Нью-Джерси у тайника с секретными материалами агенты ФБР задержали агента КГБ Владимира Зинякина и агентов КГБ Вальдика Энгера и Рудольфа Черняева. Имевший дипломатическую неприкосновенность Владимир Зинякин был отпущен и срочно укатил в Москву. А Энгер и Черняев, не имевшие соответствующего дипломатического статуса (официально они работали в секретариате ООН), получили по 50 лет тюрьмы. После переговоров с властями США, 27 апреля 1979 года Энгера и Черняева американцы обменяли на пятерых советских диссидентов, в том числе, на участников Ленинградского самолетного дела Эдуарда Кузнецова и Марка Дымшица. Провал операции и арест Энгера и Черняева чекисты связывали со шпионской деятельностью Шевченко.

В начале мая 1978 года Жена Аркадия Шевченко Лина покончила жизнь самоубийством, По официальной версии причина смерти — отравление снотворным. Газета «Аргументы и факты» в номер 18 (1175) опубликовала интервью с сыном Шевченко Геннадием. Там он подробно рассказал о трагедии, происшедшей с матерью: «Поздно вечером 6 мая 1978 г. мне позвонила сестра Анна, которая проживала с бабушкой в квартире родителей на Фрунзенской набережной. Она взволнованно сказала, что мама пропала и оставила записку следующего содержания: «Дорогой Анютик! Я не смогла поступить иначе. Врачи тебе все объяснят. Жаль, что бабушка не позволила мне умереть дома». На следующее же утро я позвонил начальнику службы безопасности МИДа М.И.Курышеву и рассказал ему о

случившемся. КГБ сразу же организовал всеобщие поиски. На всякий случай были проверены все аэропорты. Я с сотрудниками КГБ поехал на нашу дачу в поселке Валентиновка. У нас не было ключей, и пришлось взламывать мощные дубовые двери. Однако все поиски были безрезультатными. 8 мая моя сестра опять позвонила мне, сказав, что в квартире какой-то странный запах. Она была одна дома, так как мама еще 5 мая попросила бабушку погостить у родственников в Химках. Приехав к сестре, я сразу вызвал милицию из районного отделения. Мы обследовали квартиру и довольно быстро обнаружили, что запах идет из большого стенного шкафа, в котором висело много одежды. Стал сам раздвигать многочисленные шубы и дубленки. Пошарив рукой в углу большого шкафа, он был глубиной около 2 метров, наткнулся на холодную руку моей мамы и сразу же оттуда выскочил как ошпаренный.

Дальнейшее происходило как в тумане. Приехали работники прокуратуры, врачи, а затем представители КГБ. Я стал заниматься организацией похорон. Позвонил в МИД Курышеву и высказал мнение, что из политических соображений похоронить маму следовало бы на Новодевичьем кладбище. Полковник КГБ связался с Громыко по этому поводу, но министр сказал, что один, без постановления ЦК КПСС, он не может решить вопрос о захоронении на таком кладбище.

Громыко поручил начальнику Управления делами МИДа организовать похороны на Новокунцевском кладбище (это филиал Новодевичьего). На похоронах мамы присутствовали родственники, представители МИДа и КГБ. Был исполнен Гимн Советского Союза. Маму похоронили рядом с известным актером Вацлавом Дворжецким». Сам Аркадий Шевченко был уверен, что его жену убили подосланные агенты КГБ.

НАЗНАЧЕНИЕ ЗА БРОШЬ С БРИЛЛИАНТАМИ?

Стоит напомнить, что за спиной Аркадия Шевченко стоял не какой-то мифический Гиви, а вполне реальный министр иностранных дел СССР Андрей Громыко. Есть масса свидетельств, что Шевченко ходил в «любимчиках» у Громыко и последний активно продвигал его по служебной лестнице в МИДе. Практически все сослуживцы Шевченко знали о дружеских отношениях Лины с женой и дочерью Громыко, благодаря которым он был в МИДе на особом положении. Сам Шевченко познакомился с сыном Андрея Громыко Анатолием еще, когда учился в МГИМО, и подружился с ним. Можно утверждать, что семьи Громыко и Шевченко связывали далеко не формальные отношения. После того, как Шевченко стал невозвращенцем в США, в его московской квартире чекисты нашли фотографию, на которой — он вместе с женой на шашлыках на даче у Громыко. Впрочем, после скандала с Шевченко глава МИД СССР неоднократно отрекался от знакомства с ним.

Но самое неприятное в истории с назначением Аркадия Шевченко заместителем Генсека ООН заключается в том, что, якобы, незадолго до этого Лина подарила жене Андрея Громыко Лидии Дмитриевне дорогую брошь с 56 бриллиантами. Эту версию подтверждает и сын Шевченко Геннадий. В интервью «АИФ» он сказал:

«Отец был весьма честолюбивым человеком и переживал, что своим назначением в ООН он был обязан своей жене Леонгине, которая за это подарила супруге А.А.Громыко брошь с 56 бриллиантами».

По его словам, в МИДе «для достижения высокого дипломатического ранга и поездки в хорошую страну, нужно было иметь высоких покровителей и делать подарки». Такая вот «прописка». Согласно этой версии, жена Громыко надавила на мужа и «мистер НЕТ», как прозвали главу МИД СССР на Западе за несговорчивость, на этот раз сказал: «Да», и Шевченко поехал в ООН к Курту Вальдхайму.

Однако настораживает тот факт, что у этой версии один источник — КГБ, а именно, заместитель начальника службы безопасности МИД СССР полковник КГБ Игорь Перетрухин. Геннадий Шевченко в своем интервью тоже ссылается на слова этого полковника. А всех очевидцев этой грязной истории, если она имела место, к сожалению, уже нет в живых.

Известно, что у Андрея Громыко были могущественные недоброжелатели в Кремле. А эпизодов расправы с противниками в высших эшелонах власти руками спецслужб в истории России хоть отбавляй. За примерами далеко ходить не надо.

1 — Убийство министра внутренних дел Российской империи Вячеслава Плеве подготовил агент царской охранки.

2 — Премьер-министра Российской империи Петра Столыпина убил агент царской охранки.

3 — Т. н. «Ленинградское дело», в результате которого были уничтожены большие советские начальники — выходцы из Ленинграда, было «спущено» в спецслужбы из Кремля. И т.д.

Но у Андрея Громыко был, по крайней мере, один могущественный союзник — шеф КГБ Юрий Андропов. Чекист Юрий Дроздов в своих мемуарах пишет, что когда на стол к Андропову легла папка с делом Шевченко, он сказал: «Громыко снимать не будем». Тем не менее, глава МИД СССР на время «присмирел». В следующем году в Москве разгорелся скандал с не подцензурным сборником «Метрополь». Тогда, власти СССР потребовали от советского посла Владимира Ерофеева публично осудить сына Виктора, одного из составителей «Метрополя». Владимир Ерофеев отказался это делать и был вынужден уйти на пенсию. В книге «Хороший Сталин» писатель Виктор Ерофеев недоумевает: «Почему Громыко не спас отца?» Ответ напрашивается сам собой — потому, что испугался; в другой бы ситуации спас.

Когда в 1983 году Юрий Андропов умер, недоброжелатели Андрея Громыко в Кремле оживились. Но ненадолго. Генсек ЦК КПСС Константин Черненко тоже вскоре скончался, Не в последнюю очередь Андрей Громыко поддержал Михаила Горбачева на историческом пленуме ЦК КПСС 11 марта 1985 года в обмен на обещание Горбачева приструнить противников Громыко на верху, если Горбачев станет Генсеком ЦК КПСС. Свое обещание Михаил Горбачев, судя по всему, сдержал.

СУДЬБА ПЕРЕБЕЖЧИКА

Аркадий Шевченко родился в сердце Донбасса гор. Горловка Украинкой ССР в 1930 году в семье врача. Когда ему исполнилось 5 лет, семья переехала в Крым в г. Евпатория. Там он рос. В 1949 году отец умер, а Аркадий уехал в Москву и поступил в МГИМО. Учился хорошо. Окончил МГИМО с красным дипломом, остался в аспирантуре, защитил диссертацию. В 1952 году он женился на Леонгине. Студенты МГИМО — это была особая каста в студенчестве СССР. Концентрация детей больших советских начальников там зашкаливала. На этом фоне парень «от сохи», как безродных провинциалов звали в МГИМО, выглядел «белой вороной». Молодых людей с такими анкетными данными советские начальники любили выдвигать на руководящие посты.

В 1956 году молодой Шевченко был принят на службу в МИД СССР, в департамент международных организаций, в ранге атташе, но работал переводчиком. В 1959 году он был включен в состав делегации, сопровождающей Никиту Хрущева в США. Это был первый, исторический визит главы СССР в Америку. По результатам этого визита была издана книга «Лицом лицу с Америкой (рассказ о визите Н.С.Хрущева в США)», и Шевченко был включен в список ее авторов.

Оказаться в одном списке вместе с Алексеем Аджубеем, зятем Никиты Хрущева и, фактически, вторым лицом в СССР, это много значило для карьеры Аркадия Шевченко в МИДе. Ей был дан «зеленый свет». Он становится советником постоянных представителей СССР в ООН Николая Федоренко и Якова Малика, а в 1970-1973 годах — уже советник министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. В 43 года Шевченко становится Чрезвычайным и Полномочным послом СССР, самым молодым на то время в истории советской дипломатии. В апреле 1973 года он едет в Нью-Йорк работать заместителем Генсека ООН Курта Вальдхайма. В МИДе говорили, что «зеленый свет» Шевченко включил сам всемогущий министр Андрей Громыко,

Хорошая тогда подобралась парочка в ООН: Генсек — бывший нацист и его заместитель — потенциальный шпион. Им, наверное, было, о чем откровенно потолковать. Вполне можно представить следующую сцену: идет совещание в кабинете Курта Вальдхайма. По окончании совещания все расходятся. Генсек ООН пристально смотрит на удаляющуюся фигуру своего зама и говорит по-английски: «And you ask to stay Arkady (А вас Аркадий попрошу остаться)».

Слухи о нацистском прошлом Курта Вальдхайма ходили давно, но он тщательно хранил документы в тайне. Еще в 1938 году, сразу после аншлюса Австрии, он, будучи студентом Венского университета, вступил в ряды Национал-социалистической студенческой лиги Германии (нацистский аналог ВЛКСМ с одним существенным отличием: вступление туда было добровольным), а в следующем году был призван в Вермахт. Сохранились документы о его участии в экзекуциях против мирного населения в Греции и Югославии, а Югославская комиссия по военным преступлениям требовала даже его выдачи. Однако слухи о нацистском прошлом Курта Вальдхайма не помешали ему стать Генсеком ООН. Наоборот, помогли. Те, кому положено и в СССР и в США, знали о нацистских похождениях г-на Вальдхайма. Тем не менее власти СССР и США сошлись на этой компромиссной фигуре, чтобы держать Генсека ООН на «коротком повадке». Как только Курт Вальдхайм покинул ООН, документы были опубликованы.

Побег Аркадия Шевченко в США вызвал в Москве эффект разорвавшейся бомбы. Некоторые «горячие головы» в Политбюро ЦК КПСС предлагали разорвать дипотношения с США, но до крайних мер дело не дошло. 15 марта 1977 года в Москве по обвинению в измене родине был арестован Натан (Анатолий) Щаранский. Власти СССР предложили американцам обменять Шевченко на Щаранского. Перебежчик заволновался: «А вдруг президент США Джимми Картер согласится на обмен?» Американцы ответили отказом.

В конце концов истерика в Кремле закончилась на том, что закрытый суд заочно приговорил Шевченко к смертной казни с конфискацией имущества. Конфисковать было что. В конце 1960-х годов супруги Шевченко приобрели четырехкомнатную квартиру на Фрунзенской набережной в Москве и купили дачу в Малаховке под Москвой. Жена Шевченко Лина была неравнодушна к антиквариату. Поэтому вся квартира была заставлена антикварной мебелью, фарфором, бронзой. Однако у семьи почти ничего не изъяли. Через несколько лет после побега отца дети перебежчика разменяли родительскую квартиру.

Беглый заместитель Генсека ООН в США резко поменял свой статус. Аркадий Шевченко стал солидным американским профессором Вашингтонского университета. Помимо лекций для студентов он часто выступал на местном телевидении с комментариями по политическим вопросам, писал предисловия к книгам, открыл собственную фирму. Правда, был он побогаче, нежели типичный американский профессор, принадлежащий к highmiddle-class (высший средний класс). По свидетельству сына перебежчика Геннадия, он имел в США три больших дома и четырехкомнатную квартиру на Канарских островах. Причем, по свидетельства Геннадия, самый большой дом в США стоимостью 1 млн. долл. ему подарил ЦРУ, хотя известно, что ЦРУ — это бюджетная организация, которая функционирует только на деньги американских налогоплательщиков и других ценностей у нее просто нет. В 1985 году вышла книга Шевченко «Разрыв с Москвой». Она сразу сделалась бестселлером и была переведена на все основные языки мира. Реализация книги на рынке принесла автору от 1 млн. до 2,5 млн. долларов.

Постепенно устаканилась и личная жизнь перебежчика. Недолго погоревав о погибшей в Москве жене, в декабре 1978 года он женился на американской журналистке Элейн, которая вела криминальную хронику в одной из вашингтонских газет.

Все изменилось после смерти второй жены. В 1990 году Элейн умерла от рака. Внезапная смерть второй жены потрясла перебежчика. Он ударился в религию и стал завсегдатаем православного Храма святого Иоанна Предтечи в Вашингтоне, принадлежащий Русской Православной Церкви Заграницей. Настоятелем этого Храма был протоиерей Виктор Потапов. Протоиерей Потапов познакомил прихожанина Шевченко с эмигранткой из России Натальей Осининой. Она недавно приехала в Вашингтон из Москвы в поисках лучшей жизни. Она приехала в США с 14-летней дочерью и с 20-ю долларами в кармане. Наталья не прогадала и лучшую жизнь нашла в лице Аркадия Шевченко, которому она приглянулась и он на ней женился. Может быть его привлекла ее относительная молодость, Наталья была на 23 года моложе своего мужа. По свидетельству сына перебежчика Геннадия, последняя жена разорила его отца до нитки. Когда в 1996 году он развелся с Натальей, у него уже не было ни денег, ни домов, ни квартиры на Канарах. По Москве прошел слух, что Наталью Осинину к нему специально подослали чекисты. Слух этот был основан на том, что ее отец был подполковником спецслужб.

Через два года после развода бездыханное тело Аркадия Шевченко обнаружила его дочь Анна, в скромной съемной квартире в Вашингтоне, где он жил в последнее время. Он умер от цирроза печени 28 февраля 1998 года. Информация о его смерти попала в американскую прессу лишь через 10 дней.

Источник:  http://press.try

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: