Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Полное обслуживание в «Лондонском», или Как в Одессе встречали «днепрогэсовца» из США /Архивы КГБ/

Posted by operkor на 9 октября, 2021

Архивы КГБ: Полное обслуживание в "Лондо…

Едва прибыв в СССР, американец Роберт Фостер, который в 1947 году вез в Запорожье чертежи электрооборудования для Днепрогэса, был окружен агентами спецслужбы. На языке КГБ это называлось «обслуживанием»

В работе советских спецслужб зачастую нет четкой географической привязки. Не отдельные регионы, даже не отдельные республики — целый Союз, 1/6 суши, был под полным колпаком. Разработки, которые осуществляли сотрудники органов госбезопасности, «связывали» между собой города и области и, соответственно, специалистов из разных регионов. Так было и в феврале 1947 года, когда в Одессу прибыл американец Роберт Фостер, 35-летний инженер-электрик. Информация о его прибытии легла на стол сотрудников УМГБ Одесской области 8 февраля.

Чекисты были осведомлены, что гость из страны «флага со звездами и полосами» направляется в Запорожье и везет с собой чертежи электрооборудования, которое монтировала на ДнепроГЭС группа американских специалистов во главе с инженером Томсоном.

В Одессе Фостер остановился в отеле «Лондонском». В беседе с сотрудниками Интуриста (полностью аффилированной с КГБ структуры, — ред.) заявил, что в Запорожье тронется только после получения денег и прибытия сопровождающего с ДнепроГЭС. Проводник из города за порогами прибыл вскоре, уже 10 февраля. Это был старший диспетчер управления ДнепроГЭС, «по совместительству» — агент УМГБ «Покрас». Он сообщил о себе сотрудникам Интуриста и до времени выезда в Запорожье заселился в «Лондонском», в смежной с Фостером комнате. Стоит ли удивляться, что у запорожца с американцем сложились довольно дружеские отношения.

Не плелись в хвосте и одесские спецслужбы. Для помощи (по терминологии МГБ — «обслуживания») Фостеру и «Покрасу» администрацией отеля была предоставлена переводчица с английского языка, которая одновременно была информатором УМГБ «Михайловой». Женщина сразу приметила и сообщила кураторам, что американец прекрасно владеет русским языком, однако тщательно пытается это скрыть.

Дружба дружбой, но и «Покрас» свою работу делал. На встрече с оперативником МГБ он сообщил, что 12 февраля вместе с Фостером посетил оперный театр, где последний познакомил его с сотрудником американской военно-морской миссии в Одессе Грассоном. Этот новый знакомый, сержант, представившийся капитаном, в беседе на русском языке интересовался жизнью «Покраса», а также материальными условиями рабочих ДнепроГЭС и вообще Запорожья.

Одесский оперный театр

Одесский оперный

Все эти «мелочи», естественно, вызвали оперативный интерес чекистов. «Покрас» был проверенным агентом, его проинструктировали и дали задание тщательно изучить, что представляет из себя Фостер. В частности, спецслужбу интересовали связи американца в Одессе, особенно — характер связей с представителями расположенной здесь американской военно-морской миссии. Сотрудники МГБ подозревали, очевидно, что инженер-электрик вполне мог быть агентом американской разведки, а чертежи для ДнепроГЭС были только профессиональным прикрытием.

Этим круг задач «Покраса» в городе на берегу Черного моря не ограничивался. Кроме Фостера, спецслужбы были заинтересованы в детальном изучении личности представителя миссии ЮНРРА в Одессе Дэя. Последний при встрече с агентом подозрительно интересовался американцем Томпсоном, который работал на ДнепроГЭС. Также среди лиц, которые интересовали спецслужбу, упоминался сотрудник военно-морской миссии Дрейер, с которым «Покраса» познакомил Дэй.

Во время следующей встречи с кураторами агент «Покрас» не предоставил интересных данных про Дэя и Дрейера. О Фостере же кое-что было: американец постоянно вел с запорожцами беседы на политические темы, восхвалял жизнь в Америке (что понятно), а также резко критиковал советский строй (сотрудники МГБ писали — «оговаривал») и политику советского правительства.

Подобные вещи, как считали чекисты, выходили за пределы обязанностей Фостера. По их мнению, инженер-электрик должен был приехать, привезти чертежи и работать. Между тем, американец почему-то задержался в Одессе, проводил различные встречи с людьми, которые не имели никакого отношения к строительству ГЭС, занимался проамериканской обработкой того же «Покраса».

В МГБ знали: несмотря на то, что Фостер притворно не владел русским языком, он прекрасно разбирался в русской литературе, много времени уделял изучению быта и условий жизни местного населения и СССР в целом. Более того, за время пребывания в Одессе Фостер несколько раз переодевался в местную одежду и тайно посещал рестораны и другие общественные места. Впрочем, слежение за американцем результатов не дало.

В конце концов, после более чем месяца после прибытия в Одессу, 12 марта, Фостер в сопровождении «Покраса» выехал в Запорожье. Вслед за ними в УМГБ Запорожской области отправились материалы, которые собрали одесские чекисты, и указание «сверху» — брать американца в активную агентурную разработку

Юрий Щур

Кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры новейшей истории Украины Запорожского национального университета

https://www.depo.ua/rus

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: