Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

ЧЕРНАЯ МЕТКА. Как отмывались деньги из “Аккордбанка”: новый банковский скандал

Posted by operkor на 28 июля, 2021

ДЕНЬГИ смех

В Украине действуют достаточно жесткие нормативы финансового мониторинга, которые должны выполнять, как банковские, так и небанковские учреждения. При этом далеко не все они соблюдают установленные правила. С 2020 года в Украине действует закон “О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения”.

Его принятие было обусловлено обязательствами нашей страны в рамках соглашения с Европейским Союзом об ассоциации. “Апостроф” разбирался в ситуации на конкретных примерах.

Речь идет о процедурах финансового мониторинга, которые Украина приводит в соответствие с мировыми, в частности, европейскими нормами.

Однако это не означает, что до принятия этого закона в Украине финмониторинг вообще не проводился. Ответственным за него органом в нашей стране является Государственная служба финансового мониторинга (Госфинмониторинг), которая является подразделением финансовой разведки.

Кроме того, полномочия по осуществлению финмониторинга имеет Национальный банк Украины (НБУ). Регулятор устанавливает для банков и небанковских учреждений требования в отношении противодействия отмыванию незаконно полученных доходов и проверяет их соблюдение.

Таким образом, сами финучреждения должны проверять и анализировать финансовые операции своих клиентов. И, в случае выявления подозрительных операций, — информировать о них Госфинмониторинг и правоохранительные органы.

Нацбанк же, со своей стороны, как было отмечено выше, проверяет, насколько добросовестно финучреждения анализируют информацию о финансовом состоянии своих клиентов и рискованность осуществляемых ими финансовых операций.

Финмониторинг не указ

НБУ регулярно публикует данные о нарушителях и нарушениях, которые они допускают. В “черный” список может попасть практически любой банк (в свое время в них оказывались, например, “ПриватБанк” и “Райффайзен Банк”), однако в нем есть, что называется, “ядро”.

Нередко в этом списке оказывается ПуАТ “КБ “Аккордбанк”. Так, в 2018 году он стал нарушителем сразу двух нормативов — максимального размера кредитного риска на одного контрагента, который не должен превышать 25% (у “Аккордбанка” он составил 50,49%), а также максимального размера кредитного риска по операциям со связанными с банком лицами, который также должен быть не более 25% (51,11%).

В начале 2020 года НБУ по результатам проверок оштрафовал “Аккордбанк” на 2,3 миллиона гривен за ненадлежащее обеспечение деятельности внутрибанковской системы предотвращения легализации преступных доходов, ненадлежащее изучение клиентов и анализ их финансовых операций.

Следует также отметить, что “Аккордбанк” часто упоминается среди так называемых “карманных банков”, которые создаются с целью легализации незаконных доходов и проведения финансовых сделок по преступным схемам.

Пикантность ситуации состоит в том, что основной акционер “Аккордбанка” Даниил Волынец (владеет 75% акций финучреждения) — супруг экс-министра финансов, а ныне посла Украины в США Оксаны Маркаровой.

Кстати, в период, когда Маркарова возглавляла Минфин, “Аккордбанк” активно скупал облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ), которые выпускало ведомство, возглавляемое супругой Волынца. Проценты по этим ценным бумагам, которые и сегодня достаточно высоки, в то время могли достигать 20% годовых.

Тогда же наблюдалось небывалое увеличение активов “Аккордбанка” — только за первое полугодие 2019 года они выросли на 500 миллионов гривен — до 2,3 миллиарда гривен.

Металлист — чемпион

Как видим, “Аккордбанк” достаточно легкомысленно относится к рисковым операциям своих клиентов. А это, в свою очередь, способствует тому, что некоторые клиенты финучреждения используют его для отмывания преступных доходов.

Но о каких “темных” делишках идет речь? Об этом, скорее всего, знают правоохранительные органы.

Впрочем, информированные источники “Апострофа” рассказали о некоторых из них. Большая часть нарушений, о которых стало известно изданию, относится к 2017-2019 годам.

Одна из наиболее вопиющих схем связана с торговлей металлоломом. Клиенты “Аккордбанка” — как правило некие компании с сомнительной репутацией, снимали в кассах финучреждения наличные средства для покупки товара.

По словам одного из собеседников издания, знакомого с ситуацией, во многих случаях финансовые операции имели все признаки фиктивности, и даже рутинная проверка со стороны банка позволила бы, как минимум, отнести такие сделки к разряду рискованных.

Более того, сам банк оценивал финансовое состояние многих таких клиентов как “слабое” (согласно программе идентификации, такой статус подразумевает повышенную вероятность неспособности клиента осуществлять финансовые операции за собственный счет). Тем не менее, финансовые операции, включая снятие крупных сумм наличности в отделениях финучреждения, не были заблокированы.

Из того, что не могло не броситься в глаза — сразу у нескольких компаний-клиентов банка, которые участвовали в схеме, были одинаковые номера телефонов или адреса электронной почты, а также IP-адреса.

У этих компаний также не было наемных работников и основных средств. Некоторые вообще не вели никакой хозяйственной деятельности. У большинства клиентов было одно доверенное лицо, имевшее право снимать наличность с их счетов.

Уже на этапе осуществления финансовых операций можно было обратить внимание на то, что компании, являвшиеся клиентами “Аккордбанка”, закупали металлолом у одних и тех же физических лиц, оплата проводилась путем “дробления” сумм, но при этом у одного лица закупались совершенно нереальные объемы продукции.

Так, например, пять физических лиц умудрились за десять дней продать 269 тонн металлолома, что должно было бы уместиться в 27 КАМАЗах. При этом клиенты “Аккордбанка” сообщили финучреждению, что металлолом перевозится на личном транспорте этих физлиц.

Кстати, о “продавцах” металлолома. Как выяснилось, 16 из них являлись фигурантами уголовных производств по разным статьям Уголовного кодекса — кража (№185), грабеж (№186), незаконное изготовление, переделка огнестрельного оружия/взрывных устройств (№263), создание не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований (№260), хулиганство (№296), незаконное производство, изготовление, приобретение, хранение, перевозка или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов без цели сбыта (№309).

Кроме того, восьмерых “продавцов” вообще не удалось идентифицировать, по данным одного человека значилось совсем другое лицо, паспорта двух физлиц, указанных в качестве продавцов товара, были утеряны, один человек к тому времени уже умер.

Также довольно подозрительно было то, что “наличка” снималась в отделении “Аккордбанка” в Киеве, хотя закупка металлолома производилась в Днепропетровской и Донецкой областях.

Так, десять фирм, имевших одинаковые IP-адреса, для покупки металлолома сняли в кассе банка 861,5 миллиона гривен.

К этому “букету” нарушений можно еще добавить то, что компании предоставили банку недостоверную информацию и отчетность, не подали необходимые документы в налоговую, уклонялись от уплаты налогов, в частности, военного сбора с объемов купленного металлолома.

Аграрное лобби

По похожей схеме осуществлялись операции по приобретению клиентами “Аккордбанка” сельскохозяйственной продукции.

Здесь среди выявленных нарушений также зафиксировано отсутствие подачи финансовой отчетности в Государственную фискальную службу (ГФС).

Кроме того, товарно-транспортные накладные имели явные признаки подделки. Что неудивительно, поскольку в некоторых случаях, как выяснилось, в периоды проведения так называемых “закупок” накладные на указанный товар в реальности не оформлялись.

Как и в случае с металлоломом, закупки сельхозпродукции осуществлялись за “наличку” у одних и тех же физлиц с использованием метода “дробления” сумм. При этом поставщики предоставляли покупателям одинаковые объемы товара с точностью до 1 килограмма.

Количество проданного товара существенно превышает показатели урожайности земельных участков, на которых соответствующая продукция была, якобы, произведена. При этом, согласно информации, которую предоставили “Аккордбанку” его клиенты, вся продукция до момента ее продажи хранилась навалом у физических лиц-продавцов на их личных площадках или складах-ангарах.

Также два физлица, у которых, якобы, приобреталась сельхозпродукция, сообщили, что не продавали ее в столь значительных объемах.

Некоторые фирмы, задействованные в схеме, имели явные признаки фиктивности, да и сами операции были весьма подозрительными. Так, директор одного из предприятий в один и тот же день осуществлял закупку продукции в двух областях — Одесской и Николаевской, при том, что расстояния между населенными пунктами и Одессой, где снимались наличные средства, достигали порядка 200 километров.

Разумеется, в схеме “аграрников” также использовались компании с одинаковым IP-адресом, а также физическими адресами — например, по одному из них было зарегистрировано более 100 юридических лиц. Кроме того, у этих компаний — клиентов “Аккордбанка” было одно доверенное лицо, уполномоченное снимать наличность с их счетов.

В результате, за полгода (2017-2018 годы) в рамках этой схемы из кассы банка было взято более 300 миллионов гривен.

Кредитный союз

Ну и, конечно, не обошлось без любимой схемы по оформлению кредитов.

Характерными признаками того, что это — именно “схема”, было следующее: одно физлицо открывало сразу несколько счетов в нескольких отделениях банка, а иногда и в одном отделении; клиент получал новый кредит до того, как был погашен предыдущий, при этом займы выдавались без залога или поручительства; получатели кредитов, согласно кредитному договору, обязывались погашать займы из собственных средств, однако у банка имелась информация о том, что такие клиенты не имели достаточного для этого количества денег.

Нередко клиенты банка получали сразу несколько кредитов, их общая сумма могла составлять от 1,2 до 17,1 миллиона гривен.

В результате, за неполных два года (январь 2017 года — январь 2019 года) около 100 физических лиц взяли в “Аккордбанке” кредиты на сумму, превышающую полмиллиарда гривен.

Разумеется, эти факты должны изучить компетентные органы, и только после этого можно будет говорить о наличии или отсутствии состава преступления. Однако изложенные выше факты красноречиво говорят о том, что “Аккордбанк” не осуществил проверку своих клиентов или, скорее, провел ее чисто формально. И уж, тем более, банк не проанализировал надлежащим образом даже ту информацию, которая у него об этих клиентах была. В результате, банк допустил проведение рискованных финансовых операций, имеющих, к тому же, все признаки правонарушений.

Николай ТКАЧУК

Апостроф, 25 июля 2021

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: