Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Художник и его «Пенаты»: в финском музее-усадьбе симпатика запорожских казаков Ильи Репина побывали почти 5 миллионов посетителей. ФОТО

Posted by operkor на 21 июня, 2021

Знаменитый художник очень много работает, поэтому принимает гостей только один день в неделю — по средам. Зато в этот день гостеприимству хозяев «Пенатов» нет предела: над домом взвивается голубой флаг, означающий, что сегодня рады видеть всех желающих. Дом Репина, спрятавшийся среди елей и сосен в Финляндии, выглядит довольно странно: в отличие от других дач, построенных в стиле модерн, этот «теремок» никакого стиля не имеет, а весь состоит из башен, пристроек, удивительных стеклянных крыш.

Когда в 1899 году Репин купил болотистый участок земли в Куоккале, то на нем уже стояла одноэтажная финская дача. Нужд художника эта постройка не удовлетворяла, поэтому Репин стал достраивать свой дом. Так появилась зимняя веранда с северной стороны, затем второй этаж со стеклянной крышей, потом был пристроен кабинет, а над ним балкон. Но, несмотря на причудливый внешний вид, внутри дом Репина оказался на редкость удобным — неслучайно художник не только приезжал сюда на лето, но в итоге и перебрался окончательно, прожив в «Пенатах» последние тридцать лет своей жизни.Фото: Антон Беркасов.Последний автопортрет Ильи Репина — одинокий старый художник в нетопленой мастерской

САМИ СНИМАЙТЕ КАЛОШИ!

Итак, вы попали в гости к Илье Ефимовичу Репину и его подруге жизни Наталье Борисовне Нордман. Правда, порядки в доме Репина были для того времени необычные. Гости, входя в прихожую, видели большой медный гонг и надпись: «Самопомощь. Сами снимайте пальто, калоши. Бейте весело, крепче в Там-Там. Открывайте дверь в столовую сами». Еще гостям сообщалось: «Не ждите прислуги — ее в доме нет». Нордман и Репин были сторонниками раскрепощения слуг, чтобы те, кто выполняли домашнюю работу, чувствовали себя равноправными членами семьи, не терпели унижения и не прислуживали никому лично. Служившие в «Пенатах» имели определенные часы работы и выходные, что было в то время редкостью. Кроме того, по воскресеньям в парке «Пенатов» (а зимой — в гостиной) устраивались «кооперации» — гулянья для всех сословий. Здесь читались лекции по всем вопросам — от шитья сапог до законов астрономии. Лекторами выступали как видные ученые, так и ремесленники, приказчики и фермеры. Заканчивались гулянья танцами под гармошку и чаепитием.

Вообще, в доме Репина все было «с задумкой». Автором идей, как правило, выступала хозяйка дома Наталья Борисовна. Дочь адмирала, она была на много лет моложе Репина. Илья Ефимович познакомился с ней в 1890-х годах и не на шутку увлекся. Даже усадьбу в Куоккале он оформил на свою возлюбленную: думал, умрет раньше ее и опасался, как бы его наследники не выгнали Нордман из насиженного гнезда (его опасения были напрасны — Наталья Борисовна уехала лечиться в Швейцарию, где и умерла в 1914 году, а художник пережил ее на шестнадцать лет. — Прим. авт.). Наталья Борисовна была очень общительной и деятельной женщиной, с весьма богатой фантазией. Так, в петербургской прессе тех лет не раз злословили на тему «обеда у Репиных», на котором «госпожа Нордман кормит гостей сеном».Фото: Антон Беркасов.Голубой флаг поднимался над усадьбой по средам

— Наталья Борисовна увлекалась вегетарианством, — рассказывает старший научный сотрудник музея «Пенаты» Юрий Балаценко. — Она считала, что пропагандой вегетарианства можно избавить Россию от бедности, была автором брошюры «Поваренная книга для голодающих». Репин разделял ее идеи и тоже отказался от мяса. Многие блюда во время репинских сред делались по рецептам Натальи Борисовны, она активно использовала отвары местных трав, за что ее не раз высмеивали злые языки. Но нельзя сказать, что гости вставали из-за стола голодными, — у нас сохранилось меню одного из обедов, состоявшегося 10 августа 1911 года. Гостей угощали картофельным салатом, репой в вине, запеченным рисом, щами и орехами с грушами. Несколько лет назад в нашем музее приготовили этот обед по рецепту Нордман — оказалось не только сытно, но и вкусно.

Обед у Репиных проходил так: в шесть часов вечера звучал гонг, и приглашенные гости проходили в столовую. Знаменитый обеденный стол в «Пенатах» был сконструирован на заказ — на центральную, вращающуюся часть ставились все блюда. Гость мог легко пододвинуть к себе любое блюдо. Использованную посуду гости складывали в выдвижные ящики.Фото: Антон Беркасов.Дом Ильи Репина с его многочисленными пристройками и стеклянной крышей не был архитектурным шедевром, но отвечал потребностям владельца

— Хозяева устанавливали за столом определенные правила, — рассказывают в музее. — Жеребьевкой выбирался председатель стола, который должен был «важничать» — это была его основная обязанность. В «Правилах» было написано: «Председатель обязан напоминать присутствующим о солнечной энергии», то есть о своевременном пополнении бокалов вином. «Взаимная помощь не допускается».

Кстати, провинившийся — то есть гость, замеченный в помощи своему соседу, — подвергался довольно суровому наказанию: ему надо было взойти на небольшую трибуну над камином и сказать короткую и остроумную речь. Подводить под «наказание» своего соседа считалось у Репиных добродетелью.

«ВСЕ ПОБЫВАЛИ ТУТ»

Все эти «странности» не отпугивали, а привлекали в «Пенаты» гостей. В круг друзей Ильи Ефимовича входили и художники, и писатели, и музыканты, и ученые. Максим Горький приезжал с актрисой Марией Андреевой, позировал Репину и даже читал здесь в 1905 году пьесу «Дети солнца». Частым гостем был сосед по даче Леонид Андреев. Федор Шаляпин приезжал и позировал для портрета, сидя на диване в мастерской. Шаляпин уехал, но Репин остался недоволен сделанным рисунком, много раз его переделывал и в итоге уничтожил. А вот большой диван с тех пор носит название «шаляпинский». Фамилии гостей «Пенатов» сейчас знает каждый школьник: писатели Куприн, Гарин-Михайловский, художники Куинджи, Серов, Кустодиев, музыканты Лядов, Глазунов, Кюи, поэты Есенин, Клюев, Хлебников, Маяковский. Корней Иванович Чуковский был близким другом Репина, а потому обладал исключительным правом навещать его не только в среду, но и в другие дни. У него сохранилось много работ, которые рисовали художники на репинских средах вместе с гостеприимным хозяином. Часто делались быстрые наброски, дружеские шаржи. Репину очень понравились рисунки Владимира Маяковского.Фото: Антон Беркасов.Мастерская — самая светлая комната в доме, солнечный свет проникает через крышу

«Какими запасами молодости, — писал впоследствии Чуковский, — должен был обладать этот 70-летний старик, чтобы, наперекор всем своим привычкам и установившимся вкусам, понять, оценить и полюбить Маяковского».

Ни одна среда не проходила без домашнего концерта, Репин дружил со многими музыкантами и композиторами, любил петь сам.

Благодаря гостеприимству, простоте и открытости хозяев «Пенаты» стали настоящим магнитом, притягивающим к себе всех деятелей культуры Серебряного века. «Все побывали тут», — с гордостью говорил сам Илья Ефимович.

— Сохранилось очень много фотографий, где сняты Репин и его друзья, — рассказывает Юрий Балаценко. — Есть фотографии, на которых Репину позирует Шаляпин, есть фото, где Горький читает свое новое произведение. Фотографией увлекалась Наталья Борисовна, она же увлекла этим «новшеством» Илью Ефимовича.Фото: Антон Беркасов.Столовая — место, где собирались гости

На столе в гостиной даже лежит «забытый» листок, на котором Репин записывал свои «мечты и планы». Среди прочего там есть и такие пункты: «Снимать цветы с различными освещениями с видами и без видов для поздравительных карточек», «Помещать в «Ниве» и «Фотолюбителе» свои работы», «Подписаться на немецкие фотожурналы».

Илья Репин вел обстоятельную переписку со многими учеными и писателями. Он занимался и литературным трудом, его современники считали, что если бы он не был великим живописцем, то мог бы стать великим писателем. Обстановка его кабинета говорит о том, что здесь работал один из самых образованных людей своего времени — после Репина осталась обширная библиотека с дарственными надписями авторов. Помимо художественной литературы Илья Ефимович изучал книги по психологии, естествознанию, медицине. Так проходили тихие зимние вечера в Куоккале: кто-нибудь из домашних или близких друзей читал Репину вслух, а художник в этот момент работал пером или акварелью, делая очередной набросок. В «Пенатах» всегда были в курсе международных событий, сюда приходило много газет. «Благодаря знанию шести языков Наталии Борисовны я сижу да слушаю, как мне переводят с листа и со шведского, и с немецкого, и с итальянского, и с французского, и с английского языков», — писал Репин в письме своему другу Стасову.

СПАРТАНСКАЯ ЖИЗНЬ

Даже сейчас, оказавшись в «Пенатах», чувствуешь, что в этом доме жили счастливые, деятельные и талантливые люди. Если первый этаж — это уют гостиной и тишина кабинета, шумные застолья в столовой и светлая зимняя веранда, где на возвышающемся кресле редко кто из гостей отказывался позировать хозяину, то на втором этаже, в мастерской, — сердце дома. Здесь Репин работал, проводил, по его словам, «лучшие часы в своей жизни». По воспоминаниям Чуковского, Репин даже немного стыдился своей страсти к работе, которая заставляла его «от рассвета до сумерек, не бросая кистей, отдавать все силы огромным полотнам, обступившим его в мастерской». Мастерская очень светлая, так как сам художник придумал сделать в доме стеклянную крышу, чтобы свет попадал в помещение в любое время дня.Фото: Антон Беркасов.Знаменитый стол, за которым каждый прислуживал себе сам

— Последние тридцать лет Репину пришлось работать левой рукой, так как правая от многолетней работы начала болеть, атрофировались мускулы между большим и указательным пальцами, — рассказывают сотрудники музея. — Из-за этого недуга Репин стал пользоваться особой подвесной палитрой, которая крепилась на поясе. К старости у живописца развилась дальнозоркость, поэтому длина некоторых его кистей доходила до метра.

Впрочем, Репин оставался бодрым и деятельным человеком до глубокой старости. Многих шокировал его спартанский образ жизни — и зимой, и летом художник спал на узком топчане на открытом балконе рядом с мастерской. Много трудился в саду, не гнушаясь никакой физической работы. В «Пенатах» вырыли артезианскую скважину, которая давала 400 ведер воды в час. Репин считал эту воду целебной и пил ее каждый день утром и вечером по восемь глотков. Активно пропагандировал эту «систему» среди друзей, считая, что именно вода из источника спасает его от многих недугов.Фото: Антон Беркасов.Сотрудник музея Юрий Балаценко может рассказывать о Репине часами

— Репин жил так скромно, что можно было забыть, что художник до революции был очень богатым человеком, — говорит Юрий Балаценко. — Одну его картину, «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», император купил за 35 тысяч золотых рублей. Для сравнения: усадьбу в Куоккале Репин приобрел за 10 тысяч рублей. Правда, Репин много помогал своим ученикам и друзьям, в том числе и деньгами.

Картины Репина ценились настолько высоко, что его начали подделывать еще при жизни.

— Были забавные истории, когда Репину приносили якобы «его» картины, купленные за хорошую цену, отчего живописец приходил в ярость, — рассказывает Юрий Балаценко.

Впрочем, никто, даже великие мастера, не застрахованы от неудач. В мастерской находится картина «Пушкин на набережной Невы. 1835 год». Она не закончена — Репин трудился над полотном почти тридцать лет, много раз переделывая его. Художник называл этот портрет «заколдованным кладом», потому что образ поэта так и не дался Репину.Фото: Антон Беркасов.Репин и его именитые гости запечатлены на фотографиях, теперь украшающих стены усадьбы

ОТРЕЗАН ОТ РОССИИ И ОДИНОК

Насыщенная, полная событий жизнь в Куоккале, где в перерывах между работой Репина навещали любимые друзья, прервалась в 1917 году. После Октябрьской революции Финляндия перестала быть частью Российской империи, и поселок Куоккала оказался отрезанным от России.

— Репин, никуда не эмигрируя и не желая того, стал эмигрантом, — говорит Юрий Балаценко. — Первое время граница еще была прозрачной, и художник даже ездил на заседания в Академии художеств, но потом границы закрыли.Фото: Антон Беркасов.Летняя мастерская. На возвышении — кресло, где Репину позировали его гости

Прежде многолюдный дачный поселок опустел, превратившись в приграничную финскую зону. «Бедная Куоккала, — с грустью шутил Репин в письмах. — Скоро тут останутся одни комары». Не стало репинских сред, художник, привыкший жить на «вершинах культуры», оказался в одиночестве. Единственной связью с Россией для художника стало радио (он называл новшество «радий»), которое он слушал в наушниках у себя в кабинете. Репин был в курсе всех событий, происходящих в Советском Союзе, с удовольствием слушал трансляции опер и концертов и литературные передачи из Петрограда.Фото: Антон Беркасов.Кабинет художника. Здесь Илья Ефимович проводил много времени, отвечая на письма и читая книги

Конечно, Репин был не совсем один — с ним жили его дети: сын Юрий с семьей, любимая
старшая дочь, Вера, которая после смерти Натальи Нордман стала вести хозяйство. Репин тяжело переживал свое вынужденное «изгнание». В мастерской есть его последний автопортрет, написанный в 1920 году: с полотна на нас смотрит уже старый, 76-летний художник в шапке-ушанке и зимнем пальто. Репин держал все свои сбережения в Русском банке и потерял их во время революции. В первые послереволюционные зимы средств на жизнь было настолько мало, что отапливать большой дом не получалось, и Илья Ефимович работал в холодной мастерской.

— Впрочем, финансовые дела Репина быстро поправились, — объясняет Юрий Балаценко. — Его выставки прошли в Чехословакии, его чествовали в Хельсинки. Картины продавались за границей. Сталин тоже всегда был поклонником творчества Репина и не раз предлагал ему вернуться на родину, обещая все условия, в том числе и возвращение потерянных денег. В 1926 году к Репину приезжала большая делегация советских живописцев во главе с его учеником Исааком Бродским — уговаривать приехать в СССР, хотя бы просто на юбилейную выставку.Фото: Антон Беркасов. Запорожские предметы быта помогали Репину создавать свои знаменитые картины

— Илья Ефимович был бы и не против, но ему жаль было бросать обжитой дом, у него не было паспорта и визы, это был уже совсем пожилой человек, которому не так просто отправиться в путешествие, — рассказывает Юрий Балаценко. — И не надо думать, что Репин, оказавшись за границей, не знал того, что происходило в Советском Союзе. Он был умным человеком и все прекрасно понимал. Для примера: почти одновременно с приездом советской делегации высочайшего уровня в «Пенаты» в его другой усадьбе, Здравнёво, под Витебском, местные власти пытались раскулачить его младшую дочь, Татьяну, с семьей.Фото: Антон Беркасов. С этого возвышения кто-нибудь из гостей должен был сказать остроумную речь

…Репин так и умер, оставшись верным своим «Пенатам», через месяц после своего 86-летия, 29 сентября 1930 года. Он заранее распорядился, где его похоронить — в укромном уголке парка. Свою усадьбу он, согласно своему желанию и желанию Натальи Борисовны Нордман, завещал Академии художеств.Фото: Антон Беркасов. Балкон. В углу на топчане Репин спал в любую погоду круглый год

ВОЗРОЖДЕННАЯ УСАДЬБА

История «Пенатов» на этом не заканчивается. Академия художеств получила доступ к дому Репина только после советско-финской войны. В «Пенатах» в 1940 году через полтора месяца после окончания военных действий открылся мемориальный музей. Просуществовал он недолго: через год на этих многострадальных землях началась новая война — Великая Отечественная.Фото: Антон Беркасов. Названия тенистым аллеям парка придумывали вместе Илья Ефимович и Наталья Борисовна

— Карельский перешеек снова заняли финны, — говорит Юрий Балаценко. — К слову, «Пенаты» они не трогали, потому что очень ценили Репина, считая его своим национальным художником, ведь он тридцать лет жил и творил на территории Финляндии. Дом Репина сгорел только в 1944 году в результате артобстрела, за несколько часов до прихода советских войск. К счастью, большинство личных вещей Репина было эвакуировано еще до начала войны и пережило ее в подвалах Академии художеств. Дом Репина был восстановлен по рисункам, чертежам и многочисленным фотографиям, заново разбит парк с аллеями и беседками, а в 1962 году Музей-усадьба «Пенаты» вновь открылся для посетителей.Фото: Антон Беркасов. Здесь же, в тени сосен и елей, художник был похоронен в 1930 году

Этим летом музей-усадьба отметил 50-летие со дня своего возрождения. За эти годы здесь побывало почти 5 миллионов посетителей. Идет время, меняется жизнь, но в «Пенатах» по-прежнему все дышит умиротворением и особой «репинской» аурой. Стоит открыть резные ворота, пройтись по тенистой аллее, подняться на деревянное крыльцо — и ты погружаешься в мир счастливого гения. И через сто с лишним лет у посетителей «Пенатов» возникает ощущение, что хозяин лишь на минутку отлучился, но стоит ударить посильнее в гонг, и Илья Ефимович выйдет встречать новых гостей.

Открытый источник

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: