Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Левой рукой поддерживала Прибалтийские государства, правой оттяпала у Чехословакии целый регион. Польша, Вторая мировая война и ее последствия

Posted by operkor на 22 июня, 2021

Польша маршал

Польша в 1932 году заключила с СССР договор о ненападении, позднее продленный до 1945 года. 26 января 1934 года Польша и Германия подписали пакт о ненападении сроком на десять лет. После заявления Германией претензий на отдельные территории Чехословакии Польша отказала в возможности переброски войск и авиации СССР через ее пространство для оказания помощи Чехословакии.

Более того, после Мюнхенского соглашения 30 сентября 1938 года о передаче Судетской области (в значительной степени населенной немцами) Германии, правительство Польши под угрозой применения военной силы поставило перед Чехословакией ультиматум с требованием передать ей Тешинскую Силезию, расположенную в междуречье Вислы и Одры.

И в сентябре 1938 года был произведен захват у Чехословакии Тешинской Силезии, которую населяло 227 400 человек

Польская армия производит захват Тешинской Силезии (1938)

А до этого, во время неофициальных переговоров посла Польши в Германии Юзефа Липского и Германа Геринга, последний дал разрешение на этот захват.

11 августа 1938 года посол Польши в Германии Юзеф Липский доносил министру иностранных дел Польши Юзефу Беку:

На вчерашнем приеме у итальянского посла в честь маршала Бальбо я имел возможность обменяться мнениями с генерал-фельдмаршалом Герингом. Геринг сказал, что он хотел бы в самое ближайшее время обстоятельно поговорить со мной и обсудить при этом – конечно, как обычно, в конфиденциальном и неофициальном порядке, возможности дальнейшего польско-германского сближения в некоторых вопросах <…>

Я подчеркнул, что уже во время Парижской конференции чехи в своей политике стремились к получению общей границы с Советами, непомерно растягивая свою территорию вдоль нашей южной границы. Это лишило нас непосредственной границы с Венгрией, что противоречит польско-венгерским интересам, опирающимся на вековые традиции обоих государств. Геринг ответил, что он понимает необходимость общей польско-венгерской границы.

23 сентября 1938 года Советский Союз направил Польше ноту, что в случае ее вторжения в Чехословакию он разорвет пакт о ненападении с Польшей. Этот документ министр иностранных дел Юзеф Бек назвал пропагандистским и предложил не придавать ему большого значения.

Поскольку правительство Польши не было приглашено на Мюнхенскую конференцию по Чехословакии 30 сентября, его интересы фактически представлял Адольф Гитлер. И Юзеф Бек потом выразил Гитлеру сердечную благодарность «за лояльную трактовку польских интересов».

Затем, в ходе срочно организованной консультации, Франция и Великобритания оказали давление на министра иностранных дел Чехословакии Камиля Крофту, принудив его согласиться на поставленные условия. И 1 октября чехословацкие войска начали отводиться от границы. При этом, в процессе передачи территорий, происходили стычки между местными органами правопорядка и регулярными частями польской армии, в результате которых погибли от 70 до 100 человек.

Польша была авангардом антибольшевизма. Левой рукой она поддерживала антисоветские Прибалтийские государства. Однако правой рукой она помогла ограбить Чехословакию в Мюнхене.

УИНСТОН ЧЕРЧИЛЛЬ

К концу 1938 года Мюнхенское соглашение значительно усилило Германию, и в этих условиях немецкое руководство поставило перед собой новую внешнеполитическую цель – достичь гегемонии в Европе, закрепив за собой роль великой мировой державы. Дело шло к прямой военной конфронтации, и при этом Великобритания и Франция постоянно демонстрировали соглашательство. В марте 1938 года немцами был осуществлен аншлюс Австрии, а потом Германия запросила у Польши согласие на присоединение к Германии вольного города Данцига. В мае 1939 года Польша заручилась поддержкой Франции и Великобритании на случай нападения на нее Германии.

Отношение правящих кругов Польши к Советскому Союзу оставалось враждебным. При этом 23 августа 1939 года между СССР и Германией был подписан договор о ненападении, в секретном приложении к которому стороны приняли решение о разделе территории Польши. И в ночь на 31 августа 1939 года Германия предъявила ультиматум, потребовав от поляков передать Данциг (Гданьск) и согласиться на строительство немецкой автомобильной и железной дороги через Польшу.

1 сентября 1939 года войска Германии напали на Польшу. В 4 часа 45 минут немецкий корабль «Шлезвиг-Гольштейн» в Данцигской бухте открыл огонь по польским позициям. Одновременно с этим немецкая армия начала наступление на Польшу вдоль всей границы от Балтики до Карпат. Этим, по сути, была начата Вторая мировая война.

Поляки, надо отдать им должное, отказались от капитуляции. Уже 1 сентября 1939 года президент опубликовал обращение к польскому народу с призывом сражаться. 3 сентября Великобритания и Франция объявили Германии войну. 4 сентября был подписан франко-польский договор о взаимопомощи, но он фактически так и не получил никакого развития. Британцы же, по признанию Уинстона Черчилля, «ограничивались тем, что разбрасывали листовки, взывающие к нравственности немцев». Неоднократные просьбы поляков о реальной военной помощи так и остались без ответа.

1 сентября 1939 года. Немцы уничтожают польскую границу в районе Сопота

На вооружении брошенных на Польшу германских войск численностью 1,8 млн. человек находилось 2500 танков и 2000 самолетов. Польские войска численностью 1 млн. человек имели 700 танков и 400 самолетов.

Уже 1 сентября 1939 года президент страны Игнаций Мосцицкий покинул Варшаву. 4 сентября началась эвакуация правительственных учреждений. 5 сентября из Варшавы выехало правительство, а в ночь на 7 сентября – верховный главнокомандующий маршал Эдвард Рыдз-Смиглы.

Соответственно, уже к 5 сентября германские войска прорвали польский фронт, что при отсутствии подготовленных резервов обрекало польскую армию на поражение. А 6 сентября 17-й армейский корпус занял оставленный поляками Краков.

Первая немецкая часть достигла Варшавы 8 сентября, а к 15 сентября немцы вышли к Бресту и Львову.

При этом 23 августа 1939 года главы ведомств по иностранным делам Германии и СССР подписали договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, более известный как пакт Молотова – Риббентропа. Соответственно, 8 сентября Иоахим фон Риббентроп через своего посла передал В. М. Молотову, что разгром польской армии займет у Германии несколько недель, и в результате будут оккупированы области, входящие в сферу германских интересов, и что следовало бы сокрушить те воинские соединения, которые уйдут на территорию, составляющую сферу интересов СССР. На это советский нарком ответил: «Мы согласны с вами, что в подходящее время нам будет совершенно необходимо начать конкретные действия».

Наступление немецких войск на Варшаву (сентябрь 1939 года)

17 сентября президент Игнаций Мосцицкий пересек границу с Румынией. Там он был интернирован и 25 сентября передал свою должность генералу Болеславу Веняве-Длугошевскому. Однако с этим не согласились французы и британцы, потребовав передачи поста президента Владиславу Рачкевичу. Мосцицкий выполнил это требование, а в декабре 1939 года он вместе с семьей обосновался в Швейцарии, где благополучно провел все годы Второй мировой войны.

Генерал Венява-Длугошовский эмигрировал во Францию, затем он перебрался в Лиссабон, а потом – в Нью-Йорк. В результате, Владислав Рачкевич, бывший министр внутренних дел при четырех правительствах, пробыл президентом Польши до 1947 года.

Владислав Рачкевич

А 6 сентября 1939 года в Москве было принято решение о подготовке военной операции против Польши – об осуществлении «освободительного похода».

Со своей стороны, И. В. Сталин 7 сентября на встрече с главой Коминтерна Георгием Димитровым высказал следующую оценку происходившего в мире: «Война идет между двумя группами капиталистических стран за передел мира, за господство над миром! Но мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга <…> Коммунисты капиталистических стран должны выступать решительно против своих правительств, против войны <…> Уничтожение этого государства [Польши – Авт.] в нынешних условиях означало бы одним буржуазным фашистским государством меньше! Что плохого было бы, если в результате разгрома Польши мы распространили социалистическую систему на новые территории и население».

Сказано – сделано. Ночью 17 сентября вызванный в советский Наркомат иностранных дел польский посол в Москве Вацлав Гржибовский получил ноту, в которой было сказано:

Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам, а также к беззащитному положению украинского и белорусского населения. Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Белоруссии, Западной Украины.

Гржибовский отказался принять эту ноту и покинул Советский Союз. После этого советские войска вступили на территорию Польши.

После этого маршал Эдвард Рыдз-Смиглы отдал приказ следующего содержания: «С Советами в бои не вступать, оказывать сопротивление только в случае попыток с их стороны разоружения наших частей <…> С немцами продолжать борьбу. Окруженные города должны сражаться. В случае, если подойдут советские войска, вести с ними переговоры с целью добиться вывода наших гарнизонов в Румынию и Венгрию».

Похоже, у польского военного руководства еще имелись иллюзии в отношении намерений СССР.

После этого приказа большое число польских солдат и летчиков бежали в Южную Европу, оттуда переправились во Францию, а после капитуляции последней – в Великобританию.

18 сентября 1939 года маршал Рыдз-Смиглы был интернирован румынскими властями. Да, переход польского правительства на румынскую территорию позволил избежать официальной капитуляции Польши, но бегство самого верховного главнокомандующего произвело гнетущее впечатление на военных. Более того, поступок маршала стал потрясением для всего польского общества. Сам же Эдвард Рыдз-Смиглы наивно верил, что Румыния пропустит его во Францию, где он снова встанет во главе польской армии. Но 27 октября, когда стало очевидно, что польский фронт окончательно рухнул, маршал сложил с себя полномочия главнокомандующего, и эти функции перешли к генералу Владиславу Сикорскому, который вскоре стал премьер-министром польского эмиграционного правительства (и оставался им до гибели в 1943 году).

Владислав Сикорский

А тем временем, 29 сентября капитулировала Варшава, подвергшаяся бомбардировкам авиации и обстрелам артиллерии. 5 октября под Коцком немцы подавили последний очаг польского сопротивления. В результате боевых действий с немецкими войсками с 1 сентября по 5 октября 1939 года поляки потеряли убитыми и пропавшими без вести около 70000 человек, а у немцев было примерно 16000 погибших. Плюс около 250000 поляков попало в плен.

28 сентября в Бресте прошел совместный парад немецких и советский войск. В тот же день был подписан советско-германский договор «О дружбе и границе».

Что же касается генерала Сикорского, то он находился в оппозиции к Пилсудскому и Рыдз-Смиглы еще со времен переворота 1926 года и с 1928 года жил во Франции.

Маршал Рыдз-Смиглы

Эдвард Рыдз-Смиглы умер при странных обстоятельствах. Во всяком случае, официально о его смерти от инфаркта было объявлено в начале декабря 1941 года, но на самом деле он жил еще почти год и умер в сентябре 1942 года. Приказ о его разжаловании в капралы подписал генерал Сикорский. Якобы маршалу предлагался компромисс: покончить жизнь самоубийством или уехать из Польши, куда он перебрался, надеясь организовать и возглавить подпольную боевую организацию. Но Эдвард Рыдз-Смиглы отказался. По одной из версий, его содержали на тайной квартире «в нечеловеческих условиях, в результате у него возник туберкулез легких». Многие историки считают, что официальная дата его смерти (2 декабря 1941 года) – обычная мистификация. Кстати, жена маршала, у которой находились его дневники и другие бумаги, была зверски убита летом 1951 года на Лазурном берегу Франции (весь архив, естественно, пропал).

Стрелковые части Красной Армии в Польше (1939)

В военной операции СССР на территории Польши принимали участие соединения Киевского и Белорусского военных округов, усиленные частями Калининского и Московского военных округов.

Несмотря на то что СССР не объявлял войны Польше, он ее вел в тесном взаимодействии с Германией. При этом нападение и военные действия были тщательно спланированы, подготовлены и осуществлены с использованием большого количества войск и боевой техники обеих стран. Огромная военная мощь РККА обрушилась на почти безоружных людей, на части, потрепанные в боях с немцами и к тому же по приказу своего главнокомандующего не оказывавшие сопротивления. По всем критериям статьи 6 Устава Международного военного трибунала эти действия квалифицируются как преступление против мира

Боевые потери Красной Армии, по официальным данным, составили 737 убитых и 1862 раненых. В некоторых источниках указывается общее число погибших 1475 человек и раненых 3858 человек.

По данным военного историка Г. Ф. Кривошеева, боевые потери Красной Армии во время польской кампании 1939 года составили 1173 человека убитыми, 2002 ранеными и 302 пропавшими без вести.

Польские потери точно неизвестны. Российский историк М. И. Мельтюхов называет цифры в 3500 убитых, 20000 раненых и 454 700 пленных. Историк Б. В. Соколов оценивает потери Польши в боях с советскими войсками 17–30 сентября 1939 года в 6000–7000 погибших и пропавших без вести, а также 250 000 пленных. Историк Н. С. Лебедева пишет об этом так: «Во время польской кампании погибли с польской стороны 3500 военных и гражданских лиц, около 20 000 были ранены или пропали без вести. Советская сторона официально объявила о 737 убитых и 1862 раненых, однако, по некоторым данным, эти цифры занижены».

Часть польских офицеров, попавших в плен, была впоследствии расстреляна НКВД.

Вопрос о военнопленных рассматривался на специальной комиссии Политбюро ЦК ВКП(б), и она одобрила проект постановления, в основу которого были положены предложения Л. П. Берии и Л. З. Мехлиса. В нем предлагалось распустить солдат – уроженцев Западной Украины и Западной Белоруссии по домам, задержав 25000 из них для строительства дороги Новоград-Волынский – Львов. Уроженцы же «немецкой части Польши» должны были, вопреки международному праву, быть переданы из-под опеки армии органам НКВД до окончания переговоров с Германией об их отправке на родину. Офицеров, полицейских, судейско-прокурорских и тюремных работников, а также служащих других силовых структур предписывалось разместить в специальных лагерях.

В конце концов, Политбюро решило расстрелять этих пленных и тайно захоронить. Одно из таких массовых захоронений было потом (в 1943 году) обнаружено немецким оккупационным корпусом близ деревни Катынь, давшей название трагедии в целом.

То есть имело место то, что потом стали называть Катынским расстрелом или Катынским преступлением. Весной 1940 года офицеры польской армии, попавшие в плен, были расстреляны в Катынском лесу в Смоленской области. Но после обнаружения других массовых захоронений польских граждан термины «Катынский расстрел» и «Катынское преступление» стали употреблять также по отношению ко всем проведенным в апреле-мае 1940 года расстрелам поляков, содержавшихся в разных лагерях НКВД, а также в тюрьмах в западных областях Украины и Белоруссии.

В наряды на передачу людей УНКВД были включены 97 % всех офицеров, полицейских и других военнопленных, содержавшихся в трех спецлагерях. Среди них были кадровые военные, резервисты, престарелые отставники; члены политических партий и абсолютно аполитичные люди; поляки, евреи, белорусы и украинцы. Врачей, исполнявших в армии свой гуманитарный долг, обрекали на расстрел наравне с жандармами, контрразведчиками и тюремными работниками.

Л. П. Берия в 1940 году заявил: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю». Якобы они даже в лагерях «пытаются продолжать контрреволюционную работу, ведут антисоветскую агитацию», якобы каждый из них «только и ждет освобождения, чтобы иметь возможность активно включиться в борьбу против Советской власти».

Это ужасно, но те поляки, кого отправляли в лагеря НКВД, даже не подозревали о том, что их ждет.

Итак, 97 % польских пленных офицеров и полицейских были уничтожены. Мотивы, по которым 3 % узников была сохранена жизнь, поистине загадочны: этого не могли понять ни историки, ни чудом оставшиеся в живых. И все же смерти избежали почти четыре сотни пленных.

Среди них наверняка оказались те, кто сломался и пошел на сотрудничество, или те, кто охотно рассказывал о царящих в лагере настроениях. Или люди, обладающие какими-то редкими знаниями и умениями, которых сочли полезными, а также те, кого отозвали по дипломатическим каналам <…> В списке уцелевших оказались также 54 человека, которые владели необычными языками – турецким, фарси или, как Зыгмунт Берлинг, венгерским. Он выучил его благодаря своей второй жене, венгерке.

ВОЙЧЕХ МАТЕРСКИЙ

польский историк

По оценкам, на расстрел было отправлено около 14600 военнопленных из трех спецлагерей, по справкам 1941–1943 гг. – 15131 человек. Председатель же КГБ А. Н. Шелепин 3 марта 1959 года сообщил Н. С. Хрущеву о 21857 расстрелянных военнопленных и узников тюрем, из которых 7305 были заключенными.

Катынь – небольшая деревня в 15 км от Смоленска – стала символом преступления сталинского режима не только против 21 тыс. военнопленных – офицеров и полицейских, узников тюрем, но и всего польского народа.

КСТАТИ

После освобождения Смоленска к месту захоронения была направлена группа чекистов, чтобы сфальсифицировать улики: необходимо было доказать, что расстрел произошел не в 1940 году, а в 1941 году, когда территория уже была захвачена немцами. Для этого сотрудники НКВД «обрабатывали» местных жителей, указывая им, что говорить при дальнейших расспросах. Плюс они подкладывали в карманы убитых письма, написанные уже после расстрела: родственники не знали о судьбе узников и продолжали им писать. Более того, власти СССР привлекли к фальсификации знаменитостей. Например, в 1944 году, после завершения работы чекистов в окрестностях Катыни, была организована Комиссия во главе с Н. Н. Бурденко, известным на весь мир академиком и хирургом. Туда также вошли люди, вызывавшие доверие общества: например, писатель А. Н. Толстой и председатель Советского Красного Креста С. А. Колесников. Эти люди должны были обвинить в Катынском расстреле Третий Рейх.

На официальном уровне советское руководство признало вину СССР в этом преступлении лишь в 1990 году.

Открытый источник

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: