Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

СОРОК «КРОЛИКОВ». «Новичок», оружие, которое создавали с эффектом, сравнимым с ядерной бомбой, сначала испытали на 40 советских офицерах

Posted by operkor на 12 октября, 2021

химич

В истории советского химического оружия проект «Новичок» занимает особое место. Стараниями западной пропаганды у большинства людей сформировалось устойчивое мнение: разработанное в СССР боевое отравляющее вещество «Новичок» предназначалось исключительно для «точечной» (индивидуальной) ликвидации врагов Москвы. В реальности его создавали как оружие имеющее эффект от применения сравнимого с ядерной бомбой.

К тому же существовало несколько сотен разновидностей того, что формально можно назвать «Новичком».

Дело в том, что «Новичок» это некая смесь двух элементов – фосфора и азота с добавками. Эксперименты шли с пропорциями и дополнительными веществами – прекурсорами (реагентам, участвующим в любой стадии производства целевого вещества), способам получения и методам использования в качестве боевых отравляющих веществ.

По неофициальным данным было синтезировано более 400 модификаций, но перспективными признаны только четыре. Остальными по тем или иным причинам, так и остались на стадии разработки.

Согласно неофициальной версии, вот эти вещества.

А-230 A – был получен Петром Кирпичёвым в 1972 году. После зимних испытаний 1975 года исследования были прекращены, поскольку вещество не отвечало требованиям по температуре замерзания.

А-234 B – был получен Владимиром Углевым в 1976 году. Именно этот яд оказался наиболее удачной разработкой, устойчивой, в том числе, к морозам (температура замерзания – ниже –20 °C). Токсичность вещества – в десять раз выше, чем у VX. Якобы, именно А-234 был использован при отравлении Скрипалей.

А-232 C – был получен Владимиром Углевым в том же году. Дальнейшие работы по этому химикату не были одобрены, поскольку температура затвердевания составляла всего около –5 °C.

А-242 D – был получен в 1980 году Петром Кирпичёвым. В отличие от предыдущих трех химикатов, существовавших в жидком виде, А-242 был кристаллическим веществом. Это влияет на срок хранения: первые три соединения могут сохранять свои свойства в течение примерно 50 лет, а А-242 остается смертельно опасным «сколь угодно долго».

Вещества типа «Новичок» подавляют фермент ацетилхолинэстеразу (который наш организм использует для связи с мышцами), вызывая биохимическую блокаду, парализующую нервную систему. Симптомы варьируются: от потливости и спазмов до конвульсий или неспособности дышать. Всегда наблюдается сужение зрачков. Пена во рту, рвота, диарея… Симптомы варьируются от случая к случаю. После этого человек впадает в кому, и наступает смерть. Некоторые типы «Новичка» были разработаны таким образом, чтобы не могли применяться существующие методы лечения нервно-паралитических агентов.

Бывший научный сотрудник Вольского филиала ГОСНИИОХТ Владимир Углев рассказал, что вещества группы «Новичок» занимают: «по своим свойствам среднее место, как бы промежуточное место между зоманом (боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия – прим. ред.) с одной стороны, который обладает высокой токсичностью и в основном действует ингаляционно, то есть на легкие, и VX, который в основном действует кожно, проникает через кожу.

Вот вы прольете VX на полу и можете ходить без всякого противогаза какое-то время, вы не получите поражений. А вот эти вещества – А-230, А-232 и А-234 – обладают совместными свойствами и зомана (высокой летучестью), и VX (высокой проникаемостью через кожу). Таким образом, при применении в боевых условиях их токсичность возрастает, по сравнению с VX – как советским, так и американским, за счет их гидролитической стабильности – до десяти раз, особенно А-232 и А-234. А-230 был снят с рассмотрения, потому что он плохо себя показал на зимних испытаниях»

Сколько было «Новичков»

В 1963 году в НИИ № 42 химиками Сергеем Ивиным, Леонидом Соборовским и Ией Шилаковой было создано боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия Р-33, который часто называют «советским V-газом». Поясним, что V-газы – группа разработанных в 50-х годах XX века нервно-паралитических отравляющих веществ, представляющих собой фосфорилированные аналоги ацетилхолина. Представляют собой малолетучие жидкости с высокой температурой кипения, поэтому стойкость их в несколько раз выше, чем стойкость зарина. V-газы в десятки раз токсичнее других ОВ нервно-паралитического действия. Отличаются высокой эффективностью при действии через кожные покровы.

Созданное в СССР вещество «Р-33» получило кодовое наименование «Новичок». В 1972 году Николай Кузнецов создал бинарную смесь, образующую Р-33. Р-33 производился в Новочебоксарске на заводе «Химпром». Суммарная наработка составила 15 557 тонн. К истории отравления Скрипалей и Навального это вещество не имеет никого отношения.

В семидесятых – восьмидесятых годах в Советском Союзе в рамках программы по разработке комплекса химического вооружения «Фолиант» проводились различные мероприятия, начиная от снаряжения химических боеприпасов зарином и заканчивая исследованиями V-газов. Например, исследования различных ФОС (фосфорорганические соединения) нервно-параллитического действия. Автором нового типа ФОС был химик-синтетик из Вольского филиала ГОСНИИОХТ Петр Кирпичёв.

Владимир Углев рассказал: «Первое вещество нового класса фосфорорганических отравляющих веществ, назову его A-1972, было получено Кирпичёвым в 1972-м году. В 1976-м году мною были получены два вещества: B-1976 и C-1976. Четвертое вещество, D-1980, было получено Кирпичёвым в начале 1980-х годов. Все они относятся к группе так называемых «Новичков», но это название появилось не в НИИ…

Всего в научной группе, которую возглавлял Кирпичёв, было получено несколько сот модификаций веществ этого класса….». В другом интервью Владимир Углев сказал: «Только у меня в работе было около 100 соединений, а всего их было порядка 300».

Ни одно из этих веществ не называлось «Новичок». В лучшем случае «Новичок-1», «Новичок -2» и т. п. Можно предположить, что так назывались вещества, работа с которыми была признана перспективной. Остальные вещества порой даже не имели собственных имен. Так же нужно учитывать тот факт, что в процессе исследований название вещества могло меняться.

Например, слезоточивые агенты, известные на Западе как CS и CR, в рабочих тетрадях указывались как вещество 65 и вещество 74. Но они же в письмах должны были быть обозначены как вещество К-410 и К-444. Каждый год менялись названия программ. Одна из причин – требования режима секретности. Да и при принятии на вооружения военными ему присваивали новое название.

Первые пострадавшие от «Новичка»

В 1982 году на 23-летнем лейтенанте Владимире Петренко, служившем на секретном объекте в Шиханах Саратовской области, в течение восьми дней испытывали химическое оружие. Вот как он описал это в 1992 году.

«Специальной защитной тканью мне обвязали голову – маска закрывала все, кроме носа и рта. Я должен был просунуть лицо в окно прозрачной камеры и дышать по команде. Затем произвели пуск отравляющих веществ. Сразу же сперло дыхание, как будто ударили или разом выкачали воздух из легких. Инстинктивно я старался делать небольшие вдохи, но мне сказали: «Все нормально, Володя, дыши глубже». Это длилось секунд 30».

Поясним, что речь идет о допороговых зонах: хотя видимые поражения не наступают, последствия таких испытаний предсказать невозможно. Случай Петренко уникален: факт эксперимента был подтвержден в суде. В 90-е годы военнослужащий подал иск о компенсации вреда здоровью, его дело несколько раз рассматривали Саратовский областной и Верховный суды, которые в результате сочли, что опыт не нанес никакого вреда. Но признавать факт нанесения вреда здоровью Верховный суд отказался.

«Суд исходил из того, что заболевание имелось у истца до его прибытия к прохождению службы в войсковую часть, его доводы о причинении вреда здоровью в ходе эксперимента в 1982 году подтверждения не нашли… В связи с изложенным следует признать правильными выводы Саратовского областного суда о том, что вред здоровью истца причинен не в ходе проведения эксперимента в 1982 году и после проведения эксперимента он не нуждался в медицинской помощи и реабилитации», – говорится в определении Верховного суда, определение от 7 марта 2002 года.

Владимир Петренко – не единственный, на ком испытывали фосфорорганические отравляющие соединения. В материалах суда говорится, что эксперимент проводился в отношении многих военнослужащих.

«Воздействие таких же концентраций при тех же временных сроках контакта с веществом подвергались также лица, которые в настоящее время продолжают нести службу и не предъявляют никаких жалоб на состояние своего здоровья», – говорил в 1993 году подполковник медслужбы Поспелов, отвечая на вопросы прокурора, копия объяснений от 25 января 1993. В эксперименте, по его словам, участвовала еще и контрольная группа: ее членам фактически дали подышать плацебо – они не подвергались воздействию вещества, но не знали об этом.

Сам Владимир Петренко утверждал, что в испытаниях кроме него, участвовало не меньше 40 офицеров. Участие в эксперименте оплачивалось отдельно. В ведомости он насчитал не меньше 40 фамилий.

В мае 1987 года в лаборатории ГосНИИОХТ в Москве химик Андрей Железняков проводил очередной опыт с веществом А-232 («Новичок-5»), которое было синтезировано в начале восьмидесятых годов. Из-за неисправности вытяжки во время испытаний небольшое количество активного вещества попало в воздух и вызвало отравление. Сам Железняков так описал свои ощущения:

«У меня перед глазами появились круги – красные и оранжевые. В ушах звенело, я задержал дыхание. Я ощутил страх, как будто что-то должно было произойти. Я сел на стул и сказал ребятам: „Я влип“».

Железнякову был введен антидот, после чего начальник сказал ему идти домой. По дороге домой его состояние стало ухудшаться, возле площади Ильича у него начались яркие галлюцинации, показалось, что церковь «начала сиять и затем распалась на кусочки». После этого он потерял сознание и был доставлен в Институт Склифосовского.

Прибывшие туда сотрудники КГБ взяли с врача приёмного отделения подписку о неразглашении и заявили, что Железняков «съел плохие сосиски». Врачам пришлось догадываться, чем именно отравился Железняков. Ему назначили лечение атропином. Железняков пришёл в сознание только через десять дней и ещё восемь дней после этого пролежал в реанимации.

Несмотря на лечение, у него развился токсический гепатит, позднее переросший в цирроз печени, он начал терять способность ходить, развилась слабость рук, неспособность читать и концентрировать внимание, эпилепсия, депрессия. Через несколько месяцев его состояние улучшилось, но в целом он так и не смог восстановиться и не смог вернуться к работе.

Болезнь печени, слабость, эпилептические припадки и неврит тройничного нерва продолжали его преследовать. Железнякову была назначена специальная государственная пенсия. Спустя 5 лет, в 1992 году, он скончался от инсульта…

Лев Федоров. «История тайного оружия»

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: