Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

«ЗВЕРОБОЙ» ПРОТИВ «ТИГРА». О характеристиках ударных танков Вермахта наши конструкторы узнали еще в 1942 году, задолго до Курского сражения…

Posted by operkor на 15 сентября, 2021

В 1965 году крупная английская телевизионная компания Ай-ти-ви демонстрировала документальный фильм «Тигры“ горят». Режиссер картины Энтони Ферт рассказал тогда журналистам о работе над этой кинолентой, в которой детально показано, как в годы Второй мировой войны фашисты готовили операцию «Цитадель» — план наступления на Курской дуге с помощью новейшей военной техники: «тигров», «пантер», «слонов» и «фердинандов».

Английские кинематографисты воспользовались стенографическими записями заседания германского генерального штаба с участием Гитлера и по ним воспроизвели эту сцену, а также подробно представили ход битвы под Курском (часть кадров о самом сражении авторы фильма получили из советских киноархивов). А когда Энтони Ферта спросили о происхождении заглавного титра его картины, он ответил:

— Произошло это следующим образом. Кто-то из нас, работавших над документами для сценария, вспомнил, что в одной из советских газет он в свое время натолкнулся на заголовок, который приковал его своей краткостью, энергичностью и в то же время поэтической образностью. Мы засели в Британском музее и стали листать подряд все советские газеты за лето 1943 года. И, наконец, в «Известиях» от 9 июля нашли искомое — «„Тигры“ горят». (Так назывался очерк фронтового корреспондента газеты Виктора Полторацкого.)

На следующий день после пресс-конференции фильм показали по телевидению. И вся Англия смотрела, как горят «тигры», как, по словам сценария, случилось, что Англия была спасена («получила помилование») именно благодаря поражению фашистов на Восточном фронте.

История подготовки операции «Цитадель» и ее полный провал возвращают нас к теме о противоборстве творцов советских танков с немецкими специалистами по вооружению.

Дело в том, что план операции «Цитадель» не был секретом для советского Верховного Главнокомандования СССР, а о тактико-технических характеристиках танков «тигр» наши конструкторы узнали еще в 1942 году, задолго до Курского сражения. Но когда именно и как? Тут, несмотря на обилие мемуаров и свидетельств очевидцев, еще много неясного и таинственного.

«То был полнейший провал…»

В книге «Летопись Челябинского тракторного завода» — он выпускал в годы войны наши тяжелые танки — сказано, что совещание конструкторов, на котором фигурировали первые данные о «тиграх», состоялось осенью 1942 года. Точная дата не приведена, источник столь ценной и, главное, первой информации о замыслах крупповского инженера Фердинанда Порше, главного конструктора бронированного зверя, также не назван. Немногим больше узнаем мы и из очерка А. Кочеткова «Танкоград» («Москва», № 5, 1975, где этот источник информации фигурирует как «совершенно секретный».

Правда, автор сообщает: в октябре 1942 года в Германии, в окрестностях небольшого городка Ютеборга, фашисты снимали пропагандистский документальный фильм, запечатлевший неуязвимость своей новинки — «тигров». Противотанковая и полевая артиллерия обстреливала опытные экземпляры этих машин, а они как ни в чем не бывало гусеницами давили орудия. Текст, сопровождавший эти кадры, внушал мысль о непобедимости «тигров» и бесполезности борьбы с ними.

Стал ли фильм еще до появления новых танков на фронте известен советскому командованию, или он был захвачен гораздо позднее как трофейный документ, автор очерка не уточняет.

Между тем «совершенно секретным источником» могли быть как раз обычные фронтовые донесения. И вот почему.

23 августа 1942 года в ставке Гитлера состоялось совещание, на котором шла речь о действиях немецких войск по захвату Ленинграда. Фюрер тогда заявил:

«Я очень озабочен действиями Советов в связи с наступлением на Ленинград. Подготовка не может оставаться неизвестной. Реакцией может стать яростное сопротивление на Волховском фронте… Этот фронт при всех обстоятельствах должен быть удержан. Танки „тигр“, которых группа армий получит сначала девять, пригодны, чтобы ликвидировать любой танковый прорыв».

В то время когда шло это совещание, на заводе Круппа лучшие мастера собирали по винтику первые, пока еще опытные экземпляры машин Фердинанда Порше. О том, что произошло вскоре, рассказал в своих мемуарах бывший министр вооружений «третьего рейха» Альберт Шпеер:

«Как и всегда при появлении нового оружия, Гитлер ждал от „тигров“ сенсации. Красочно расписывал он нам, как советские 76-мм пушки, насквозь простреливающие лобовую броню танков T-IV даже на большом расстоянии, напрасно будут посылать снаряд за снарядом и как наконец „тигры“ раздавят гнезда противотанковой обороны. Генеральный штаб обратил внимание на то, что слишком узкие гусеницы из-за болотистой местности по обеим сторонам дороги делают невозможным маневрирование. Гитлер отвел эти возражения.

Так началась первая атака „тигров“. Все было напряжено в ожидании результата… Но до генерального испытания дело не дошло. Русские с полным спокойствием пропустили танки мимо батареи, а затем точными попаданиями ударили в менее защищенные борта первого и последнего „тигров“. Остальные четыре танка не могли двинуться ни вперед, ни назад и вскоре были также подбиты. То был полнейший провал…»

Описание этого эпизода, насыщенное любопытными деталями боя, безусловно, очень интересно. Но датировка события отсутствует и тут. Однако мы узнаем, что «тигров» было не девять, как обещал Гитлер, а шесть и что именно «красочные» описания фюрера легли в основу сценария пропагандистского фильма о «тиграх».

Если первые «тигры» горели уже в сентябре 1942 года, когда фашистские войска предприняли безуспешную попытку захватить Ленинград, то тогда съемки хвастливого боевика под Ютеборгом месяцем позже можно рассматривать как попытку заглушить память о позорном провале. Тем более что в нацистской верхушке историю с шестью сгоревшими «зверями» постарались замять, как будто ее и не было.

Поимка металлического «языка»

Итак, с большой вероятностью можно утверждать: если самые первые «тигры», подбитые в болотистой местности под Ленинградом, и не были захвачены советскими частями, то совершенно секретное в ту пору оружие фашистов сразу же перестало быть секретным. Внешний вид новых танков, массивных и неуклюжих, резко отличал их от всех предшествующих моделей. Поэтому наши бойцы и командиры даже в пылу трудного боя не могли не обратить внимания на бронированный «сюрприз».

Но прошло не так уж много времени, и «тигр», возможно даже не один, был взят, так сказать, «живьем».

Свидетельства тому мы находим в воспоминаниях Маршалов Советского Союза Г. К. Жукова и К. А. Мерецкова, маршала артиллерии Г. Ф. Одинцова, генерал-полковника В. 3. Романовского. Насколько можно судить по описаниям, речь идет не всегда об одном и том же эпизоде, но все мемуаристы относят случаи захвата «тигров» к январю 1943 года.

Вот что пишет Г. К. Жуков, координировавший в то время действия Ленинградского и Волховского фронтов по прорыву блокады Ленинграда:

«16 января мне доложили, что меж рабочими поселками № 5 и 6 наши артиллеристы подбили танк, который по своему виду резко отличался от известных нам типов боевых машин противника, причем гитлеровцы принимали всевозможные попытки для его эвакуации в свой тыл.

Я заинтересовался этим и приказал создать специальную группу в составе стрелкового взвода с четырьмя танками, которой была поставлена задача захватить подбитый вражеский танк, отбуксировать его в расположение наших войск, а затем тщательно обследовать.

В ночь на 17 января группа во главе со старшим лейтенантом Косаревым приступила к выполнению боевого задания. Этот участок местности противник держал под непрерывным обстрелом. Тем не менее вражеская машина была доставлена в наше расположение.

В результате изучения танка и формуляра, подобранного на снегу, мы установили, что гитлеровское командование для испытания перебросило на Волховский фронт экспериментальный образец нового тяжелого танка „тигр“ под номером один. Танк был отправлен на исследовательский полигон, где опытным путем установили его уязвимые места. Позднее в Курской битве немецко-фашистское командование применило „тигры“ в большом количестве. Однако наши воины смело вступали с ними в противоборство, зная их особо уязвимые места».

Желая узнать подробности событий на полигоне, я обратился за разъяснением к генерал-лейтенанту танковых войск П. К. Ворошилову, который руководил обследованием «тигра». Петр Климентьевич сказал, что скоростные, маневренные, поражающие качества танка были тщательно изучены. Слова маршала «опытным путем установили его уязвимые места» надо понимать и в том смысле, что «тигр» изрешетили со всех сторон артиллерийскими снарядами разных калибров.

Обнаружилось еще вот что. Башня этой мешковатой машины с хищно вытянутым хоботом пушки поворачивалась медленно. И нашим танкистам заблаговременно дали такую рекомендацию: как только бронированный «зверь» даст пристрелочный выстрел, сразу же делать резкий маневр и, пока немецкий наводчик разворачивает башню, бить по «тигру». Именно так и поступали потом экипажи юрких тридцатьчетверок, и, как ни удивительно, эти средние танки часто выходили победителями в поединках с тяжелыми 55-тонными «тиграми».

Перелистывая страницы мемуаров

После всех этих изысканий меня все же не переставал занимать вопрос о судьбе шести «тигров», попавших под обстрел наших орудий. Кто были отважные артиллеристы, которые, как пишет Шпеер, «с полным спокойствием пропустили танки мимо батареи», а затем точными попаданиями подожгли их? Где, на каком участке фронта это произошло? И когда?

Просматривая различные описания танковых боев, я нашел еще одно свидетельство о появлении «тигров» в 1942 году, но уже под Сталинградом. Было это в самом конце года, примерно 24 декабря, когда фашисты отчаянно пытались деблокировать окруженную группировку Паулюса. Автор книги «В огне танковых сражений», А. П. Рязанский, сообщал, что батальон пресловутых «зверей» (44 машины) впервые бросили на прорыв, и добавлял: «…если не считать нескольких танков, участвовавших в бою под Ленинградом в сентябре 1942 года с целью проверки их тактико-технических характеристик».

Так, значит, самые первые «тигры» горели еще в сентябре 1942 года! Я узнал телефон Рязанского и позвонил ему. На мой вопрос об источнике этих сведений известный военачальник ответил:

— А вы загляните в книгу Гудериана «Воспоминания солдата».

Она в самом деле прежде не попала в поле моего зрения. Русское издание появилось давно, в 1954 году, и стало библиографической редкостью. Книгу немецкого генерала отличали обилие технических сведений, скрупулезность, даже педантизм. И вот на странице 272 нахожу еще одно описание интересующего меня эпизода, но уже с указанием даты:

«В сентябре 1942 года танк „тигр“ был впервые применен в бою… Гитлер возложил на первые танки „тигр“ совершенно второстепенную задачу, а именно: начать небольшою атаку на труднопроходимой местности — в заболоченных лесах под Ленинградом, по которым тяжелые танки могли двигаться в колонну по одному по просекам, натыкаясь, конечно, на стволы противотанковых пушек противника, расставленных в этих проходах. Тяжелые неоправданные потери и рассекречивание этого боевого средства (в будущем его нельзя уже было использовать внезапно) — таковы последствия применения новых танков».

Описания Гудериана и Шпеера, как видим, сходятся, но в них не названо место события. По совету Рязанского я просмотрел еще и ежедневные записи бывшего начальника генерального штаба сухопутных войск вермахта Ф. Гальдера «Военный дневник». Под датой 2 сентября 1942 года в нем значится краткая помета: «Полковник Крамер: отчет о действиях „тигров“ под Мгой».

Что за действия, чем они закончились, о том ни слова. Но сказано — под Мгой, а это уже вносит известную определенность. Ведь другой группы- «тигров» под Ленинградом тогда не было.

Встреча с главным конструктором

Теперь можно обратиться к известному конструктору тяжелых танков Ж. Я. Котину. Это он осенью 1942 года проводил в Челябинске совещание, на котором фигурировали первые сведения о «тиграх». И вот я с ним беседую.

— Жозеф Яковлевич, не припомните ли точнее, когда проходило совещание и где вы узнали о «тиграх»?

— Дело было так. 23 октября 1942 года Государственный Комитет Обороны принял постановление о налаживании в короткие сроки массового производства самоходных артиллерийских установок. На конструкторском совете обсуждался, в частности, вопрос о создании мощной САУ с орудием калибра 152 миллиметра. Эти установки, которые наши солдаты прозвали «зверобоями», были задуманы как средство борьбы с «тиграми». Уже с февраля 1943 года они выпускались серийно и во время Курской битвы произвели ошеломляющее впечатление на фашистов. Известно немало случаев, когда удары 50-килограммовых снарядов САУ-152 срывали с «тигров» башни и сбрасывали их на землю. Ну а сведения о бронированных «зверях» я получил в Москве, в Наркомате танковой промышленности. Как они туда попали, мне неизвестно.

В качестве гипотезы я высказываю мысль, нет ли тут связи с меткими артиллерийскими выстрелами под Мгой в сентябре 1942 года. Котин не отрицает такой возможности. Однако тайна «тигров» все же остается нераскрытой.

Мысленно я вижу на лесной просеке среди болотистой топи цепочку пылающих танков… Вижу суетливых кинооператоров из ведомства доктора Геббельса, снимающих хвастливый боевик под Ютеборгом… Немало узнав, я возвращаюсь к истокам этой истории. Быть может, мне еще повезет и я узнаю недостающие факты, даты, имена советских героев, покоривших «тигры».

Первый бой с «тиграми»

Поиск журнала, отклики его читателей проливают свет на неизвестные до сих пор обстоятельства, при которых в сентябре 1942 года первые, тогда еще совершенно секретные, фашистские танки «тигр» оказались в распоряжении советского командования.

Передо мной два письма — одно от жены фронтовика-артиллериста Ивана Никифоровича Дацкевича, другое от его зятя. Оба письма пришли из поселка Рождественка Сладковского района Тюменской области. Содержание их было необычным, вызывало сомнения, а значит, требовало проверки. Теперь настала пора рассказать о них.

Итак, в августе 1942 года были собраны первые шесть, пока еще опытных, экземпляров тяжелых танков «тигр». По личному указанию Гитлера, верившего в их полную неуязвимость, новые танки бросили в заболоченные леса под Ленинградом, чтобы прорвать оборонительное кольцо наших войск.

Там-то 55-тонные бронированные «звери» и попали в капкан. Как свидетельствуют бывшие гитлеровские генералы Гудериан и Гальдер, а также бывший министр вооружений «третьего рейха» Шпеер, это случилось в самом начале сентября 1942 года вблизи железнодорожной станции Мга. А вскоре тактико-технические характеристики секретных «тигров» стали достоянием советских конструкторов, подготовивших в самые короткие сроки средства борьбы с ними.

О том, что произошло под Мгой, и сообщили родные И. Н. Дацкевича с его слов. Иван Никифорович тогда был наводчиком 122-мм гаубицы, входившей в состав первой батареи 1225-го гаубичного артиллерийского полка. Эта батарея и встретила новые немецкие танки, которые шли колонной. По команде с КП орудие Дацкевича подбило первую машину, а другое орудие — шестую, замыкающую колонну. Последующими выстрелами были подбиты четыре остальных танка, поскольку они оказались зажатыми на труднопроходимой местности.

Советские офицеры осматривают подбитый «тигр»

Рассказ наводчика полностью совпадает со свидетельствами гитлеровских генералов. Далее Дацкевич сообщает: ночью после боя были приняты меры по доставке подбитых немецких машин в наш тыл. О том, что это новая фашистская техника, Иван Никифорович тогда же узнал от товарищей. А 7 сентября 1942 года его ранило, и в дальнейших боях он не участвовал.

Ветеран помнит воинов, с которыми он был в том бою. Это майор Балагушин (командир артполка), капитан Куценко (командир батареи), бойцы Голубь, Крокодилов, Онханов и Буланкин (двое последних из Челябинска). Буланкин в качестве тракториста участвовал в ночной эвакуации «тигров». О дальнейшей судьбе своих однополчан Дацкевич ничего не знает и просит, чтобы они или их родные откликнулись.

Но в самом ли деле сведения о «тиграх» стали известны нашим инженерам уже осенью 1942 года? Это подтвердил конструктор самоходных установок, лауреат Государственной премии Лев Сергеевич Троянов. Именно тогда по решению Государственного Комитета Обороны началась работа по созданию «зверобоев» — мощных САУ на базе серийно выпускавшихся танков.

ЗВЕРОБОЙ

И не случайно, отмечает конструктор, столь сложное дело удалось завершить в кратчайший срок. Ведь к тому времени уже был немалый опыт проектирования САУ. Как выяснилось, Л. С. Троянов участвовал также в создании первой отечественной самоходки СУ-1 на базе танка Т-26 еще в 1932–1933 годах. Затем появилась целая гамма опытных самоходок. Автор не оставляет надежды полностью раскрыть тайну «тигров», подбитых под Мгой.

Вадим Орлов

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: