Хроники и Комментарии

Власть, расследования, сатира, фото

Выжившего в авиакатастрофе президента Народной Республики Мозамбик добили смертельной инъекцией на месте падения самолета /Расследование

Posted by operkor на 28 октября, 2021

Самолет Ту-134 СССР--

19 октября 1986 в результате авиакатастрофы погиб президент Народной Республики Мозамбик (НРМ) Самора Мойзес Машел. Самолет Ту-134, в котором Машел возвращался из Замбии, упал на территории ЮАР. Самолет и экипаж были законтрактованы правительством НРМ у СССР. На подлете к столице НРМ Мапуту лайнер неожиданно сбился с курса, залетел в воздушное пространство ЮАР и врезался в гору в районе Мбузини, близ городка Коматипоорт. Вместе с Машелом погибли 34 человека из его окружения и пять членов советского экипажа.

Для расследования была сформирована трехсторонняя комиссия из авиаспециалистов НРМ, СССР и ЮАР, однако власти ЮАР не допустили на место катастрофы не только экспертов, но даже своих журналистов. Комиссия пришла к выводу, что самолет был исправен, но экипаж летал с устаревшими навигационными картами.

Другая комиссия, созданная в ЮАР, заключила, что катастрофа произошла по вине пилотов, но в СССР и НРМ не приняли этого вывода. Расшифровка бортовых самописцев, проведенная в независимом экспертном центре в Цюрихе, показала, что экипаж Ту-134 принял сигнал ложного радиомаяка системы VOR, но не сумел правильно отреагировать на него.

Позднее в мемуарах член трехсторонней комиссии от СССР, главный конструктор Минавиапрома Леонид Селяков отмечал, что «диверсия, конечно, была», но и экипаж проявил «наплевательское отношение к выполнению своих служебных обязанностей», проигнорировав возможность диверсии.

В августе 2003 бывший агент военной разведки ЮАР Ханс Лоув, отбывающий 28-летний срок после падения режима апартеида, заявил, что был участником операции спецслужб ЮАР по ликвидации Саморы Машела. По словам Лоува, ложный радиомаяк VOR был установлен спецслужбами ЮАР, чтобы подменить позывные радиомаяка центра слежения за полетами в Мапуту, что и привело к столкновению самолета с землей.

Бывший спецагент заявил, что операцию курировал глава МИД ЮАР Рулоф Бота, через 30 мин. после катастрофы прибывший в Мбузини, и по его приказу военный врач сделал смертельную инъекцию еще живому Машелу.

Машел Самора

2

Кто бы мог поверить, что когда первый президент Самора, погибнет в октябре 1986 года в авиакатастрофе, в самом сердце Южной Африки, то мечта о социалистическом государстве умрет вместе с ним…  

Предновогодняя суета…Санта с бутолочкой Колы в руке… Когда-то давным давно в далекой «желтой жаркой Африке» бутылочка ледяной колы была такой же желанной и недоступной, как и в центре Москвы.

Но, пожалуй лучше меня это знает британский журналист Пол Фаувит (Pol Fauvet) проживающий в Мозамбике с 1980 года, с тех пор как страна была ввергнута в гражданскую войну. Недавно он поделился своими воспоминаниями и свежими наблюдениями в статье «Мозамбик: от марксизма к рынку» в английском издании BBC. Превращение своей новой родины от революционного марксистского государства до перехода на рыночные рельсы и освоение  ее богатых ресурсов происходило на его глазах.

После обретения независимости в 1975 году, Мозамбик приобрел известность своими красочными фресками боевиков, украшающих общественные здания в Мапуту.Рабочие, крестьяне и солдаты изображены на них идущими твердой поступью к социалистическому будущему с лозунгами: «Да здравствует марксизм-ленинизм!» — не правда ли знакомо?.

В Мапуту 21-го века и  сегодня имеются «фрески». Но теперь стены несут изображения не со сжатыми кулаками или АК-47, а с вездесущими бутылками Coca-Cola или улыбающиеся лицами расхваливающими достоинства той или иной телефонной компании мобильной связи.Сравнение иконографии стен Мапуту сегодня с тем, что была в конце 1970-х годов, дает некоторое представление о той идеологической дистанции, что прошла страна.

Борьба против буржуазии

Победа в борьбе за независимость от Португалии, обозначила зашкаливающий уровень марксистской идеологии Мозамбика в начале 80-х годов под единым правлением партии FRELIMО, ставшей преемницей Фронта освобождения Мозамбика.На IV съезде партии в 1983 году, был выдвинут новый лозунг «Защитим Отечество, преодолеем экономическую отсталость, построим социализм». Призывы того времени обещали сделать Мозамбик «могилой капитализма и эксплуатации».Собственный же гимн FRELIMO провозглашал членов партии «солдатами, идущих вперед в борьбе против буржуазии».

В Мозамбике вспыхнула междусобная война между бойцами Фронта освобождения Мозамбика (FRELIMO) во главе с Саморой Машелом, захватившими власть в стране после ухода португальцев в 1975 году и их противниками из Мозамбикского национального сопротивления (РЕНАМО) — ЮАР. Мозамбик столкнулся с сильным и искусным врагом в форме режима апартеида Южной Африки, который использовал мятежное национальное  сопротивление Мозамбика  (РЕНАМО) в качестве суррогатной армии, чтобы поставить Мозамбик на колени.После того как по просьбе советских друзей Машел согласился разместить на своей территории лагеря боевых отрядов Африканского национального конгресса, боровшихся с режимом белого меньшинства в ЮАР,  он стал целью №1 для спецслужб ЮАР.

Это не должно было случиться.

Кто бы мог поверить, что когда первый президент страны, Самора Мойзес Машел, погибнет в октябре 1986 года в авиакатастрофе в Мбузини (Mbuzini), в самом сердце Южной Африки, то мечта о социалистическом Мозамбике умрет вместе с ним. Как писало издание voskres, наступивший 1986 год, выдался особо звездным для загорелых юаровских шпионов. Операция по его устранению вошла в анналы НИС (национальная разведывательная служба ЮАР) как с точки зрения техники исполнения, так и по способности «заметать следы».

Вкратце суть операции. Секретные шифротелеграммы от советской резидентуры из Мапуту о смерти вождя мозамбикского народа маршала Саморы Мойзеса Машела пришли в Москву поздним вечером 19 октября 1986 года. Из них стало известно, что возвращаясь из Замбии, находившийся в аренде у мозамбикского авиаотряда советский Ту-134 врезался в гору на территории сопредельной Южно-Африканской Республики.

В ЦК прекрасно понимали необходимость получения доказательств того, что самолет сбит южноафриканской ракетой или совершения «диверсии».В противном случае получится, что СССР угробил одного из своих преданных сторонников. Поэтому в Москве начали спешно формировать комиссию по расследованию причин катастрофы. Кроме  представителей Внешторга и Министерства гражданской авиации в состав комиссии включили главного конструктора Ту-134 Леонида Селякова.

После того как представители ЮАР  передали бортовые самописцы и магнитофон с записями переговоров членов экипажа между собой и с землей, в конце ноября в Швейцарии провели прослушивание записей.Трехсторонняя комиссия по расследованию происшествия (включавшую представителей СССР и Мозамбика), заглавную роль в которой играла ЮАР,  выдвинула ряд необоснованных причин:

непрофессиональная работа экипажа «Ту-134»;
опьянение членов экипажа;
отсутствие на самолете системы предупреждения опасного сближения с землей (типа GPW);
сложные метеоусловия в аэропорту посадки Мапуту;
непонимание между экипажем борта и диспетчерской службой аэропорта Мапуту;
ввод в заблуждение экипажа «Ту-134» сигналом мощного радиомаяка аэропорта Свазиленд.

Основную операцию прикрытия осуществлял тогдашний министр иностранных дел ЮАР Боту, большей частью от нападок журналистов, представлявших мировую общественность. При этом он не столько отражал обвинения, сколько осуществлял в соответствии с планом операции масштабную  «зачистку следов», которые неизбежно всплывали в прессе даже при столь тщательном и скрупулезном планировании.

Досужие юаровские журналисты раскопали и другие странности: из 43-х пассажиров самолета  сразу погибли не все.Из тех кто чудом выжил в этой катастрофе, раненые, шокированные аварией несчастные запомнили, что по еще дымящимся обломкам самолета ходили какие-то люди, говорившие на зулу и африкаанс, что-то искавшие, собиравшие разбросанные бумаги. При этом, они не оказывали помощь пострадавшим, а занимались какими-то своими делами, больше о них никто не слышал. Среди выживших оказался один член экипажа, бортинженер Владимир Новоселов. Он дал показания во многом позволивших восстановить картину полета, но только до момента аварии. Что случилось после аварии он вспоминать не любит, особенно после лечения в ЮАР, где его навещал лично министр Бота.

Члены трехсторонней комиссии и журналисты раскрыли общественности ряд фактов, которые были подтверждены, но имели лишь косвенное значение.

1. Журналистом Жаком Дю-При  был обнародован факт обнаружения в районе падения президентского самолета следы лагерной стоянки армейского образца, на расстоянии примерно 150 метров от точки, где самолет врезался в гору.

2.Непосредственно перед авиакатастрофой власти ЮАР объявили район, где позже разбился самолет «военно-оперативной зоной».

3. 18 октября  военное командование ЮАР привело в боевую готовность части и подразделения армии. Военные базы в Коматипутрти и Нелспрейте, близ которых произошла авария, были  дополнительно усилены эскадрильей истребителей-бомбардировщиков «Импала», вертолетами «Алюэтт» и «Пума», а также группами коммандос.

На различного рода форумах, посвященных этой теме выдвигались версии, что создание этой группировки войск, усиленных авиацией и вертолетами поддержки, является не чем иным, чем группой вторжения. В том случае, если падение самолета произошло бы не на территории ЮАР, а в Мозамбике или Свазиленде, то назначение такой группы вполне объяснимо. Весь расчет строился, видимо, на том, что если экипаж не будет в сложных погодных метеоусловиях следовать показаниям приборов, а почувствовав неладное, все-таки уйдет в воздушное пространство Мозамбика.

Экипаж рисковать в этих условиях не стал и двигался по показаниям приборов, в результате самолет разбился буквально в нескольких десятках метров от ложного радиомаяка. Использование группы вторжения уже не имело необходимости и для зачистки следов на место аварии прибыли «спецы».

В прессе всплыло упоминание и об еще одном интересном сообщении о том, что утром 19 октября в бюро одного из информационных агентств Йоханнесбурга позвонил неизвестный, представившийся офицером ВВС ЮАР, сообщивший журналистам, что близ границы ЮАР с Мозамбиком «специальная группа установила ложный радиомаяк с целью сбить с курса самолет главы мозамбикского государства». Однако, военная цензура запретила публиковать информацию об этом звонке.

Кроме того, опираясь на промелькнувшую в переговорах экипажа фразу штурмана о том, что они повернули над радиомаяком, появилась версия  о «ложном радиомаяке». Позднее в СССР сотрудники исследовательских организаций гражданской авиации и Минрадиопрома провели эксперименты и доказали, что ложный радиомаяк, расположенный выше настоящего, способен ввести в заблуждение летчиков. Однако веских доказательств этой версии так и не нашлось. Хотя передвижной маяк VOR существовал и вполне мог быть использован в качестве «диверсионного». Его производила фирма «Нортроп» — Вилкокс (США) модель 531. Маяк устанавливался на автоприцеп и весил (в сумме) 2250 кг.

Подведем промежуточный итог исходя из фактов имеющихся на тот момент. Виновный не назван, ничего не доказано, президент Народной Республики Мозамбик погиб. Однако, было и не мало сторонников того, что всему виной были непрофессиональные действия экипажа. Хорошо, что авиадиспетчера не сделали крайним.

К примеру, по утверждению издания «Коммерсант», советская комиссия попыталась выкрутиться из сложившейся ситуации и найти причину главной ошибки экипажа — несвоевременного разворота.

Тогда в чем же дело?— задавался вопросом автор статьи Евгений Жирнов и далее сам же дал ответ:  «Мне все-таки удалось выяснить, что же до такой степени отвлекло пилотов от управления самолетом. В тот день экипаж получил презент — остродефицитную в Мозамбике и СССР кока-колу. И на протяжении всего полета никак не мог решить, делить банки поровну или по старшинству».

Между тем по свидетельству главного авиаконструктора Ту-134 Л.Л. Селякова, «6. …экипаж не знал, где он находится. Самолет летел на параллельном ВПП а/п Мапуту курсе, на расстоянии ~ 50 км, при этом никакой совместной работы борта и земли по системе ИЛС быть не может. Самолет находился вне зоны действия маяка «ИЛС».  Что касается маяка ДМЕ, то показание прибора в данном случае подсказывало экипажу, что он двигается параллельно ВПП и маяк ДМЕ находится сбоку. В этом случае показания прибора очень характерны и грамотный экипаж определил бы точно, что идет не на маяк ДМЕ, а идет параллельным курсом.
Бортовые системы ИЛС и ДМЕ были исправны.
7. Самолет ударился о твердый скальный грунт горы в полетной конфигурации….»

Интересное наблюдение сделанное им, следует далее: «Диверсия, конечно, была. На одном из заседаний комиссии, происходящем на территории ЮАР, председателем г. Ван Зилом было сделано следующее заявление: «Я предлагаю всем поздравить капитана Ленча с получением нового воинского звания» — капитан ВВС ЮАР Ленч, член комиссии по расследованию, судя по его поведению, вероятно, руководил диверсией. Диверсия прошла успешно и г. Ленч был вознагражден. Конечно, это только мои предположения и выводы, сделанные из наблюдений за г. Ленчем.

В последующем его наблюдения частично подтвердились: «По словам южноафриканского журналиста Жака Дю-При, пытавшегося самостоятельно расследовать обстоятельства аварии 10 лет назад, вполне возможно, что где-то в районе Мбузини был установлен радиомаяк, который посылал в эфир ложные сигналы. Эти сигналы и сбили с толку опытных советских пилотов. Дю-При разговаривал с местными крестьянами, первыми оказавшимися на месте катастрофы. В своих рассказах они упоминали о военной палатке, разбитой на горе, в которую врезался самолет.»

И вот, наконец, спустя годы в «Парламентской газете», а если точнее, то 15 февраля 2003 года, со ссылкой на южноафриканское издание «Соуэтан», опирающейся на признания бывшего агента спецслужб расистского режима, президент Мозамбика, большой друг Советского Союза, Самора Машел, трагически погибший в авиакатастрофе в 1986 году, оказывается, стал жертвой тщательно спланированной тайной операции спецназа ЮАР.По версии раскаявшегося профессионального киллера, южноафриканские спецназовцы установили специальный прибор на самолет, который нарушил нормальную работу навигационной системы, что в конечном счете привело к авиакатастрофе.
Сам Лоув в то время находился в Мозамбике в составе диверсионной группы, которая в случае неудачи «плана А» должна была сбить самолет Машела с помощью переносного зенитного комплекса.

По его словам, спецподразделение действовало под прямым контролем правительства и было подотчетно совету безопасности и руководителю спецназа.На основании признаний Лоува, полиция допросила бывшего министра иностранных дел ЮАР Боту, который прибыл на место катастрофы через тридцать минут в составе поисковой группы и именно по его приказу военный врач сделал смертельные инъекции еще живому Саморе Машелу и всем пассажирам, выжившим после падения самолета. По свидетельству Лоува, врач, прибывший вместе с Ботой на место катастрофы, являлся военнослужащим 7-го медицинского батальона, дислоцировавшегося в Претории. Этим подразделением руководил не кто иной, как Вутер Бассон, получивший прозвище Доктор Смерть и участвовавший в секретных разработках биологического и химического оружия.

Но в истории никогда не бывает все так просто. Есть еще  один итог этой операции о котором я упомянул в начале статьи, — о смене политического курса страны. И вновь обратимся к Полу Фаувиту.

Марксизм-ленинизм тихо пал.

Так и не получив  достаточной помощи от Советского блока, стало понятным, что присоединение в 1985 году к программам МВФ для Мозамбика было неизбежным условием оказания помощи Всемирного банка и МВФ выдвинутого западными донорами и дружественной Скандинавии.Первые предпринятые меры по структурной перестройке, известные как Программы экономического восстановления (PRE), были приняты парламентом Мозамбика в январе 1987 года,когда Машел был еще жив.

Но, уже в 1989 году,  FRELIMO тихо избавилась от идеологии марксизма-ленинизма вместе  с уставом. В следующем году  была принята новая, плюралистическая конституция  и изменилась само название государства.Мозамбик перестал быть «Китайской Народной Республикой», а  стал просто «Республикой Мозамбик».

Иностранные инвестиции

Когда было заключено мирное соглашение между правительством и РЕНАМО  об окончании войны в октябре 1992 года, страна  уже лежала в руинах.Сгорели школы и больницы по всей сельской местности, дороги были непроходимы, мосты и опоры линий электропередач взорваны, железные дороги саботировались и экономика была жива лишь из-за с массированных инъекций финансовой помощи.Тем не менее, пациент выжил.

Вопреки широко распространенному мнению того времени, FRELIMO не только выиграла  президентские и парламентские выборы 1994 года, но и все последующие всеобщие выборы, состоявшихся с той поры.Экономика росла быстрыми темпами, со скоростью 7-8% в год.

Революционные фрески Мапуту уступили рекламе мировых брендов

Теперь страна добилась открытий огромных запасов минеральных ресурсов. Угольные месторождения в западной провинции Тете оказалось гораздо больше, чем ожидалось — под португальским колониальным господством, никаких тщательных геологические изысканий не было предпринято. Несмотря на материально-технические трудности по перемещению угля в порт, министр минеральных ресурсов Эсперанса (Esperanca) утверждает, что экспорт вырастет к 2020 году на 50 млн тонн в год.

Еще более впечатляют открытие природного газа в  бассейне Rovuma, у берегов северной провинции Кабо Дельгадо. В результате анализа добычи скважин, пробуренных компанией Техасо в Anadarko и итальянской нефтяной компаниией ENI  извлекаемые запасы оценены свыше 150 триллионов кубических футов.Это может сделать Мозамбик одним из крупнейших в мире производителей сжиженного природного газа. Разрабатываются планы строительства заводов СПГ на берегу Кабо Дельгадо и производство может начаться уже к 2018 году.Доходы от природных ресурсов будут в значительной степени способствовать снижению зависимости Мозамбика от иностранной помощи.

Уже проявляется экономический рост как результат увеличения внутренних налоговых поступлений, уменьшается внешняя зависимость.Нарастает критика, что выгоды от экономического роста не распространяются на все общество и что сокращение масштабов нищеты остановилось.

Объявления для мобильных телефонов стали обычным явлением в Мозамбике.

Политика FRELIMO , возможно, была крайне противоречивой в течение последних трех десятилетий, но хватка партии власти остается сильной.Президент Армандо Гебуза (Armando Guebuza), в прошлом марксист интеллектуал, а теперь относится к числу, близкой к бизнес-элите, выиграл выборы  2009 года с 75% голосами. Он  будет править до инаугурации своего преемника Филиппа Нуази (Filip Nyusi), который победил на очередных президентских выборах в 2014 году.

Воспоминания о марксистском прошлом страны исчезли, и даже растиражированный  FRELIMO как товарный знак лозунг «Luta Continua!» («Борьба продолжается!») редко слышен в настоящее время.

Post scriptum: Памяти погибших 25.12.12 и 29.01.13 посвящается…

18.54.33 — Н830м (800м потеряно за 75сек (18.53.18 — Н1630м) средняя 10,66м/сек
18.54.34 — Н830м…… на исходе этой же секунде — формуляр красный высота! 490м, выбрасывается окно ALERTWINDOW «мнгновенная» потеря высоты 340м!!!???

По материалам открытых источников

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

 
%d такие блоггеры, как: